Парень из массовки

миниAU, юмор / 16+ слеш
5 сент. 2018 г.
5 сент. 2018 г.
1
2702
2
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
 
Предупреждение: плохо вычитано.

От автора:

Да, я знаю, что это чушь. Люди, пишите лучше, пишите больше, вообще пишите. Призываю вас к этому всем своим бездарным творчеством!

***

- Ядрена копоть! – разгневанно закашлялся Зороастр де Перетола. – Что за хрень творится?

Он был абсолютно прав: копоть, покрывшая его лицо, волосы и, пусть недорогой и неновый, но еще с утра чистый дублет, была на редкость ядреной, и отмыть да отстирать ее впоследствии представлялось весьма трудной задачей. А уж хрень кругом творилась просто неописуемая.

Клубами валил дым, побелка облетала со стен и потолка, мебель – шаткие деревянные стеллажи, верстак, скамьи и стулья – все было раскидано, словно порезвились великаны. Другие вещи из обстановки мастерской, те, что помельче да полегче, так и вовсе валялись россыпью на полу. На полу валялись и все участники эксперимента. Оставалось только радоваться, что взрывом никого не убило.

«А ведь я рассчитал пропорции всех ингредиентов с точностью до унции. Да что там – до крупинки»! – окидывая взглядом разгром, с досадой подумал Зороастр. – «Но кое-кто не может правильно смешать вещества даже по подробно написанной инструкции»!

- Я же рассчитал пропорции точно, как в аптеке! – вскочив на ноги, заорал взъерошенный, покрытый сажей Леонардо да Винчи. – Но кое-кто не может правильно смешать вещества даже по подробно написанной инструкции!

И он пронзил свирепым обвиняющим взглядом копошащегося на полу под столом Нико. «А, вот, значит, кто виноват, оказывается»? – мысленно заскрежетал зубами Зороастр, но вслух только вздохнул, потирая ушибленный бок.

- Но, маэстро… - виновато проблеял Нико.

- А ведь я еще должен сегодня испытать планер, - объявил Леонардо и, за шиворот вытащив ученика из-под стола, строго глянул на него. – И ты на нем полетишь.

«Эх, Нико, - опять, уже мысленно, вздохнул Зороастр. – А ведь хороший мальчик. Был». Ему оставалось только надеяться, что поправки, которые он в тайне от да Винчи внес в чертежи планера, и новые детали, заказанные им от имени маэстро, упрочат конструкцию летательного аппарата и сохранят пареньку жизнь.

Белокурый ангелочек Нико Макиавелли вообще-то был не так уж и безнадежен. У мальчишки был живой и цепкий гуманитарного склада ум, который при соответствующей обработке обещал стать блестящим. Но шлифовать этот маленький бриллиантик было некому. Зороастр был занят, а у Лео малец мог научиться только пить, ухлестывать за девицами, брать в долг, не отдавая, и выходить сухим из воды.

Собственно, последнее качество было весьма полезным. Это и был настоящий талант, из-за которого Зороастр обратил внимание на Леонардо да Винчи. При всей своей неуемной бедовой натуре Лео был на диво удачлив. А еще болезненно самолюбив, считал себя гением, о чем не забывал кричать во всеуслышание на каждой улице и площади Флоренции, а также являлся чрезвычайно привлекательным в глазах как дам, так и мужчин. Ах, как он мило морщил нос, когда улыбался, и как плясали в его зеленых глазах золотистые солнечные искры! Даже сам Зо иногда выпадал из реальности, наблюдая это зрелище.

Такой впечатляющей ширмой, а и заодно шумовой завесой грех было не воспользоваться для прикрытия собственных целей. Бойкий скандальный живописец оттягивал на себя внимание общественности, позволяя Зороастру действовать исподтишка, не отсвечивая, оставаться просто парнем из массовки.

- Ты с нами, Зо? – метнувшись по разоренной мастерской туда-сюда в приливе энтузиазма, спохватился Леонардо.

- Нет уж, хватит с меня. Пойду выпью.

Присутствовать на эпохальных испытаниях планера Зороастр не мог, у него была назначена важная встреча.

***

Монетка со звоном упала на пол и закружилась, встав на ребро, а по углам в ту же секунду один за другим вспыхнули языки пламени. Зороастр, с которого уже достаточно было на сегодня огненных зрелищ, неприязненно скривился.

- Давай больше так не делать, а?

С тех пор, как он научил Аль-Рахима этому нехитрому, но эффектному фокусу, подданный Османской империи норовил испробовать его на ком ни попадя, включая и самого Зороастра.

- Ну, прикольно же! – обиженно протянул Турок, усаживаясь на ковре, скрестив ноги. – Ну, Зо!

- Зороастр для вас, - сухо отрезал да Перетола.

Он терпеть не мог эту собачью кличку, прилипшую с легкой руки Лео. «Я серьезный человек, с университетским образованием, а изображаю какого-то мутного Томмазо Масини, претворяющегося Зороастром да Перетолой, - устало подумал Зороастр. – Это же так странно звучит, явно выдумано! И никому в голову не приходит, что имя вообще-то настоящее». Хочешь сказать правду – соври, хочешь соврать – говори правду. То, что мир полон парадоксов, да Перетола знал еще со студенческих времен, проведенных в университетах Болоньи, Феррары и Падуи. В Сорбонне, когда Зороастр и до нее добрался, ему уже делать было просто нечего.

- Опять курил кальян? – Зороастр, кряхтя – ушибленный бок все еще ныл – уселся напротив собеседника. – Давай так тоже больше не делать. Сохраняй ясность ума хоть иногда. Тем более, она тебе скоро понадобится. Думаю, пора пустить в ход нашего гения, а, значит, вам с ним пора познакомиться.

- Думаешь, время настало? – оживился Аль-Рахим.

Время – река. Это Зороастр постиг во все те же годы студенчества, когда движимый любопытством и жаждой познаний открыл для себя учение Сынов Митры, вступил в их тайное общество. Время река, и Зороастру да Перетоле довелось не раз проплыть по ней, изучить все тайны ее туманных берегов и извилистого фарватера. Все, кроме одной.

Таинственную Книгу Листьев, содержавшую ответы на главные вопросы мироздания, унесло темными водами за поворот, и вот уже который год – сложно сказать, ведь время река – Сыны Митры охотились за книгой и ее бесценным содержимым. Особенно теперь, когда Зороастр возглавил тайное общество. Разумеется, в тайне от самого общества.

Труд рабов непроизводителен, гласит история. Но история – это ложь, ее можно и переиграть. Поэтому Зороастр предпочитал оставить единомышленникам иллюзию свободы, равенства и братства. Только иллюзию для пользы дела. К чему может привести такая гремучая смесь в неразбавленном виде, он уже видел, спустившись вниз по реке времени до восемнадцатого столетия. Таким образом, боевые соратники пребывали в уверенности, что все они в равной степени участвуют в жизни своей секретной организации, и да Перетола их в этом не разубеждал, но главные решения принимал сам.

- Познакомишься с да Винчи сегодня в «Брехливой собаке», - уведомил он Турка. – Вечером мы идем туда бухать.

Зо поморщился. Способность Лео бухать по любому поводу и без, в любое время суток, в любой день недели и в любом настроении его просто поражала. Вероятно, это было тем едва ли не единственным навыком, который да Винчи освоил в обучении у Верроккьо: настоящий художник обязан напиваться до демонов в глазах. Сам Зороастр мог пить в больших количествах, не пьянея, что было очень полезно для дела. Но притворяться пьяным из раза в раз становилось поистине утомительно, да и печень прозрачно намекала, что в будущем не скажет спасибо за сотворенное с нею.

- Я раскину гадальные карты, напущу мистического флера, а твоя задача эффектно появиться перед нашим артистой, - объяснил Зо остальные детали плана на вечер. – Я заплатил нужным людям, тебе помогут обрести сочувствие и помощь Леонардо.

- Как это? – Аль-Рахим недоумевающе вскинул брови.

- Капитан ночной стражи Драгонетти за некоторую мзду охотно прицепится к приезжему мусульманину и заодно поцапается с да Винчи, - уточнил да Перетола. – Назначь Лео встречу в римских развалинах и исчезай. Только ногами, а не с помощью своих монеток и пиротехники. В развалинах же говори мало и уходи быстро. Напрямую ничего не излагай, заинтригуй слушателя. Ну, то есть про то, что он избранный скажи прямым текстом, а то сорвется с крючка, и про поиски Книги Листьев тоже. Про все остальное - потуманнее. Нагони таинственности, глазки подведи как следует, - он неодобрительно цокнул языком, глядя на расплывшуюся боевую раскраску, которую обычно рисовал на своем смуглом лице Турок.

- Кальян можно покурить, - сразу же внес ценное предложение Аль-Рахим.

- Ладно, дай ему затянуться, но сам не увлекайся, - разрешил Зо, уповая на то, что Турка не занесет на очередной волне реки времени, и новый этап операции пройдет по намеченному плану. – Ну, а что еще нового у нас?

С тех пор, как он лично занялся разработкой Леонардо да Винчи и привлечением его к делу поиска Книги Листьев, времени на координацию работы филиалов общества в других городах Италии и за рубежом у Зороастра оставалось не так много, волей-неволей приходилось прибегать к помощи не столь сообразительных единомышленников.

- Люди Ватикана сели нам на хвост, - пожаловался Турок. – Люпо Меркури слил им всю информацию, которой владел. Теперь в бой рвется ставленник папы Сикста граф Риарио. Франческо из замка Святого Ангела передает зеркальцем, что этот граф Сиксту вовсе не племянник, а сын.

- Его только не хватало, - устало вздохнул Зороастр. – Придется познакомиться с этим графом Риарио лично. А пока нанесем ответный удар. Задействуем другую дочурку и племянницу. Подошлем Лукрецию Донати.

- К кому? – уточнил Аль-Рахим.

- Ко всем, - пожал плечами да Перетола. – К Сиксту, пусть думает, что она шпионит для Риарио. К Лео, пусть думает, что она изменяет Лоренцо ради любви к нему. Внесем неразбериху и посмотрим, что будет. А пока иди, готовься к встрече с да Винчи.

- Монетку можно бросить? – с надеждой спросил Турок, поднимаясь на ноги.

- Нет, - отмахнулся Зороастр и отвернулся к платяному сундуку, подыскивая чистую одежду взамен испорченной неудачными алхимическими опытами да Винчи.

***

Рассвет пробирался сквозь тающие ночные облака в небе над Флоренцией. Стараясь не шуметь, Зороастр пробирался сквозь завалы холстов, грунтованных досок, сломанных мольбертов, ящиков с красками и прочего, и прочего в мастерской да Винчи, плавно переходящей в спальню да Винчи. Осторожно, чтобы не разбудить самого да Винчи, сопевшего на кровати у камина.

Вчерашний вечер прошел по составленному Зороастром плану, за маленьким исключением. Нико умудрился выжить после полета на планере (хороший все-таки мальчик, надо бы найти ему кого-то более подходящего на роль учителя), Лукреция вовремя попалась Леонардо на глаза среди городской улицы, даже Аль-Рахим обкурился не так катастрофически и выполнил возложенную на него задачу. А вот капитан Драгонетти устроил ему подставу. Подумав так, да Перетола неодобрительно качнул головой: слишком часто в его словах и мыслях стали возникать все эти просторечные выражения. Похоже, он действительно начал превращаться в пресловутого Зо, парня из массовки.

Тем не менее, Драгонетти и впрямь устроил ему подставу. Получив вознаграждение за нападки на Турка и ссору с Лео в таверне, он принял еще одну взятку – от папаши Леонардо, и его ночные орлы по заказу да Винчи-старшего как следует отделали да Винчи-младшего. А ведь на следующем этапе операции Зо планировал ответное «случайное» появление Лео перед Лукрецией. В таком виде очаровать любовницу самого Лоренцо Великолепного будет не так-то просто.

«Мама милая, - вздохнул Зо, посмотрев на покрытую синяками и ссадинами физиономию спящего да Винчи, повернулся в сторону окна к стоявшему там мольберту с незаконченной картиной и едва не заработал сердечный приступ: - Мама милая»! Зороастр схватился за сердце, потом подошел к очередной свалке инструментов, выудил угольный карандаш, пару мелков сангины и потянулся к мольберту. Несколько штрихов, и работа заиграла в прямом и переносном смысле новыми красками.

- Все-таки я гений! – объявил с кровати проснувшийся Леонардо, щуря подбитый глаз на стоящую у окна картину, - С утра выглядит даже лучше, чем было с вечера.

- Это точно, - подтвердил Зороастр, незаметно роняя карандаш обратно в кучу хлама. – Ты, кстати, вечером еще говорил, что хочешь заинтересовать своей работой Лукрецию Донати, чтобы через нее подобраться к Лоренцо Медичи.

- Я так говорил? – удивился Лео, лениво потягиваясь на смятых тюфяках.

- Да, когда мы вместе с Нико шли из таверны, - напомнил Зо.

- Ващще не помню, - покачал головой да Винчи.

- И еще ты говорил, что для этого тебе надо пойти к цветочной лавке, где она по утрам покупает цветы, чтобы нарисовать ее портрет, - услужливо подсказал запамятовавшему гению Зороастр.

- Какой я умный, - с уважением заметил Лео и громко зевнул. – Ну, раз так, то пойдем. Только сгоняй за вином, а то башка трещит после вчерашнего.

- Сию минуту, - кивнул Зороастр, и направился сквозь завалы обратно к двери. – И еще ты говорил, что тот чужеземец назначил тебе встречу. Ты не забыл?

- Я ничего не забываю, у меня эдейтическая память, - отрезал да Винчи.

- Ты хотел сказать эйдетическая, - не удержался да Перетола.

- Тебя послали за вином, - отмахнулся да Винчи. – Не пытайся казаться умнее, чем на самом деле. Помню я про этого чужеземца, турка. Он всучил мне какую-то странную монету, Ванесса ее к оплате не приняла, а в долг наливать отказалась.

***

«Вот сейчас приведем гения в порядок и отправим навстречу любви к прекрасной синьоре Лукреции. Добавим неразберихи, а сами будем руководить». Так подумал Зороастр, выбравшись на улицу за кувшином вина для перепившего художника. Портрет прекрасной синьоры Лукреции, который Леонардо должен будет передать новоиспеченной даме сердца, чтобы разжечь ее любопытство, уже был заблаговременно спрятан среди страниц его записной книжки, и Зо был уверен, что его навыки гадателя и шулера позволят легко и незаметно подменить годным рисунком те каракули, которые нарисует «с натуры» да Винчи.

Кроме того, один из уличных осведомителей да Перетолы, слепой нищий с площади перед Дуомо, принес спозаранку важную новость. Ночная стража схватила Еврея, когда тот пытался спрятать книгу с картой неведомых земель и ключ от гнавшихся за ним папских гвардейцев. Поистине граф Риарио был шустер как змей и не терял времени, и Зороастру теперь предстояло опередить его в поисках карты и ключа. Сделать это, разумеется, следовало так, будто поиски ведет неугомонный и гениальный Леонардо да Винчи, а он, Зороастр да Перетола, просто мелкий жулик на побегушках у Лео. Парень из массовки.

Начиналась новая фаза поисков Книги Листьев, и руководитель операции был к ней готов, хотя иногда, благодаря выкрутасам Лео, выходкам Турка и капризам узника замка Святого Ангела, Зороастр чувствовал себя белкой в колесе со слишком большим количеством спиц, и от их мелькания постоянно рябило в глазах.

Вот и сейчас, выйдя на крыльцо мастерской, он остановился перевести дух и погреться лениво под первыми, еще ласково нежаркими лучами солнышка. За поворотом улицы, по раннему времени пустынной, раздался стук копыт нескольких лошадей. Некий богато, но не по-флорентийски мрачно одетый синьор ехал в сопровождении вооруженной охраны.

На всякий случай отступив в тень, Зороастр с любопытством вытянул шею. Судя по тому, что ехал синьор в сторону палаццо Медичи, а охраной его явно были швейцарские гвардейцы, то был не кто иной, как посланник папы Римского граф Риарио собственной персоной. Подтверждало догадку и то, что внешность синьора совпадала со словесным портретом графа, данным Зороастру его кузиной Лукрецией. Внешность эта была, надо сказать, очень и очень недурна.

Упомянутый граф оказался далеко не стар, статен и строен, горделив и жгуче брюнетист. «Породистый жеребчик, - одобрительно хмыкнул Зо, разглядывая римского визитера, - боевой, но не пуганный. Надо бы заняться им вплотную».

Надо сказать, что с хлопотами вокруг Лео и Книги Листьев времени на личную жизнь у Зороастра было так мало, что здоровье уже требовало заняться вплотную хоть кем-нибудь. А тут такой дивный экземпляр бил стройным копытом, стрелял томными очами и встряхивал шелковистой гривой. «Дождешься ты у меня, граф», - пообещал Зо, провожая глазами соблазнительные телеса Риарио, завернутые в несколько слоев черной ткани.

Солнце медленно вставало над Флоренцией, воздух наливался жаром, обещая парню из массовки очередной хлопотный день. Но настроение у Зороастра улучшилось. Спускаясь вниз по улице в сторону винной лавки, он чувствовал себя готовым к новым свершениям и мысленно набросал план очередного этапа операции по поискам Книги Листьев, разбив его по пунктам:

1.     Незаметно подвести Леонардо к тому, где искать книгу и ключ.

2.     Свести Леонардо с Лоренцо Медичи, чтобы добыть у того денег на экспедицию в неведомые земли.

3.     Соблазнить графа Риарио.
Написать отзыв