Продается чистокровный ребенок. Дорого.

максиангст, хeрт/комфорт / 18+
7 сент. 2018 г.
5 нояб. 2018 г.
13
46767
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Уже вечером Иссу оформили в Министерстве как малолетних дочерей Пожирателей. Миллисента Багнолд, Министр магии, с подозрением рассматривала второпях подписанные ею прошения за этот день. Ее помощник Корнелиус Фадж отложил их из вороха разбираемых бумаг с подписи и показал начальнице. Сегодняшняя стопка сама по себе мало что значила, кроме того, что заключенные в Азкабане Пожиратели успели все же оставить свое семя в магическом мире, а теперь решили объявить о детях. Что радовало, сыновьями их магия не наградила. Однако мысль о дочке бешеной Беллатрикс Лестрейндж вызывала дрожь. Но ведь до самого падения Лорда эта драная кошка носилась с боями по всей старушке Англии, когда успела родить? И почему не занялась крошкой как все приличные Матери? Или Лестрейнджи ввели в род бастарда? Братья не сдерживались, насиловали как маглов, так и полукровок и маглорожденных. Министр побарабанила пальцами по столу. Неделю назад начали регистрировать отпрысков и другие аристократы, скорее, из сочувствующих Темному Лорду и из нейтралов. Крауч, кстати, к удивлению многих, открыл тайну о скрываемой им до этого дочери. Теперь все вспомнили, как неожиданно умерла супруга Крауча, и это сейчас объяснило появление малышки, стоившей жизни своей матери, так и жестокий поступок Бартемиуса, когда он недрогнувшей рукой осудил сына, махнув на него рукой, получил объяснение, ведь ожидал еще одного ребенка. Лорд Яксли подал сведения о своей наследнице, как и лорд Блек. Последний вообще активизировался, вчера устроил бурю, заявляя принятие в род еще и бастарда сына Сириуса, найденную у маглов малютку. Вчера и Андромеда Тонкс удивила: скоропалительно оформила развод и взяла девичью фамилию. Словно мир сошел с ума, появилось столько девочек! Что это? Если мальчики рождаются к войне, то девочки… Неужели Мать-Магия таким образом хочет показать, что хватит воевать? Миллисента скривилась, если наиболее опасных сторонников Темного Лорда удалось запереть в Азкабане, то их противников нет, и они всё больше мест занимают в Министерстве. Дамблдор напирает, хитрый паук, мстит, что ему не предложили кресло Министра после падения Лорда. Старый маразматик объявил, что это он подготовил ловушку для Темного Лорда и погубил его, и на феерии радости от гибели злодея, директору поверили. Однако действующая часть Визенгамота, отдав Альбусу пост Председателя, этим и ограничилась. И то дело, ведь Министр уже имелся, и вполне адекватный. А теперь этот старый пердун пытается командовать, покушается на древние мэноры, счета старинных родов. Нет, пусть девочки, но все же ростки аристократов, тянущих линии от первых норманнов, ступивших на эту землю, продлят эти благородные семьи. Небось, эти боевики Темного Лорда и не видели своих дочерей. Министр покачала уже начавшей седеть головой и решила, что если поступит прошение о свидании с узником дочери, она подпишет его. Хлопнув ладонью по столу в подтверждение своего намерения, Миллисента встала и оправила мантию. Рассмотренный вопрос напомнил ей, что и у нее есть семья, внуки, требующие участия, и потому стоит закончить этот трудный день.
     Исса же этот день начала с дома Яксли для успокоения души. Отец и все портреты боготоворили белокурую девчушку и с охотой объясняли ей непонятное. Кела решила здесь носить имя, которое ей дал отец. У Яксли было так хорошо и уютно, что она по-настоящему ощутила блаженство детства. Она бегала, топая маленькими ножками, заливалась серебристым смехом, но все равно к вечеру начала скучать. Отец же решил обрадовать дочь и принес домой смешного щенка с большими ушами, приземистого, с толстыми короткими лапами и пушистым хвостом.
— Что это? — спросила Кела.
— Это подарок от Макнейров. Уолден безумно благодарен за предупреждение и согласился, что его сыну будет безопаснее здесь находиться. Как и дочери Долохова. Оказалось, она не у Селвинов, а живет с няней в небольшой деревушке Изингтон в графстве Дарем. Я связался с поверенным Долохова, он не общается с ней, все дела ведет через миссис Челтер, няню. Я посчитал возможным приютить их, Долохов стоит того, чтобы позаботиться о его бедствующей дочери. Теперь о щенке. Это корги-пемброк, мальчик. Макнейр сказал, ему четыре мясяца и у него еще нет имени, так что назови его сама.
— Папочка! — расцвела Кела и просто взлетела в его объятья. — Я так счастлива здесь.
— Ну-ну. Никто не говорил, что тебе здесь не придется трудиться, — рассмеялся отец. — Портретам скучно и они с удовольствием согласились давать тебе уроки и мисс Долохов и Дэниелу Макнейру.
— Пап, а ты знаком с Натали? Какая она?
— Ее никто не видел, кроме Рудольфуса, Антонин всегда ее прятал, да и мала она тогда была для представления нам. Завтра уже оба сюда перебирутся, и Дэниел, и Натали. Давай лучше выберем тебе распорядок дня.
— Хорошо, — кивнула Кела и покосилась на щенка, ворчащего в корзинке, откуда он не мог выбраться.
— Утром я стану заниматься с тобой нашими родовыми практиками. Еще час до завтрака у тебя будет фехтование, чтобы не терять твои навыки. После трапезы подналяжешь на каллиграфию, пение и ораторское искусство. Каждый день эти три предмета у тебя будут до обеда. Терпимо? — подмигнул отец Келе.
— Да! — вскинула Исса вверх подбородок.
— После обеда у тебя будет час-полтора для сна, — продолжил Корбин. — После него начнем учиться невербальному и беспалочковому мастерству. Час истории Магии, еще один для танцев в нашем лесу. После ужина станем разбирать историю рода. Пока устраивает? — улыбнулся Яксли.
— А с портретами когда? — удивилась Кела.
— Они всегда будут рядом с тобой, всегда. Я даже снаружи дома и в лесу пейзажи повесил, чтобы они могли туда перемещаться, — устало улыбнулся отец.
     Перед сном уже сама Кела пришла целовать отца перед сном, такие мужчины не бывают, думалось ей, но он сидел за столом с бумагами, живой и теплый, и не собирался умирать. Совершенно точно нужно заняться крестражами, а еще выкопать кости отца Реддла. Кела вздрогнула, подумав, что большинство попаданцев начинают бороться с Темным Лордом, но ведь есть и вторая сторона, раскачивающая лодку, и ее нельзя упускать из виду. Вот укоротить ее намерения станет нетривиальной задачей.
     Утро застало Келу в своей комнате у Блеков, и одежда на ней оказалась, как вчера для утренней тренировки, хотя до этого она была облачена в тонкую кружевную ночную рубашку. И Трэви, милого щенка, рядом не оказалось, а ведь его лежанку устроили в углу ее комнаты. Заниматься с миссис Грей все еще не хотелось и потому Исса снова переместилась на день назад и камином попала к Краучам. Сегодняшний день она решила потратить, чтобы Арти был осмотрен дядей Гиппи. А пока следовало его найти. Брат делал зарядку, был уже совсем мокрым от усилий и тяжело дышал.
— Привет. Я присоединюсь к тебе? — солнечно улыбнулась Аби, вся еще заласканная и занеженная Корбаном Яксли.
— Ты откуда? — смутился Арти.
— Почему занимаешься в своей комнате? — переспросила Аби. — Идем в сад.
— Там слишком холодно для тебя, — покачал головой брат. — Занимайся, а я буду качать мышцы, а то они на студень похожи.
     Странно, дико и очень интересно было жить третий день подряд. Первую половину дня Аби училась с Арти, он решил ее научить арабскому языку. Отец после завтрака удалился в Министерство, так что ничто не мешало общаться Арти и Аби, только приходилось отвлекаться на прием зелий, которые приносила Винки от Иссы. Перед обедом девочка приказала эльфам приготовить трапезу на нескольких гостей и послала письмо крестному и отцу. Так что после обеда, весьма напряженного, Гиппократ занялся диагностикой Арти. Аби наблюдала за целителем и потому заметила, как он мрачнеет с каждым взмахом палочки.
— Что! Что? Что? — экспрессивно спросила Аби и крестный удивленно осмотрел ее.
— Похоже, вы оба унаследовали эмоциональную нестабильность.
— От кого? — зажглись интересом глаза Аби.
— От бабушки. Каспер, — добавил Арти. — Она была известна сумасбродными поступками и неадекватными реакциями.
— А папа?
— Он в отца. Бабушку специально такому сухарю как дедушка отдали, чтобы он ее сдерживал и уравновесил ее наследственность в детях.
— Вот это да… Крауч вас дрессировал, что ли, в детстве? — помял подбородок Сметвик.
— Не без этого. Реджи тоже доставалось, но меньше, дрессировали его брата, — отозвался Арти.
— Значит, вы, Бартемиус, осознаете свои проблемы? — спросил Сметвик, присаживаясь в кресло.
— А как же! Мы с Реджи много об этом говорили. Ничего, мышка, я помогу тебе, не дам отцу сделать из тебя чудовище, — Арти погладил макушку сестры. — И называйте меня Артемием. Я — не отец.
     Получилось так, что пока третий раз Абигайл проживала этот день, отцы снова собирались в Гринготтсе, а она проводила время, как хотела. Вчера это была возня с Тревором, сегодня интеллектуальная игра с братом, который проверял ее знание языков. Аби старалась своим позитивом и детской непосредственностью растопить замёрзшее сердце Арти, и ей это понемногу удавалось, ведь брат словно цветок, выросший в тени, тянулся к ласке как к солнцу. Аби старалась не переборщить, и к вечеру Арти все чаще начал прикасаться к ней. Становилось ясно, что он все больше входит во вкус теплых семейных отношений. С отцом наладить общение вряд ли бы удалось, разбитое вдребезги доверие нельзя склеить, но хотя бы не ненависть и вражда, а терпение и понимание изменило бы атмосферу в доме. А вечером Арти усадил ее рядом и начал читать арабские легенды, с переводом каждого абзаца. Аби таких историй вообще не слышала, так что внимала брату, открыв рот. Вернувшийся отец, узнавший в банке о хроноворотах, с удивлением рассмотрел трогательную картину, когда сын сидел с полусонной Аби на руках и уже по памяти излагал древние поэмы.
      Следующее утро началось рано, она встала раньше обычного, чтобы в тренировочном зале встретиться с отцом и тянуть за руку брата.
— Я хочу вам сказать, что люблю вас обоих. Но ваши ужимки и гримасы давно надоели и расстраивают меня. Я не верю, отец, что ты презираешь Арти, я помню, что ты говорил, неужели так трудно для начала перестать оскорблять брата и подозревать в желании уничтожить наш род? Арти тоже наделал ошибок, но разве ты святой? Начните хотя бы общаться друг с другом как соседи по отелю. Вы представлены, но еще не знакомы, поэтому Вы никогда не станете оскорблять этого человека. Почему бы вам не попробовать этот стиль? Ты, братик, поверь, папа много страдал, боялся, врал, но ведь забрал тебя из Азкабана. Значит, ты еще дорог ему, хоть он этого не может признать. Он изменился, как и ты, годы отделяют тебя от детских обид. И ты… Я надеюсь, что сейчас семья для тебя хоть что-то значит и стоит того, чтобы ее защищать. Мы с отцом нуждаемся в тебе, понимаешь? Ты нужен нам. Начните уже общаться как малознакомые люди, позвольте друг другу узнать себя. А сейчас, папа, пожалуйста, дай спарринг Арти, ему нужно восстанавливать физическую форму.
     Краучи успели даже позавтракать, а потом Аби убежала переодеваться и оказалась в своей комнате у Блеков в исходной точке. Эмоциональное утро забрало много сил и потому Исса осталась здесь. Почти сразу прибежал Гарри, чтобы сопроводить ее на утреннее занятие, оживленно болтая и смеясь, а через час к ним выбралась Майя под присмотром Зои. Так что ребята устроили бег наперегонки, прятки, отчего кузина засияла и даже запомнила несколько фраз. Миссис Грей присматривала за ними со стороны, была молчалива и сурова. Так что Исса первой подошла к ней и искренне извинилась, после чего попросила дать ей урок фехтования. День в доме Блеков начался, а химере стоило обсудить с дедом план действий, намеченный Цирцеллой.
     Если покориться и выполнять все, как требует миссис Грей, то ничего страшного не происходит, кроме того, что гувернантка чувствует себя повелительницей карапузов и того, что Исси приходится терпеть и ждать избавления, то присутствие домомучительницы можно пережить. Зато можно использовать это время, чтобы общаться с Гарри и медленно оказывать на него влияние. Бабушка Касси тоже оказалась странным «фруктом», она очень привязалась к Поттеру и сблизилась с ним в день собрания, став для него родной и любимой бабушкой и авторитетом, и ее теперь следовало учитывать. Так что Исса вознамерилась влезть в их узкую компанию и у нее это получилось, артефакт Цирцеллы помогал извлекать не только наклонности, но и наработанные в доме Яксли навыки улыбаться и бесхитростно по-детски реагировать. Однако на саму Меиссу очень странно реагировал дед Поллукс, он подчеркнуто вел себя с ней как с молодой леди с полным соблюдением этикета. Сначала химера заподозрила его в насмешке и тонкой издевке, но после того, как Гарри попытался также вставать при ее появлении и копировать манеры деда, замысел стал понятен. Ей и самой медленно прививалась привычка уважать себя и с определенным апломбом подавать себя. Кстати именно в этот день прибыл гардероб для метаморфа и Исса потеряла дар речи. Прелестные платья из шелка и шерсти, из плотного хлопка, с лентами, складками и даже с вышивкой. Полный гардероб на целый год-полтора. Исса сглотнула, представив, сколько он стоит. Однако бабушка Касси с улыбкой на лице смотрела на девочку и она бросилась одеваться в новый наряд.
     В новых нарядах, а может, из-за ухаживаний деда Поллукса и Гарри, Исса почувствовала себя маленькой принцессой, девочкой, хрупким цветком, и даже гувернантка осталась довольна ее поведением. Оказалось, миссис Грей хотела видеть в ней маленькую девочку, а не шустрого постреленка. Таким образом Исса нашла устраивающее всех решение, стиль поведения и возможность в нем лавировать. На ужине она попросила у дедушки разрешения поговорить с ним и он пригласил ее к себе, гувернантка кивнула в знак того, что услышала. Так что Миссис Грей и Гарри проводили ее до кабинета деда Арктуруса, а может, отконвоировали, но Меисса предпочла думать, что ей просто составили компанию и потому очень мило поблагодарила их, оставив бонну открывать рот от завуалированной наглости подопечной.
     Арктурус встретил Иссу смеющимся взглядом, давшим понять, что от него не укрылась сцена в коридоре.
— Дедушка, можно я перейду на нормальное общение? — немного капризным голоском спросила она.
— Можешь, но вообще-то положено, чтобы ты всю беседу стояла посередине кабинета и почтительно выслушивали мои речи, — добродушно пробасил Арктурус. — Но поскольку беседы мы будем с тобой вести недетские, я сам выйду к тебе и мы сядем в креслах напротив друг друга. Так что ты мне хотела сказать, стрекоза?
— Нахер уже закупил артефакты, позволяющие принять собаку за анимага в животное. Теперь осталось как-то вживить в собаку такой предмет, — сказала Исса. — Такие артефакты делают в Греции и они продаются в шуточных магазинах, стоят кнаты.
— Так… — задумался лорд Блек. — Если это так, тогда нужно закупить большую партию и поместить в наши шуточные магазины, только понимаешь ли, подозреваемых в освобождении Сириуса будет немного, только те, кто к нему приходил.
— Дедушка, а почему нельзя сделать наоборот? Превратить в предмет, уменьшить, заменить его и позвать охрану, когда вместо Сириуса ты якобы увидишь черного пса?
— Я не уверен, что мы легко достанем внука. Думаешь, он кинется меня обнимать через решетку? — посетовал Арктурус.
— Может, и кинется. Сказать, что я его дочка, как это вы сделали с Майей. Да, дедушка, у крестной для меня задание. Она просит меня пообщаться с моими дедами и отцами в Азкабане. Они на одном этаже с Сириусом, это Лестрейнджи, Эйвери, Мальсибер и Треверс.
— То есть она настаивает, чтобы ты пообщалась с дементорами? — разозлился лорд Блек. — Она что, совершенно тебя не ценит?
— Ну почему же… Если добиться визита, то они сначала уберут дементоров, перед тем, как мы прибудем на остров. Потом нас будут тщательно осматривать, как раз этот промежуток и нужно запомнить, — Исса нахмурилась. — А когда нас поведут туда, ты должен будешь справиться с двумя охранниками, наложить беспалочковый и невербальный Конфудус на ближайшего, а на второго это должна сделать я с помощью артефакта.
— Все так скользко, — скривился Арктурус. — А зачем тебе в прошлое прыгать? Они лорды магии, сильные, не поверят появлению маленькой девочки, подумают, что это грязная провокация.
— Даже если я буду похожа на них? — расстроилась Исса.
— Именно. Нужно, чтобы я сам представлял тебя. И знаешь, придется признаваться, что ты химера, — подвел итог лорд Блек. — Я даже готов к смерти, Сигнус и Поллукс с Друэллой вырастят тебя.
— Еще чего! — напряглась Исса. — Ты видел, что происходит с человеком, когда его пьет дементор? Они разумны?
— Нет! Это совершенно точно! Дементоры очень мало разумны и они не знают точно, кого пожирать. Все охранники носят отпугивающие артефакты, на безопасных этажах стоят ограничители. Сириус и остальные находятся на этаже, открытом для посещений дементоров. Думаю, когда там находится охранник с артефактом, они не лезут, когда он уходит, это считается сигналом к питанию.
— То есть еду узникам раздают люди? Не дементоры? — удивилась Исса.
— И как ты себе это представляешь? Дементоры не материальны в полном смысле слова. Нет, раздают еду люди и только они.
— Допустим, после нашего ухода охранники даже проверять заключенных не будут, а так как они удалятся, то дементоры потом соберутся на кормежку, — предположила Исса. — Можно ли принести туда ловушку для дементора? Как выглядит труп дементора? А если подкинуть артефакт, чтобы после привлечения туда дементора и срабатывания его, станет понятно, что это изуродованный человеческий труп?
— Так, детка, ты что, собралась еще кого-нибудь вытащить?! Ты совсем с ума сошла? — почти закричал Арктурус.
— Ну… Мне кажется, мы точно там застанем кого-нибудь умирающим. Я бы не отказалась вытащить парочку, - деловито задрала носик Исса.
— Так дела не делаются, — жестко сказал лорд Блек. — Это не игрушки, не прогулка по побережью. Я попрошу достать Абраксаса списки всех политических заключенных, мы посмотрим их и определим, кто там сидит из тех, кто считается последним в роду. Тогда и думать будем. К тому же Малфои точно знают, кто и в каком состоянии там, они передачи им туда шлют. И ты туда не пойдешь. Вернее не так, не пойдешь, когда я буду изымать Сириуса.
— Можно же заменить другим? Например, старый лорд начал умирать… Разве он своей оставшейся магией не сотворит хоть какой-то ритуал, чтобы жизнь свою отдать на подпитку родовой магии?
— Ты-то откуда знаешь, что подобные ритуалы есть? — расфыркался Арктурус. — Есть такие, только их начинать нужно, когда хоть какая-то сила есть. Но лорды обычно до последнего тянут, надеются, что их спасут.
— Но они-то знают! Вот тут хроноворот и пригодится, заменить их! — воскликнула Исса.
— Дитя, у тебя идеальный план, но в реальности ему будут препятствовать очень много вещей, — Арктурус с укором посмотрел на внучку.
— Дедушка, но нужно же попробовать, — сложила домиком бровки Исса. — Стараниями Дамблдора и его клики столпов Магии стало намного меньше, традиции магического мира стремительно умирают. Я не хочу, чтобы мои дети оказались одними из последних чистокровных. Источники мэноров есть опорные пункты Магии, Дамблдор полукровка, выращенный маглой, он даже не подозревает о подобных нюансах.
— Ты мне зубы не заговаривай, — отмахнулся лорд Блек. — К Сириусу ты не пойдешь и точка.
     Исса ушла из кабинета деда злой, но не отчаявшейся. Здесь не получилось? Одна дверь закрывается — другая открывается, это она усвоила еще в прошлой жизни, поэтому химера заперлась в своей комнате с Нахером и написала письмо Крестной. Хроноворот позволял Иссе вообще один день провести где угодно, почему бы не оставаться в Гринготтсе вместе с Цирцеллой? Уж хитромудрая глава клана смогла бы найти выход из сложившейся ситуации и все же связаться с узниками Азкабана. Меисса размышляла, что глупо дробить прыжки в прошлое, лучше наверное проводить в каждом семействе по четыре дня, а потом переходить в другое семейство. Один сет у Блеков, второй у Пруэттов, третий у Краучей, четвертый — у папочки Яксли, один с невыразимцами, и разок у Цирцеллы, учиться так называемому ручному труду. Именно в один из дней у Крестной и нужно предпринять визит Роуз в Азкабан. Пусть спасение старых лордов произойдет отдельно от Блеков, еще и лучше получится. В конце концов соратники Волдеморда согласно канону умерли в Азкабане, и произошло это до девяносто третьего года, но до этого времени они должны оказаться живыми. Честно говоря, на старых ПС-совцев Роуз было наплевать, но кто ее научит знаниям тонкостей даров Магии этих родов?
     На следующий день Исса решительным шагом переместилась в предыдущий день и направилась к Пруэттам. Родные дедушка и бабушка, которые позвали и Корбана по ее просьбе, и отца Крауча. Гувернантка не пригодная, так решила химера. Может, она могла многому научит детей, но у нее не было опыта в воспитании наследников родов, аристократов, а имеющийся у дамочки опыт был явно ее фантазией, поскольку Грейс не скрывала свою биографию. Плавание и фехтование могли преподать даже сквибы, стоило только поискать, да и такие предметы мог дать один из вассалов. Вольтижировка — зряшная трата времени, лучше просто верховая езда и прогулки на лошадях, больше пользы и уверенности в себе, учитель начальной школы и правописания и все, с остальным справятся родственники и эльфы. Но надсмотрщик и шпион, а еще и какая-то сквибка, позволяющая поднимать руку на наследницу стольких родов, не была нужна вообще. Фелисия сумела убедить родственников, больше всех загорелась найти правильного учителя тетушка Мюриэль. Она велела ждать и с решительным видом ринулась к камину.
— Что это с ней? — удивилась Лиси.
— Она всегда такой была, — отмахнулся лорд Пруэтт. — Такую бы энергию да в дело, — покачал он головой. — Думаю, у нее на примете есть наставник. Поставлю тысячу галлеонов за то, что вернется она сюда уже с ним. С ней спорить невозможно, — добавил он со вздохом на вопросительный взгляд внучки.
— Можно подумать хорошие специалисты сидят не попе ровно и никому не нужны, — фыркнула Лиси. — Сейчас октябрь, учебный год начался, даже если этот ее наставник закончил с одними воспитанниками, то уже взялся за новый контракт.
— Как бы то ни было, дорогая, пойдем заниматься, — улыбнулась, вставая, леди Лионелла.
     Тетушка Мюриэль вернулась к послеполуденному чаю вместе с тремя людьми, рассердив Гайюса, отчего его глаза потемнели и начали метать молнии, что ощутили все присутствующие.
— Не сердись, — светло и даже легкомысленно улыбнулась Мюриэль. — Они лучшие, я их привела для беседы. А ты сейчас их уговоришь. Самое главное, они настоящие, понимаешь? Современные маглы активно растворяют аристократический слой. Есть островки, а есть и такие, уже потерянные, но еще настоящие. Это Эдуард фон Ауэршперг, младшая ветвь, — представила Мюриэль одного из гостей.
Из пришедших высокий мужчина с коротким хвостиком волос на затылке, сильно усыпанными сединой, сделал шаг вперед и почтительно кивнул.
— Верховая езда, фехтование, этикет, языки и танцы. Оцените его осанку и мышцы, — продолжила тетушка. — Лоретта Августина де Ла-Ферте-Мёнг, классическое образование, фортепиано, пение и плавание, юный чемпион Европы в семьдесят втором году.
Теперь сделала шаг вперед по виду тридцатилетняя женщина с благородной осанкой с тяжелым узлом каштановых волос на шее, немного напряженно улыбнулась и почтительно наклонила голову.
— И Матис де Крой линии Крой-Шимё. Его принадлежность роду не подтверждает дом де Круа, поскольку он осколок старшей ветви, появившийся слишком поздно. Профессор древнеанглийсой и староанглийской словесности, багаж из двенадцати иностранных языков.
В ответ на представление шагнул самый старший из троицы гостей, уверенное лицо, очки без оправы, тяжелый лоб, приглаженные волосы цвета спелой пшеницы до мочек ушей, глубокие носогубные морщины и широкие плечи с чуть поникшей спиной давали представление о солидном человеке.
— Все они сквибы, не пришлись ко двору, поскольку были уличены в содомии и разврате — они пытались заключить тройственный союз. Если мы им дадим приют, достойную оплату, то они останутся у нас и даже примут вассалитет. Они успеют выучить как минимум два поколени детей, — легко пожала плечами Мюриэль.
— Хмм… невнятно промычал Гайюс. — Война вот-вот начнется снова, им придется сидеть безвылазно в мэноре. — Вы планируете обзаводиться потомством? — Пруэтт прямо взглянул на женщину, и она кивнула, залившись румянцем.
— В принципе… — задумался Гайюс. — Если вы не будете переступать черту в отношениях с наследниками, то почему бы нет? Я так понимаю, что вы согласны организовывать занятия в бассейне, тренировки фехтования для внучки и верховую езду?
— Да, мы согласимся, — глухо ответил де Крой. — Нам нужен дом и зарплата.
— Дом вы получите, наши вассалы живут в коттеджах. Теперь об оплате. Сегодня прежняя наставница еще работает, но вот эта юная мисс имеет главный голос насчет выбора гувернеров. Если сейчас она молчит, но это означает, что ей нечего возразить, — Гайюс улыбнулся, взглянув на Лиси. — Вы бывали уже в магическом мире?
— Я родился здесь, — отозвался де Крой. — Лоретта имеет мать сквибку первого поколения. Эдуард просто сквиб, мы это обнаружили случайно. Мы долго думали о том, чтобы попасть сюда, но… нам нужна работа. Мисс Мюриэль как-то приоткрыла нам тайно о своем происхождении полгода назад.
— Они мне составили приятную компанию в ресторанчике на гран-Канарии, где я отмечала завершение очередного романа, — Мюриэль насмешливо хмыкнула и дерзко осмотрела всех. — Они там играли и пели, работали, в общем.
— А ваши квалификационные сертификаты мы можем увидеть? — неожиданно спросил Корбан, неизвестно когда появившийся в дверях второго выхода из гостиной.
— Да, пожалуйста, — де Крой поднял кожаный дипломат, достал оттуда три папки и передал Яксли.
— Я считаю, что их нельзя отдавать Блекам, — вдруг подала голос Фелисия.
— Почему? Там три девочки вместе с тобой, детей будет много, — отозвалась Лукреция.
— У меня их будет много, — фыркнула Лиси. — Их привела моя тетушка Мюриэль, значит, я могу взять их под свое крыло. Вы все чистокровные, с чего это вы вдруг начнете терпеть сквибов? Может, лучше их поселить у Краучей? Там и источник очень мощный, и отец не бедный. Кстати, вы уже договорились о цене?
— Договоримся, — рассмеялся Пруэтт. — В конце концов можно вчетвером сложиться, чтобы не было накладно. Сколько Арктурус платит Грейс?
— Около двух тысяч ста фунтов в месяц, — объявила Лиси, отчего гости очень ярко отреагировали, женщина тихо ахнула, Эдуард расширил глаза и расправил плечи, словно с них упала тяжесть, а Матис едва заметно скривил губы, не удержавшись от улыбки.
— Я думаю, что они могут учить меня, а на следующий день… Келу. Они же много чего знают. И заработают больше, — Лиси быстро осмотрела родственников и дождалась от них согласных кивков. — Тогда нужно рассчитать Грейс. Кто пойдет к дедушке Арктурусу? — вот теперь Фелисия не смогла сдержать радостную облегченную улыбку.
Написать отзыв