Тайна Фламинго

миниромантика (романс), фэнтези / 13+ слеш
7 сент. 2018 г.
7 сент. 2018 г.
1
1717
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Он стоял у классной доски, что-то на ней записывая. Как всегда, тема урока и число, наверное. Я смотрел на узкую спину, обтянутую тканью застиранной рубашки. И раздумывал, насколько меня бесит этот тип с его вечной высокомерной ухмылочкой, ясно говорившей: «Вы все тут полные придурки и уроды». Новый учитель боевой магии, называется. Полный задохлик и зануда. Педантичный донельзя, сухарь, не имеющий никаких человеческих чувств. Только и умеет, что огненными шарами на практике шарахать вокруг так, что половина класса глаза трет, половина за уши держится. Мастер Фламенко. Ну и фамилия ж. Айрис Фламенко. С легкой руки учеников его давно уже прозывали Фламинго, это ему больше шло, честное слово. Высоченный, тощий, нескладный. И ходит, как журавль, будто одна нога не сгибается, переступает, ковыляя.
— Итак, сегодня я вам прочитаю лекцию…
А так вы чем занимаетесь?
–…по аркане.
А вот это уже интереснее, мастер Фламинго, читайте, вот это я люблю.
— Магия арканы основана на разуме кастующего.
Эх, вот не понимал бы, о чем он говорит, точно решил бы, что никакой из меня маг арканы, честное слово. Ибо все окружающие дружно сходятся во мнении, что вот уже чего у Дийри Ашвелла, у меня, то есть, нет напрочь, так это как раз разума. Ну да, мне самое главное — получить необходимые мне знания. И свалить куда подальше.
А необходимые мне знания — это отнюдь не заклинания стихийной магии. Боюсь я их, только как-то более-менее согласен мириться с Землей, корни там всякие, землетрясения, капканы магические. И то, с моим вечным разгильдяйством я, скорее, сам попадусь в любую из ловушек, чем смогу нормально кого-то изловить.
Итак, магия арканы. Она мне нравится, никаких оглушающих самого мага эффектов, никаких визуальных потрясений, от которых сам кастующий отходит минут пять. Хорошо хоть, враги — десять. А если попадется какой-нибудь маг поопытнее?
— Самым легким заклинанием данной магии считается обыкновенная «булавка». Так, кто же мне ее покажет…
Я, сам не сознавая того, вскинул руку.
— Дийри? — несколько удивленно произнес Фламинго. — Ну, хорошо, идите.
И показал на место у доски. Я сбежал вниз.
— Жду.
Он приглашающе кивнул, выходя из-за кафедры и становясь у доски. Я вскинул бровь. Нет, я слышал, что он все боевые заклинания учеников заставляет на себя кастовать… Но вот чтоб так. А если пробью защиту? Хотя нет, я-то «булавкой» ее не проколю и даже не поцарапаю ни одного из слоев. А старшие курсы, например?
Я встал в стойку поустойчивее. Ну что поделать, я слишком худ для того, чтоб нормально воспринимать отдачу заклинаний. А вы что, решили, руками помахал, слова повыл и все? Не-е-ет, у нас все сложнее.
— Давайте, Дийри.
Я вытянул руку с кольцом вперед. Ободок нагрелся, показывая, что готов к использованию. Плавный жест рукой. И с кольца, чуть щекоча пальцы, срывается тонкая темная вспышка, тающая в щитах мастера, а руку привычно чуть отталкивает.
— Прекрасно, Дийри. Садитесь. Итак, вы видели…
На меня смотрели с интересом. Аркана — самый трудный раздел боевой магии, хотя б потому, что нужно четко планировать все на три заклинания вперед, быстро учитывая тип врага и его ауру. Конечно, шарахнуть файерболом, выжигая все вокруг куда как легче, чем быстро выплести Туман Разума, например, хорошее такое заклинание и — что самое главное — красивое, враг сразу начинает спотыкаться и изображать из себя слабоумного идиота, только что слюни не пускает. От огненного заклинания эффект сразу виден, а Туман Разума еще попробуй сообрази, то ли подействовал, то ли дальше надо плести. И если плести, то что? Гипноз снимет действие Тумана Разума, Сон усилит, но, если Туман Разума не подействовал, враг успеет сперва добежать или скастовать что-нибудь, прежде чем ты завершишь длинное плетение Сна. Поэтому аркана изучается у нас исключительно в ознакомительных целях. «Таинственных» обучают в другом специализированном заведении, куда я, к несчастью, не попал. Не показал достаточных результатов на проверочных испытаниях.
Да ладно, что греха таить, я вообще на проверке показал полнейшую чушь. Ни одного заклинания с перепугу толком и не вспомнил. Хорошо, что, кроме комиссии, были еще и кристаллы уровней. Они и определили, что у меня хороший резерв.
Мягким перезвоном залился звонок. Фламинго кивнул нам, выпуская прочь на волю юные умы, щедро одаренные магическими резервами и скупо — умением ими пользоваться. Я чуть замешкался, собирая тетради.
— У вас неплохие способности к аркане.
— Да, спасибо, — скованно поблагодарил я.
— Вы не думали о переходе в Школу Тайной магии?
— Иногда подумывал. Но… Я не уверен, что выдержу экзамены.
— С хорошим учителем вы вполне успеете подтянуть знания до следующих экзаменов.
Я только вздохнул. Где у нас тут возьмешь хорошего арканщика?
— Если вы твердо намерены заниматься этим… Я мог бы вам помочь.
Сказать, что я удивился — значит, не сказать вообще ничего. Фламинго? Помочь мне?
— Я хорошо владею арканой. И мог бы, если не сотворить из вас настоящего мага, то хотя бы вывести вас на уровень, достаточный для приема в Школу Тайной магии.
Я обрадовался. Вот же он, мой шанс.
— Я сочту за честь, мастер Фламенко.
Уф. Чуть его Фламинго не назвал, вот весело вышло бы.
— Отлично, значит, начнем наши занятия прямо с сегодняшнего вечера. Приходите на тренировочное поле, Ашвелл, посмотрим, что вы умеете.
Ничего не умею, совсем ничего. Ну ладно, пока что рано паниковать, ра-ано, я сказал. Фламинго же нашел у меня какие-то там способности? И он сказал, что я могу учиться в Школе Тайны.
На поле я шел, как на казнь, уже несколько раз убедив себя, что ничего у меня не получится, никогда и ни за что. Фламинго стоял около мишеней, пряча руки под плащом.
— Добрый вечер, Ашвелл.
— Добрый вечер, мастер Флам…енко.
Он ухмыльнулся так, что сразу стало ясно, что он великолепно в курсе того, как мы его за глаза честим.
— Ну что ж, приступим, покажите мне для начала…
Налетевший порыв ветра заставил нас обоих отвернуться от поля, с которого полетела пыль, я снова заметил, что Фламинго старается не опираться на ногу, словно она у него ненастоящая, и он еще не привык ей пользоваться.
— Старое ранение, — буркнул он, заметив мой взгляд.
Ранение? Он, что, на войне был? А по нему и не скажешь. Или оно какое-то бытовое?
— А где вы воевали?
Язык мой меня до плахи доведет, это точно. Или до магического поединка. Или не меня, а Фламинго доведет до белого каления.
— А это важно? Так, мишени вот в той стороне, я хочу, чтобы вы показали мне, как вы умеете плести Туман Разума.
— Так где?
Фламинго свирепо глянул на меня так, что по спине прошагали строем свинцовые мурашки, и молча указал на мишени. Я предпочел повиноваться, научиться аркане все-таки хотелось. Фламинго следил за мной, ничем не выдавая того, что он думает о моей технике плетения. Я нервничал и сбивался, наконец, просто встал, опустив руки.
— Что-то не так? — опомнился учитель.
— Это вы мне скажите. Все так плохо?
— Нет, все хорошо. Продолжайте.
Я предпочел продолжить плетение, стараясь так, что аж спина взмокла. Фламинго подхромал ко мне:
— Движения резче, вы не в кабаке с платками танцуете. Смотрите.
Сам он этот туман выплел так, что я даже заметить не успел, как мой разум окутало пеленой. Ноги подогнулись, и пыльное поле приняло мое бренное тело. Ой, нет, Фламинго придержал меня за шиворот, одной — одной?! — рукой вычертил отмену.
Кто он, Хаос его на куски разорви? Одной рукой заклинания только в боях чертят, второй рукой держа меч или посох, кому что ближе. Все гражданские преподаватели показывают заклинания двумя руками, им концентрации не хватает. Мне брат рассказывал о таком отличительном признаке, он сам воевал. Хотя, если честно, я не особенно стремился ворошить в нем эти воспоминания, родители были резко против, да и самому Лину это было не очень-то приятно рассказывать.
— Четвертая деция Серебряных Лилий, — он меня отпустил так резко, что я чуть не упал. — Теперь ваш маленький мозг сумеет сосредоточиться на учебе?
— У меня там брат служил.
— Я знаю, — Фламинго отошел на пару шагов. — Ваше плетение совершенно ни к черту. Вы даже кролика не сумеете убить таким ударом, не то что человека.
Он знает? Обалдеть, у меня в учителях сослуживец брата. Но тогда ему должно быть всего двадцать восемь? Или он ими командовал? Нет, командира у них звали по-другому. Тогда просто собрат по оружию? Надо же. А выглядит лет на сорок.
— Идите спать, — раздраженно буркнул Фламинго. — От вас немного толку без подготовки. Освежите за выходные в памяти все имеющиеся знания, если они, конечно, у вас имеются. В понедельник начнем тренировки уже полноценно.
Я попрощался и пошагал в сторону давно и крепко спящего жилого корпуса, пытаясь уложить новое знание в голове. Нет, ну с одной стороны, ничего вроде и не случилось, просто узнал возраст учителя и выяснил, что он ходит так из-за боевого ранения. А с другой… А что с другой? Ладно, Ашвелл, ложись спать, завтра выходной, надо воспользоваться телепортом в город, купить что-нибудь вкусного, заглянуть к родителям и вернуться в общежитие, учить свои конспекты по тайной магии. Дел полно, между прочим.
Не знаю, что меня дернуло оглянуться, но вспышка телепорта, пробитого прямо на тренировочное поле, меня удивила изрядно. Что там такое? И это не Фламинго куда-то полетел, телепорт направлен внутрь. В смысле, к нам гость. Хорошо, что луна полная, можно увидеть, кто там. И кусты тут хорошие, густые.
— Лин?
Я едва не заорал, зовя брата, но вовремя зажал рот рукой, когда увидел, как брат сгребает в охапку Фламинго, принимаясь целовать. Мои ноги, они отнялись. Киньте в меня Сон Забвения кто-нибу-у-удь! Мой брат целуется с моим преподавателем боевой магии прямо на тренировочном поле. Вот два извращенца, в комнате же удобнее, там и кровать недалеко.
— Откуда ты тут? — Фламинго казался почти живым.
— Из дома, разумеется. Соскучился, не смог дождаться субботы.
Фу, какие нежности.
— А если студенты увидят? Лин, что ты делаешь? Мы же договаривались, что встречаться будем только по выходным.
Это сон, да? Это на мне Фламинго какие-то чары разума испытывает? Мой старший брат, благоразумный и сдержанный, тискает своего сослуживца и бормочет какие-то слюнявые признания в любви, обещая жениться и прося уволиться? ЧЕГО???
— Я против! — я выломился из кустов. — Я еще хочу в другую школу перейти. А у нас других преподавателей арканы нету!
Ой, какой красивый серебристый туман, ой, как мне хорошо, я лечу куда-то, привет, кровать, привет, подушка. Лин, скотина, проснусь — и сразу же выскажу тебе все, что думаю о твоих попытках сманить нашего учителя боевой магии замуж. Вот только сперва высплюсь.
Написать отзыв