Слова и поцелуи

от Sumya
минифлафф / 13+ слеш
9 сент. 2018 г.
9 сент. 2018 г.
1
6711
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Жизнь простого японского школьника - нелегкая штука. Подростковый возраст – то еще испытание для психики. Но иногда происходят вещи, которые просто повергают в шок.

Например, когда тебя засасывает в унитаз, а в результате ты становишься Королем государства в другом мире, да еще и обладателем волшебных способностей. Согласитесь – это не так-то просто принять. Или когда из-за одной дурацкой пощечины ты вдруг оказываешься обручен с парнем. И не важно, что этот парень бишонен и от его красоты дух захватывает. Это настоящий культурный шок для юного подросткового сознания. Или когда твой друг и наставник, человек, давший тебе имя, сообщает тебе, что он женится… на мужчине! И даже когда тебя откачивают (все тот же жених при помощи пары оплеух и кувшина ледяной воды), ты все еще пребываешь в шоке… Или когда ты передаешь своим родителям приглашение на эту свадьбу, а твоя мать вместо того, чтобы хотя бы притвориться шокированной, как бы невзначай спрашивает, когда же ты наконец женишься на своем женихе… Вот что тут ответить? Но поскольку Шори все еще продолжал трепать нервы Альфорду и категорически отказывался возвращаться домой, делать было нечего, пришлось самостоятельно взывать к голосу разума матери, если таковой, конечно, вообще имеется.

- Мама, но Вольфрам же мужчина, как я могу жениться на мужчине?
- Зови меня мамочкой, Юу-чан! Воль-чан такой хорошенький, неужели ты не замечаешь? Ну и что с того, что он мужчина, любовь не признает половых предрассудков! Ты же любишь Воль-чана, нэ, Ю-чан?

«Вот засада»,- подумал Юури. - «Я еще не решил, что у нас с Вольфрамом, а тут такой вопрос в лоб. Срочно отвлекаем мамино внимание. Мурата, где ты?»

- Извините за вторжение, - раздалось от дверей. - Мама-сан, можно войти?
- Конечно, Кен-чан, - Дженнифер всплеснула руками и побежала встречать гостя. - У нас как раз сегодня карри, проходи к столу.

«Пронесло», - решил Юури, - «в кое-то веки Мурата пришел вовремя, а не раньше и не позже, чем было надо».

Мурата Кен выглядел как всегда жизнерадостным и довольным. Он уселся за стол и как ни в чем не бывало, игнорируя знаки, которые пытался подавать ему Шибуя, спросил:

- Я вас, наверное, прервал? О чем вы разговаривали, когда я пришел?

«Мурата!!! Как ты мог?!»

- О! Юу-чан рассказал, что Конрад женится на неком Йозаке, и меня с папой-саном приглашают на свадьбу! - радостно всплеснула руками Дженнифер и тут же переключилась. - Кен-чан, расскажи мне, что происходит между Юу-чаном и Воль-чаном? Почему они не женятся? Неужели я никогда не побываю на свадьбе Юу-чана?!

Глаза Дженнифер заволокло слезами, Кен осуждающе посмотрел на Юури, как бы говоря: посмотри, до чего ты довел мать!

- Ну что вы, мама-сан, - он ласково взглянул на неё, - конечно, вы еще успеете отпраздновать свадьбы обоих ваших сыновей! Просто Шибуя и Вольфрам не могут пожениться из-за того, что в Шин-Макоку не принято, чтобы младшие братья вступали в брак раньше старших, это попрание традиций, а ведь ни Шори, ни Гвендаль, ни, до последнего времени, Конрад не состоят в браке.

«Здорово он придумал», - восхитился Юури, - «не даром, что Великий Мудрец».

- Погоди, - с сомнением в голосе произнесла Дженнифер, - а как же тогда Конрад женится, если Гвендаль еще не женат?
- Конрад – полукровка, он рожден от брака мадзодку и человека, к его поведению никто никогда не будет предъявлять таких претензий, как к Мао!
- Ммм, - задумалась Дженнифер, - то есть, как только Гвендаль женится, Юу-чан и Воль-чан тоже смогут пожениться?
- Нет, мам, есть же еще Шори!
- Шори не принадлежит миру Шин-Макоку, - фыркнула Дженнифер, - им в данной ситуации можно пренебречь. Так, Кен-чан?
- Вы абсолютно правы, мама-сан, - восхитился Мурата.

Юури закатил глаза к потолку и зря, потому что он пропустил момент, когда Дженнифер сама себе кивнула головой, явно придя к какому-то решению…

***


Отец Юури никак не мог отправиться в Шин-Макоку, работа не позволяла. Поэтому Мурата, Юури и Дженнифер, по самые уши нагруженные подарками (Мико-сан хотела произвести хорошее впечатление на мадзоку) втроем залезли в ванну.

- Ну, понеслись, - скомандовал Юури, и вода забурлила вокруг них.

Через несколько мгновений они очутились в купальнях в замке Клятвы на Крови.

- А почему не Замок Истинного? – возмутился Мурата.
- Оттуда ехать долго, - ответил Юури. - Мама устанет.
- Зови меня мамочка, Юу-чан.
- Хм… - раздалось у троицы за спиной.

Как оказалось, в купальне, кроме них, находились еще маршал и советник Мао, и, как и полагается при принятии ванной, они были обнажены.

- Упс, - сказал Юури.
- Ой, - сказала Дженнифер и выронила подарки.
- Вот поэтому и надо телепортироваться через фонтан в Замке Истинного, а не заниматься самодеятельностью, - назидательно заметил Мурата и поправил очки. - Прикройтесь, - добавил он. - Те, кто хотели, уже, конечно, все рассмотрели, но приличия, я думаю, за время нашего отсутствия еще никто отменить не успел.
- Ой, - всплеснул руками Гюнтер и спрятался за Гвендаля.

«Гениальное решение, советник», - мысленно прокомментировал его Мурата.

***


- Замок, дорогая, был построен больше четырех тысяч лет назад еще самим Истинным Королем и Великим Мудрецом, а вот и их портреты, кстати.

После того, как инцидент в ванной был исчерпан, Юури и Мурата отправились по своим спальням переодеваться, а Шери взяла шефство над Дженнифер. Две «мамочки» очень быстро сдружились, что и не удивительно, ведь желание видеть своих сыновей женатыми и счастливыми у них было одно на двоих.

- Ой, какие же красавцы! – всплеснула руками Дженнифер.
- Да, - согласилась Шери. - С Шин-О вы еще обязательно увидитесь, он иногда бывает здесь, или мы с вами съездим в замок Истинного.
- Как? - изумилась Дженнифер. - Он все еще жив?
- Ах, дорогая, неужели Мао Юури вам ничего не рассказывал?
- Нет, они с Шо-чаном и Кен-чаном всегда такие таинственные и ничего не говорят мне о своих приключениях в Шин-Макоку.
- Ой, тогда я вам все сейчас рассказу, только это будет очень длинная и запутанная история.
- Ах, Шери-сама, я просто обожаю длинные и запутанные истории.
- Зовите меня просто Шери, дорогая…

«Они просто нашли друг друга», - подумал Шин-О, выходя из своего укрытия. А потом он по стеночке начал двигаться в сторону комнаты Великого Мудреца. Он соскучился…

***


- Привет, Вольфрам, я вернулся, - возвестил Шибуя, оказавшись в королевской спальне.
- Где ты столько времени пропадал, изменник?! – лорд фон Бильфельд был в своем репертуаре.
- Я тоже соскучился, - ответил Юури и, пройдя к жениху, схватил его в объятия.
- Не смей затыкать мне рот поцелуем! - возмутился Вольфрам. - Я знаю, ты на этой своей Земле только и делаешь, что изменяешь мне направо и налево!!
- Да кому я нужен, - бесхитростно признался Мао и поцеловал жениха.

Минут пять прошло в приятном молчании.

- Как это никому не нужен? – изумился Вольфрам. - Ты же такой красивый! За тобой там, наверное, толпы бегают?
- Иди сюда, - Юури уселся в кресло и утянул жениха к себе на колени, в последнее время это был его любимый способ общения с Вольфрамом. - Смирись, на Земле я популярностью не пользуюсь, там у миллионов людей черные глаза и черные волосы, так что тебе в женихи достался на редкость непопулярные парень, тебя это не пугает?
- Ты несешь чушь, слабак, - ответил Вольфрам и сам поцеловал жениха.

***


- Мой Мудрец меня забыл? – спросил Истинный, проникнув в комнате Мураты.
- Нет, мой Король, просто Шибуя решил телепортироваться прямо в замок Клятвы на Крови, – Мурата, раздетый по пояс, с улыбкой смотрел на Шин-О, - а в результате мы прервали Гвендаля и Гюнтера, которые занимались всякими непотребствами в купальнях.
- Это какими такими непотребствами? – промурлыкал Шин-О.
- А ты подойди поближе, я тебе не только расскажу, но и покажу…

***


- Йозак, - возмутился Конрад, войдя в спальню, - ты почему до сих пор не одет?
- Знаешь, тайчо, я тут подумал, может, зря мы это затеяли, жили бы как раньше…
- По-моему, у тебя просто предсвадебный мандраж, с чего вдруг такие мысли?
- Я все время думаю, ты сын 26-ой Мао, у тебя очень близкие отношения малышом, а я никто, полукровка…
- Отставить эти мысли, ты мой самый дорогой человек, мой любимый, и больше всего на свете я хочу связать нас узами брака, так что прекрати маяться дурью и одевайся, нас все уже ждут на предсвадебном ужине.

***


Столовый зал был залит светом от сотен свечей. Обитатели замка Клятвы на Крови собрались, чтобы по традиции разделить с женихами их предпоследний холостяцкий ужин. Последний ужин перед свадьбой брачующиеся по старой шин-макокской традиции ели в одиночестве в своих комнатах. Традиции «мальчишников» в Шин-Макоку не существовало, но когда об этой земной особенности Мурата поведал Шери, она торжественно пообещала, что когда найдет свою Великую Любовь, перед тем, как выйти замуж, обязательно утроит шикарнейший девичник. Гвендаль и Гюнтер сразу закатили глаза, подсчитывая предстоящие расходы.

Аниссина в уголке чертила что-то на салфетке, приговаривая при этом: «Здесь понадобиться очень много мареку». Дженнифер, держа на коленях Грету, обсуждала что-то с Гизеллой, кажется, давала той советы быть помягче с мужчинами. Юури, Вольфрам, Конрад и Йозак запаздывали. Дверь в столовую распахнулась.

- Ну, наконец-то… - Гвендаль уже собирался устроить опазданцам хорошую устную выволочку, но замер на полуслове…

На пороге стоял Шори. Потрепанный, похудевший и злой.

- Шо-чан, - радостно воскликнула Дженнифер, - я так рада тебя видеть.
- Я возвращаюсь домой, – возвестил Шори.
- А что с Альфордом? – осмелился уточнить Мурата.
- Он женится…
- Что?! – в стройном хоре голосов явно слышались изумление и недоверие.
- Он женится, - пробурчал Шори, - на Флорин-сан…
- Шо-чан, бедненький, - Дженнифер подскочила к сыну. - Твое сердце разбито, дай мамочка обнимет тебя!

В общем, Шори был утешен, усажен за стол, напоен, и после этого милостиво согласился остаться еще на пару дней.

***


- Юури, мы опаздываем, - как-то совсем неубедительно возмущался Вольфрам, сидя на коленях у жениха.
- Еще один поцелуй, и пойдем, - заверил его Мао.
- Ты это же утверждал десять поцелуев назад!
- Я просто соскучился, - Юури нежно лизнул жениха за ушком, - очень-очень соскучился. А ты что, нет?

Вольфрам, как и всегда, когда дело касалось чувств, буркнул что-то Юури в воротник и не посчитал нужным расшифровывать. Но Юури и этого было достаточно, он уже понял, что его жених, несмотря на всю свою браваду, самый стеснительный мадзоку на свете и совершенно не умеет говорить о своих чувствах. Поступков было достаточно. После истории с пыльцой Луф-Луф прошло уже два месяца. И Юури вовсю наслаждался плодами того приключения. Целоваться с Вольфрамом было так сладко. Юури целовал своего жениха на сон грядущий, утром сразу после пробуждения, перед завтраком, обедом и ужином, если удавалось остаться наедине, под полною луной, в полдень, и просто так без причины. Просто врывался в комнату, где находился Вольфрам, хватал того за руку тянул в укромный уголок, притискивал к стене и впивался в сахарные уста жениха. 27-го Мао сводил с ума запах жениха, его блестящие золотые волосы, огромные зеленые глаза, его голос. Юури испытывал постоянное желание дотронутся до Вольфрама, поправить прядку упавшую на глаза, лизнуть за ушком, притиснуть к себе посильнее и даже укусить… Вот только Вольфрам был чертовски зажатым и не позволял себя тискать.

У лорда фон Бильфельд все было с точностью до наоборот. Вольфрам не знал, куда деться, стыдясь даже думать о некоторых фантазиях Мао. Это все, кроме поцелуев, было чертовски неловко. Каждый раз, просыпаясь ночью в постели и находя себя зажатым между ног Юури, а тот еще во сне и терся об него, тихонечко постанывая, Вольфрам буквально от стыда сгорал. Это было неприлично. И не то чтобы Вольфраму не нравились все эти прикосновения, поцелуи и, что таить, даже укусы, он искренне полагал, что подобными вещами до брака заниматься просто неприлично. Каким образом у Шери, известной своими свободными взглядами на любовь, мог вырасти такой морально сдержанный сын, остается загадкой.
Вот и сейчас с одной стороны Вольфрам наслаждался поцелуем с Юури, а с другой мучился от того, что они опаздывают на ужин. Ведь когда они войдут в столовую, Гвендаль обязательно потребует объяснений их задержке. И что ему говорить? Юури, конечно, как всегда ляпнет что-нибудь типа «мы заблудились» и приспокойненько себе усядется есть. И ему будет наплевать на все те взгляды, которые на них будут бросать, он их просто не заметит. А Вольфрам будет вынужден «вариться» в этом один, мучительно краснея и сгорая от стыда весь ужин.

- Хватит, - взвизгнул фон Бильфельд, - идем есть.

Он схватил жениха за руку и практически бегом кинулся в столовую.

***


На ужине обе парочки появились одновременно. На грозный взгляд Гвендаля, в котором явно значился вопрос «Ну и где вас носило целых полчаса?» Конрад сказал «Мы заблудились», и инцидент был исчерпан. По крайней мере, для троих из них, потому что Вольфрам покраснел и спрятал глаза в пол и ел он совсем без аппетита, даже не замечая, что Юури старается подкладывать жениху самые вкусные кусочки.

- Скажите, Гвендаль, - Дженнифер начала воплощать в жизнь совместно разработанный с Шери план, - а когда вы женитесь?

Гюнтер подавился супом. Конрад, сидящий справа от советника, не нашел в себе сил постучать того по спине, потому что маскировал смех кашлем, прижимая обе руки к лицу. Гвендаль, сидящий слева, пару раз стукнул фон Криста по спине и, изобразив на лице зверскую суровость, ответил:

- В моих ближайших планах нет даже и мысли о браке.
- Правда? - суровость маршала явно не произвела на Мико-сан никакого эффекта. - А я-то думала, что у вас есть кто-то на примете. Например, Аниссина-сан, вы знаете друг друга с детства, у вас так много общих воспоминаний, вы были бы чудесной парой.

Аниссина напряглась и попыталась сползти под стол.

- Да, были бы, - количество льда в голове Гвендаля росло в геометрический прогрессии, - если бы пределом моих мечтаний было бы провести остаток жизни обвешанным проводами и шестеренками. Нет, Аниссине нужен кто-то, кто бы разделял с ней её страсть к изобретательству и при этом был бы абсолютно бесстрашен и безрассуден.

Аниссина гордо выпрямилась и согласно кивнула головой.

- Если подумать, то вы, возможно, и правы, - согласилась Мико-сан.
- Гвендаль, - вступила Шери, - а как на счет Гизеллы? - Гюнтер подавился второй раз. - У вас, конечно, имеется некоторая разница в возрасте, но не думаю, что она должна помешать вам стать счастливыми.

Наградив мать ледяным взглядом, Гвендаль еще раз постучал Советника по спине.

- Не думаю, что Гизелле захочется быть связанной узами брака со мной, характер у меня не сахар, и я не позволю собой командовать, - возвестил Гвендаль.

Было слышно, как Гизелла шумно выдохнула. Все собравшиеся в столовой с интересом слушали этот разговор. Вольфрам, наконец, перестал краснеть и за обе щеки уплетал то, что лежало у него на тарелке, и даже позволил Юури незаметно под столом положить себе руку на коленку. Это "незаметно", конечно же, увидел Йозак, на что и указал глазами Конраду. Будущие супруги довольно переглянулись, у младших мадзоку дела двигались в нужном направлении.

- Что ж, - согласилась Шери, - тогда как на счет политического брака? И если уж Флорин-сан так спешно решила связать свою жизнь с героем, - Шори болезненно вздохнул, и Дженнифер потрепала сына по волосам, - тогда ты бы мог сделать предложение королю Шё Шимарона Сарареги. Вот уж был бы во истину славный союз! Он, конечно, тоже молод, но амбициозен и умен…

Тут уж подавился Гвендаль. Глоток вина, который он сделал, ушел не в то горло, теперь уже Гюнтер от души стучал маршалу по спине.

- Я подумаю, - сказал Гвендаль, откашлявшись.
- Что? – одновременно возмутились и Шери, и Дженнифер, и Конрад с Йозаком, и Юури с Вольфрамом, а главное, Гюнтер.
- То, что ты сказала, мама, имеет смысл - такого правителя, как Сарареги-хейка, лучше иметь в союзниках, чем во врагах. А самый надежный способ заключить союз – это подкрепить его брачными обязательствами. В связи с тем, что Юури-хейка уже помолвлен с Вольфрамом, а Конрад женится на Йозаке, то я, возможно, единственная кандидатура для заключения подобного брачного союза.
- А как же чувства, Гвендаль? - возмутилась Дженнифер, - Неужели у вас нет человека, которого бы вы любили всей душой? С кем вам бы хотелось связать свою жизнь?

Гвендаль закатил глаза, он находил данный разговор в высшей степени неприятным. А еще и Гюнтер странно притих и даже отложил приборы, словно находил в данном разговоре что-то важное для себя.

- Я не смешиваю чувства и политику, - ответил Гвендаль, он осуждающе посмотрел на Конрада с Йозаком, - и нахожу в высшей степени неудобным то, что мой брат вместо заключения выгодного политического союза поддался чувствам и вступает в данный брак, не несущий в себе никакой выгоды для страны.

Йозак сник, Конрад взял жениха за руку и, посмотрев в глаза маршалу, ответил:

- Я люблю его, я бы не смог скрывать своих чувств и дальше. Йозак делает меня счастливым, я мечтаю провести с ним остаток своих дней.
- Но для этого совершенно необязательно жениться, - возмутился Гвендаль, - вы бы могли сохранить свои отношения в тайне, а ты при этом бы заключил какой-нибудь выгодный для страны союз.

Гюнтер встал из-за стола.

- Так вот что ты думаешь? – он горько усмехнулся. - Бесчувственный политикан! - возвестил он и вылил Гвендалю на голову бокал вина. - Прошу меня извинить…

В полной тишине советник Мао окинул столовую.

- Неловко получилось, - заметил Мурата, отрезая кусочек запеканки с фруктами. - Кажется, господин фон Крист не разделяет ваших взглядов на институт брака, нэ? Господин фон Вальде?

Гвендаль вытерся салфеткой и, отодвинув стул, последовал за Гюнтером. Всем оставшимся в столовой было как-то не уютно. Все сочувствовали Гюнтеру. Отношения между маршалом и советником не были секретом даже для Юури, и то, что Гвендаль не желал поставить эти отношения на прочную основу брака, было в высшей степень огорчительным.

- Бабушка Дженнифер, а ты почитаешь мне сегодня на ночь сказку? - напомнила о своем существовании Грета.
- Конечно, милая, мы вместе с бабушкой Шери вдвоем почитаем тебе на ночь.

***


- Гюнтер, что это значит? – возмущенные сверх всякой меры, маршал нагнал фон Криста в коридоре.
- То и значит, - огрызнулся Гюнтер. - Мне надоело быть твоей постыдной тайной. Я не собираюсь и дальше скрывать наши отношения!

Гвендаль остолбенел. Мало того, что они с Гюнтером выясняли отношения посреди коридора, так тот еще и заговорили о такой скользкой теме. Гюнтер размахнулся и со всей силой обиды, горечи неразделенного чувства и любви ударил маршала по левой щеке. Пощечина вышла отменной, фон Вальде покачнулся и чуть не упал.

- Что это значит? – повторился он, потирая рукой щеку и все еще не веря в происходящее.
- Я люблю тебя, - просто ответил сникший Гюнтер, - люблю. Поэтому либо ты примешь мое предложение, либо мы расстанемся. Быть твоим тайным любовником значит осквернять то чувство, которое есть у меня к тебе. Прости, наверное, нужно было раньше сказать, а не доводить наши отношения до такого, но я все ждал, надеялся, что между нами все не просто так. Что я для тебя нечто большее, чем партнер по постельным играм. За собственную глупость приходиться расплачивается. Мне очень жаль, Гвендаль. Прости…

Слезы текли по лицу фон Криста, а он даже не пытался их утереть. Он просто прошел мимо маршала. А Гвендаль все стоял и стоял, и думал, когда же его идеально вымеренный мир начал разваливаться, а он и не заметил?

***


То, что правая и левая рука Мао рассорились, стало известно всему замку уже на утро. Они не разговаривали друг с другом. Гюнтер выглядел бедным и расстроенным, Гвендаль мрачным и агрессивным. Советник сидел в библиотеке над раскрытой книгой, но страницы он не перелистывал, а просто всхлипывал иногда. Маршал сидел в кабинете, и яростный стук вязальных спиц был слышен даже в коридоре.

***


- Мурата, ты чего? – изумился Юури, увидев Великого Мудреца в странной позе у двери спальни.
- Тише ты, - шикнул на него Мурата, - я наслаждаюсь.

Юури подошел поближе и подвинув Мудреца. В замочную скважину было видно, как Дженнифер что-то крайне строго выговаривала Истинному Королю.

- Чего это она? – не понял Юури.
- Читает Шин-О лекцию на тему обращения с хрупкими подростками, - расплылся в улыбке Мурата.
- Это она о тебе что ли? – почесал в затылке Шибуя. - Она что, не в курсе, что тебе 4000 лет?
- В курсе, - Мурата улыбнулся еще шире, - но её это не остановило, она считает, что даже если моей душе и много лет, психика у меня все равно подростковая, а значит, нежная и хрупкая. И вот сейчас она буквально по полу Шин-О размазывает за связь с несовершеннолетним.
- Так чем ты так доволен, я никак не пойму?
- Он её слушает! Понимаешь? Слушает! Не спорит, не кривляется, а сидит как послушный мальчик и терпит! Подвинься, в следующий раз мне такое зрелище, может, еще только через 4000 лет предстоит увидеть, я не собираюсь пропустить ни мгновения!

Юури подумал, что любовь вообще-то странная штука, и пошел дальше по своим делам.

***


Празднование свадьбы проходило в большом тронном зале в замке Клятвы на Крови, где и собрались все гости. То, что между Гюнтером и Гвендалем не все гладко, гостям на свадьбе стало очевидно почти сразу. Они стояли в разных концах зала и ни разу не подошли друг к другу, хотя прежде были практически неразлучны.

Молодожены, получавшие благословение во Дворце Истинного Короля, приехали позже. Йозак был очарователен в бледно-голубом платье с пышной юбкой, а Конрад блистал в парадном мундире.

- Эээ, Вольфрам, а когда мы будем жениться, кто должен будет надеть платье? – с сомнением в голосе спросил Юури.
- Ты, конечно, слабак, - огрызнулся фон Бильфельд и покраснел.
- Не слушай его, Шибуя, - сказал Мурата, - никто никого не обязывает одеваться в платье, это личное дело каждого, захочешь – оденешь, не захочешь - можете оба быть в мундирах. Кстати, когда свадьба?
- Через месяц, - ляпнул Шибуя.
- ЧТО?!

Юури с Муратой вдвоем заткнули рот Вольфраму и вытащили его из зала, в противном случае огненный лорд мог испортить свадьбу брата.

***


Гвендаль не выспался. Уже вторую ночь он думал о том, что сказал ему Гюнтер. И спать одному было неуютно, он уже привык к теплу под боком, и даже волосы советника, которые периодически лезли ему в лицо и щекотались, он вспоминал с нежностью. Неужели Гюнтеру было так важно придать отношениям официальный статус? Что его не устраивало? "Мне надоело быть твоей постыдной тайной", - сказал он. Он не был постыдной тайной, Гвендаль очень гордился тем, что сумел покорить сердце лилововолосого мадзоку, просто он не был готов рассказать всему миру об этом. Но если выбирать между этим и потерей Гюнтера, то Гвендаль выберет любимого. Что? Неужели он любит Гюнтера? Конечно, любит. Очень любит и боится потерять. Гвендаль решительными шагами пересек зал.

Гюнтер из своей части зала краем глаза следил за маршалом. Он был очень расстроен тем, как среагировал на слова Гвендаля о браке, и, если честно, уже жалел о своем заявлении. Возможно, лучше бы было оставить все, как есть. Ведь иметь маленький кусочек счастья лучше, чем не иметь его вообще. Уйдя в свои невеселые мысли с головой, Гюнтер даже не заметил появления маршала рядом с собой.

- Г-Гвендаль? – заикаясь, начал Гюнтер, не зная, что он будет говорить дальше.
- Идем, - сказал Гвендаль и схватил советника за руку.

Не давая Гюнтеру вырваться, маршал вышел на середину зала.

- Я хотел бы сделать заявление, - громко объявил Гвендаль. - Позавчера советник Мао-хейка, Гюнтер фон Крист, сделал мне предложение.

«Ах!» - пронеслось по залу. Шери умиленно прижала руки к груди. Аниссина довольно улыбнулась. Конрад и Йозак кивнули друг другу. Дженнифер и Гизелла схватились за руки.

- Я принимаю предложение и объявляю о нашей скорой свадьбе! – возвестил Гвендаль и с этими словами уволок советника из зала, чуть не сбив в дверях вернувшегося Мурату.
- Я что-то упустил? - решил уточнить Мудрец, поправляя очки - аплодисменты, несущиеся в спину уходящим лордам, его несколько смутили…

***


Заткнуть Вольфрама удалось не сразу. Мурата помог затолкать огненного лорда в ближайшую пустующую комнату и предпочел смыться. И вот Юури и Вольфрам, оба тяжело дыша, замерли друг напротив друга.

- Что ты там говорил о свадьбе, слабак? – Вольфрам откинул челку со лба и по-недоброму уставился на Юури.
- Ну, просто я подумал… - замялся Мао.
- Что ты там еще себе надумал! Ты что, не понимаешь, что свадьба – это не шутки, что это навсегда? – Вольфрам уже почти кричал.
- Понимаю, - очень серьезно произнес Юури, - я все время об этом думаю. Мы с тобой уже очень давно помолвлены. Вот и мама говорит…
- Так ты хочешь на мне жениться, потому что твоя мама этого хочет?! – Вольфрам перешел на ультразвук.
- Нет! Потому что я люблю тебя!!!

И тут в комнате наступила тишина, такая тяжелая, ощутимая…

- Ты что? – прошептал сорвавший голос фон Бильфельд.

«Ну и зачем я сказал, что я люблю его? Хотя, какие у меня еще были варианты? Что, кроме этого, могло убедить Вольфрама выйти за меня? Так… А зачем мне нужно, чтобы Вольфрам за меня выходил? Потому что я хочу всегда быть с ним вместе. А почему я хочу всегда быть с ним вместе? Потому что я люблю его! Гениально! Похоже, я действительно люблю Вольфрама».

- Я люблю тебя! – Юри улыбнулся жениху очень тепло. - Давай поженимся через месяц?

Вольфрам в ответ всхлипнул от переизбытка чувств, кивнул головой и кинулся в объятия Мао.

Держась за руки, они вошли в зал. Выйдя на середину, Юури громко произнес:

- Я хотел бы сделать заявление!
- Где-то я сегодня это уже слышал, - на ушко заметил Конраду Йозак.
- Как вам известно, мы с лордом фон Бильфельдом уже давно помолвлены. Сегодня мы приняли решение пожениться, свадьба состоится через месяц!

В зале раздались аплодисменты и смех.

- По-моему, слабак, мы что-то пропустили, - хмуро заметил смущенный Вольфрам.
- О Истинный, все мои сыновья наконец-то женятся, я о большем и мечтать не могла! Теперь я со спокойной душой отправлюсь в новое путешествие на поиски Настоящей Любви! Дженнифер, поехали со мной?
- Я подумаю, Шери, я подумаю!

***


- Гвендаль, нам надо поговорить! – заявил Гюнтер, едва они переступили порог спальни фон Вальде.
- О чем нам разговаривать? - возмутился маршал. - Я люблю тебя, ты любишь меня, мы женимся! Все! Вопрос решен!
- Ты меня любишь? – изумился Гюнтер.
- Конечно, люблю, - маршал слегка покраснел, - иначе я не стал бы выставлять себя идиотом на глазах у такого количества народу.
- Ты даже отказался идеи от политического союза с Ше Шимароном ради меня, - Гюнтер распустил волосы будущему мужу и зарылся в них руками.
- Не отказался, - возвести Гвендаль очень нежным, особым тоном, которым разговаривал только с Гюнтером, и начал расстегивать одеяние Советника.
- Да? - протянул Гюнтер и сам принялся расстегивать маршальский мундир.
- Я просто подумал, что у нас с Сарареги-хейка слишком большая разница в возрасте. А вот Гизелла…
- Что? – Гюнтер ударил его по рукам. - Ты, что с ума сошел? Гизелла - моя дочь, я не позволю…
- Когда мы поженимся, она станет нашей общей дочерью, – заметил Гвендаль. - Неужели ты думаешь, что я способен пожелать девочке чего-то плохого? У неё прекрасный характер, они с Сарареги-хейка отлично подойдут друг другу.

«И не мечтай», - подумал Гюнтер опускаясь на постель.
«Брак – это тоже сложный политический многоходовый поединок", - подумал Гвендаль, ложась рядом. - "Возможно, не стоит всеми идеями делиться с мужем сразу. К некоторым нужно будет подводить его постепенно».

***


- Я люблю тебя, я так люблю тебя, - все твердил, не переставая, Юури, когда они с Вольфрамом запирались в спальне.
- Я знаю, слабак, - обидное прозвище в устах фон Бильфельда теперь звучало лаской.

Юури поцеловал Вольфрама, а потом, когда оторвался от сладких губ, чтобы глотнуть воздуха, был поцелован им. И это все длилось и длилось. А потом Мао решился и начал расстегивать мундир жениха.

- Стой! Ты что? – возмутился мадзоку. - До свадьбы нельзя!

Вольфрам стиснул мундир на груди и начал отступать от Шибуи. Глаза у Юури стали огромными. Он чисто интуитивно начал придвигаться к жениху мелкими шагами.

- Как? – возмутился он. - Спать вместе можно, а… этим заниматься нельзя?!
- Ну да, - как-то не слишком уверенно ответил Вольфрам, - такими вещами приличные аристократы занимаются только после свадьбы.
- А как же Конрад с Йозаком?
- Они полукровки, что с них возьмешь?
- А Мурата с Шин-О?
- Они женаты или были женаты в то свое время, так что у них все после свадьбы… даже если и прошло четыре тысячи лет.
- Думаешь, они до свадьбы этого не делали? – Юури явно сомневался.
- Не знаю я, - огрызнулся Вольфрам, - но выяснять у них не собираюсь.
- А Гюнтер с Гвендалем?
- Они эээ… не знаю! Но я собираюсь это сделать только после свадьбы. Ой! – отступая, Вольфрам натолкнулся на кровать и упал.

Юури посмотрел на то, как эротично жених раскинулся на простынях, и пожал плечами, а потом навалился на него сверху и принялся страстно целовать в шею.

- Нет, Юури, что ты делаешь? Я же сказал - так нельзя! – в голосе у Вольфрама проскочили панические нотки.
- Успокойся, - Юури оторвался от приятного занятия. - Нельзя - значит нельзя, но можно я хотя бы немножко тебя приласкаю, Вольфрам?

Юный мадзоку в ответ засопел и покраснел, но ничего не сказал.

- Ладно, - Юури откатился в сторону и, опершись на локоть, посмотрел на жениха, - я понял, больше так не буду. Прости меня, пожалуйста. Не нужно так реагировать, Вольфрам.

Мао попытался улыбнуться, но когда жених не прореагировал на него, тяжело вздохнул и сказал:

- Я переодеваюсь ко сну, и давай ложиться. Если боишься, можешь пойти спать к себе.

Юури отошел к шкафу, чтобы достать пижаму, а Вольфрам так и остался лежать на постели в мундире с двумя расстегнутыми пуговицами и бессмысленно глядя в потолок. Мао переоделся в пижаму, но увидев, что жених все еще не реагирует, решил дать ему больше времени.

- Пойду приму ванну, - известил он и отпер дверь. И ушел. Ему было немного обидно. Конечно, он понимал, что Вольфрам вырос в другой среде, и уважал его желание сохранить невинность до свадьбы, но зачем же было так реагировать? Неужели он мог хоть на секунду подумать, что Юури может принудить его силой?

***


- Тайчо, расскажи мне, а какие женщины на родине малыша?
- Думаю, такие же, как здесь, Йозак, а что? – Конрад ласково посмотрел на мужа.
- Хм, а во что они одеваются? - продолжил расспросы шпион.
- Да по-разному, - пожал плечами Веллер. - Некоторые как мама, а некоторые как Аниссина, а некоторые и вообще носят очень мало одежды. Нравы там свободнее, чем здесь. К чему все эти расспросы?
- А мама Мао, она как одевается?
- Как все, - продолжил недоумевать Конрад. - Платья до колена, иногда юбка с блузкой. Могу я, наконец, узнать о причинах твоего жгучего интереса?
- Понимаешь, тайчо, подарок, который она подарила мне на свадьбу, вызывает у меня некоторые сомнения. Вот я и пытаюсь понять его причины.
- И что это за подарок? – заинтересовался Веллер.
- Мне неловко об этом говорить, - пробормотал Йозак. - Я тебе лучше покажу…

- Что ж, теперь мне понятна природа твоих вопросов, - заметил Конрад. - У меня тоже есть пара вопросов к Дженнифер-сан…

На Йозаке красовался обтягивающий костюм Женщины-кошки.

- Но ушки очень хороши, - ухмыльнулся капитан.
- А ты посмотри, какой у меня есть хвостик, - Йозак повернулся и игриво покрутил попкой.

Веллер дернул мужа за хвост на себя.

- Дразниться нехорошо, - заметил он, - котеночек мой. Ты пробуждаешь во мне любовь к животным, дай почешу за ушком.
- И живот погладь не забудь, - напутствовал Йозак.

«Отличный подарок, - подумал Конрад, - надо не забыть поблагодарить Дженнифер-сан. Вот только как он расстегивается?»

***


Юури сидел в купальне уже битый час. Больше всего он не хотел вернуться в спальню и найти там своего жениха, лежащего на кровати в той же позе с испуганными глазами. Как же так получилось? Они только-только признались друг другу в любви. Точнее, Юури признался, а Вольфрам пробурчал что-то невразумительное. И вот теперь между ними как будто стена выросла, и Юури даже не знает, как эту стену разрушить, не обидев при этом жениха.

- Долго ты собираешься здесь еще сидеть? – раздался звонкий голос фон Бильфельда.
- Вольфрам? - изумился Мао.
- А ты кого ожидал, - огрызнулся жених. - Вылезай давай, - он демонстративно встряхнул полотенце в руках, - пока жабры не выросли.

Не веря своему счастью, Юури послушно вылез и даже позволил Вольфраму вытереть себя и помочь одеться в пижаму. Сам мадзоку был все еще в своем мундире.

- Пойдем спать? – уточнил Шибуя, чтобы хоть что-то сказать.
- Конечно, пойдем, все нормальные мадзоку по ночам спят, один ушибленный на всю голову Мао сидит в купальне по два часа кряду.

До спальни они добрались без приключений. Потом Вольфрам переодевался ко сну в очередное произведение портняжного искусства с кружевом, а Юури старательно делал вид, что не сморит в его сторону, хотя очень хотелось.

- Ложимся? – спросил Юури, когда Вольфрам закончил завязывать бантики и, подойдя к кровати, встал прямо напротив сидевшего на ней Юури.

Ответа не последовало. Шибуя поднял голову и обомлел. Его жених, гордый аристократ и воинственный мадзоку, дрожащими руками распускал завязки на своей ночной рубашке и при этом кусая губы и пряча глаза.

- Ты чего? – спросил Юури, когда дар речи к нему вернулся.
- Я твой жених, - пробормотал Вольфрам ели слышно. - Жених Мао. Я должен предвосхищать и выполнять любые твои желания.

Рубашка уже сползла с одного плеча.

«И зачем было завязывать столько бантиков, если все равно потом собирался их развязывать. Так, стоп, о чем я сейчас вообще думаю?»

- Вольфрам, не надо, - Юури остановил руки жениха. - Иди сюда.

Он усадил Вольфрама себе на колени и потянулся к нижнему из развязанных бантиков. Фон Бильфельд дернулся, но смолчал. А Юури тем временем медленно и неуклюже начал обратно завязывать бантики.
Пара минут прошли в молчании, только Шибуя пыхтел и негромко чертыхался, когда не удавалось заставить гладкий шелк завязаться в узелочек.

- Почему? - прошептал Вольфрам. - Ты же хотел?
- Дурак ты, - обиделся Мао. - Я хотел и хочу тебя, но уж точно не собираюсь ни к чему принуждать. И жертв от тебя мне никаких не надо. Хочешь подождать до свадьбы – давай подождем. Если хочешь, можем даже отложить свадьбу. Я дам тебе столько времени, сколько потребуется.

Вольфрам ничего не ответил. Закончив завязывать бантики, Юури ссадил Вольфрама с коленей, погасил в комнате свет и лег спать с другой от Вольфрама половины кровати. Тот еще долго сидел не двигаясь, а Юури не спалось, он повернулся и посмотрел на спину жениха. Наконец Вольфрам откинул одеяло и лег. И притворился спящим, но тоже на самом деле не спал. Он тоже повернулся к жениху и смотрел на него. Лунного света, заливающего комнату, было достаточно, чтобы смотреть друг другу в глаза.

- Можно? – спросил Вольфрам и кивнул в сторону Юури.
- Конечно, можно, иди сюда, - тот раскрыл любимому объятия.
- Я не знаю, что на меня нашло, - сбивчиво начал извиняться Вольфрам, - я просто не готов. Я не ожидал, что все будет так быстро. То есть, я очень хочу вступить с тобой в брак, я так давно мечтал об этом, но…
- Шшш, - прошептал ему в макушку Юури, - все хорошо, нам некуда торопиться. Мы подождем.
- Только не надо переносить свадьбу, - попросил Вольфрам, - давай, как запланировали, через месяц? Ладно?
- Хорошо.

Фон Бильфельд завозился, устраиваясь поудобнее у жениха на груди. Мао с трудом подавил стон. И все же это было приятно даже - испытывать возбуждение, зная, что разрядки в ближайшее время не предвидится. Это было не главным. Главное, что человек, которого он любит – любит его.

- Юури?
- Да?
- А когда ты сказал "приласкать", ты что имел в виду?

Юури опустил взгляд вниз, но Вольфрам тщательно прятал лицо на груди у жениха.

- Ну, поцеловать тебя разок, другой, погладить… не знаю, я не собирался идти сегодня до конца, просто хотел почувствовать тебя поближе.
- Давай попробуем? – продолжил бормотать ему в грудь Вольфрам
- Ты уверен?
- Да, слабак, предложил же! – моментально взрывается огненный лорд.
- Ну что ж, - фыркает Шибуя, - так и быть, попробуем, но только в том случае, если ты скажешь, что тоже любишь меня.
- Что?!
- А иначе ничего не будет, - Юури улыбнулся, крайне довольный собой.

Вольфрам что-то пробормотал совсем неслышно.

- Что-что? - уточнил Шибуя.
- Я люблю тебя, – прошептал Вольфрам.
- Я тебя не слышу…
- Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!! – заорал фон Бильфельд, так что уши у Мао заложило. - Теперь услышал? – буркнул он.
- Хм, думаю не только я, но и весь замок Клятвы на Крови тебя слышал, - прокомментировал выходку жениха Юури. - Мне жаль тебя расстраивать, но боюсь, завтра все будут думать, что сегодня ночью мы этим занимались…
- Что?! - на Вольфрама было жалко смотреть. Он выглядел таким потрясенным и обескураженным, что Юури не удержался и поцеловал его, чтобы стереть расстроенное выражение с лица любимого.

А потом он поцеловал его еще раз, и еще раз, и еще… А потом Юури перевернулся, подминая жениха под себя, и вновь принялся за многострадальные бантики.

- Только, Юури, не до конца, ладно?
- Будет только то, чего ты захочешь, - заверил Мао жениха.
- То, чего мы захотим, - поправил его Вольфрам, - только не сразу… мне нужно немного времени…
- У нас вся жизнь впереди, - улыбнулся Юури, - а теперь давай поищем, где тут у тебя чувствительные местечки…

***


Весь следующий день обитатели замка Клятвы на Крови могли наблюдать удивительнейшую картину. Мао буквально пылинки сдувал со своего жениха, а тот в ответ вместо того, чтобы радоваться, огрызался и грубил. Причины столь удивительного поведения обоих были неизвестны. Но Мурата не был бы Великим Мудрецом, если бы не пожелал разгадать эту загадку. Улучив момент, он затащил Юури в одну из гостиных.

- Ну и что это между вами двумя произошло? – блеснув очками, спросил он.

В ответ Юури залился краской, так что все стало понятно и без слов.

- Хм, и чем же столь недоволен сиятельный лорд? – улыбнулся Мурата.
- Он не хотел, - пробормотал Юури и отвел лаза.
- Что значит не хотел? – изумился Великий Мудрец. - Ты что, заставил его?
- Да..
- Что?!
- То есть, нет. Ну, в общем он не хотел делать этого до свадьбы, и я пообещал, что мы и не сделаем, но потом, когда я, ну… ну, это… ну, сам знаешь. Он сказал «Возьми меня», вот я и не удержался.
- Знаешь, - раздался голос Шин-О, кто ж сомневался, что он где-то рядом бродит, - такие вещи вообще-то без подготовки не делают. Смазка нужна, знаешь ли… как минимум. А по-хорошему не мешало бы еще…
- Да была у нас смазка! – красный как помидор Юури сумел изумить двух мадзоку.
- Откуда???
- Шери, оказывается, снабдила ею все тумбочки и столы в спальне с тех пор, как мы с Вольфрамом оказались помолвлены. На всякий случай…
- Из чего я могу сделать вывод, что ты отвратительный любовник, - фыркнул Шин-О. - В противном случае Вольфрам был бы доволен и не выпускал бы тебя из спальни.

Мурата согласно кивнул головой.

- Я могу дать тебе пару советов, - начал он.
- Все у нас было нормально, - огрызнулся Шибуя, - просто Вольфрам не хотел этого делать до свадьбы. И я обещал. Так получилось… он забылся… он так просил взять его… умолял это сделать… а теперь злится на меня.
- Этой беде я могу помочь! – воскликнул Шин-О.
- Ты? – с недоверием протянули оба сококу, но придвинулись поближе послушать план.

***


- Ну что, Дженнифер, вы подумали? Вы отправитесь со мной в путешествие на поиски любви?
- Нет, Шери, я свою любовь нашла уже давно, и единственное путешествие, которое я хочу, совершить – это возвращение домой к своему Чемпиону. Поэтому завтра, как только Юу-чан освободится, я попрошу его отправить меня домой. Я так соскучилась…

***

- Что значит "между нами ничего больше не будет до самой свадьбы"?! Слабак, ты что, с ума сошел?! А ну быстро раздевайся и иди ублажать своего жениха!

- Что значит "я сегодня сверху"? Нет! Я отказываюсь! Я не могу!

- А можно я еще как-нибудь разок сверху буду?
- Можно, спи!

«Шин-О, ты гений!»
Написать отзыв