Внимательнее надо быть, господин маршал!

от Sumya
минифлафф / 13+ слеш
9 сент. 2018 г.
9 сент. 2018 г.
1
2643
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
- Гвендаль, нам срочно надо с тобой поговорить! - две самые любимые и опасные женщины в жизни маршала возникли на пороге его кабинета.
- Мама? Аниссина? Что-то случилось? Я занят, между прочим! – маршал Шин-Макоку нахмурился и исподлобья глянул на вошедших, стараясь не показать, что их визит его, по крайней мере, напугал.
- Гвендаль! – начала Аниссина. - Так больше продолжаться не может! Из-за тебя срываются мои эксперименты!
- Из-за меня? – если учесть, что последний месяц изобретательница вовсе не привлекала его к участию в опытах, заявление было удивительным.
- Разумеется, из-за тебя! – продолжила возмущаться Аниссина. - Ты супруг Гюнтера. А Гюнтер - основная движущая сила моих изобретений. Но в последний месяц уровень его марёку значительно упал. И в этом виноват ты!
- Я? – возмутился маршал.
- Да-да, мой милый, - начала ворковать Шери, - всем известно, что уровень марёку зависит от эмоционального состояния мадзоку. В последнее время ты совсем не уделяешь Гюнтеру время, вот он и зачах…
- Кто вам сказал эту глупость про марёку? И ничего он не зачах, - возразил Гвендаль и осекся.

Советник в последние дни и правда был слишком тих и сдержан. Правда, его муж списывал такое поведение на отсутствие Мао, который сдавал сессию у себя на Земле. К счастью для большей половины замка Клятвы на Крови, Юури забрал с собой Вольфрама, который становился совершенно невыносим, когда жениха не было рядом. Но очевидно, что фон Крист предпочел бы, чтобы Мао забрал с собой его. Вот он и грустил, по крайней мере, так считал Гвендаль.

- Гвендаль, - пошла в наступление Шери, - нельзя же быть таким бессердечным! Гюнтер столько всего для тебя делает, а ты?
- Да что он делает?! – продолжил отбиваться маршал.
- Ну, он каждое утро встает пораньше, варит кофе и приносит его в тебе в постель, так?
- Так, - согласился Гвендаль.

Милая семейная традиция, сложившаяся еще в первые годы их супружества. К тому же Гюнтер умеет варить просто невероятно вкусный кофе.

- Он собственноручно следит за тем, чтобы твои запасы шерсти не подверглись нападению моли! – вставила веское слово Аниссина.
- Ну, да, - пришлось снова согласиться Гвендалю.
- А по вечерам он расчесывает твои волосы и заплетает их на ночь в косу! – напомнила ему мать.
- Ему самому нравится… – принялся защищаться маршал. - Стоп! А ты откуда знаешь?!
- Да весь замок об этом знает! А что ты для него делаешь?
- Я … - тут Гвендаль замялся, - это… Я люблю его!
- Одной любви не достаточно! – воскликнула Шери, прижимая руки к груди.
- Точно! Любишь – докажи! – вторила ей изобретательница.
- Да что вы сегодня прямо как с цепи сорвались! Мы сами разберемся в своих отношениях!
- Ну как знаешь, - на удивление не стали спорить с ним обе леди, - но потом не говори, что мы тебя не предупреждали!

И оставив маршала в смятении, покинули кабинет так же неожиданно, как и появились в нем. Гвендаль промучился до полудня. Потом выглянул в окно и увидел, как грустный Гюнтер идет по двору, и решился. Чтобы там не придумали его мать и подруга детства, если это поднимет настроение супруга, он готов пойти на любые жертвы.

План Шери был до неприличия прост, она предложила сыну устроить пикник для Гюнтера и даже уже собрала еду, Гвендалю оставалось только взять вино и плед. Бросив оценивающий взгляд на корзину (точно такую же мать подарила ему для хранения вязания) и вовнутрь и сочтя все вполне достойным, Гвендаль направился на поиски пледа. В коридоре ему встретился Конрад, и они, ненадолго зайдя в кабинет маршала, обсудили его дипломатическую поездку в Дай Шимарон. Выйдя вслед за братом из кабинета и пройдя уже достаточное расстояние, фон Вальде понял, что забыл корзину в кабинете. Не желая тратить свое время на то, чтобы возвращаться, Гвендаль отправил за корзиной встретившегося ему Докаскоса. Потом он зашел на кухню, где стайка служанок замерла в удивлении. Если господин фон Крист был в их вотчине постоянным гостем, то маршала на кухне они видели едва ли не первый раз в жизни.
Недовольный столь пристальным вниманием к своей персоне, Гвендаль взял первую попавшуюся бутылку вина, справедливо рассудив, что все вино в Замке Клятвы на Крови отменного качества, и вышел во двор. Там он сдернул с веревки опять-таки первый попавшийся плед и направился к конюшням, где его уже ждал Докаскас с корзиной для пикника. Не глядя, маршал сунул бутылку в корзину и, кинув плед сверху, отправился на поиски мужа.

***


Гюнтер фон Крист грустил - его любимая роза погибла. Просто так, безо всякой причины. Не помогли ни удобрения, ни смена микроклимата в оранжерее, ни пересадка в другую почву. Розу было жаль. Ведь Гюнтер посадил её в первый год их с Гвендалем брака, и она всегда символизировала для него нерушимость уз, которыми они были связаны с супругом. И хотя розу было уже не спасти, Гюнтеру удалось отрезать несколько побегов и посадить их в воду. Пару дней назад первый из них дал корни. «Буду считать это новым началом», - решил Гюнтер и улыбнулся, пересаживая побег в землю. А потом принялся за гораздо менее приятную работу. Нужно было выкопать старый куст и выбросить его.

Гвендаль появился в тот момент, когда советник со скорбным лицом смотрел на то место, где когда-то росла роза, и тяжело вздыхал, еще раз прощаясь со своей любимицей.

- Ну хватит! – заявил он и, схватив мужа за руку, потянул его прочь из оранжереи. - Мы отправляемся на пикник, и я не желаю слышать никаких возражений на эту тему.

По правде говоря, Гюнтер и не думал никаким образом возражать, как раз наоборот - он был только рад отвлечься, поэтому послушно позволил мужу тянуть себя в сторону конюшен, где их уже ждали лошади и Докаскос с корзиной.

***


Глядя в спину удаляющимся мадзоку Шери и Анисина довольно переглянулись и потерли руки. В замке давно следовало сделать небольшую перестановочку, и сейчас одной элегантной интригой они устранили два главных препятствия на своем пути!

***


На берегу реки, где они остановились, было очень красиво. Зеленая травка с редкими вкраплениями ярких цветов, несколько фруктовых деревьев у воды, бабочки и стрекозы, разморенные жарой и летающие низко-низко над землей. Невдалеке на небольшом лугу паслись их расседланные кони. И пока Гюнтер, вот неугомонный, восхищенно носился туда-сюда, изучая окрестности, Гвендаль расстелил плед в тени деревьев и начал накрывать пикник.

- Что-то случилось? – спросил фон Крист, подойдя к мужу.

Вид у Гвендаля был расстроенный и пораженный одновременно.

- Случилось, - буркнул он, - этот Докаскос перепутал корзины! И вместо еды у нас с тобой на обед имеется достаточно большой выбор спиц и шерсти! Ах да, и бутылка вина!

Гюнтер хихикнул, заглянув в корзину.

- Бывает, - отмахнулся он, - не расстраивайся из-за ерунды. Я, например, совсем не голоден.
- Я не расстраиваюсь! – взорвался маршал. - Расстраиваются только женщины! Но я просто не понимаю, как можно быть таким бестолковым!!!
- Гвендаль, - Гюнтер мягко положил руку на локоть мужа, - ну что ты в самом деле? Мы сюда разве есть приехали? Мы приехали побыть вдвоем. Так что давай выпьем вина и просто насладимся этим прекрасным полднем.

Продолжая хмуриться, Гвендаль захлопнул корзину и с недовольным видом уселся на плед, Гюнтер присел рядом.

- Бокалов тоже нет, - буркнул маршал и, открыв бутылку, передал её супругу.

Советник только улыбнулся, всем своим видом показывая, что бокалы его ни капельки не волнуют. Приняв из рук мужа бутылку, он сделал глоток… и его перекосило.

- Что? – удивленно спросил у него Гвендаль.

С трудом проглотив вино, Гюнтер еще раз скривился:

- Кислое…

Забрав бутыль обратно, Гвендаль тоже глотнул вина и, не удержавшись, выплюнул кислятину в траву.

- Замечательно! – воскликнул он, вскакивая. - У нас только одна бутылка вина, и то нельзя пить.

Гюнтер тоже поднялся на ноги и, лукаво улыбаясь, произнес:

- Даже не знаю, какими словами тебе в этом признаваться, но плед жутко колется.
- Что? – не поверил своим ушам маршал. И в десятый раз за прошедшие десять минут обругал себя последними словами. Нельзя было доверять матери организацию пикника. Надо было сделать все самому. Тогда бы он не допустил подобного безобразия.

Гвендаль проверил плед. Да, так и есть - жесткая шерсть, из которой он был сделан, очень неприятно кололась.

- Да что ж сегодня за день такой, - швырнув в сердцах плед обратно на землю, возопил он.
- Ну вот, - расстроился Гюнтер, - теперь и не посидеть. А я так хотел посмотреть на речку, сидя в тенечке.
- Вот! – воскликнул Гвендаль, стаскивая с себя мундир и бросая его на землю. - Можешь сидеть на нем.

Супруг улыбнулся и грациозно опустился на предложенное место.

- Знаешь,- задумчиво произнес он, - думаю, если разбавить вино водой, то его вполне можно будет пить.

Гвендаль моментально сорвался с места и, вылив часть вина, долил в бутылку воды из речки.

- А вон те финиковые персики выглядят вполне созревшими, - продолжил рассуждать Гюнтер.

И вот маршал уже лезет на дерево и возвращается к супругу с охапкой вкуснейших плодов.

- Присядешь со мной? - лукаво улыбнулся фон Крист, глядя на мужа.

И Гвендаль покорно опустился на собственный мундир, а его лилововолосый супруг подсел поближе и положил голову ему на плечо. По мнению Гюнтера, пикник удался на славу. Они сидели в тени чудесного дерева. Гюнтер смотрел на реку и ел сочный финиковый персик. Гвендаль, прислонившись к дереву, вязал. Все было прекрасно, просто замечательно…

Все плохо, понимал Гвендаль. Есть им было нечего. Правда, муж был готов довольствоваться фруктами, но разве это еда? Вино после того, как его разбавили, можно было пить, не морщась, но удовольствия от такого безобразия не было никакого. Сидели они, тесно прижавшись, и маршала мучили мысли плотского свойства. Чтобы хоть как-то отвлечься, он принялся за вязание. По мнению Гвендаля, это было самое ужасное свидание на свете.

Надо что-то делать, понимал Гвендаль. В противном случае супруг вместо того, чтобы развеселиться, впадет в депрессию. «Любовь – это прекрасный антидепрессант», - вспомнились ему слова матери, и, не откладывая дело в долгий ящик, он повернул голову мужа к себе и нежно поцеловал, ощущая сладкий привкус финикового персика.

Инициатива, проявленная супругом, пришлась Гюнтеру по душе, тем более, что он и сам начал об этом подумывать. Обидно было бы упустить такую возможность провести время с удовольствием. Нетерпеливыми руками Гвендаль раздевал супруга, попутно покрывая его тело то нежными, то страстными поцелуями. Все время останавливая руки Гюнтера и не давая ему перехватить лидерство, маршал шептал:

- Я заставлю тебя кричать от удовольствия…

В результате, оставаясь все еще полностью одетым, он умудрился снять с мужа всю одежду до последнего предмета. Подхватив мужа на руки, Гвендаль понес его на ближайшую поляну, заниматься любовью среди выпирающих из земли корней деревьев не представлялось удобным. Аккуратно опустив Гюнтера в высокую траву, Гвендаль лег сверху и уже собирался поцеловать мужа, как вдруг:

- Ай! Ой! Гвендаль, отпусти! Да отодвинься же ты! – тот вдруг принялся изо всех сил отпихивать супруга.

Ничего не понимая, Гвендаль оставался недвижим, и тогда: «БАМС!» Гюнтер довольно болезненно ударил мужа в челюсть. Как только Гвендаль откатился в сторону, советник вскочил и, сорвавшись с места, кинулся в речку. «Отвратительное свидание, - думал Гвендаль пять минут спустя, глядя, как муж продолжает плавать. - Хуже быть не может». И тут пошел дождь… Когда именно успели набежать тучи, было не совсем понятно, но зато было ясно, что самое неудачное, по мнению маршала, на свете свидание подошло к концу. Обидно было, что Гвендаль так и не понял, что именно так рассердило его мужа, что он даже ударил его. Тем временем Гюнтер выбрался на берег и, отжав волосы, быстро принялся одеваться.

- Надо скорее возвращаться, судя по всему, будет гроза, - бросил он супругу.

«Не желает со мной разговаривать», - сделал свой вывод Гвендаль и, на скорую руку собрав их пожитки, пошел седлать лошадей.

***


Ох и не поздоровилось же двум леди, когда маршал и советник вернулись домой раньше намеченного срока. Маршал так орал, что Шери и Аниссина сочли за благо, что он удовлетворился обещанием вернуть «все как было» и не стал применять никаких кар. Гюнтер, стоящий у него за спиной, лишь согласно кивал. После устроенной головомойки маршал твердым шагом направился в свой кабинет.

- Эээ, Гвендаль? Ты не хочешь со мной поговорить? - начал было фон Крист.
- Вечером поговорим, - буркнул, не оборачиваясь, фон Вальде и пошел дальше.

«Ничего себе новое начало. Похоже, он жутко переживает случившееся, - улыбнулся про себя Гюнтер. - Что ж, придется провести мастер-класс по организации свиданий с помощью подручных средств». И напевая какую-то веселую песенку, он пошел в их с Гвендалем комнаты готовиться к предстоящей демонстрации. Давненько у него не было такого хорошего настроение, наверное, с того самого времени, как хейка отбыл для сдачи сессии.

***


Понурившийся маршал возвращался в свои покои в убитом настроении. И, если честно, ожидал, что супруга там уже не застанет. В конце концов, времени на то, чтобы собрать вещи и переехать, у того было более чем достаточно. Почему он решил, что Гюнтер переедет? Да очень просто - за время пребывания в кабинете Гвендаль сотню раз проиграл в голове все детали их неудавшегося свидания, и каждый раз они казались ему все более и более ужасными. На основе имеющихся фактов, особенно в свете синяка на подбородке, он сделал вывод, что Гюнтер, скорее всего, пожелает развестись, и первым шагом на этом пути станет переезд в другие комнаты.

Покои, в которых они жили, встретили его темнотой и тишиной, но вот из-под двери в спальню пробивалась тонкая полоска света. Не веря в то, что Гюнтер мог остаться с ним, Гвендаль затаил дыхание и распахнул дверь. И замер. Слов просто не было. Комната была заставлена, казалось, сотней свечей. А на лиловых простынях на животе лежал его обнаженный супруг. Игриво взглянув на мужа, Гюнтер провокационно потянулся и уточнил:

- Весь вечер собираешься там стоять или все же присоединишься?
- Но как же?.. – руки, двигаясь сами по себе, стали расстегивать одежду. - Ты же еще сегодня днем..
- А что такое сегодня произошло? – не переворачиваясь, Гюнтер подпер рукой голову и, улыбаясь, смотрел на мужа, болтая в воздухе ногами.
- Я устроил нам ужасное свидание, - пояснил Гвендаль, вплотную подходя к кровати и не отрывая глаз от обнаженного супруга, снимал с себя вещь за вещью.
- Почему же ужасное, - продолжил улыбаться Гюнтер, - оно было… запоминающееся…
- Я взял единственный в замке колючий плед, - начал перечислять свои грехи маршал.
- И мы чудесно посидели на твоем мундире, - возразил его муж.
- Вино было кислое…
- Зато оно замечательно освежало, что в такую жару очень важно.

Сняв всю одежду, фон Вальде улегся рядом с супругом, глядя ему в глаза.

- Я перепутал корзины и вместо той, что приготовила мама, взял свое вязание, и мы остались голодными, - продолжил виниться маршал
- Ну, положим, корзины перепутал не ты, да и если честно, то в такую жару все равно есть не хочется. А фрукты, которые ты нашел, были очень вкусными, – опять возразил Гюнтер.
- А когда я решил заняться с тобой любовью, ты стукнул меня…
- И у тебя на подбородке красуется шикарный синяк. Но тут ты сам виноват. Просто запомни на будущее, что свидания на свежем воздухе – не твоя сильная сторона, и если тебе вдруг захочется сделать мне приятное, то устрой ужин при свечах в нашей спальне. И не пытайся сказать мне, что дождь – это тоже твоя вина. Как бы ни были широки твои полномочия, погодой управлять ты пока еще не научился.
- И что теперь? – Гвендаль был рад, что муж на него не в обиде и пребывает в игривом настроении.
- А теперь, - Гюнтер опрокинул маршал на спину и с видом победителя уселся ему на грудь, - мы займемся любовью, и я заставлю тебя кричать от удовольствия… Да, и на будущее - если тебе когда-либо еще придет в голову идея позаниматься со мной любовью на зеленой травке, будь любезен, убедись, что это действительно травка, а не крапива…
Написать отзыв