Яйца преткновения

от Sumya
минифлафф, юмор / 18+ слеш
16 сент. 2018 г.
16 сент. 2018 г.
1
5271
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Юрка всегда знал, что живет с чертовым извращенцем. И большую часть времени, если честно посмотреть правде в глаза, ему это нравилось. Например, когда Илья делал ему минет в узком переулке, где их могли застукать в любой момент, или когда Юрка связывал его специальной веревкой, строго по распечатанной из интернета инструкции, и трахал своего любовника подвешенного под потолком, мысленно молясь, чтобы крепления выдержали, и шизея от нереального кайфа вседозволенности…
То есть, были у них в жизни моменты, когда Илюхина сексуальная инициатива или, в миру, попросту ебанутость, дарила им обоим незабываемые ощущения. В этот раз всё опять началось с очередной безумной идеи Ильи. Видите ли, ему разонравились волосатые Юркины яйца. Как оказалось, они ему никогда не нравились, но тут всё – край наступил. Или Юрка бреет яйца, или развод и девичья фамилия. Юрка, понятное дело, боролся до последнего. Особенно если учесть, что волосатость в этом месте и была его последним оплотом мужественности, но чертов Илья коварно сумел-таки добиться своего. Но обо всем по порядку.
Стоило, наверное, вспомнить, с чего всё началось, а именно со знакомства. Когда Юрка учился в десятом классе, к ним перевелся новенький - глазастый и улыбчивый Илья. Кто ж знал, что это изменит всю его жизнь? И вот не так давно они уже отпраздновали десятилетний юбилей совместной жизни. Но тут вылезли эти волосатые яйца, точнее внезапная нелюбовь Ильи к ним.

***

Сколько Илья себя знал, ему всегда нравились мальчики. Его никогда не привлекали стройные девичьи ножки и грудь в вырезе футболки. А вот мускулистые, подтянутые фигуры его одноклассников, которыми можно было исподтишка полюбоваться в раздевалке после физкультуры, наоборот. Но одно дело - любоваться одноклассником Пашкой и тут же, стоило тому скрыться за дверью, скользнуть оценивающим взглядом по голому торсу Михи, наблюдая, как тот натягивает на себя майку. (И как его никто не спалил в предыдущей школе – для Ильи это оставалось загадкой). И совсем другое дело – смотреть на кого-то и понимать, что вот он тот, единственный… Кстати, о нем.
Илья никогда, наверное, не забудет тот день, когда он перевелся в новую школу и впервые пришел в свой новый класс. Естественно, как и положено всякому новичку, он волновался. Но стоило ему увидеть парня на третьей парте, как его затрясло с удвоенной силой, и новая школа была тут совершенно ни при чем. Вот она, любовь, тут же понял он, разглядывая счастливого обладателя своего сердца. Но он вовремя спохватился и одернул себя. Да и момент был неподходящим – учительница начала представлять новичка классу. Илюха едва не взвыл от досады, увидев, как объект его страсти, наклонившись к своей соседке по парте, что-то нежно шепчет ей на ушко, а та едва не вешается на него. Этого, естественно, Илюха снести не смог и сходу ринулся завоевывать парня своего сердца. Да и удачно так сложилось, что парта позади зеленоглазого красавца была пустой. На нее-то Илья и приземлился и тут же ткнул в спину девчонку. Как только та обернулась - Илья мило улыбнулся.
- Привет! Меня зовут Илья. А ты?
- Я - Лиза. – не слишком-то любезно отозвалась будущая брошенка. – Чего надо?
- Да в принципе ничего, - пожал плечами парень, расплывшись в улыбке, заметив, что сосед Лизы повернулся к ним вполоборота и наблюдает, - просто хотел спросить, будешь ли ты, Лиза, участвовать в групповом сексе, - понизив голос до шепота, произнес Илья.
- Ты псих? – фыркнула девушка. – А кто, кстати, участвует?
- Ну-у-у ты, я и… Как тебя зовут? – Илья обратился к парню.
- Его зовут Юра, - не дала и рта раскрыть своему соседу Лиза. – И я участвовать не буду!
- Окей, тогда мы тебя вычеркиваем. Да, Юра?
Сейчас, спустя столько лет, Илья все никак не мог забыть тот многообещающий взгляд, которым наградил его тогда Юра. Впрочем, наградил он тогда не только взглядом – на перемене он схватил за руку Илью и, затащив в мужской туалет, припечатал к стенке и пару раз от души врезал по почкам и морде, явственно дав понять, что он думает по поводу подобного рода шуточек в свой адрес. Когда он ушел, Илья умыл лицо и восхищенно вздохнул: удар у парня его мечты был что надо, оставалось только как-то дать ему понять, что они созданы друг для друга. Видимо, еще тогда все его мозги утекли в яйца. Кстати, о них…
Хотя Юра оказался именно тем, ради кого стоило биться со всем миром и в каком-то смысле даже с самим Юркой, недостатков у него тоже было хоть отбавляй. И самым главным в списке Ильи значился отказ Юрки окончательно смириться со своей голубизной. Вот, казалось бы, у них уже все было: и взаимные минеты, и секс со сменой позиций, и даже римминг, на который удалось уговорить этого неуступчивого барана аж на пятом году совместной жизни. Но Юрка упорно цеплялся руками и ногами за то, что считал признаками настоящего мужика. И первым пунктом там шли чертовы заросли в паху. Долгое время Илье приходилось с этим мириться скрепя сердце. Вернее, скрипя зубами.
Но в один прекрасный момент и его ангельскому терпению пришел конец.
- Или я, или твоя долбанная волосня, - заявил он, прерывая минет и, вытаскивая застрявший между зубов волосок, - заебался! Не хочешь от них избавляться - иди нахуй!
- Что ж ты за сука-то такая? – взвыл Юрка, которому обломали кайф на самом подходе.
- Я больше не могу бороться с твоими «райскими кущами», сил моих нет! – Илья слишком долго терпел, и теперь его прорвало. - Я же не прошу бриться налысо, но хоть подстриги, у нас же триммер есть. Оставь пару сантиметров, если они тебе так дороги, но это выше моих сил.
- Не нравится – не соси! - резонно заметил Юрка, поправил штаны и ушел в туалет - заканчивать начатое одним сволочным динамщиком.

***

Это было позавчера, и после последней неудачной попытки пойти напролом, Илья решил ненадолго затаиться. Тихий вечер был начат робкой попыткой стриптиза, который закончился, так и не начавшись.
- Не сейчас, Илюх. Ты забыл, что начинается хоккей?
Илья фыркнул и уже открыл было рот, чтобы возразить, но, вспомнив об азартности своего парня, расплылся в ехидной улыбке, так и не проронив ни слова. Настороженный взгляд Юрки он проигнорировал, кинувшись к холодильнику за пивом.
- Юр, а как насчет сделать ставки на сегодняшнего победителя? – небрежно обронил Илья, отобрав у бойфренда пакет с чипсами.
- Какие нафиг ставки, - Юрка отвесил ему подзатыльник, забрав назад чипсы, - канадцы сто пудов поставят чехов раком и отымеют по самое не могу! Тут и спорить не надо.
- Ну, а все-таки, - не собирался так просто сдаваться Илья, - спорим, что чехи разведут твоих канадцев на… ну хотя бы на минет?
- Даже не мечтай! Твои чехи одним минетом не отделаются. Канадцы отымеют их по самые гланды вдобавок к минету.
- То есть спорим! – Илья даже подпрыгнул на кресле, азартно поблескивая глазами. – Если выиграют канадцы – я тебе минет и…
- И я тебя пристегну наручниками к спинке кровати, поставлю на четвереньки и выебу с особой жестокостью, - закончил за него Юрка, поглядывая одним глазом на экран.
- Насухо и без смазки? – сглотнув, уточнил Илья, мысленно погладив себя по голове: есть! Рыбка клюнула на наживку.
- Насухо и без смазки. Отделаю так, что неделю сидеть не сможешь.
- Идет. Но тогда, если выиграют чехи – ты… - он сделал паузу, как будто действительно задумался, - побреешь, наконец, свои чертовы яйца! И будешь брить их весь год!
- Чего? – Это заявление заставило-таки Юрку оторвать глаза от голубого экрана. - Значит, ты мне один паршивый минет, а я, значит, целый год. Не катит! Год минетов и чтобы в сторону моей задницы даже не дышал.
Хоть и признавая за собой половое влечение к одному конкретному представителю сильной половины человечества, Юрик на редкость не любил бывать снизу. Причем именно в моральном смысле, в физическом - всё было в полном порядке. Но каждый раз, оказываясь мордой в подушку, он чувствовал, что становится как бы немного бабой. Поэтому расклад сил в их постели выглядел следующим образом: шесть дней в неделю верховодил Юрка, а один оставшийся – Илья. Конечно, с годами страсть поутихла, но пропорция сохранилась - Илья довольно редко оказывался в активной роли. И не то чтобы он слишком сильно от этого страдал, но его раздражала мотивация партнера – это ведь сущее неуважение. Так что теперь, понимая, что Юрка имеет наглость попытаться окончательно низвести его до положения бабы – он завелся не на шутку.
- Ладно, - Илья забрался на диван с ногами, как если бы приготовился к прыжку, - значит, если выигрывают канадцы, я тебе должен буду каждый день минет делать и год на твою жопу даже не дышать. Но если это будут чехи, ты, дружок, во-первых, подчистую снесешь свой «нескушный сад» между ног и должен мне будешь свою жопу по первому моему требованию. Идет?
- А по рукам! – Юрку тоже уже достала эта ситуация и вечное нытье Ильи на тему его паховых волос. - Но чтобы год потом о бритве не заикался.
- Выиграй сначала, - фыркнул тот и облизнулся как кот.
Знали бы канадцы с чехами, что от исхода их матча зависит не только судьба двух задниц, но и дальнейшее существование целой, пусть нетрадиционной, но всё же ячейки общества.

***

По ходу поединка канадцы проигрывали с разницей в две шайбы, и Юрка, костеря их на все лады, старался не обращать внимания на то, как жеманно потягивался Илья, кидая недвусмысленные взгляды в его сторону.
Однако канадцы все же сумели догнать чехов в счете и в итоге основное время закончилось вничью. Илья становился все мрачнее с каждой минутой, не реагируя на намеки Юрки о том, что не видать ему Юркиной задницы, как собственных ушей, а вот его задницу, похоже, сегодня отымеют по полной программе.
- Штаны-то придержи, дорогой! – огрызнулся в ответ Илюха. Он уже и сам был не рад, что затеял этот спор, но теперь уже пошел на принцип. – Бежишь впереди паровоза – рискуешь ослепить машиниста своей голой задницей. Вот после овертайма и пойдем с тобой искать бритву.
- Ты офигел? Я не буду бриться! – сердито зыркнул на него Юрка. – Канадцы не продуют.
- Если твои канадцы продуют, я, так и быть, в обмен на утренние минеты сверх того, о чем мы договаривались, разрешу тебе не бриться. Триммером обработаем твои «святые места», оставим полсантиметра пушка.
Юрка заскрипел зубами и хотел уже было огрызнуться в ответ, но начался овертайм, и любовники, забыв о выяснении отношений, дружно уставились на экран, подбадривая криками каждый свою команду.
В первые минуты активнее были чехи, но чем дальше, тем больше игра, к огромной досаде Юрки и радости Ильи, стала перемещаться к воротам канадцев. В итоге забросить не удалось никому из команд. И когда дело дошло до кульминационной точки – брат-славянин с непроизносимой фамилией и перекошенной от усердия физиономией единственным точным броском в ворота канадцев, разбил в пух и прах все мечты Юрки о неприкосновенности собственной задницы и прекращения посягательств со стороны бойфренда на последний оплот мужественности в виде волосатых яиц.
- Готовься, дорогой, - покровительственно похлопал его по плечу Илья, не дожидаясь, пока комментатор окончит вещать об окончании матча, смакуя детали последнего броска, - сейчас будем делать из тебя девочку. Или девочкой побудешь завтра, а сегодня только интимная депиляция? Так и быть, с учетом твоего разочарования от позорного проигрыша твоей команды, я сделаю тебе скидку. Но только сегодня.
- Иди в жопу! – рявкнул взбешенный Юрик и скрылся в туалете.
Илья мечтательно потянулся - это ж надо было такому чуду случиться: и Юркины яйца будут лысиной сверкать целый год, и кое-кто получит повод притушить собственное самомнение относительно того, что настоящие мужики в жопу не дают.
Из туалета Юрка выбрался где-то через полчаса, когда Илья уже начал подумывать о спасательной операции.
- Ты что, топился там с горя, что ли? – Язвительно спросил он, подходя к бойфренду и нарочито покачивая бедрами. - Кстати, напоминаю – ты меня перед этим в жопу послал. Так подставляй, родной, я с радостью. Чувствую, после такого долгого заседания в «домике уединенности» тебе даже клизма не нужна.
- Иди ты в… нахуй! – вовремя поправился Юрка и теперь скрылся уже в ванной.
Илья закатил глаза. Иногда его любовник бывал сущим ребенком. Вот и теперь, оттягивая неизбежное, он пытался найти способ увильнуть от необходимости отдавать долг. В другой ситуации Илья, может, и позволил бы ему это, спустив всё на тормозах, но не в этот раз. Рубикон должен был быть перейден и яйца бриты!
Из ванной Юрик вышел изрядно повеселевшим, так что Илья сразу заподозрил неладное.
- И что ты там удумал? – уточнил он.
- Не буду я бриться! – ехидно ответил Юрка, сверкая улыбкой на зависть любой рекламе зубной пасты.
- Так дела не делаются, - тут же подбоченился Илья, - уговор дороже денег!
- На что уговор был? – Юрик усмехнулся. - Что волос у меня не будет. А о том, что я обязан подпустить к своим причиндалам бритву – речи не было.
- Эй, - возмутился Илья, - это старый прием, его еще в «Венецианском купце» товарищ Шекспир описал, вот только я не Шейлок, и этот номер у тебя не пройдет. Не хочешь бритву – отлично! Я их у тебя все пинцетом выдергаю!
- Не кипятись, - Юра примиряющее поднял руки, - я же не отказываюсь. Вот отрыл среди твоих запасов крем, всё ж приятнее, чем бритва. Им и обойдемся.
- Какой еще крем? – Забрав у своего парня тюбик, Илья, наморщив лоб, крутил его в руках. Когда он этот крем купил, хоть убей, он вспомнить не мог.
В чем-то он всё-таки был немного транжирой. И уж на косметику он не скупился никогда. И не потому, что он гей, а потому, что метросексуал. По крайней мере, самому ему было приятнее так думать.
- А, - он хлопнул себя ладонью по лбу, - вспомнил! Я его сначала купил, а потом почитал, что отзывы плохие, и не стал пользоваться. Мужики пишут – жжет, и кожа краснеет.
- Хлюпики твои мужики, - фыркнул Юрка, снимая штаны и ложась спиной на диван, - мажь давай, пока я не передумал.
И, в качестве знака содействия, он расставил ноги пошире.

***

Илья посмотрел на открывшуюся перед ним картину и шумно сглотнул. Юрка лежал перед ним, что называется, как на ладони – беззащитный, покорный, с широко разведенными в разные стороны ногами, выставив на обозрение свою дырку, покрытую порослью волос. Илюха скептически оглядел позу бойфренда, скользнул взглядом по его анусу и почувствовал, что его возбуждение плавно сошло на нет.
- Вот отсюда и начнем! – сверкнув глазами, заявил он, с громким щелчком открывая тюбик крема.
- Ты что там удумал? – с угрозой в голосе спросил Юрка, и Илюха едва не расхохотался – таким сильным был контраст: злобный, сочившийся раздражением голос любовника и его поза, полная беспомощности и послушания.
- Ничего особенного. Тебе понравится, сладкий, - растягивая слова, проговорил он и помахал перед носом у парня специальным шпателем, который шёл в комплекте вместе с кремом.
- Я же не такой извращенец, как ты, чтоб мне понравилось, когда мне в жопу посторонним предметом лезут. Ой! Ты что творишь, сука?
Илья с мстительным удовольствием шлепнул крем прямо между раскрытых Юркиных половинок, чуть ниже яиц, и принялся тщательно размазывать вокруг ануса густую субстанцию белого цвета.
- А ты как хотел? Побрить яйца и оставить вокруг своих врат в рай этот чудный оазис? - Хмыкнул парень, глядя на перекошенное лицо бойфренда. – Боюсь, не будет сочетаться.
Он щедро добавил еще порцию крема, размазывая ее вокруг Юркиной дырки, и перешел ближе к яйцам:
- Ты так морщишься… Неужели так больно?
- Да он холодный, словно твои лягушечьи конечности, когда ты подгребаешь ко мне под бок греться!
- Холодный? Не страшно, сейчас согреется. - Илья, не прекращая своего занятия, второй рукой подгреб к себе коробочку от крема, принявшись изучать ее содержимое. – Время воздействия – десять минут. Дольше, чем на пятнадцать не оставлять. Пролетит - не заметишь. Все для твоего же блага.
- Да я сейчас для твоего блага, вставлю тебе по самые яйца!
- А не получится: мои яйца плюс твое хозяйство, щедро сдобренное этой прелестью – получится не самый лучший расклад. На слизистую нельзя наносить ни в коем случае, если что - сразу промывать. Так что не дергай дыркой, любимый, а то познаешь неизведанные прежде ощущения.
В наступившей тишине было слышно лишь как скрипят Юркины зубы да приглушенное бормотание работающего телевизора.
- Сейчас… еще последний штрих - и все! – улыбаясь во все тридцать два, проговорил Илья, тщательно размазывая тонким слоем депиляционный крем по Юркиному паху, осуществляя свою давнюю мечту. – Отлично выглядит, почти как взбитые сливки, так бы и облизал всё. Вот куплю завтра и как оближу, теперь по гладкому в кайф будет.
Юрка пялился в потолок и мысленно пытался вспомнить, что хорошего он нашел в этом извращенце и садисте. И как они уже десять лет жили душа в душу? Ну ведь сволочь же, кайфует от его унижения. Вот как Юрке теперь в качалку идти? Не дай бог, кто в душе увидит – пацаны не поймут. То, что ориентация у него не совсем традиционная - Юрик лишний раз предпочитал не светить. Мужики на такие новости всегда странно реагировали: кто-то злился, кто-то делал вид, что всё в порядке, а кто-то крутил пальцем у виска. Но все, как один, начинали дрожать за свои жопы, почему-то искренне считая, что гею все равно кого ебать. Объяснять было бесполезно.
Между тем крем неприятно нагрелся и появилось легкое ощущение покалывания.
- Слышь, ты, брадобрей, - Юрка повернул голову к любовнику-извращенцу, вернувшемуся из ванной, - хер ли оно мне жжется так? Это нормально?
- Вообще-то нет, - Илья нахмурил брови и поджал губы, - это странно. Надо смывать. Да и вообще, блин, сначала надо было где-нибудь на небольшом участке кожи попробовать. Видимо, у тебя непереносимость каких-то компонентов.
Юрка закатил глаза - любил Илья умничать по делу и без.
- Ты уверен, что надо смывать? - Он повел задницей по кровати. - Вроде терпимо, горячо, но ничего так.
- Уверен. Вставай давай! – Илья схватил своего любовника за руку и поставил на ноги. - Марш в ванную. Смывай это всё нафиг, и будем тебя по старинке брить.
Идея с бритвой у его яиц радостью Юрку не наполнила. Но он мужественно пошел в ванную. Но, на месте, закрыл за собой дверь, включил душ и решил еще немного подождать. Пекло уже прилично, зато, может, без бритвы обойдется. Когда сил терпеть уже не было, он всё-таки полез мыться. Смывая с паха противно пахнущую субстанцию, Юрик с горечью отметил, что волосы ушли не все. Теперь низ живота у него сиял проплешинами, где-то был лыс, а где-то вполне себе волосат.
Непоправимое случилось, когда он попытался отмыть от крема дырку. Непонятно как это вышло, но вместо того, чтобы смыть чертов крем, он затолкал клок волос с ним в анус.
- Твою мать! - выругался Юрка и принялся исправлять ситуацию.
- Твою мать!!! – орал он десять секунд спустя, когда в жопе запекло так, будто ему туда паяльник засунули.
- Что? – Илья чуть дверь не снес, услышав вопли любовника.
Он на всех парах влетел в ванную и замер под разъяренным взглядом своего парня.
- Юр, ты чего орал? Случилось чего? – Он основался в дверях, не решаясь подойти поближе. – Ох, мать моя женщина! - Илья разглядел результат их труда и согнулся пополам от хохота. – Ты бы себя сейчас видел! Ты похож на облезлую обезьяну, которая попала под кислотный дождь и у нее местами остались клочья шерсти.
- Я тебе сейчас такую обезьяну покажу! Я тебя сейчас, сука, накормлю этим кремом! Ты что мне подсунул, идиот?
Юрка немного прикрутил воду и направил струю душа прямо на свой многострадальный анус. Облегчение было сомнительным и мимолетным.
- Твою мать! Твою мать! Илья, ты лучше спетляй отсюда, а то я за себя не ручаюсь!
- Да что случилось-то? – разозлился Илья и, подойдя поближе, выхватил из рук парня душ, принявшись рассматривать результаты депиляции. – У тебя тут раздражение, кажется… Ты что, чесался?
- Нет, мать твою! Я тут пиво пил! – заорал его бойфренд, отобрав у парня душ. – Если я выживу, то я самолично залью тебе в жопу эту твою фигню и буду лыбиться, расспрашивая как тебе ощущения от серной кислоты в заднице. Какого ты вообще купил эту дрянь?
- Ну я…
- Я… я… Че ты мямлишь, сука? Сам не пользовался, а мне подсунул!
- Ну знаешь, - теперь уже взбесился Илья, - я ведь предлагал тебе бритву. Ты сам выбрал крем, хотя я тебя предупреждал. Нефиг теперь на меня все валить. Сам виноват!
- Нефиг было доставать меня со своим «побриться»! Заебал уже. Яйца ему мои не нравятся! Не нравится – не смотри!
- Юр, ну перестань, - Илья понял, что перегнул палку и примирительно дотронулся до руки любовника, - давай я тебе сейчас бритвой все сниму, что гель не взял.
- Башку себе сними, дубина! – Не собирался сдаваться Юра. – У меня жопа чешется, как будто там рой ос тусуется. Знаешь, как жжет?
- Может, ожог? Слушай, тогда, наверное, надо холодное приложить? – Илья на секунду задумался и затем просиял. – Давай ты вылазь, бери полотенце и иди в комнату, а я тебе лед из холодильника принесу.
И, не дожидаясь ответа, он рванул в кухню.
- Ага, буду я ждать. - Как был голый, Юрка пошел вслед за любовником.
- Слушай, льда нет, - Илья расстроено потряс пустой формочкой, - выбухали на прошлой неделе весь. Сейчас я наморожу.
- Ты, блять, издеваешься! – Юрик прижимал к паху мокрое полотенце, которое фактически не давало никакого облегчения.
- Ну, тогда у нас богатый выбор: мороженая цветная капуста, пельмени и мясо. Чего изволите? – Илья отошел от холодильника и набрал в форму воды.
Обернувшись, он замер с открытым ртом. Юрка, расставив ноги, сунул между ними пакет с замороженными овощами. С трудом удержавшись от кулинарных комментариев из серии: «Цветная капуста с яйцами и сосиской», Илья поставил воду в морозилку и вплотную подошел к стоящему враскорячку любовнику.
- Что, совсем хреново? – Он всё-таки любил эту волосатую сволочь и совсем не хотел, чтобы Юрке было больно. - Может, скорую вызвать?
- Только посмей! – взвыл Юрик. - Я тебе яйца оторву! Уж лучше пристрели меня, чем так позориться!
- Слушай, не глупи, ты что думаешь, они на скорой такого не видели? – Илья начал вспоминать, где он оставил свой мобильник.
- Что у нас там еще в холодильнике есть? - Проигнорировал его любовник. - У меня в жопе просто пожар!
- Пельмени остались и мясо… - Илья развел руками, - ну и мороженое тоже.
- Найди что-нибудь холодное, - взмолился Юрка, - если я туда что-нибудь не запихну – я сдохну.
- Пельмешки не катят… – Илья еще раз подумал не звонить ли в скорую, но решил что пока это всё-таки преждевременно, - а два кило говядины без растяжки я в тебя не пропихну… Хотя можно попробовать…
- Он еще, сука, издевается! – Юрик распрямился и дал любовнику по уху.
Получилось не очень сильно, потому что в правой руке у него всё ещё был зажат пакет с морожеными овощами.
От удара у Ильи в голове всё прояснилось, и он рванул к окну. Распахнув раму, парень свесился вниз чуть ли не по пояс.
- Э! Ты чего!? – Юрка не на шутку испугался: жили они на двенадцатом этаже, и падать вниз было бы больно, мучительно и смертельно.
- Вот! – Илья торжественно продемонстрировал ему сосульку. - Скажи спасибо погоде, наросло.
Сосулька была огромной: сантиметров двадцать в длину и около пяти в диаметре. Но Юрке, у которого в жопе пылал вулкан, было уже все равно.
Илья отломал острый кончик у сосульки, ополоснул её под горячей водой и с решительным видом направился к любовнику.
- Ну, избушка - к лесу передом, ко мне задом, - он демонстративно поддернул рукава на домашней водолазке, - ща мы тебя остудим.
Юрка мысленно поклялся страшно отомстить, но послушно, всё так же переступая враскорячку, подставил любовнику свою пятую пылающую точку.
Нет, Илья, конечно, предполагал, что Юрка станет именно так, но он не предполагал, что это будет выглядеть так… чертовски охуительно: его бойфренд, стоящий в такой соблазнительной позе, бесстыдно выставивший свой упругий зад с покрасневшим анусом! Илья сглотнул, рассматривая эту картину, зависнув на какое-то время и неосознанно теребя сосульку в руке.
- Ну, ты так и будешь стоять или сделаешь уже что-нибудь? – ворчливо спросил его Юрик.
Илюхе только и хватило самообладания медленно кивнуть и подойти ближе. Юркина откровенная поза и беспомощность просто вынесли ему мозг. Парень закусил губу, чтобы не застонать, осторожно касаясь руками ягодиц любовника, покрытых пушком, и пытался убедить себя, что в том, что у него встало на слегка постанывающего от терзающего его жжения Юрку, нет ничего плохого. Однако, как обычно и бывает в таких ситуациях, последние мозги утекли в яйца, мучая тело тяжестью в паху и каменным стояком.
- Ты там заснул или как? – напомнил о себе Юрка, и Илья вздрогнул.
- Ща, погоди. – Рука, держащая сосульку, которая уже начала подтаивать, замерзла, он дотянулся до прихватки и взялся за «ледяной самотык» через неё.
Илья осторожно провел сосулькой по покрасневшей расселине между половинками, глядя как капельки воды, стекают по ледяным бокам сосульки, медленно бегут вниз, от ануса к яйцам.
Юрка что-то неразборчиво проворчал и застонал, вздергивая вверх бедра. Илья хмыкнул и мягко ввел сосульку внутрь на несколько сантиметров.
- Не больно? – охрипшим голосом осведомился он.
- Нет, блять, больно! – огрызнулся Юрик.
- Зато бесплатно, - едва слышно проговорил парень, вспоминая старую шутку.
Он продвинул сосульку еще немного вглубь, пытаясь по пыхтению любовника определить, когда будет достаточно. Юрка пыхтел и стонал, топтался на месте и явно чувствовал себя просто ужасно.
Илья смотрел, как сосульку плотно обхватывают края растянутого Юркиного ануса, и собственные яйца просто ломило от напряжения.
Юрка снова застонал особенно громко, видимо холод сосульки принес ему временное облегчение. Илья снова закусил губу, думая о том, что ему бы сейчас это самое облегчение ой как не помешало бы.
Он смотрел на то, как сосулька входит внутрь, растягивая плоть, как выходит оттуда, дразня тающими боками, и чувствовал, как сдерживается из последних сил, чтобы не поменять бездушный предмет на свой член и не засадить как следует, в эту потрясающую задницу. Его сдерживало лишь то, что Юрик от данной процедуры не был ни капли возбужден, хотя и стонал в голос и, елозя задницей, медленно насаживался на сосульку. Совсем удержаться не удалось - Илья поймал себя на том, что трахает своего парня предметом для этого явно не приспособленным.
Он погладил свободной рукой блестевшее от пота бедро Юры, мечтая о том, чтобы накрыть ладонью свой член и получить, наконец, желаемую разрядку. Он стал двигать изрядно подтаявшей сосулькой, постепенно наращивая темп, перемещая её то взад-вперед, то немного по кругу.
- Юр, сосулька почти растаяла, - не доверяя собственному голосу, с трудом проговорил Илья, - что делать?
- Стало легче, но блин всё равно всё горит. Найди еще что-нибудь холодное.
- Но что? Пельмени не подходят, а вода еще не замерзла.
- Блядь, да придумай уже что-нибудь!
Илья на негнущихся ногах добрался до морозильника, потыкал на всякий случай пальцем в формочку с водой, которая покрылась сверху тонкой корочкой льда и тут увидел полупустую банку с мороженым, отвергнутую ранее. Недолго думая, он схватил находку и повернулся к Юрке.
- Пойдем в кровать, - ласково проговорил он, надеясь, что любовник не пошлет его, - ну у тебя наверняка ноги болят… Столько времени в такой приятственной, но непривычной позе. Пойдем!
Юрка, чертыхаясь, попытался его лягнуть и чуть не упал. Илья едва успел подхватить его под локоть, но был тут же отодвинут в сторону. Видимо, Юрку сильно задело замечание про позу - ему же не положено, он же мужик.
Илюха вздохнул и побрел следом за ним. Юра дошел до кровати и забрался на нее, вставая на четвереньки, приподнимая свой зад. Илья уселся рядом, провел кончиками пальцев по половинкам попы, покрытым мурашками и, зачерпнув пальцами мороженое, шмякнул немного на выставленный на обозрение анус.
- Твою мать! – дернувшись, прошипел Юрка.
- Тихо! – шалея от собственной безнаказанности, вдруг произнес Илья и шлепнул любовника по заднице.
- А ну убрал эту хрень! – Юрка даже в таком положении умудрялся командовать.
- Да пожалуйста. Только больше ничего нет. Так что выбирай.
Уже через минуту Юрик сдался и пробурчал:
- Давай, долго я тут раком стоять буду?
Илья снова сунул руку в банку и принялся пальцами размазывать сладкую массу снаружи и внутри. Мороженое быстро таяло, и белые струйки стекали на постель, пачкая белье, но им обоим на это было наплевать.
- Юр, ты бы себя сейчас видел! – пробормотал Илья и, нагнувшись, лизнул любовника прямо в сладкую, в прямом смысле этого слова, дырочку.
Ожидаемо за это получил локтем в нос и, если бы не витал в облаках, то успел бы увернуться. Но нижняя головка думала совсем не о том, о чем верхняя голова. А поскольку кровь вся прилила сейчас именно к нижней, теперь, уже обоим обитателям квартиры нужен был лед.
Мороженым Юрка делиться отказался, самостоятельно запихивая его себе в задницу.
- Смотри, как бы не слиплась. - Обиженно буркнул Илья и пошел на кухню. Чертов лед, конечно же, еще не схватился, и пришлось довольствоваться мокрым полотенцем.
Вернувшись в комнату, он обнаружил, что Юрик извел на себя, а точнее в себя, почти всё мороженое.
- Вроде отпустило наконец. - Признался незадачливый экспериментатор и пошел в ванну отмывать себя.
Пока Юрки не было в комнате, Илья успел сменить постельное белье, навести порядок на кухне и вообще всячески приготовиться ко сну. Вернулся любовник из ванной мрачнее тучи.
- Что такое? – Откуда еще можно было ждать беды, даже предположить было страшно.
- У меня не стоит, - голый Юрик показал на свой член, - вообще не стоит. Как я его только не тер. Я что, теперь импотент? А всё ты со своей идиотской идеей фикс - побрить мои яйца!
- Тихо-тихо, - Илья медленно приблизился к расстроенному любовнику и за руку отвел его в постель, - не надо так нервничать. Всё будет хорошо.
Он уложил Юрку на бок, а сам прижался к нему сзади, поглаживая по бедру.
- А если у меня вообще не встанет больше? – В тишине поинтересовался Юрик, обмирая от ужаса.
- Я буду любить и нестояшку, - честно признался Илья, - но исключительно с активной позиции.
За это он заработал ещё один удар локтем, на этот раз по ребрам. Дыхание сбилось, он закашлялся, но стерпел, понимая, что его шуточки далеко не всегда уместны. Юрка тоже не стал развивать тему, так как хорошо знал особенности характера своего любовника.
Утром они быстро собрались на работу, привычно мешая друг другу. На вопрос о состоянии здоровья, Юрка только отмахнулся. Весь день Илья переживал, как там поживает его любовник. Но от звонков себя удерживал, зная, как тот терпеть не может излишнее к себе внимание. Вечером он несся домой со всех ног.
Юрик работал гораздо ближе от их места жительства, поэтому он, конечно, был уже в квартире. Но опять заперся в ванной.
- Пусти, - Илья, предчувствуя неладное, поскребся в дверь, - мне руки помыть надо.
- На кухне помоешь. - Приглушенно донеслось из-за двери.
Голос у Юрки был бодрый, так что Илья решил последовать совету, а заодно заняться ужином, на который подлый любовник почему-то забил.
Когда на сковороде уже скворчало, а в кастрюле булькало, как Афродита из пены морской, Юрик выплыл из ванной.
- Ты почему похавать не приготовил, гад… - Илья завис на полуслове, более того на полужесте, с недокрошенной в сковородку картофелиной.
Юрка был гол как в момент своего рождения. Во всех смыслах этого слова. В паху не осталось больше ни волоска. Он демонстративно прошел мимо Ильи и выбросил станок в мусорку.
- Ты же боялся. - Илья отложил нож и картошку в сторону и выключил газ на плите. Судя по стояку, который Юрик ему настойчиво демонстрировал, им сейчас будет не до еды, а пожар дело неприятное, это они уже проходили.
- После вчерашнего я решил, что бритва не самое страшное. И у меня опять стоит! – Юрик, в приподнятом настроении, подвигал бедрами.
- Вижу. Пошли в спальню, хочу тебя облизать везде. - Илья шумно сглотнул слюну.
И таки облизал. С чувством, с толком, с расстановкой и любовью к делу. Правда, потом вышла заминка, когда он попытался вставить. Получил по уху, не сильно, но чувствительно. Юрик заявил, что из-за вчерашней травмы никакого анального секса, пока не заживет.
Илья, конечно, почувствовал, что его пытаются наебать, но временно сдал позиции - в конце концов, ему нравился любой секс и, в отличие от некоторых, он не заморачивался на счет позиции.
Но сделал себе зарубку погуглить этот вопрос. И после этого всё-таки получить своё.
Потом они мылись, готовили, вместе смотрели какой-то старый американский боевик и ржали над ним как кони. Рано легли спать, потому что завтра опять обоим надо было идти на работу.
Так в их маленькой ебанутой семейке всё стало хорошо. По крайней мере, до следующего приключения, которое было уже не за горами.
Написать отзыв