Мы были обречены, пока ты не решил взять все в свои руки

от iolka
миниромантика (романс), хeрт/комфорт / 18+ слеш
25 сент. 2018 г.
25 сент. 2018 г.
4
5154
2
Все
1 Отзыв
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Мюзикл был, чудо, как хорош. «Гамлет» в современной аранжировке, с яркими спецэффектами, песнями, подвижными танцами. Действительно красиво. Испоганили классику, высказалась бы тетя Петунья. Но Гарри бы с ней поспорил.

За годы жизни ему нередко приходилось выводить супругу в свет, и чаще всего, местом выхода являлся театр «Глобус», где находились несколько лож для магов. Так что в Шекспире Поттер разбирался. И гораздо больше скучных оперных постановок строго по сюжету, главе Британского Аврората нравились вот такие, яркие, фееричные выступления молодых и энергичных актеров.

Когда труппа вышла на поклон, Гарри аплодировал стоя. От рассматривания усталых, но счастливых актеров и танцоров его отвлекла жена. Джинни потянула его за рукав мантии, наклонив к себе, и указала в противоположную сторону, на балконы правой стороны.

— Драко, — коротко пояснила она, да Гарри и сам увидел: все еще наследник рода Малфоев с холодной ненавистью смотрел на сцену. Всю гамму его чувств Гарри прекрасно видел с такого расстояния, потому что слишком хорошо знал Малфоя. Проследив за взглядом начальника отдела дипломатических отношений, Гарри уперся в устало улыбавшегося и принимавшего букеты цветов «Гамлета».

— Кто играл Гамлета? — спросил он у Джинни.

— Гарри, ты опять весь мюзикл проспал что ли? — насмешливо спросила жена.

— Наоборот, я был поглощен спектаклем, — серьезно ответил Поттер. Джинни вздохнула, бросив напряженный взгляд на круто развернувшегося и исчезнувшего за шторой Малфоя, и снова перевела взгляд на супруга.

— Это Скорпиус Малфой.

— Но Люциус же изгнал его из рода, — нахмурился Гарри. Скандал четырехлетней давности, когда малфоевский наследник наотрез отказался жениться и покинул стены мэнора, отголосками все еще бродил по кулуарам. — Что ему еще нужно от бедного парня?

— Я так думаю, что он злится, что Скорпиус занимается любимым делом и вполне успешно, — Джинни мимолетно почесала аккуратный носик и вздохнула. — Мы и дальше будем аплодировать, или все-таки пойдем домой, как все нормальные люди? Меня ждут вообще-то.

— Чего ты раньше не сказала? — Гарри тепло улыбнулся супруге, галантно подал руку, и повел ее прочь из ложи к аппарационной площадке. Но сердце его было не спокойно. Чем опять мог Скорпиус так задеть своего отца?

Отправив жену на свидание с любовником, Гарри присел в кресло в гостиной. Они с Джинни практически после рождения Лили разошлись по разным спальням и заключили мирный договор. Джинни живет как леди Поттер, воспитывает детей и делает, что хочет и с кем хочет, а Гарри… Гарри просто живет. На восьмом послевоенном курсе Поттер закрутил, совершенно случайно, тайный роман с Малфоем, который Драко. Но школа кончилась, и Малфой резко послал Героя всея Британии и женился на Астории Гринграсс. А Гарри вернулся к Джинни и долго рыдал на ее плече. Уизли сумела уговорить героя не портить себе имидж, пожениться, завести детей, как приличной семье, а потом уже спать с кем хочет. Поттер сопротивлялся, он же честный, но Джинни уверила его, что не настолько любит Дина Томаса, чтобы не поступить так, как она предложила. Гарри согласился, и понеслось. Будучи уже женатым и в ожидании первенца, Гарри, наконец, сумел ненадолго остановиться среди бешеной послевоенной жизни и задуматься, где взять того, с кем можно связать чувственную сферу жизни? Он был слишком известен для Магмира, а от магглов пришлось бы скрывать свою магию. Честный, прямой Гарри, в отношениях, прежде всего, ценящий искренность, не мог обманывать того, с кем собирался делить постель. Поэтому до сих пор был одинок, изредка снимая напряжение в специальных заведениях. Но поскольку, по меткому выражению Джинни, у него был «комплекс Поттера», Гарри стеснялся часто пользоваться услугами заведений, и прибегал к ним в исключительно крайних случаях.

Однако именно сейчас что-то в его сердце шевельнулось. Чутье, то самое чутье, которое позволило ему в рекордно короткие три года дослужиться до поста Главного Аврора, чутье, позволившее не провалить ни одну операцию, не раз спасавшее жизни и самому Поттеру и другим. Сейчас оно звало вернуться.

Накинув мантию, и призвав невидимку из кабинета, Гарри аппарировал обратно к театру. Закутавшись в мантию-невидимку, Поттер обошел здание и едва не был сбит вылетевшим с черного хода Драко Малфоем с искаженным от ярости лицом. Вслед за ним выпрыгнул Скорпиус, но в отличие от понесшегося куда-то отца, остановился на крыльце, освещенном фонарем, отчего его высокая тонкая фигура и ореол светлых волос создавали образ уставшего ангела.

— Драко! — крикнул он, и Малфой-средний остановился, развернувшись. — Пожалуйста, не зли его. Мы справимся. А ты… ты от него зависишь. Береги себя, — Драко отрывисто кивнул. Гарри даже показалось, что в уголках его губ мелькнула улыбка. — И… Я хотел бы увидеть Нарциссу. Она писала, что чувствует, что скоро… — у Скорпиуса перехватило горло, — Я хотел бы попрощаться с ней. Пожалуйста.

— Я постараюсь, — Драко снова кивнул. — Будьте осторожны. Оба, — он задержал взгляд где-то на груди Скорпиуса, провел ладонью по лицу, кивнул и аппарировал.

Скорпиус тяжело вздохнул и, привалившись к стене, уставился на темное небо в просвете между зданиями. Дверь снова открылась, и на крыльцо осторожно выглянул сын Гарри — Альбус.

— Ты как? — обеспокоенно спросил он.

— Жить буду, — отозвался Скорпиус. — Чувствую только, что сейчас разрыдаюсь. Чертовы гормоны.

— Ну-ну, — Альбус проказливо улыбнулся. Но тут же снова стал серьезным. — Что-то произошло? Драко выглядел… да он был в ярости. Думаю, это заметили все, кто сегодня обратил внимание на его балкон.

— Люциус отрезал меня от магии рода, — выдохнул Скорпиус, зажмурившись. — Голова закружилась. Сейчас пройдет.

— Мерлин, Скорп! — Ал поддержал съезжающего по стене блондина. — Ты же не выносишь без поддержки рода! Давай я поговорю с отцом, введем тебя к Блэкам, а? Скорпи, — Ал всхлипнул, обнимая уткнувшегося ему в плечо Скорпиуса, который был на добрых две головы выше.

— Не расстраивайся, Ал, — хрипловато произнес Скорпиус. — Еще пара недель, закончится сезон, и я ухожу из театра. Не будет таких нагрузок, я буду в порядке.

— Да не в этом дело, — Альбус взял себя в руки, закинул руку Скорпиуса себе на плечо и ногой открыл дверь. — Мужская беременность — дело исключительно магии, а не физиологии. Без значительного магического вливания вы просто умрете: и ты, и мой племянник. Я знаю, о чем говорю, не зря же в Медакадемии штаны протираю.

Гарри, пребывая в глубочайшем шоке, аккуратно проследовал за сыном и его другом. В гримерке Скорпиуса он прислонился к стенке, пока Альбус заклинаниями смывал Скорпиусу грим, переодевал его, и поил водой. Изгнанный Малфой действительно выглядел плохо — лицо уставшее, и без грима сероватое, под глазами мешки и синяки, волосы тусклые. Он жадно присосался к бутылочке с водой, пока Альбус, матерясь вполголоса, придерживал его голову.

— Ты же никакой совсем! — воскликнул Альбус, когда Скорпиус попытался встать, но упал обратно в кресло.

— Приедет от своей румынской крысы Джейми — буду какой, — выдавил сквозь зубы Скорпиус, борясь со слабостью и тошнотой.

— Ты же знаешь, что она не «его» крыса. Отец настоял на этой свадьбе, потому что на него надавил Министр.

— Все равно, — Скорпиус мотнул головой и тут же застонал, скривившись. — Как представлю, что он… там… ее… Да все равно, что может случиться, может, она врет! Ал!

— Тшш… Скорп, — Альбус обнял друга, прижав его голову к своей груди. — Ты хуже, чем Лилс во время пмс.

— Плевать, — прошептал Скорпиус. — Ненавижу твоего отца за эту свадьбу. Ненавижу Джеймса за то, что не отстоял свое право на нас. Ненавижу свою чистую кровь, благодаря которой один раз без чар оказался достаточным. Ненавижу Люциуса, из-за которого мы все страдаем… Ненавижу его, потому что мне приходится звать отца по имени и я даже не могу его обнять из-за этого чертового обета!

Альбус только успокаивающе гладил Скорпиуса по голове. На лице его застыла исказившая черты гримаса из смеси ярости, сожаления и понимания.

Сердце Гарри с силой билось изнутри о грудную клетку, норовя выпрыгнуть. Вот, значит, как…

Он умел складывать два и два, и без труда понял, что своими действиями сломал Джеймсу жизнь, будучи уверенным, что поступает верно. Когда Министр указал на одном из приемов на дочь румынского посла, с родиной которого в последнее время у Англии были проблемы на почве драконьего заповедника, Гарри, недолго думая, отвел в сторону Джеймса и настойчиво попросил приглядеться к девушке. Она была красива, вполне во вкусе Джеймса, как он думал… Оказывается, во вкусе Джеймса высокие блондины по фамилии Малфой — недалеко он от отца ушел…

Гарри несколько раз видел, что на различных приемах и балах сын общается исключительно с Маришкой, видел, как они смеются над чем-то вместе, танцуют. Джеймс стал часто пропадать днем и по вечерам, и Гарри списал все на влюбленность, а уж когда Джеймс пропал на всю ночь и вернулся утром, выглядя как человек, который всю ночь занимался страстным сексом… Гарри принял решение: чтобы не пострадала репутация, и, не дай Мерлин, разгорелся международный скандал, Джеймс должен жениться. Сын не сказал ни слова против.

Сейчас Джеймс находился в Румынии с визитом к родственникам жены, и должен был вернуться на следующей неделе. Учитывая обстоятельства — скандал грянет неимоверный. Беременный от Джеймса мужчина; тиран-отец, бывший Национальный Герой, заставивший жениться… Гарри наверняка потеряет свой пост. Или против него ополчится Министр.

Но что тогда было между Джеймсом и Маришкой? Смутная догадка забрезжила на подкорке сознания… Маришка, кажется, была охотницей в одной из румынских команд… А Джеймс состоял в сборной Англии. Мерлин, как можно было быть таким слепым глупцом!

Пока Гарри костерил себя, на чем свет стоит, Альбус успел собрать вещи Скорпиуса и теперь настойчиво уговаривал его отправиться на Гриммо.

— Ты носишь на половину Поттера-Блэка, Скорп. У нас конечно фигово с родовой магией, но я, так и быть, поработаю транзистором. Тебе это нужно, не спорь!

— Я не хочу висеть на твоей шее, Ал!

— Блядь, Скорпиус! — рявкнул всегда корректный и спокойный Альбус. — Ты носишь моего племянника! Ты априори не можешь висеть на моей шее просто потому, что ты висишь уже на шее Джеймса! Не упирайся, я знаю, что ты всесильный и несгибаемый, но сейчас тебе нужна помощь. Просто прими это. Пойдем. Я достану второе одеяло, надеюсь, ты не против поспать со мной на одной кровати. Помнится, в Хоге тебя это не смущало.

— Ты боялся спать один, потому что тебе снились кошмары, — улыбнулся Скорпиус.
Альбус тоже улыбнулся, и помог Скорпиусу подняться на ноги.

— Вот и хорошо. Имей в виду — в театр я тебя не пущу: в выходные надо отдыхать!

— Что бы я без тебя делал? — без тени иронии произнес Скорпиус.

Альбус, задрав голову, внимательно посмотрел на друга:

— Я не знаю. И не хочу знать.

***

Среди ночи Гарри разбудил Кричер. Эльф почти беззвучно завывал и заламывал лапки.

— Кричер, успокойся! Что произошло?

— Хозяин, с Наследником плохо!

— С которым? — Гарри согнал остатки сонливости, собираясь и очищая сознание.

— С нерожденным.

Через минуту Гарри уже входил в комнату Альбуса, властью Главы рода открыв дверь.

Скорпиус метался в бреду, на его лбу сверкали в неверном свете свечи капли пота, рядом сидел Альбус и размахивая палочкой, твердил то катрены, взывающие о помощи к магии рода, то какие-то лечебные заклятия.

Завидев отца, Ал беспомощно закусил губу и в немой мольбе посмотрел на него.

Подхватив на руки выгибающееся тело крупного молодого мужчины, Гарри, кивком позвав Альбуса за собой, быстро пошел к ритуальному залу.
Написать отзыв