Стонарики

от Remi Lark
драбблыангст, романтика (романс) / 13+ слеш
1 окт. 2018 г.
1 окт. 2018 г.
1
366
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
* * *

Аластор Грюм был прекрасным аврором. Это признавали и немногочисленные друзья, и чуть более обширный круг коллег. С этим соглашались враги, в силу определенных обстоятельств имевшиеся в неисчислимом количестве. Он практически в совершенстве владел боевой магией, безукоризненно точно умел накладывать диагностические чары, прекрасно справлялся с заклинаниями для оказания первой помощи. Его прозорливость и умение делать логические выводы из самых, казалось бы, незначительных фактов стали легендой среди сослуживцев. Его бдительность была известна далеко за пределами Аврората. В общем, Аластор Грюм был почти идеальным аврором. До идеала не хватало самой малости.

Аластор Грюм всей душой ненавидел зельеварение, и оно отвечало ему полной взаимностью.

* * *

Драко Малфой ненавидел Гарри Поттера. Поводов было множество: отвергнутая им дружба на первом курсе, квиддичные успехи на втором, участие в Турнире Трех Волшебников на четвертом и внимание окружающих и в Хогвартсе, и после него. Драко понимал, что должен быть благодарен Поттеру за свое спасение из Адского огня, за то, что после смерти Темного Лорда семья Малфоев сумела быстро восстановиться. Понимал разумом, но не мог принять сердцем. Тем самым сердцем, биение которого ускорялось рядом с Поттером, замирало каждый раз, когда он улыбался Драко, и ныло, когда Поттер переносил свое внимание на других.

И за это Драко ненавидел Гарри Поттера сильнее всего.

* * *

Нимфадора Тонкс обожала своего мужа. Ради него она согласна была уйти из Аврората – если бы он захотел этого, делить солнечные дни и лунные ночи – если бы он позволил второе, уехать на край света – если бы им пришлось покинуть Англию. Она мечтала о том, чтобы они прожили рядом друг с другом долгую и счастливую жизнь – и знала, что этого же хочет и Ремус, видела в его взгляде. Нимфадора знала о жизни Ремуса все или почти все, а о чем не знала, всегда могла спросить.

И лишь об одном она никогда не задавала вопросов – об истинных чувствах Ремуса Люпина к Сириусу Блэку.