Эмпат

от Remi Lark
миниAU, романтика (романс) / 13+ слеш
1 окт. 2018 г.
1 окт. 2018 г.
4
2380
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Я уже не помню точно, когда стал эмоции видеть. Ощущать – чужие, не свои, конечно, мои-то всегда были со мной, – стал довольно рано, а вот видеть… Сначала это было немного странно – любоваться миром еще более цветным, точнее, перенасыщенным разными оттенками, а потом понравилось, особенно, когда я научился немного управлять своим даром. Жить в многоцветном мире красиво, но утомительно…

Это было летом, после пятого курса. Да, точно – стояло лето, когда так приятно в жаркий полдень сидеть в тенистой беседке, пить холодный лимонад и мечтать. Или просто бездельничать. Или слушать рассказы отца о его юности – ловя обрывки тщательно контролируемых им эмоций. Или предвкушать возвращение в Хогвартс – может, это и странно, но дома я в основном гостил, а вот жил именно там, в школе.

А вот само возвращение принесло много неожиданного. Причем неожиданности эти начались уже на вокзале.

Ко мне кинулась Алисия Гойл, радостно восклицая что-то насчет того, что она так скучала, так скучала… А я рефлекторно отшатнулся от нее, не выдержав выплеснувшегося на меня приторно-розового сиропа ее чувств. И впервые буквально прочувствовал всем своим существом справедливость слов отца – о том, что выбирать себе в спутники надо тех, с кем тебе комфортно…

Кое-как подавив зарождающееся отвращение, криво улыбнулся, кивнул, решив про себя, что пора завязывать с этим романом. Это раньше мне было все равно, с кем «гулять», да и «гулять» стал из-за того, что как бы уже пора и все с кем-нибудь встречаются. Но я так думаю, что это нормально – сначала встречаться с одной девушкой, потом со второй, третьей… Отец рассказывал, что на маму он обратил внимание уже в самом конце седьмого курса, а до того с Паркинсон встречался.

Поездка в Хогвартс-экспрессе далась нелегко, под конец я стал бояться, что утону в этом сиропе, хотелось только одного – чего-нибудь обжигающе холодного, ясного и прозрачного. Например, как дома – отношения между родителями были неизменно ровные, без резких всплесков и бурь. Наверное, я тоже найду себе такую же жену – доброжелательную, спокойную. Под эти мысли я вполне успешно делал вид, что дремлю – Алисия, видя это, оставила меня в покое, дав возможность дожить до Хогсмита. А на платформе, когда я жадно вдыхал свежий ночной воздух, меня окатило ледяным душем с легким ментоловым привкусом.

– Надо же, кого мы видим! Мистер Малфой!

И кто бы сомневался. Передо мной стоял Поттер-старший собственной персоной, с неизменной Уизли и младшим братом впридачу.

– А ты, Поттер, все мечтаешь о том, чтобы создать второе золотое трио?– не спеша окидываю взглядом стоящих передо мной. – Кишка тонка!

Ого! Вот это буря! Я чуть не захлебнулся от этого урагана, даже не слышал, что он говорил – просто стоял и наслаждался бушующим и захлестывающим меня шквалом чистых эмоций… Видимо, в этот момент мое лицо было очень выразительным, потому что Уизли потащила Поттера прочь со словами:

– Пойдем, Джеймс, чего еще ожидать от Малфоя!

А я стоял и улыбался им вслед – этот гриффиндорец случайно дал именно то, чего мне так не хватало…

Через некоторое время я понял, что мне совершенно не хватает слов для того, чтобы описать все оттенки того, что я теперь способен наблюдать. И я стал больше времени проводить в библиотеке – искал описания цветов. Карминный, лавандовый, бирюзовый, ультрамариновый… И время от времени сознательно искал Джеймса – его эмоции по-прежнему приводили меня в бурный восторг.

Однажды мы столкнулись с ним в коридоре – один на один. Он что-то говорил, говорил. А я совсем не слышал слов – полуприкрыв глаза, следил за тем, как постепенно меняются его цвета: от агрессивного бордового до умиротворяющего травяного, с изредка пробегающими сполохами палевого. Я совершенно потерял счет времени и пришел в себя от шепота, раздавшегося у самого уха:

– Ты сошел с ума…

Освежающий коктейль из мяты и лимона, с легким привкусом корицы…

Открыл глаза и увидел, что стою, почти уткнувшись носом в грудь Поттера, на моих плечах лежат его ладони, в глазах недоумение и растерянность – видимо, отражение того, что чувствую сейчас я. Когда я успел буквально прижать его к стене? Резко отшатнувшись, отвернулся и быстрым шагом, почти бегом, унесся прочь – от него, от себя.

И теперь уже сознательно стал избегать встреч с ним – слишком нравится мне «купаться» в его эмоциях…