Главное, подсуетиться вовремя!

максиAU, фэнтези / 18+
2 окт. 2018 г.
14 нояб. 2018 г.
6
24454
2
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Финни уже неделю жил в доме на Гриммо вместе с бабушкой Вальбургой, дедами Орионом и Арктурусом и Андромедой с Шерри. Нимфадора три дня назад стала Шерратан Блек и теперь выглядела как нормальная Блек, чернявая, глазастая и выдержанная, здесь ее уже не тянуло петь и танцевать как в Каорло. Сам Финни через день участвовал в ритуалах родственников, от него требовалось просто стоять рядом, но и этого было достаточно, сила широким потоком струилась из воздуха на них и уходила вниз, где находился родовой источник. За разъяснениями мальчик отправился к Учителю, он всяко лучше разбирался в тонкостях потоков энергии. Однако наследник Блек и не подозревал, что затронув эту тему, сподобится на изучение нового предмета: Теории Магии. Арктурус, послушав от Финни восторженный отзыв, переговорил с мастером Ли, заключил с ним соглашение, и на следующий урок перед ним сидела и Шерри, а у Учителя на груди висел кулон-переводчик.
     Раз за разом Финни во время занятий чудилось чужое присутствие за дверью. Он и отпрашивался у Учителя, чтобы застать несанкционированного слушателя, и Летти приказывал следить, но не получал ответа. Тем временем Принцы должны были вернуться с Конференции в Америке, время исследования Лишаня приближалось. Но когда это произошло, к истине никто не оказался готов. Так называемый Цзянь Лишань оказался Цин Лиджуаной, девицей четырнадцати лет, последней из древнего рода Ассасинов воды, которую староста деревни вознамерился отдать в жены своему сыну. Из родового имущества у нее осталась перевязь, старинный меч и выдохшийся артефакт в виде большой нагрудной бляхи. Сиротой она осталась в девять, когда отец погиб, оступившись в горах, куда пошел за поделочным камнем, из которого мастерил рукоятки для клинков. Лиджуану сразу же приютил староста, тренировки ей запретили, заставили вышивать и работать служанкой. Родовая способность метаморфизма проснулась в двенадцать, когда девчушку попытался изнасиловать хозяйский сын. С тех пор Лиджуана спала на крыше или на дереве, тренировала и развивала способность менять тело. Два года она как сумасшедшая занималась, а в четырнадцать сыну старосты исполнилось восемнадцать и его отец объявил, что пришло время Лиджуане отплатить заботу и затраты приемных родителей. Девчонка не нашла другого выхода как сбежать. Способности резко возросли от стресса, ведь за ней начали охотиться профессиональные убийцы. Это был сигнал выживать и потому она нырнула в магловский мир. Ее род, как оказалось, веками уничтожался врагами-конкурентами из-за метаморфизма. Лорд Принц ушел очень расстроенный, такой лакомый кусок ему самому бы пригодился, внук почти покорился его воле, женился бы как приказано.
     Финни задумался, кому отдадут эту девицу, для него она слишком… стара, и это мягко сказано. Не домашнего воспитания, да ещё предпочитающая выглядеть как парень! Но он со своим пятидесятилетним опытом был глупым котенком против Арктуруса, Поллукса и прочих еще живых Блеков. А те рассуждали так, что все на пользу рода, а личные предпочтения вообще ни к чему учитывать. Девочка оказалась как дикий зверек, к тому же говорящей на каком-то китайском диалекте, поскольку с рождения и до злополучного решения старосты жила в той маленькой деревушке в провинции Хэнань. Без амулета-переводчика понять ее было вообще невозможно. Все переговоры велись без участия детей, для чего девушку изолировали на третьем этаже в большой комнате, там и разговаривали с ней.
     Финни бегал туда-сюда по комнате от волнения, предчувствуя неприятности, и он их дождался. После долгих переговоров, убеждений, ультиматумов, деды вышли со странными лицами и не смотрели в глаза внуку. Финеас не мог больше терпеть и пошел искать мастера. Учитель нашелся в комнате на третьем этаже, он гладил голову девчонки, сейчас рыдающей, уткнувшись в подушку. Мастер Ли сделал такое угрожающее лицо, что Финни буквально испарился с порога. Убеждая себя, что скоро все станет известно, он решительно направился вниз, раз есть время, то можно полетать на метле.
     Третьего сентября Финеас смотрел на гостей, Блеки организовали небольшой прием. Родители, Малфои, Нотты, отец и сын, Андромеда, Долохов, Мальсиберы и Эйвери, Крауч Барти и лорд Яксли. Финни не поздравляли, повода не было, значит, присутствующие собрались по иной причине. Однако взрослые отгородились преградой и подслушать их не было никакой возможности. Тео выглядел мрачным и Финни решил с ним поговорить, однако мальчик ничего внятного не сказал. Это было самое длинное время, ни рисовать, ни читать нормальные книги Финеасу не разрешили, сказали вести себя как обычный ребенок. Пришлось найти детскую книжку и начать читать этим сорванцам.
     Праздник завершился и Финеаса, оказалось, назвал наследником и лорд Яксли, поскольку его дочь была крестной мальчика. Шаффики на самом деле не приходились Финни никем, но даже формальный повод попробовать возродить род был лучше, чем кануть за грань. Так что Финни приняли в род Яксли на источнике, после чего мэнор развернулся и скрылся под Фиделиусом. Насчет Шаффиков старые лорды начали переговоры с гоблинами, условий банк выдвинул множество, и одним из них было рождение наследником потомства от арабской наложницы из определенного рода. То есть фенотип этого рода должен был сохраниться, хотя супруг Коралл был рыжим и конопатым. Тут же очнулся Яксли, блондины у них рождались из века в век, или хотя бы рыжие. Однако лорд Блек успокоил его.
— Тогда с тебя оплата роженицы по контракту. Или найди ему любовницу-блондинку, нужно будет заключить с ней министерский брак на время.
— Ладно, подумаю, — успокоился Корбан Яксли
     Финеасу решили ничего не говорить пока, он нормально воспримет наличие в будущем наложниц только после физического созревания. А пока лорд Блек подписал кровью договор с Гринготтсом и внук стал наследником-регентом Шаффиков. Вальбурга только качала головой, почему раньше они не подумали о таком способе для Сириуса? Китаянка будет изнывать от одиночества к моменту созревания Финни, сама совратит его и займет его интерес, глядишь, к моменту окончания внуком школы он уже будет дважды отцом, и вассальная ветвь ассасинов Блексин начнет разрастаться.
     Антонин ворчал: «Не знала баба горя, купила баба порося», отправляясь в Китай вместе с Рабастаном и Корбаном. Он приволок учителя-метаморфа для Финни, а оказалось, невесту, которую еще обучить нужно, ведь Блеки замахнулись не много, не мало, а обосновать клан ассасинов под своим крылом. Долохов удивлялся, как у этих Блеков получается, что маленький Финни превращается в герцога, которому начинают все служить. Особенно поражал Яксли, у самого что ориентация, что аппетиты были ого-го, однако почему-то прогнулся под Блеков. Разве что бессилие его одолело? Лестрейнджи с Беллой повернутые — это давно известно, теперь вокруг приемного сына скачут, как шаман около деревянного идола, но Басти-то чего? Слабо принести домой бастарда?
     Трое наемников, по-другому и не скажешь, оказались в Нанкине, в приемном зале Правления магии Южной Империи Китая. Сразу же к ним поспешил чиновник в серо-голубой форме. Заметив кулоны на груди путешественников, он едва заметно холодно улыбнулся, склонил голову:
— Добро пожаловать в Южную Империю Китая. Изложите, пожалуйста, причину прибытия боевого отряда, — произнес он, а из углов зала сделали шаг вперед дюжина замаскированных бойцов.
Лорд Яксли скрипнул зубами.
     После третьего сентября Пожиратели медленно начали перемещаться в Англию. Началось все с молодых Эйвери и Мальсибера, парни не на шутку прониклись расположением к наследнику Лестрейнджей и Блеков, именно так, и никак не иначе, выдали родителям, что хотят, чтобы их супруги питали свое чрево с малышом от родового источника, и перебрались сюда. Кто позволит юнцам жить одним? Родители не остались в стороне.
     Однако и Светлая сторона не была слепой и глупой, магический фон Англии снова сделал скачок в плюс, и только дурак не сделал бы выводов: Пожиратели вернулись! Министр потерла ладони, жирная птичка снова замаячила на горизонте, грех ее не ощипать. Только леди Багнолд не знала, что аристократы вдруг поумнели, очнулись от пассивной покорности, к которой их было приучил так называемый Темный лорд. По примеру Блеков лорд Нотт подал заявку о наследовании рода Гамп, ведь мать его отца была взята из этого семейства. У Гринготтса крыша едва не поднялась от восторга гоблинов, старые хранилища, начавшие превращаться в неприкосновенные неликвиды, вдруг получили шанс на оборот. Конечно, они оперативно выкатили лорду Нотту требования, где черным по белому было написано, что всего-то и нужно активно умножать золотые монетки и плодиться, плодиться. Арктурус вместе с Поллуксом переварили эту новость за парой бутылок Огденского, и на следующий день пошли требовать контрибуцию для Гарфилда Блек, в конце концов это его пытался убить Темный Лорд. Однако гоблины уже утомились от наглости магов и выдали только регалии рода Гонт, который почил с миром уже больше полувека назад, ведь даже бастард от него не побеспокоился возрождением рода матери. Конечно, банк удержал от загребущих ручек Слизерин и промолчал про Певерелл. Не бастарду, к тому же не введенному в род Поттер, наследовать древний род артефакторов.
     Абраксас Малфой только беззвучно хватал воздух от полученных известий. Что скажет Лорд? Когда возродится? Они с ума сошли! Боевые пятерки продолжали искать тело. Раскинутые сети рано или поздно принесут долгожданное известие и Лорд снова будет с ними!
     Блеки же обратились в Гринготтс за услугой по поиску Финеасу наложниц нужных кровей, если гоблины берутся за это сложное дело за галлеоны, почему бы не согласиться? И отношения окрепнут с Гринготтсом, и зеленорожие не останутся в накладе, они обычно искали и, что самое главное, находили такой вариант, чтобы получить прибыль с обеих сторон и удовлетворить самым лучшим образом заказчика!!!
     А Финни вообще ничего не подозревал, Лиджуана теперь занималась с ним утром и оказалась гораздо более умелой, только немного неуклюжей. Ее лицо было очень миленьким, тоже, сердечком, усмехнулся Финни. Светло-коричневые глаза с болотными крапинками вообще удивляли его, странные, миндалевидные и приподнятые к внешним уголкам. Девочка на него не смотрела, и казалось, ненавидела всей душой. Финни подумал, что она просто злится на пленивший ее род Блек и на него как наследника. А через неделю Лестрейнджи предложили перебраться к ним в мэнор, там парк, размером с лес, ферма гриффонов, да и наследник должен в конце концов расти в контакте с родовым источником, на который пролились сотни литров крови предков. Блеки милостиво согласились, нужные обряды они провели.
     Тишина в английском королевстве поражала Финни, ну не могла же на самом деле пропустить возвращение Пожирателей клика Дамблдора вместе с ним во главе? А пока он решил поделиться секретом насчет Гермионы с Барти, навестившим его в начале октября.
— Барти, а если я встречу Обретенную девочку, что мне делать? — спросил Финни.
— Говорить мне, отцу или дедам, за такое они тебе конфетку дадут и по голове погладят. Думаешь, так просто удерживать проклятия от воплощения их в потомках? Это тебе повезло, но на самом деле Обретенные появляются не чаще, чем раз в полвека. Сечешь? — Барти щелкнул крестника по носу и рассмеялся.
     Финни не смог удержаться и расхохотался, он полюбил Барти, такого смешливого и легкого в общении.
— А если ты найдешь уже рожденную Обретенную, твой отец помирится с тобой? — не унимался Финни.
— Ну… — протянул Барти. — Старик не устоит, думаю. А что, у тебя где-то припрятала парочка бесхозных Обретенных?
— Насчет двух не поручусь, но одна девочка похожа на нее, — прошептал Финни. — Мне самому она без надобности, мамы и так достаточно.
— Это да, тетушка Бугги хорошо потрудилась, — кивнул Барти и присел на корточки перед крестником. — Что, знаешь точный адрес?
— Нет, — помотал головой Финни. — Я знаю, что она невероятно умная, живая, обожающая книги, и сильная волшебница в будущем. Даже если она не Обретенная, ее нужно привести к нам.
— Ты меня заинтересовал, Финни, — в глазах крестного зажглись дьявольские огоньки, а рот почти оскалился, а не улыбнулся. — Говоришь, талантливая грязнокровочка, которая тебе нужна… Так как ее искать?
— Гермиона Грейнджер, родилась в сентябре семьдесят девятого. Ее родители стоматологи, маму зовут Джин Грейнджер. У них стоматологическая клиника, там, где маглы лечат зубы, — пояснил Финни на вопросительный взгляд Барти. — Они оба там работают. Гермиона любит книги, и скорее всего, уже умеет читать. Вам нужно найти их, потом наложить империо на медсестру детскую, у них же есть социальная служба, пусть там ходит по всему кварталу и по списку собирает у детей анализ крови.
— А что, так можно? — округлились глаза Барти.
— Почему нет? — требовательно спросил Финеас.
— Почему нет, — пробормотал Барти и выдохнул, этот ребенок никак не может обойтись без сюрпризов.
     Для похода в магловский мир Барти позвал Лероя и Эррана, оба были прочно женаты магическим браком, супруги, близнецы, обе носили детей. Именно из-за того, что они оказались одинаковыми, и пришлось заключать строгий союз, в котором супруги чувствовали друг друга, а то была одна некрасивая история в семействах Розье и Яксли. Именно поэтому приятели были не опасны Краучу. Барти, конечно, не собирался верить в такую странную удачу, просто свалившуюся с неба, но сердце-то екало. Он решил для себя, если все же ему обломится, то он назовет сына Финеасом и попросит стать крестным первенцу. И все же Мальсибер и Эйвери проконсультировались у Северуса, который стал невероятно важным и полным достоинства магом, ни за что не угадаешь того стремного и затравленного парнишку, что был на побегушках у Лорда. Мастер зелий, внук того самого Принца! И сам невероятно талантливый, так писала о нем пресса. Однако Северус не отказался от встречи и пригласил приятелей в родовой мэнор Принцев, пусть не такой роскошный как у Блеков, Малфоев, Лестрейнджей, но не хуже, чем у Яксли и Треверса. Это была первая ласточка возобновления отношений школьных друзей с Северусом. Лерой и Эрран уже устали удивляться за последние два года, а потому вполне спокойно приняли изменения статуса Сева и с радостью обменялись новостями, умолчав лишь о причине поисков в магловском мире. Новости о сыновьях Лили парни не скрывали, но Северус услышал совсем другое.
— Малфои вернулись? — удивленно спросил он и нахмурился, почему же Люциус молчит, даже не сообщил, а Северус уже должен общаться с крестником.
— Да. Совсем недавно, — ответил Эйвери. — Они не открывают местонахождение пока, ждут, что случится с Лестрейнджами.
— А что с ними должно случиться? — напряженно спросил Принц.
— Да они с Блеками на короткой ноге теперь с верхушкой МКМ, похоже, нарываются на нападение авроров. Скоро день рождения наследника, будет прием, не отказывайся, Сев, вас с дедом обязательно пригласят.
     Северус дал один адрес, где по его словам находилась магловская контора, предоставляющая услуги по поиску. Там Барти и рассказал историю о поиске единоутробной сестры, о которой не знал, Джин Кевуд, но она, возможно взяла фамилию отца, или даже вышла замуж. Единственное, что смог рассказать о ней Барти, что она мечтала стать стоматологом и дружила с мальчишкой Грейнджер с соседней улицы, имени, он, уж простите, расказчик информации не помнит. Чтобы детектив не задавал глупых вопросов, пришлось его приложить Конфудусом. Однако чек с задатком клиенты оставили, детектив Фил Стейни, увидев его, решил взяться, такие сумасшедшие деньги за плевую работу. Да пофиг, что заказчик не назвал девичью фамилию сестры, ни ее приметы и все это похоже на поиск подружки юности с ребенком весьма презентабельного молодого мужчины с аристократическими манерами. Стейни найдет все, что связано с девушками Джин, с Грейнджерами и со стоматологами, и пусть попробуют отобрать у него задаток!
     А Лестрейнджи на самом деле готовились к большому приему. Три года наследнику, это вам не ежику чихнуть. Это заявление всему миру о будущем лорде Лестрейндже, напоминание недоброжелателям и друзьям, что старинный род жив и здравствует, пусть и вместе с Блеками, такое слияние бывало.
     Финни же учился, тренировался, встречаясь с Лиджуаной уже не только на тренировках, но и на занятиях китайским языком. Девица постепенно успокаивалась, а может, на нее благотворно влияли медитации. Только платье и юбки она категорически отказывалась носить, и с этим Блеки бессильны были бороться в свете кровного договора с ней, все же ее приняли как родственницу.
     Долохов, Яксли и дядя Басти вернулись в Англию к Самайну. Они выглядели усталыми, но удовлетворенными, так как принесли с собой трех китайцев: слепого старика, истощенного мужчину с обрубками вместо рук по локоть, и калеку-женщину, полностью седую, но не старуху. Оказалось, эти люди все принадлежали Клану Ассасинов воды, и все влачили жалкое существование в магловском мире, однако ядра у них пусть и почти погасшие, были целы. Их переместили в поселок вассалов, чтобы откормить и дать им набраться сил. Эти люди, находившиеся на обочине жизни, не желали разговаривать насчет обучения воинов, они просто отворачивались или делали вид, что не понимают. Но чиновник Правления магии четко указал на них и назвал имена, и все они имели фамилию Цин как вода, раньше слыли непревзойденными мастерами и работали телохранителями. Долохов злорадно усмехался, глупые люди, свою кровь они не откажутся учить, это ладно, но почему бы не купить себе таким образом нормальную жизнь? Маги их вылечат, возможно, отрастят недостающие конечности после клятвы служить. Жалко только, что все идет от Блеков, а не от Лестрейнджей, лучше бы Рейнарду и Ориону договориться, чья корона будет. Блеки мнят себя королями, принц у них в основателях затесался, это правда, а Лестрейнджи приехали сюда и сразу жу получили герцогство за заслуги по усмирению английской знати. Но представить Блеков властелинами Англии? Не получается. Они, скорее, сила, стоящая за троном, опасная, прикрывающая свое могущество служением. А Лестрейнджи да, сила, власть, добротность, и рачительность, не сравнить с Малфоями, с этими вертопрахами, которым внешний блеск и власть всего дороже. Тони подумал, что он будет за Лестрейнджей, и улыбнулся, определившись. А клан Ассасинов как раз правой руке и понадобится.
     Похоже, мысли материальны, Лестрейнджи и Блеки, словно услышав их, собрались в доме на Гриммо через три дня после размышлений Антонина. Что они там решили, они не поделились, хотя обсуждали не только пальму первенства в борьбе за власть. Но на приеме Блеки должны были сидеть с левой стороны от Беллы, однако заключенное соглашение между двумя родами решили пока скрывать ото всех.
     Седьмое ноября пришло, Финеаса начали поздравлять еще в постели, Летти и Кричер преподнесли микроторт с тремя свечками, радостно трепыхая ушами, и когда Финни попытался отказаться, то его заверили, что блюдо ничем не нарушает заведенный наставником порядок. Странное сочетание зелени и орехов покорило мальчика и он с удовольствием подкрепился, после чего обнаружил, что сыт, но желудок не тяжелый. А потом пришлось собираться, то и дело внутренне замирая, предвкушение подарков было волнительно. Аристократы — это диагноз, поскольку они все же люди этикет они блюдут, кстати утром в мэноре обнаружилось многовато народа, близкие посчитали обязательным заглянуть на закрытую половину дворца и поздравить наследника, но подарки начали вручать как какое-то действо после завтрака. Их было много. Очень. Финни возблагодарил Мерлина, что глупых, откровенно детских подарков оказалось немного. Соратники деда преподнесли артефакты и книги, конечно не оригиналы, а копии с древних изданий. Финни, сунул в них нос, расстроился, они оказались на староанглийском, видимо, и смысл не улавливался. А один фолиант вообще был написан буквами без пробелов между словами и едва не вызвал истерику у пожелавшего ее вот прямо сейчас прочитать Финни.
     Удивительно много людей явились в мэнор, чтобы поздравить и лорда Лестрейнджа с его родителями с таким знаменательный событием, детей в это время заперли на втором этаже. Финеас сообразил, что жизнь проходит мимо, и начал пробираться к холлу. Тео ему попался в коридоре, который тоже озаботился подобной идеей. Оказалось, Тео тоже умеет манипулировать, да еще так ловко, что через пять минут они вдвоем пробрались к нише около лестницы, казалось, там будет все видно и слышно. Но мальчиков ждал сюрприз, они видели только верхнюю часть стены и потолок холла, в их поле зрения попадали только головы тех людей, что изредка мелькали у стены. Мозг Финни лихорадочно работал, Тео тоже покусывал губу и сверкал темными глазенками. Ребята завозились, Финеас, резко вставая, задел бра в виде сидящего не ветке орла, он опрокинулся и перед ними бесшумно открылась узкая дверь. Мальчишки переглянулись. Судя по лицу Нотта, он испытывал то же, что и Лестрейндж: смесь азарта и предвкушения, а еще нетерпение, гости стали уже не так важны. Финни первый заглянул в темноту, а Тео вцепился в его руку. Именно его цепкая горячая ручонка и привела в чувство вселенца, там было темно хоть глаз выколи, а мальчишки не имели ни способностей, ни средств для освещения пути в мрачный проем.
— Летти! — позвал Финни, на что Тео протестующие вскрикнул.
— Летти здесь, — домовушка сразу же, как появилась, зажгла светящийся шарик в воздухе.
— Идем с нами. Свети нам, — нахально приказал Финеас. — И держись рядом.
Эльфийка поджала губы, но не посмела возразить и Блек решил подарить ей яркую ленточку, вроде, это же не одежда.
     Однако совсем короткий коридорчик окончился кладовкой, где обнаружилось еще одно бра с вставшей на задние лапы мантикоры с оскалом на лице. Финни бросился к ней, но буквально перед ним появился Кричер.
— Мастер Финеас должен подавать пример воспитанности юному мистеру Нотту. Скоро гости придут знакомиться с наследниками. Извольте пройти в игровую комнату.
     Финни сморщил носик и вздохнул, это определенно тайный ход, но исследовать его можно только с палочкой, без Люмоса там делать нечего. Ребята выбрались в коридор и увидели головы поднимающихся по лестнице людей. Переглянувшись, они бросились бежать и через минутку уже ворвались в детскую, где с ковра на них уставились сонные мордашки Драко и Гарри. Мальчишек разметало по комнате, и они заснули, где стояли.
— Где? — требовательно спросил Драко.
— Там, — не менее информативно ответил Тео, махнув в сторону рукой.
И в этот момент в комнату вошли маги, ведомые отцом.
— Познакомьтесь, это Финеас Блек, наследник Блек. Это Драко, наследник Малфой. Это Теодор, наследник Нотт, — уверенно представил мальчишек Арктурус и под его суровым взглядом дети подскочили и вежливо расшаркались перед вошедшими.
     На этом и закончилось знакомство, детей обычно не показывают гостям, в честь чего было сделано исключение, Финни не понял, как и не понял, кто эти два немолодых мужчины.
     Прием продолжился, но когда в комнате появились Летти и Кричер, схватили за руки детей и перенесли их в подземелье, Финни понял, что на мэнор напали.
     Блеки коварны, это да, определенно опасны, но если они еще и договорились с Лестрейнджами, то можно сразу закапываться. Однако английский Аврорат под предводительством министра Багнолд об этом не думало, а глава отдела правопорядка Крауч об этом промолчал, так как все ближе приближался к мечте занять ее место. Аврорат получил приказ, когда стало известно, что все пожиратели соберутся в мэноре Лестрейнджей. Такого подарка авроры не ожидали, но считали преступлением не воспользоваться. К тому же Лестрейнджи, Яксли и Эйвери с Мальсибером в день приема нахально появлялись на улицах и около Министерства, что уже было само по себе вызовом. Именно поэтому четыре пятерки авроров во главе с Аластором Грюмом, изрядно наскипидаренные, прибыли к шести часам пополудни к сверкающему как рождественская елка мэнору. Министр Багнолд посчитала необходимым прибыть и дать напутствие аврорам. После ее команды и началось нападение. Авроры не стали мелочиться, Бомбарда, ​Конфринго, Орбис, Экспульсо — первые заклинания, которые они стали использовать, чтобы деморализовать врага. Они достаточно быстро пробили защиту и ворвались внутрь. Аластор Грюм чувствовал, что это его звездный час, что он вот сейчас поквитается в ублюдками, искалечившими его, поэтому Бомбардой снес входную дверь и ворвался внутрь. И наткнулся на строй магов, ощетинившихся палочками.
— Именем Закона всем сдать палочки. Вы обвиняетесь в нападение и убийство Фрэнка Лонгботтома и его жены, — громко объявил он.
— Простите, кого конкретно вы обвиняете? — спросил какой-то мужчина за спинами пожирательских ублюдков.
— Всех! Я обвиняю вас всех! Мразь! Суки! — не сдержался Аластор.
— Что вы себе позволяете? — вдруг властно прозвучал другой голос, показавшийся Грюму смутно знакомым. — Мистер Грюм, покажите предписание.
— Нате, — рыкнул он и пошел к тому магу, от которого, показалось, услышал это, со свитком в руке.
— Месье Моро? — кисло переспросил Грюм, отчаянно надеясь, что ошибается.
— Да. Я, месье Гюго и месье Шанталь приняли любезное приглашение Лорда Лестрейнджа изучить применение Права в магической Великобритании, — вежливо объяснил Моро, только голос его был холоднее айсберга. — По какому праву вы обвиняете в преступлении семью, находившуюся в этот момент в Австрии?
— Потому что только у них было основание мстить! — хрипло ответил Аластор.
— Вот вы и ответили на свой вопрос, — усмехнулся мистер Моро, старейший и авторитетнейший маг МКМ. — Ваше нападение просто… возмутительно! В мэноре есть маленькие дети. Вас не учили, что убийство детей карается Магией? Мы обязательно доведем до сведения Совета МКМ о творящемся беззаконии. А теперь покиньте мэнор, ваши обвинения смехотворны, а нападение отвратительно. Обвинения членам семей, владеющих местами в Визенгамоте, рассматриваются там и только там, поскольку сама Магия следит за этим. А теперь попрошу удалиться!
     Аластора Грюма давно не макали лицом в дерьмо, а на самом деле уже лет двадцать. Это было неприятно, и это мягко сказано. Он вышел из мэнора, зыркнув на Багнолд, которая в ближайшее время перестанет быть министром, чувствовал Грюм это своей пятой точкой, и скомандовал своим бойцам отбой. Позорный отбой.
Написать отзыв