Ночные визиты

миниприключения, триллер / 13+
14 окт. 2018 г.
14 окт. 2018 г.
1
1297
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Чёртов ниндзя, как обычно, пришёл ночью. Появился так бесшумно, словно действительно соткался из ночных теней, а не забрался в открытое окно. И в качестве приветствия запустил кунай.

Если бы Зомбимен не успел вскинуть руку, метательный ножик торчал бы у него из глазницы. А так только несколько густо-алых капель упали на пол, пока широкая рана на ладони затягивалась волокнами новой плоти. Первая (и далеко не последняя) кровь на сегодня.

Соник замер у окна, покачиваясь с пятки на носок и почти ничем не выдавая нетерпения.

Ножик был уже традицией. И скрытой подначкой — что-то типа «с безоружным тобой совсем не интересно». "Ага, а со мной и топором игра продлится слишком недолго… и скорее всего, станет для тебя последней", — Зомбимен невозмутимо перебросил сигарету из одного угла рта в другой и усмехнулся:

— Ну привет, детка.

Соник зашипел как рассерженный кот. Обычно он куда более сдержанный, но это скорее продукт жестких тренировок и воспитания ниндзя, а не его истинный характер. Настоящий Соник — та ещё бестия. Нужно только правильно «нажать на курок».

— Снова не с кем поиграть? Или… неужели соскучился, а, малыш?

С «малышом», конечно, погорячился, Соник был не намного младше, хотя и вёл себя порой как подросток. Но сработало — ниндзя тут же выхватил меч, а на его губах расцвела знакомая безумная усмешка:
— Ты! Да я тебе сердце вырежу!!!

— Ну попробуй, — Зомбимен встал с кресла, в котором коротал вечер, и пинком отправил его в угол, чтобы не мешалось.

В следующий момент на него налетел вихрь мелькающих теней, ругательств и режущей стали, рвущей кожу вспышками боли, казалось, в сотне мест сразу. Ерунда, царапины. Достаточно опасные удары он успевал парировать — отчасти на интуиции, отчасти потому, что уже изучил, как может двигаться Соник вообще и в этой комнате в частности. На знакомом поле даже чокнутый ниндзя был относительно предсказуем. К тому же не такой уж большой выбор достаточно опасных атак у него оставался — голову отрубить, например, или одну из конечностей — только это, пожалуй, могло стать для Зомбимена достаточной помехой в бою. А безрассудные попытки порубить его на фарш, хотя и заливали комнату широкими полосами крови, но проблемы не представляли. Восстанавливался он быстро.

Впрочем, было очень даже больно. И даже немного злило. Так же, как собственная почти неспособность уследить за этим мелким паршивцем. Не быстрее Флеша, конечно, но немного слишком быстр для лабораторного образца номер шестьдесят шесть. Всё это напоминало попытки поймать летающую вокруг осу, не прихлопнув её в процессе — не ужаленным точно не останешься.

Тем интереснее.

Подброшенный ножик он использовал только для блокировки чужих атак, не рискуя отвечать — на такой скорости он не сумел бы контролировать ущерб, а убивать противника всё же в планы не входило. Впрочем, Соник и так умудрялся нарываться на собственный нож сам, и кровь, разбрызганная по всей комнате, принадлежала им обоим.

Почему-то это ему нравилось.

Размытая черная тень, заливаясь безумным смехом, спикировала с потолка, меч сверкнул в свете лампы и вонзился в грудь залитого кровью существа, уже мало похожего на Зомбимена. Кажется, ему и вправду решили вырезать сердце.

Кость грудины с треском поддалась, кровь хлынула сплошным потоком, меч пошёл вбок по ребру, прошивая всё тело оглушающей болью и неприятным холодом стали среди живого тепла. Впрочем, себя Зомбимен считал живым лишь относительно. И перерубленное пополам сердце тоже не было такой уж проблемой — он мог жить и без него вообще. И без дыхания, потому что перерезанные лёгкие пузырились кровавой пеной на каждом вдохе, совершенно не давая кислорода. Зато довольный кажущейся победой ниндзя немного притормозил — наверное, ожидал, что из-за развороченной грудной клетки и болевого шока жертва будет дезориентирована.

Зря. На любом другом существе это бы сработало. Но Зомбимен давно привык к такому уровню боли. Ещё в лаборатории, когда профессор Джениус проверял результаты своей работы. Ампутация тех же лёгких без наркоза была круче всех развлечений Соника вместе взятых.

Он перехватил руки ниндзя на мече и потянул на себя, сильнее насаживаясь на лезвие, но и притягивая противника ближе. Соник забился, его глаза, и без того совершенно безумные, распахнулись ещё сильнее — он ненавидел ощущать себя лишённым свободы движения. И, в конце концов, вырвался, скользя в чужой крови, но меч выпустил. Зомбимен выдернул его из себя и отшвырнул в угол. Соник, конечно, мог бы снова подобрать оружие — но это было бы уже немного против правил их своеобразных развлечений. Тогда в следующий раз Зомбимен его просто сломает, а запас катан у ниндзя всё же не бесконечен.

Достаточно странно, что у них вообще появились какие-то правила. И что последствия случайного ночного визита вошли в систему. Но с тех пор в подворотнях находили меньше располосованных мечом трупов всякой швали, так что Зомбимен был не против.

Соник, кажется, тоже.

Чёрная тень шарахнулась от него куда-то на шкаф, откуда тут же полетели метательные ножи и звёзды. Зомбимен отбил несколько штук, остальные так и остались торчать в его груди, холодя внутренности и мешая дышать. Его это мало волновало. Приближалась кульминация этой странной игры.

Теперь, чтобы чего-то добиться без меча, Соник будет вынужден сократить дистанцию. Уследить за ним глазами нереально, но… кое-чему за время этих странных визитов Зомбимен всё же научился.

Он закрыл глаза и отключился от всех ощущений в собственном воющем от боли теле. Слух тоже не поможет — комнату наполнял безумный смех ниндзя и его собственное тяжелое дыхание. Но кожа уже достаточно восстановилась для того, чтобы…

Лёгкое дуновение ветра — ощущение молниеносного движения совсем близко. Он бросился вперёд и чуть в сторону — на опережение — и рука вместо обычной пустоты схватила металлическую нашивку на одежде противника.

Попался!

Зомбимен дёрнул Соника на себя и прижал его к подвернувшейся стене собственным телом, не обращая внимания, что тем самым всё глубже загонял в себя до сих пор торчащие в груди кунаи и сюрикены. Теперь и Сонику досталось от впившегося в тело собственного оружия, но он даже не дёрнулся, хотя и не обладал способностью к регенерации. Тёплая кровь, теперь уже общая, продолжала литься, пропитывая одежду обоих.

Какое-то время Соник только хрипло дышал, пока в его глаза возвращалось более-менее осмысленное выражение.

— Эй! — Зомбимен чуть шевельнул прижатым к горлу противника ножом. — Признаёшь проигрыш?

Соник хрипло рассмеялся и запрокинул голову, подставляя открытое горло под собственный ножик. Зомбимен только хмыкнул на такую демонстрацию безбашенности… или доверия.

— Ну и? — повторил он, несильно нажимая на нож. Под лезвием появилась тонкая алая царапина, Соник даже не вздрогнул.

— Ты уже тридцать шесть раз как должен быть мёртв, — проворчал он уже достаточно осмысленно.

— А тебе и одного раза хватит, верно? — нож снова чуть шевельнулся.

— Ладно… признаю…

— Ну и отлично, — Зомбимен отпустил его и принялся невозмутимо выковыривать из собственного тела весь арсенал ниндзя, сбрасывая его тому под ноги. — Значит уборка на тебе.

— Зашибись, блин… — Соник мрачно осмотрел залитую кровью комнату, с некоторым трудом отлип от стены и покорно отправился в ванную за шваброй. Из коридора донеслось недовольное:

— Когда-нибудь я точно тебя убью.

— Вряд ли у тебя это выйдет. Но ты можешь продолжать пытаться. Кстати, аптечка на третьей полке, как обычно. И будь добр привести себя в порядок до того, как забрызгаешь мне кровью всю квартиру.

Из коридора послышалось что-то явно матерное.

Зомбимен хмыкнул, вытащил из кармана помятую, подмокшую от крови пачку и запалил последнюю уцелевшую сигарету. Когда никакая смерть, даже от рака лёгких, точно не грозит, курить можно сколько угодно. И есть ещё несколько довольно приятных вещей…