Под маской

драбблыангст, драма / 13+ слеш
23 окт. 2018 г.
23 окт. 2018 г.
1
477
 
Все
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
 
Дворец напоминает город в городе и, кажется, никогда не спит. В предрассветные часы, когда свет луны струится сквозь забранные узорными решетками окна, пусто и тихо в парадных залах и на лестницах. Но не спят барельефы-охранники, отгоняющие зло. Не спят стражи-люди, как бы ни манила сладкая дремота. На кухне трудятся повара: к утру должны быть готовы разнообразные яства. Евнухи следят, чтобы красавицы из разных земель, обделенные вниманием повелителя, не вздумали утешиться друг с другом или не попробовали упорхнуть из золотой клетки.

Он тоже не спит. Светильник давно погашен, но он всё сидит на своем ложе. Он не умеет видеть в темноте, как хищник, но знает каждый предмет, лежащий перед ним. Маски. Из кожи, тончайшей золотой фольги, ткани, даже из дерева. Гладкие, лишь с прорезями для глаз и ноздрей. Оскаленные морды диковинных зверей. Маски, как у актеров греческого театра… Пальцы скользят по искривленному в безмолвном крике рту. Трудно сказать, какую ненавидит больше, эту или призванную смешить зрителя, с глупой улыбкой до ушей и круглыми "глазами". Какую же из них он выберет для завтрашнего выступления?

Никто не знал, чего стоила легкость и страсть его танцев. Бесконечные тренировки до боли в каждом мускуле, до того, что, кажется, шагаешь по углям. Новые придумки. Бессонные ночи, вот как сегодня… Ха, это ж не может быть сложнее, чем тренировки лучших воинов, или тяжелее труда рабов, строящих оросительные каналы!

Его платой был восторг в глазах зрителей. О да, они восхищались. Они вожделели. Глядя на него, евнуха-танцора, они забывали о государственных делах и о женах или наложницах, ждавших их дома. Он ненавидел их, истекающих слюной. Ненавидел их запах. И одновременно любил. Купался в этой раскаленной атмосфере, выпивая их силы. Разумеется, было не только это. Любовь Дария, полезные знакомства, подслушанные секреты – это приносило власть и вполне себе осязаемые богатства.

Всё закончилось внезапно. На одном из пиров, когда вино лилось рекой, Дарий приревновал. Приревновал к чужим похотливым взглядам. К одобрительным выкрикам. К объятиям подвыпившего чужеземного посла. К тому, что он сам посла не оттолкнул. Он лежал на полу, сраженный ударом правителя, рот наполнялся кровью, а музыканты всё еще продолжали играть. Ему велели тогда убираться с глаз долой и больше никогда не появляться на людях с открытым лицом. С тех пор без маски его видели лишь лекарь и мастера да ювелиры, снимавшие мерки. А Дарий продолжал звать его на пиры, но больше ни разу не делил с ним ложе.

Трагическая. Завтра он наденет её. К счастью, котурны частью наказания не являются. Военачальники говорят о скорой войне, трагическая маска будет уместна. Быть может, его проклянут боги, но, если победу в этой войне одержит молодой Александр, он сможет вновь открыть лицо. Шрам в уголке рта практически не заметен, лекарь и вправду был хорош.

Багоас аккуратно складывает маски в ларец. Ложится прямо поверх покрывала. Скоро рассвет.