24/76

мидидрама, романтика (романс) / 16+ слеш
5 нояб. 2018 г.
13 дек. 2018 г.
13
31772
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
— Что-то случилось? — Пятая нашла его спустя некоторое время, уселась рядом.
— Двадцать Четвертый в реанимации.
Пятая ткнула его кулаком в плечо.
— Все будет нормально, он крепкий парень, выкарабкается.
— Конечно, — кивнул Джек, вытягивая ноги. — Я посижу тут еще немного. Подожду известий.
— Ладно, я с тобой, — легко согласилась Пятая.
Она привалилась к нему боком, уложила голову на плечо. Джек молчал, глядя на стену. От присутствия Пятой было легче, она словно разделяла его боль, делая ее самую чуточку меньше.
— Вот вы где, — пробасил Третий, плюхаясь напротив. — А я вас ищу-ищу.
— Все нормально? — Девятнадцатый тоже сложился на пол, длинноногий и сухой как кузнечик.
— Его напарник малость приболел, — пояснила Пятая. — Ждем новостей.
— Ждем, — согласился Третий. — У меня тут печенье есть, будете?
— Нет, — мотнул головой Джек.
— Буду, — Пятая взяла протянутое печенье и захрустела им.
— Принесу нам воды и пару пледов, — поднялся Девятнадцатый.
Динамик над головами прокашлялся, Джек поднял взгляд на камеру в углу. Динамик смущенно потрещал и замолк, правда, ненадолго.
— И что у вас тут за клуб неспящих? — все-таки спросили оттуда. — Всем разойтись. Это приказ.
Джек поднялся на ноги, вслед за ним поднялись и остальные.
— Ладно, расходимся. Приказы стоит выполнять, — решил Третий.
— С тобой переночевать? — спросил Девятнадцатый. — Во избежание всякой дряни, так сказать.
— У меня есть спальный мешок, — вклинилась Пятая, — могу присоединиться. Вместе с Двадцать Восьмой.
— Я тоже могу, своего соседа суну вон, к его, — Третий кивнул на Девятнадцатого.
Джек оглядел их.
— Ладно… Давайте. Вместе веселее.
Вскоре комната напоминала казарму — парни улеглись на полу, Джек уступил койку девушкам, сам улегся на койку Гэбриэла.
— Я Индия, — внезапно сказала Пятая.
— Мария, — проворчала Двадцать Восьмая.
— Тед, — сонно сказал Девятнадцатый.
Джек назвал свое имя. На некоторое время в комнате воцарилась тишина.
— Алекс, — запоздало представился Третий, вызвав взрыв смеха.
— Да уж, здоровяк, сообразительность — точно не твоя сильная сторона.
Третий ничуть на такое заявление не обиделся, пробурчал: "Ага" и снова затих. Джек смежил веки, обнимая подушку, которая все еще хранила тепло тела Гэбриэла, как ему казалось. На самом деле это было не так, но Джек все-таки постепенно учился себя обманывать.
Утро ничего с собой не принесло, кроме того, что Джек в кои-то веки выспался. Он поднял голову от подушки все еще лелея надежду, что Гэбриэл вернулся. Но его в зоне видимости не было. На койке Джека потягивалась Пятая, Двадцать Восьмая только-только подняла голову от подушки, чтобы оценить, что происходит.
— Как спали? — спросил Джек.
— Нормально, — отозвалась Пятая.
— Кто-то спал, а кто-то за всеми следил, — педантично уточнил Девятнадцатый. — Но ночь прошла спокойно, все в порядке.
— Хорошо поспали, — признался Третий.
Джек уселся, потер лицо ладонями.
— Принести пожрать? — спросила Пятая.
— Не надо. Я дойду до столовой.
Что бы там ни было, но он ничем уже не поможет Гэбриэлу, а если не поест, все может закончиться плачевно. Не зря же на все коммуникаторы так педантично присылают сообщения о приемах пищи.
Комнату покинули все, даже неугомонная Пятая не задержалась, хотя видно было, что ей этого очень хочется. Джек наскоро переоделся и пошел в столовую. Его внимание привлекло табло над комнатой. Показалось, или "24" слегка поблекло?
— Показалось, — упрямо сказал Джек.
Взгляд сам собой скользнул дальше, на полупустые таблички над комнатами, на номера, которые больше не складывались в сотню, на полностью погасшие табло. Сердце сжалось, неужели вскоре и над их комнатой останется только один номер?
"Завтрак!!!", — чуть ли не рявкнул коммуникатор.
Джек стиснул зубы и пошел в столовую.
— Рыба? — удивилась Пятая, глядя на его тарелку.
— Почему бы и нет? — Джек принялся разделывать еду.
Наверное, эта рыба очень вкусной. Или обладала вкусом подошвы. Джеку было все равно, он торопился ровно настолько, чтобы не перегружать желудок. Слава "белому" дню. Можно выкроить время для посещения медпункта.
— Внимание, солдаты… — ожил динамик.
Джек поднял голову, стиснув вилку до побелевших пальцев.
— Нас покинули номера шестнадцать, семнадцать, восемнадцать…
Джек быстро глянул на Девятнадцатого, тот сидел и невозмутимо жевал.
— Двадцать… кххх…
Джеку показалось, что у него сейчас остановится сердце.
— Простите. Двадцать шесть, тридцать…
Дальше Джек не слушал, все "его" номера здесь, остальное не столь важно. Даже сообщение о Восемьдесят Пятом проскользнуло мимо разума.
— Ну вот, — жизнерадостно сказала Пятая. — Двадцать Четвертый проскочил.
Джек улыбнулся ей, старательно удерживая эту улыбку, быстро дочистил все, что было на тарелке и поспешил в медпункт.
— Пятнадцатый номер выписан, — неодобрительно глянула на него медсестра.
— Номер двадцать четыре, — Джек улыбнулся как можно более солнечно.
Подействовало, медсестра что-то заворчала, потом поманила его к себе пальцем. Джек наклонился поближе.
— В реанимации. Ночью случилась остановка сердца. Но сейчас лежит себе в палате, отдыхает.
— С ним все все в порядке? Он сможет пережить завтрашнюю волну?
— Готовлю документы на выписку.
Не к месту вспомнилась Девяносто Пятая. Или как раз к месту? Ее тоже увезли, ее тоже выписали и вернули в комнату, где она просто уснула навсегда.
— А его хорошо осмотрели?
— Более чем хорошо.
— Как Девяносто Пятую?
Медсестра посмотрела на него почти с человеческим состраданием.
— Намного лучше, юноша. Поверьте, мы стараемся вас сберечь.
— А что случилось с Семьдесят Второй?
Медсестра взглянула неодобрительно, затем вздохнула, смягчившись.
— У нее остановилось сердце, но запустить повторно не удалось. Знаете, есть такие пациенты, у которых потрясающее жизнелюбие. Такие даже из многолетней комы выскакивают, настолько им нужна жизнь. А есть те, кто не стремится за нее цепляться, как ваша знакомая.
Джек кивнул.
— Наверное, номеру двадцать четыре было, к кому возвращаться.
— А? Что вы имеете в виду? — Джек ощутил, как кровь бросилась в лицо.
— Только то, что его кто-то по-настоящему ждал, раз он умудрился выбраться и гигантскими скачками пойти на поправку.
"Встреча с врачами", — сообщили Джеку.
Пришлось попрощаться и направиться в аудиторию, где всех уже ждал улыбчивый доктор в очках в тонкой золоченой оправе.
— Заполните, пожалуйста, эти электронные формы. А потом вас распределят по вашим врачам, которым вы сможете задать все имеющиеся вопросы.
Джек пробежал глазами по форме.
"Номер(а) ваших напарников".
"24", — вписал Джек.
Судя по быстрому взгляду в сторону аудитории, мало кто мог похвастаться тем, что в этой графе будет один номер. Джек вздохнул и перешел к следующему вопросу. Рассказывать пришлось немало, вплоть до частоты похода по нужде. Джек уже устал ставить галочки и вписывать требуемое, когда опросник внезапно закончился.
— Спасибо за проделанную работу, можете пройти вон в ту дверь, — предложили ему.
Джек прошел.
— Здравствуйте, доктор. Еще раз.
— Здравствуйте, номер семьдесят шесть. Какие-нибудь жалобы на самочувствие имеются?
Джек, немного подумав, добросовестно перечислил все, что случилось, повторив то, что было им написано в опроснике.
— Обмороки, значит? Это ничего, они закончатся завтра к вечеру. Ваши тесты почти безупречны.
— Почти безупречны?
— Во всяком случае, с вами, номер семьдесят шесть, мы достигли практически того результата, который планировался изначально.
Доктор выглядел готовым к разговору, п быстрый осмотр не показал наличия совсем уж нагло подсматривающих камер, так что Джек решился задать вопрос, который его давно мучил.
— Доктор, почему Программа проводится в такие короткие сроки? Ведь многих смертей можно было бы избежать, если бы немного растянуть прием лекарств.
Ответом ему послужил печальный взгляд.
— Вы все узнаете в свое время. Поверьте, мы не в восторге от того, что условия настолько жесткие. Все должно было быть иначе… Но мы были вынуждены слегка нажать.
— Почему вам поставили такие условия?
— Сейчас я не могу вам этого сказать. Изначально Программа должны была быть растянута на месяц, но временные рамки пришлось сильно сжать. Мы и так пытаемся сделать все, что только можем.
Джек промолчал. Значит, он не ошибся, что-то нечисто с этой Программой. И многие из тех, кто сейчас в земле, могли быть живы. На душе снова стало муторно. Проклятые политические игры. Как будто мало было того, что все в этой сотне проливали кровь за свою страну, теперь понадобились еще и жизни.
— У вас есть еще какие-то вопросы?
— Только один: мы закончили?
Доктор кивнул.
В комнату Джек торопился так, как только мог: ответил Пятой улыбкой на оклик, развел руками, показывая, что уже опаздывает. Та, видимо, сообразила, в чем все дело, потому задерживать не стала. Только показала большой палец и хихикнула.
— А вот и мое Солнышко, — слабо усмехнулся Гэбриэл.
— Извини, врач задержал, долго объяснял мне, какой я теперь очаровашка.
— Я бы справился с объяснением за пару минут.
Джек уселся на край койки, внимательно оглядел Гэбриэла.
— Я в полном порядке.
— У тебя сердце остановилось.
— А… Просто отдохнуло, ничего критичного. К тому же, я вовремя ему напомнил, что мне есть, к кому возвращаться, так что этому паршивцу пришлось снова завестись, пусть и с неохотой.
Джек кивнул.
— Я видел фотографию в твоем шкафу. Брат?
Гэбриэл с усилием улыбнулся.
— Брат, младший. Но вернулся я к тебе. Пришлось между вами выбирать.
Сперва Джек не понял, потом внезапно до него дошло, он замолчал и беспомощно посмотрел на Гэбриэла.
— Все хорошо, Солнышко. Его нет со мной уже давно, как и всей остальной семьи. Уличная перестрелка, такое бывает в том районе, где я родился и вырос. Наркотики и криминал всегда быстро лишают жизни, если не вырвешься. Я вырвался.
Джек вспомнил реакцию Гэбриэла на куклу в тире. Подросток в луже крови. Вот почему он застыл.
— В общем-то, я пережил второй этап, Солнышко, ты тоже. Завтра последний… И послезавтра к вечеру нас тут уже не будет.
Джек кивнул. Гэбриэл взял его за руку, крепко сжал пальцы.
— И ты скажешь мне свою фамилию и полный адрес. Чтобы я мог тебя найти.
— Конечно. А ты — мне.
Спрашивать прямо сейчас Джек побоялся. У них впереди будет третий этап, нужно сперва пережить его. Пусть уж останется только имя и ничего больше, меньше нужно будет выдирать потом из сердца. Конечно, ничего не случится… Но все равно, лучше не дразнить судьбу. Они еще успеют поговорить обо всем на свете.
— А тебе не нужно сейчас бегать, Солнышко?
— Нет, не нужно, — Джек на коммуникатор даже не взглянул. — А вот тебе нелишне будет слегка разогнать кровь.
— Массаж? — оживился Гэбриэл.
— Массаж.
Под руки Джека Гэбриэл подставлялся с удовольствием. Оба молчали, говорить было пока что не о чем, вернее, слишком о многом нужно было, но пока что слова не приходили. Прервал сеанс массажа стук в дверь.
— Кто-то из твоих друзей?
— Надеюсь. Не впускать?
— Почему же, — Гэбриэл перевернулся, натянул на себя одеяло. — Посидите компанией, а я послушаю, как вы веселитесь.
Джек открыл дверь. В комнату влетела Пятая.
— Ну что, как тут твой будущий супруг?
Джек изумленно уставился на нее.
— Он ж сказал, что к концу Программы вы поженитесь. Конец уже завтра.
— Я тут неплохо, — вежливо сказал Гэбриэл. — Вот, как раз уговариваю Солнышко пожениться…
— Джек, соглашайся.
Гэбриэл изумленно уставился на них. Пятая картинно хлопнула себя по лбу.
— Я Индия. Согласна, имя дурацкое, но родители прямо бредили путешествиями. Старшей сестрице вообще не повезло, ее зовут Австралия, всем представляется Талией.
Джек рассмеялся, Индия тоже.
— Между прочим, сейчас остальные подтянутся. Все переживали за вас обоих. Он без тебя тут даже есть отказывался, — поведала она Гэбриэлу.
— Не отказывался, — возмутился Джек.
— Спал плохо…
— Да как сурок я спал!
— И вообще, мы чуть в коридоре спать не улеглись. Вернее, твой будущий супруг туда явился сидеть под дверями реанимации, ну а мы за компанию. Печенье погрызли, воды попить собрались, Кузнечик пледы хотел принести.
Гэбриэл улыбался, глядя на сердитого Джека.
— А на моей койке кто спал? — уточнил он.
— Он и спал, мы с Двадцать Восьмой на его койке. Тройка и Девятнадцатый Кузнечик дрыхли на полу в спальниках. Пятнашка себя плохо чувствовал, так что дремал где-то в обнимку со соседом.
Джек перебрался на койку Гэбриэла, уселся, взял его за руку. Это придавало обоим уверенности.
— Мне уйти? — уточнила Индия.
— Давайте встретимся после обеда? — выдвинул встречное предложение Гэбриэл. — А то вы так радуетесь, а я старательно борюсь со сном.
— Договорились, — легко согласилась Индия. — Выздоравливай.
Когда она скрылась за дверью, Гэбриэл притянул Джека к себе.
— Значит, не спал, не ел и переживал, а, Солнышко?
— Жрал в три горла, храпел как медведь и ждал, когда ты соизволишь очухаться. Ладно… Да, переживал. Думал про Девяносто Пятую. Ее ведь тоже…
Джек не договорил, горло перехватила судорога. Гэбриэл гладил его по волосам, успокаивая.
— Я к тебе всегда вернусь, обещаю. Если ты будешь ждать, меня даже ядерный взрыв не прикончит, куда уж этим ученым с их химической дрянью.
— Обещаешь?
— Обещаю, Солнышко… А давай и вправду поженимся? Ну, так… Церемониально. В присутствии твоих друзей. Это не оскорбит тебя?
Джек подумал, потом покачал головой.
— Нет.
Гэбриэл улыбался, гладил его по руке. Джек немного помолчал, потом все-таки решился.
— Гэб…
— Да?
— Почему ты меня помнил во время процедуры?
— Потому что люблю. Потому что не схожу с ума во время процедур? Потому что мне больше некого вспомнить? Какой вариант тебе нравится больше?
Джек пожал плечами.
— Скорее всего, здесь замешан третий. А я тебя тоже помнил до того, как потерять сознание.
— А ты бы хотел первый?
Джек ощутил, как щекам становится горячо, отвернулся.
— Ответь, — Гэбриэл не отставал.
— Завтра третий этап. Надо его пережить. А потом нас развезут по разным концам страны. Какая теперь разница? Ничего личного в Программе, не ты ли говорил это?
— Я вернулся ради тебя. Это ничего не значит?
Джек закрыл глаза.
— Я это ценю, действительно ценю. И я хочу, чтобы ты вернулся еще и завтра.
— А тебе это нужно?
Джек кивнул.
— Тогда, если мы переживем третий этап… Давай поженимся, Джек. Ночная церемония в присутствии нескольких других номеров.
Джек глубоко вздохнул. Свадьба, пусть даже шуточная, это все равно серьезно.
— А почему бы даже не сейчас? Будет весомый повод вернуться, — у Гэбриэла словно все тормоза сорвало.
— А сейчас у тебя они недостаточно весомы?
Гэбриэл кивнул.
— Достаточно. Но эта церемония все равно ничего не будет значить юридически, не накладывает на тебя никаких обязательств. Почему бы и не сейчас? — Гэбриэл все еще улыбался.
— Потому что скоро обед, а после обеда придут те, с кем я успел подружиться?
— Тем более, хочешь лишить их шанса присутствовать хоть на чем-то веселом? Брось, Солнышко, может быть, именно наша свадьба их вдохновит еще больше, так что они переживут третий этап.
Звучало это вполне разумно. Красивая церемония напоказ, повод повеселиться.
— Да, это вполне может всех немного приободрить.
— А тебя?
Джек посмотрел на него.
— Меня? Я и так в полном порядке, ты тоже здесь, вижу, вполне бодрый и здоровый.
— Для тебя эта церемония хоть что-то значит? Эй… Ты же не думаешь, что это просто шутка, которая затянулась?
Джек, не отвечая, поднялся.
— Пить хочешь? — попытался перевести он тему.
— Ответь сперва. Ты же не считаешь, что это просто шутка?
Именно так Джек и считал.
— Хорошо, — после некоторой паузы сказал Гэбриэл. — Забудь. Все забудь.
— После того, что ты тут наговорил? — Джек вернулся со стаканом воды. — После всего, что было между нами за эти дни?
— Между нами что-то было? — испытующе посмотрел на него Гэбриэл, беря стакан.
Джек молча сидел рядом.
— Так было или нет?
— Было, — немного помедлив, ответил Джек.
Отрицать очевидное смысла не было. Из-за посторонних людей так не переживают.
— И ты считаешь, что все это время я просто шутил?
Джек, не отвечая, принялся рассеянно переплетать пальцы в замок, наконец, все-таки сорвался.
— Откуда мне знать? За мной раньше не ухлестывали парни, знаешь ли, особенно на фоне литров химии, которые влиты в нас.
— Солнышко, ты не мог бы еще кое-что для меня сделать?
— Что? — Джек приподнялся. — Что-то принести?
— Просто свали на обед. И вдумчиво там ешь примерно с час.
— Именно час?
— А еще лучше — два часа. Оставь меня одного.
Джек с тревогой посмотрел на него. Гэбриэл развернулся к стене.
— Я буду в порядке, просто уйди.
Джек пожал плечами.
— Вода на столе. Коммуникатор у тебя на руке — если что, подавай сигнал тревоги медперсоналу, дверь не запирается. Я вернусь через два часа. Или раньше.
Написать отзыв