Земля вращается и Миртл возвращается!

максидрама, фэнтези / 16+
Антонин Долохов Плакса Миртл Том Марволо Риддл "Лорд Вольдеморт"
14 нояб. 2018 г.
24 мар. 2019 г.
19
74739
7
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Миртл, Альфард и тем более Антонин никак не ожидали, что из весьма дорогого поместья, красотой не уступающему Малфой-мэнору, а скорее даже великолепнее, они попадут через камин в другой дворец. Долохов, успевший в своей короткой жизни повидать многое, потерял дар речи. Версаль этому дворцовому комплексу не годился и в подмётки, если только во времена Людовика XIV. И как понял Тони, это великолепие пряталось в пространственной складке. Как пресловутые высокородные эльфы, впору истерически рассмеяться. Альфард успешно удерживал нижнюю челюсть на месте, а вот Миртл напоминала девчушку в мире кукол. Или вуивру среди залежей сверкающих драгоценностей. Корвин довольно улыбался. Он как вцепился в руку Миртл, так и не отпускал до сих пор. И вряд ли намеревался это делать и дальше, показывая многочисленным наблюдателям, кто его избранница.
     Миртл же сдерживалась из последних сил. Стены из изумруда, потолок — из янтаря, золотое обрамление, парчовая мягкая мебель… Вуивра внутри бесновалась от восторга, ей нравилось здесь, она хотела жить здесь, но только пониже. В окна, казалось, кто-то заглядывает. И ещё странность: все встреченные обитатели кланялись Корвину и называли принцем. Словно гости внезапно попали в королевский дворец на самом деле. Но гости уже прошли огромный торжественный зал и попали в широкий коридор, богато украшенный золотом.
— Как давно его построили? — не удержалась от вопроса Миртл.
— Очень давно. Не раз перестраивали. Последний раз это было в середине восемнадцатого века, когда прадед на совершеннолетие не принял наследие. Все тогда поняли, что кровь нашего рода слишком стара, но все усилия, как видите, ни к чему не привели. Ты, Миртл, стала нашей надеждой, — Корвин бросил на жену воодушевленный взгляд. — А теперь тихо. Мой прадед, тот, о ком я говорил, сейчас примет нас. Он очень старый. Именно поэтому он и потребовал устроить встречу с тобой как можно быстрее.
     Корвин остановился перед двойными дверями, и стоящие по бокам от нее лакеи распахнули ее с поклонами. Миртл не могла понять, это особая порода слуг из вассалов, или Шаффики умеют дрессировать прислугу. Ведь это были маги.
     Приемная оказалась огромной и заполненной большим количеством людей. Величественная немолодая женщина обняла за шею Корвина, что-то шепнула и погладила его плечо. Он оглянулся на спутников и они заметили, что Корвин сильно помрачнел.
— Идемте, — позвал он гостей и стиснул плечи Миртл.
     Когда они все пошли в комнату, то сначала им показалось очень темно, так как шторы были плотно закрыты, а мягкий рассеянный свет специально освещал больше углы, чем середину помещения. Именно там стояло кресло насколько большое, царственное даже, и уютное. В нем прямо сидел величественный старик, чисто выбритый и аккуратный. Держаться прямо ему помогали многочисленные подушки. Корвин, едва взглянув на лорда Шаффика, а кольцо на пальце ясно об этом говорило гостям, кинулся к нему в ноги и замер, преклонив колени.
— Дедушка!
— Ты пришел… — очень тихо, но четко произнес старик и пристально взглянул на Миртл.
     Она не вскрикнула только потому, что размышляла, сколько часов жизни осталось хозяину дома, выглядел он очень уж неважно. Светлые жёлтые глаза со змеиным зрачком казались настолько чужеродными на человеческом облике старика, что Миртл передёрнула плечами.
— Представь свою супругу и спутников, — снова прошелестел он и Миртл едва его услышала, но только из-за того, что стояла около Корвина.
— Сэр, это моя истинная партнёрша, магическая супруга Миртилде Джеронимо, наследница Слизерин, Рейвенкло, Гриффиндор, Гилфорд. Это ее супруги, Альфард Блек, наследник Блек, и Антонин Долохов, наследник Долохов. Мы все завязаны в один союз с Миртл, дедушка.
— Рад приветствовать вас в семье Шаффик, молодые люди. Семья для нас не пустой звук и вы теперь получите защиту и надёжность.
— Ребята, это лорд Шаффик, мой прадед, — чужим голосом произнес Корвин и почтительно, с нежностью даже поцеловал его сморщенную руку.
— Очень приятно, лорд Шаффик, — первым откликнулся Блэк и отвесил уважительный поклон.
За ним это сделали Тони и Миртл.
— Позволь, Корвин, поговорить с твоей супругой наедине. Я благословляю ваш союз, дети. Будьте терпеливы и мудры и придет к вам счастье, — лорд Шаффик, едва закончив говорить, начал задыхаться и к нему шагнул абсолютно седой мужчина с флаконом зелья в руках.
— Идёмте, — помертвел Корвин и поднялся с колен. — Миртл, мы будем ждать в приемной.
     Миртл пришлось ждать не менее пяти-семи минут, прежде чем лорд Шаффик кивнул седому колдомедику и тот вышел, а из углов шагнули вперёд и направились к двери ещё ранее скрытые люди.
— Детка, подойди ко мне, — даже едва различимое Серпентарго Миртл распознала легко. — Присядь, — Шаффик глазами указал на стоящее рядом кресло. — Ты так юна… Как тебе удалось обрести наследие? Пожалуйста, будь искренней.
— Я… Провела ритуал воззвания к стихиям. Мой фамильяр сказал, что во времена Основателей часто так делали. Я сглупила… — призналась Миртл. — Это Воззвание можно делать только мужчине. Я же хотела доказать Антонину, что для него оно безопасно.
— Что ты сделала?
— Выпила слезы феникса, наполовину разведённые моей кровью, — насупившись, призналась Миртл. — Тогда так полыхнуло и я начала гореть.
— Что ты знаешь о Фениксах? — покачав головой, спросил лорд Шаффик. — Наверняка, что они…
— Конкретно моего создала Ровена Рейвенкло, простите, что перебила, — смутилась Миртл.
— Уже долгое время в Хогвартсе происходит подмена базовых понятий, — начал говорить лорд Шаффик. — А началось это с Основателей, я уверен в этом. Феникс — существо не нашего мира, но Инферно. А значит, твой мог оказаться у Основательницы как подарок или она, как раз, его купила и подарила Гриффиндору после своих манипуляций, они же были друзьями. В те времена только Гилфорды продавали добытых из Инферно тварей, это многие упоминали в мемуарах. Гилфордов тогда считали назойливыми и неприличными, как цыган сейчас. Фениксы были ходовым товаром, стоили дорого, но почему-то к современности остался лишь экземпляр Годрика. Как думаешь? — Шаффик слабо улыбнулся.
— Не знаю, сэр, но могу спросить. Мадам Рейвенкло и сэр Слизерин мои магические крестные и их портреты я ношу с собой. Салазар наверняка нас подслушивает, — призналась Миртл и озорство мелькнуло в ее глазах.
— Даже так, — не удивился Шаффик. — Пусть там и сидит, где ты его прячешь. Сейчас мое время.
— А откуда вы столько знаете о Гилфордах? — не удержалась от вопроса Джеронимо.
— Наши агенты во времена Основателей и даже чуть раньше проводили разведку на острове. Мой предок, наследный принц, решил осуществить исход из гнезда из-за существенных противоречий с королем. Оловянные острова не входили в контролируемые семьей земли и именно сюда собрался переселить свой двор принц Сиафус. Отчеты агентов собраны в подшивки и хранятся в нашей библиотеке. Интересное чтиво, скажу я тебе. Мое время истекает, поэтому поговорим позднее. Я попрошу сделать небольшой портрет для тебя и твоих детей. Хочу, чтобы ты беседовала со мной нынешним, знакомым с тобой. Прошу тебя, покажи свой магический облик. Пожалуйста.
— Эмм… Я вуивра. Огонь тоже моя стихия. Вся одежда сгорит на мне, поэтому нужно где-то раздеться. И я же испорчу этот великолепный ковер, — Миртл посмотрела на роскошь шерстяного ворса под ногами.
— Все тлен, не медли, — слабо махнул рукой лорд Шаффик и начал часто и поверхностно дышать.
     Миртл выбежала в приемную едва одетой, когда Шаффик от восторга, казалось, захлебнулся в слюнях и начал снова задыхаться.
— Ему плохо! Помогите! — выдохнула она, едва появившись в дверях помещения, где ее ждали супруги.
     Седой целитель, женщины и еще несколько человек ринулись в кабинет лорда Шаффика.
— Как он? — тревожно взглянул в глаза Миртл Корвин.
— Прощался. Он такой интересный собеседник… Столько всего знает, — посетовала Миртл. — Он попросил меня показать вуивру. Даже ковер не пожалел.
— Смеешься? — печально улыбнулся Корвин. — Он мечтал об этом с моего первого письма о тебе. Что говорил?
— Что подарит мне свой маленький портрет и мы с ним сможем всласть наговориться, — Альфард развернул Миртл спиной к Шаффику и начал застегивать пуговки на полураспахнутой рубашке, Тони же вынул мантию из ее рук и принялся переплетать растрепавшуюся косичку.
— Я сейчас позову слуг, — попытался возразить Корвин.
— Зачем? — фыркнул Блек. — Мне, например, приятно позаботиться о Миртл.
— Мне тоже, — сухо процедил Тони. Ему вдруг стало понятно, что Корвин от макушки и до кончиков ногтей на ногах воспитан как принц, а значит, не привык чисто по-житейски заботиться о Миртл, а уж о них тем более.
— Я… Я пойду? — нервно спросил Корвин, бросая тревожные взгляды на дверь.
— Попроси нас проводить, а сам оставайся, — предложила Миртл. Она сама бы не бросила умирающего родственника.
— Нельзя! — вскинулся Корвин. — Дедушка назвал меня его преемником. Все из-за тебя, — Шаффик кинул на Миртл жадный взгляд. — Он потому приказал привести вас, потому что знал, что сегодня умрет. Филандер его тянул до последнего. Он жив только благодаря зельям. Дедушка сказал, что беседа с тобой и задерживает его на этом свете. Нас должны объявить после его смерти. Будет большой сбор. Все уже здесь.
— Ещё портрет должны написать с него, — вздохнула Миртл. — Где нам подождать, чтобы не мешать?
— Портрет, скорее всего, уже готов, — сказал Альфард. — На него нанесут всего лишь слепок. Это недолго. Как-то странно это… Закончить все дела и в окружении родственников остановить свое сердце…
— Откуда ты… — вскинулся Корвин, сверкнув глазами.
— Сообразил, — фыркнул Блек. — Не яд же он выпьет, неэстетично это…
— Горгона, проводи гостей в сапфировую гостиную и накорми их по желанию, — позвал служанку и приказал ей Корвин, поразив всех властным тоном. — Простите, я пойду, — сбавил тон и вполне мирно сообщил о своем уходе Шаффик.
     Когда эльфийка удалилась, оставив гостей с поздним завтраком, Альфард заметил, как подавлена Миртл.
— Ну и повезло нам на принца наткнуться, — не удержался от шпильки в сторону Шаффика Блек. — Миртл, что случилось? Почему ты так напряжена? — он вынул чашку с горячим какао, которую она зажала между ладонями и бездумно пялилась на напиток. — Иди сюда, — Альф посадил ее себе на колени и снова вручил чашку. — Рассказывай.
— Я хотела бы иметь такого дедушку, — почти прошептала она. — Он так много знает. У него совсем другой взгляд на вещи… И с гоблинами он не согласен…
— Что ты там шепчешь? — подвинулся с другой стороны Тони и робко погладил тыльной стороной пальцев ее щеку.
— Он сказал, что магическую связь нельзя просто так разорвать, — Миртл осмысленно посмотрела на своих супругов. — Это он обо мне и Орионе. Наш союз заключался стихийно и Магия его приняла. Именно поэтому она присоединила Ориона по своему разумению. Наложником. Постельным рабом. Лорд Шаффик сказал, что мы оба будем чувствовать себя как госпожа и ее наложник. Иного не дано. Можно, конечно, сменить магическое имя, но и тут нет гарантий, какое он получит. Лорд Шаффик предлагает не афишировать его статус, но послать учиться. На востоке есть специальные школы. Полный курс — один учебный год.
— Чего? Ты же не серьезно? — потемнел Альфард. — Да я его…
— Ничего ты не сделаешь, — сказала, словно подвела итог, Миртл. — Ни он, ни я не виноваты, за это нужно благодарить мистера Арктуруса Блека. Лорд Шаффик предлагает использовать Ориона по назначению. Согреть холодную постель перед сном зимой, сделать мне массаж ног… И возлечь ко мне, когда вы все будете заняты… — совсем тихо закончила она.
— Постель прекрасно согревают и эльфы. Своей магией, — зло заметил Альфард. — Любовника-обольстителя хочешь приобрести?! Думаешь, нас, троих здоровых мужиков не хватит?
— Не я хочу… — покачала головой Миртл. — Магия не промолчит, будет притягивать. Он сказал, что у них очень приличная библиотека и о вуивре лучше почитать из первоисточника, а не изложение легенды.
— Знаете, я тут о другом думаю, — подал голос молчавший до этого Тони. — Наложник — это раб, которого можно использовать не только для постели, разве не так? Захочет господин, он собственным животом вымоет пол, будет целовать ноги и все, что пожелает Миртл… А если у Ориона появится умение это делать более профессионально? Нужно просто перенаправить его специализацию.
— А ты уверен, что Магия засчитает это? — спросила Миртл.
— Интересная мысль, — кивнул Альфард. — Правильная. Если Орион станет артефактором и будет работать только для тебя, то противоречия не будет. Проблема лишь в том, что у Ориона способностей к артефакторике не так много. Подмастерье максимум. У него зелья неплохи, чары и кровная магия…
— Подожди… — оживился Тони. — Разве не эти дары приветствуются у целителей?
— Пфф… — поперхнулся Альфард. — Предки в ином мире смеяться будут. Хотя мысль здравая. И учиться его отправить подальше, чтобы никто здесь не знал об этой профессии. Да, целитель ближе некуда к телу пациента, и навредить он не сможет.
— Мальчики, чтобы я без вас делала, — вздохнула Миртл. — Так и поступим. Я напишу его отцу. Альфард, тебе и Корвину нужно провести воззвание к стихиям. У тебя слишком много воздуха, его нужно уравновесить. Это можно сделать землей, водой или огнем. Но последний считается необходимым для главы рода. Так что выбор получается в сторону огня и воздуха. Мне даже страшно, какую мощь ты можешь получить.
— Мощь, говоришь? — тонко улыбнулся Блек. — Пей какао. А я попрошу еще горячий кофейник. Тони?
— Какао. И пирожных Миртл. Видишь, ее трясет. Успокаивающего еще попроси.
     Ребятам пришлось ждать не меньше двух часов. Миртл после принятого зелья задремала на диване, уложив голову на колени Тони. Альфард наложил на Миртл чары «Оглохни» и посмотрел на Долохова.
— Ты ее любишь?
Антонин кивнул.
— А что думаешь про Воззвание к стихиям?
— Она уже попробовала сама, чтобы я не боялся, — хмыкнул он. — Жива ведь осталась. Только превратилась во французскую легендарную зверушку. Я считаю так, нужно посоветоваться с взрослыми, посмотреть старые книги в библиотеке. Думается, что когда она пила кровь со слезами феникса, это не было Воззванием к стихиям, а что-то еще. Феникс ведь не создание этого мира, они и им подобные всегда приходили из-за грани. Мы не знаем, как на самом деле действуют их слезы в таком количестве, да еще смешанные с кровью.
— Соображаешь, — кивнул Блек. — Получается что-то вроде драконьей крови. Что-то вроде… Такое же огнеопасное, как и взрывоопасное — с драконьей.
— Основатели ей сказали, что этот способ направо и налево применяли во времена Основателей. Она поверила, — скептически качнул головой Антонин. — Наивная такая…
— В те времена всяко больше было полукровок от магических рас. Если подумать, то именно они стремились к проявлению своей сути, старались избавиться от грязи человеческой крови в жилах, то тогда… Получается, смесь крови и слез феникса сжигает человеческую кровь. Честно, не представляю, какие энергии и почему были задействованы, чтобы Миртл выжила. От нее вообще не должен был остаться и пепел, — Альфард налил кофе и сделал обжигающий глоток. — У нас такое не получится. Будем действовать традиционными средствами.
— Точно, — кивнул Тони и покосился на мерно дышащую жену. — Она такая легковерная и изобретательная.
— Создатель, в ней растет создатель. Каждый маг занимает свою нишу. Она создатель. Да еще, похоже, теперь точно магическое существо. Человеческий облик у нее как дополнительный и только из-за ее большого желания, — беззлобно хмыкнул Блек.
     Когда примчался Корвин, парни успели заметить покрасневшие глаза. Похоже, принц бежал сюда, даже не удосужившись привести себя в порядок.
— Идемте скорее! Миртл спит? — удивился и даже оскорбился Корвин.
— Она выпила Успокаивающее после беседы с твоим дедушкой, — сообщил Альфард, снимая чары с Миртл.
— Миртл, просыпайся, — тихонечко тормошил ладошку Миртл Тони, склонившись над ней.
— Нужно торопиться. У нас важно соблюсти Ритуал, — нервно поджал губы Корвин.
— Я проснулась. Сейчас… Сейчас, — начала подниматься Миртл.
     Через пять минут Корвин подал руку Миртл, а парням велел встать строго за ними.
— Не спорьте. У нас я значимая персона и моя жена, а вы вторичны, но важны. Так же как и у вас дома, — отрывисто сказал Корвин и быстрым шагом направился из комнаты.
     Они оказались в том огромном зале, который миновали при входе сюда. По мере продвижения к нему по коридорам дворца к ним прибавлялись сопровождающие, так что в самом месте проведения торжественной церемонии молодая семья появилась как представительство чужой державы. Зал оказался набит людьми. Вокруг стояла тишина, люди молчали, только отчётливо различались шаги их компании. Чуть позже Миртл поняла почему. Лорд Шаффик лежал на столе, обряженный в по-королевски великолепную одежду. Чело его оказалось украшенным короной, золотым ободком с крупными каменьями по нему, и все разных цветов. Он выглядел почитаемым правителем в этом антураже, о ком многочисленные поданные искренне скорбят. Миртл тоже сожалела о его смерти, подобных людей слишком мало на земле, где мудрости остро не хватает.
     Корвин встал по правую руку от лежащего и потянул встать рядом жену. Парни остались за их спинами, гадая, оставаться ли им там или пройти к стене. Напротив Мирт увидела ту немолодую леди, что встречала их в приемной. И пожилого мужчину. И ещё одного, слева от его супруги. Пока длилось молчание, словно ожидание, что все настроятся внимать что-то, Миртл сообразила, что видит деда с бабушкой Корвина, левее — его родителей. Мужчины все были похожи с Корвином в большей степени, чем женщины. Миртл вдруг задалась вопросом, в какой род пойдут ее дочери, если парней заберут Шаффики. Джеронимо такая радость как наги ни к чему, как и Гриффиндору с Рейвенкло. Слизерину пригодятся такие дочери? И сама же тихо выдохнула, совершенно точно Салазар будет в восторге.
     Однако за размышлениями она не заметила нового мужчину. Высокого, очень мощного с важным и торжественным выражением на лице. Церемониймейстер. Когда он легонько кашлянул и начал говорить, Миртл не поверила своим ушам, он произносил речь на серпентарго. И по глазам многих она поняла, что они не удивились. Получается, этот маг приглашен из другого клана. И он наг. Миртл пока не поняла, почему слышит, что лорд Шаффик — король, они же ушли из гнезда. Но церемониймейстер пел дифирамбы бывшему королю до тех пор, пока не объявил нового короля Сорвиуса Августа Ссаэди. Пока Мирт приходила в себя от того, что английское имя Корвина произнесли непривычно, на него уже водрузили корону, похожую на ту, на голове усопшего. А дальше… Миртл назвали королевой Миртилде Элеонорой Джеронимо Долохов Блек, словно это все её имена. И корону одели на её голову. Антонина и Альфарда назвали принцами-консортами и два тонких платиновых обруча оказались на их головах. А потом после воззвания «Славься и храни, всемилейший Владыка!» все рухнули на колени.
     Миртл после этого сразу перехотела здесь жить. Не понимала она этого. Жив сын и внук старика, зачем же перешагивать через их головы? Короли без престола. Можно подумать, все проникнутся уважением к юноше, к его девочке-жене и… Она хмыкнула, по здешним правилам Тони и Алфи — наложники Корвина. То-то они и стоят с такими кислыми лицами.
     Миртл надеялась покинуть этот дворец после окончания церемонии похорон, когда покойного поместили в склеп, но их пригласили на обед. Обычный семейный обед. Перед ним семейство ожидало трапезу в большой гостиной, принимая соки, легкие вина и общаясь. Именно здесь Корвин начал подходить к родственниками и знакомить с ними своих супругов. Вернее, наоборот, он представлял им родственников. Удивительнее всего было то, что все без исключения очень тепло приняли Миртл, особенно после того, как тетушки Корвина и сестры поговорили в их присутствии на серпентарго. Ломаном. Как оказалось, статус королевы давал много преимуществ, таких как личный дворец, сундуки с украшениями-артефактами, комплект слуг-магов из семей вассалов, всеобщее повиновение и многое еще. Семья была готова целовать следы Миртл на полу от захватывающих перспектив. А они были. Основная королевская ветвь в Иране увяла, но пока была жива эта, тамошние регенты не могли официально стать повелителями того гнезда. Сама магия источника королевских подземелий следила за этим. Она была завязана на кровь предков Шаффиков. Пока живет на свете королевская кровь, то только кровник может надеть корону. Именно из-за этого Корвина назвали королем, до этого — его прадеда. Потому что у обоих была надежда ввести туда сына, принявшего наследие нага.
     В итоге супруги возвращались в Хогвартс через камин в Хогсмиде и до самой школы шли под чарами отвлечения внимания. Не хотелось испытывать терпение учащихся изменившимся видом. Все четверо после обеда подверглись превращению. На все протесты каждый слышал один ответ: члену королевской семьи не пристало выглядеть недостойно. И теперь Миртл знала, что выглядит так, что ее созерцание может окончиться для Оливии Хорнби нервным срывом. Волосы Миртл не осветлили, а придали блеск, кажущийся идущим изнутри, так что голова девочки выглядела лучащейся солнечным светом. Редкие веснушки вывели навсегда, ресницы удлинили и сделали гуще, волосы на теле кроме головы убрали, словно их и не было никогда. Восточными средствами. И парни не ускользнули от этой процедуры, так как были до крайности возмущены при встрече. Как же, наложники. Миртл подозревала, что ей подправили овал лица, слишком правильным он теперь смотрелся, а высокая прическа открывала вполне красивую длинную шею. Волосы были обработаны каким-то средством и они стали мягче и послушные. Миртл не стала красоткой с журналов, которые читали маглокровки в гостиной, но теперь излучала свет привлекательности и ухоженности. Ведь и гардероб ей сменили. Полностью. В ридикюле на руке он как раз и находится в уменьшенном виде. Альфард смог отвоевать свою одежду, в которой пришел, все же он был модником, и Блеки считались баснословно богатыми. Но теперь… Сумка на плече, аналогичная той, что нес Антонин, говорила сама за себя. Альфард сдался. Миртл понимала, что подогнать под них столько одежды за какие-то половину дня и еще пару часов — занятие нетривиальное. Словно у Шаффиков весь подвальный этаж занимали эльфы. Кстати, еще два плелись за ними с драгоценностями, обувью и еще чем-то. Два, от третьего удалось отбиться. Парни сказали, что поделятся одним на двоих, они же принцы-консорты. И слуги вняли их мольбам. Но Горгона досталась Миртл. Теперь вопрос о нахождении летом снимался с повестки. Туда и только туда. К Шаффикам. Реддла, Морфина и еще полсотни других волшебников королевский двор был готов принять по желанию юной королевы. Королевы непризнанной страны. Если бы Шаффики не хорохорились, могли бы считаться обычными магами. Аристократами, и только. Их королевство существовало в их воображении.
     Как Миртл и ожидала, Хорнби разразилась криками, за что маглокровке досталось все, но быстро замолчала, разевая рот. Как узнала минутой позже, это сделала деловитая Горгона, знающая королевский протокол. Домовуха оказалась жутко деятельной. Стоило выйти соседкам, как кровати переместились в стороны от места Миртл. Она и так спала у окна, так что приходилось накладывать дополнительные чары тепла на балдахин зимой, но теперь… Это было ложе принцессы. Рядом с кроватью появилась даже ширма, чтобы недостойные не могли видеть неземную красоту Госпожи после ее просыпания. Балдахин и кровать изменили цвет на нежно зеленый, все щели, откуда нещадно дуло зимой, Горгона заделала. Миртл решила, что несколько дней Молли будет передавать ей опыт, а потом пойдет прислуживать Эйлин по утрам и вечерам.
     Джеронимо после окончания преобразования вздохнула, теперь Хорнби наверняка объявит войну. Сейчас Оливии и терять нечего: страшная, вылечить ее ведь не удалось, так еще и стала посмешищем, когда Миртл невербально приложила ее Силенцио, так подумали на факультете. И в связи с политикой Горгоны и новым гардеробом Миртл стала ожидать изменений в своей жизни, ведь недаром встречают по одежке.
Написать отзыв