(Не) сближаясь

минидрама / 13+ слеш
16 нояб. 2018 г.
16 нояб. 2018 г.
1
1267
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Маккри спит, уютно устроившись головой на откинутой руке Рейеса, давит затылком так, что если не высвободиться, то к утру есть шанс заполучить в лабораториях Overwatch прекрасный новый протез вместо конечности, пострадавшей от нарушения кровообращения.
— Чертов щенок, — бормочет Рейес.
Заснуть в таких условиях практически нереально. Самым разумным в данной ситуации было бы резко вырвать руку или спихнуть эту тупую башку вместе с ее обладателем на пол. Рейес размышляет, что второй вариант ему нравится куда больше. В конце концов, в этой койке места для двоих нет.
Маккри приземляется на пол, негромко вскрикивает, садится, оглядываясь. Он явно не понимает, что произошло.
— Я не разрешал оставаться на ночь, — цедит Рейес.
Должно быть, это в корне неверно. В конце концов, то, что Маккри заснул после секса, вполне нормально, так обычно и происходит. Парень за сегодня вымотался на тренировке, а постельные упражнения с Рейесом окончательно лишили сил, так что он прикорнул рядом. Нормальная ситуация для двух людей, состоящих в отношениях, если верить книгам и фильмам.
— Уже ухожу, — тихо говорит Маккри, одеваясь.
Надо сказать что-нибудь правильное, наверное, даже романтичное, чтобы все исправить. Или просто поймать за руку и притянуть обратно. Но Рейес отчаянно тупит, настолько, что до него доходит, что, наверное, это было обидно, только когда дверь за Маккри закрывается.
"Завтра разберусь", — легкомысленно решает Рейес.
Койка кажется жесткой и холодной, место, которое занимал Маккри, быстро выстывает. Сон отлетает прочь, хотя теперь ничто не мешает разлечься вольготно.
— Черт…
Рейес поднимается, бросает взгляд на часы. Два часа ночи, не так уж и поздно для небольшой прогулки. Наверное, не поздно даже вернуть сюда Маккри. Он натягивает штаны и футболку — шляться в трусах и майке по коридорам не особенно прилично для старшего офицерского состава. Джек даже из душевой вышагивает чуть ли не в полном парадном облачении.
В комнате Маккри темно, непроглядная чернильная мгла, не нарушаемая даже подсветкой терминала в углу.
— Ты здесь? — окликает Рейес.
Тишина. Рейес в раздражении включает свет. И застывает, глядя на аккуратно заправленную кровать, на которую с самого утра никто не ложился.
— И где он…
Здесь не так много мест, куда может забиться Маккри. Если нет здесь, наверное, в общей курилке. Рейес направляется туда, по пути размышляя, что выглядит глупо, бегая за рядовым агентом. И вот чего ему не спалось спокойно?
— Маккри?
— Почти угадал, — хрипло отвечает Джек, стряхивая пепел с сигареты. — Первую букву имени точно верно воспроизвел.
— А тебе-то чего не спится, Моррисон?
— Бессонница одолевает. Покуришь со мной?
Рейес уже собирается отказаться, потом кивает, протягивает руку за сигаретой. И молча курит, внезапно понимая, что даже не знает, о чем поговорить с Джеком, кроме работы. О фильмах? О книгах? О личной жизни, которой у Моррисона нет? О своей личной жизни, в которой разобраться сложнее, чем остановить Омнический Кризис?
— Завтра нас Торб приглашает в паб, пива выпить, — нарушает тишину Джек.
— Я не против, — соглашается Рейес. — А давно у тебя бессонница?
— Несколько недель.
— В медблок обращался?
Обмен ничего не значащими репликами позволяет поддерживать видимость того, что они все еще друзья, что все хорошо, они просто курят и болтают. Хотя Рейес даже не может вспомнить, когда в последний раз они общались о чем-то незначительном.
— Обращался, но там ничем помочь не смогли. Что ж, я пойду. Попробую хотя бы принять горизонтальное положение…
— И отжаться раз сорок, — заканчивает их старую шутку Рейес, невольно улыбаясь.
Настроение чуть приподнимается. Джек усмехается и уходит. Рейес задумывается о том, где может быть сейчас Маккри, приходит к выводу, что стоит проверить стрельбище. Когда у парня плохое настроение, он обычно развлекается там. А сейчас ему должно быть чертовски паршиво. Хотя Рейесу ничуть не легче. Он не понимает, зачем сейчас бегает по базе и разыскивает вышвырнутого из постели любовника.
Над стрельбищем светится табло, возвещающее, что все линии свободны. Внутри никого нет. Рейес ощущает странное замешательство: где Маккри? Внутри поселяется внезапный липкий страх. А если с ним что-то случилось? Его коммуникатор в комнате, так что даже не вызвать по связи. И система видеонаблюдения не поможет… Сейчас идет "мертвый час", когда работает лишь внешний периметр, остальные системы проходят отладку.
Рейес с досадой бьет кулаком в стену.
— Что-то случилось, капитан?
Маккри идет навстречу, на волосах ночная сырость, на губах табачный привкус. Последнее Рейес выясняет, когда притискивает его к себе, целуя. Как и первое, впрочем.
— И что это такое? — удивленно спрашивает Маккри, когда его отпускают.
— Поцелуй.
— С чего бы вдруг, капитан?
Голос холоден, хотя губы слегка подрагивают — уязвлен и обижен.
— Тебе пора спать.
— Я в курсе, спасибо.
Рейес следует за ним, провожая до самой двери комнаты. Маккри проскальзывает внутрь, не оборачиваясь. Рейес внимательно смотрит на замок. Минута, другая — огонек не меняет цвет с зеленого на красный. Намек более чем прозрачен.
— Я вроде выключал свет, — задумчиво говорит Маккри, когда Рейес входит внутрь.
— Забыл, наверное.
В отношениях с Маккри плохо то, что они оба не понимают толком, как именно следует себя вести. Налаживать отношения хорошо получается только методом тыка, и то физические. С эмоциональной и чувственной стороной все хуже. Но раз Рейес старше, то ему и полагается разруливать все ситуации.
— Ляжешь спать со мной?
— Лягу, — соглашается Рейес.
— Если проснешься утром на полу — не удивляйся.
— Не удивлюсь. Но учти — проснемся мы в любом случае вместе.
Но просыпается Рейес в одиночестве, Маккри успевает сбежать из собственной комнаты.
— Чертов щенок…
Вечером Маккри возвращается с прогулки около полуночи, крадучись, проходит по коридору, стараясь никого не потревожить. Но мимо гостиной пробежать не успевает, вернее, мимо Рейеса, сидящего спиной к двери, замирает, смотрит, и не успевает удрать.
— Садись, — предлагает Рейес, кивая на пространство с собой рядом. — Пообщаемся…
Иного выхода у Маккри нет, приходится сесть. Выглядит он как примерный школьник: спина выпрямлена, руки сложены на коленях, на лице написана готовность внимательно выслушать все, что ему собираются сказать.
— Где был? — издалека начинает Рейес.
— Прогулялся по парку, зашел выпить кофе и съел странное пирожное.
— Что в нем было странного?
— Оно было синее.
Странное синее пирожное. Странные отношения с командиром. В жизни Маккри вообще есть хоть что-то, что можно назвать обычным?
— Я хотел поговорить о том, что случилось ночью…
— А я не хочу об этом разговаривать, капитан.
Маккри поднимается и делает несколько шагов прочь. Потом останавливается, когда Рейес дергает его на себя, поймав за запястье.
— Ладно… — тихо говорит он, возвращается на диван и снова садится, глядя в стену.
Надо сказать что-то умное, красивое и приличествующее случаю.
— Извини, — Рейес подбирает это самое слово.
Маккри вскидывается, изумленно смотрит.
— За что?
— За то, что выкинул тебя из кровати. Надо было оставить тебя отсыпаться. Ты устал за день.
Маккри улыбается, смотрит, потом приваливается к Рейесу, укладываясь головой на плечо. Надо всего лишь чуть повернуть голову, чтобы получить возможность уткнуться в пахнущие дождем каштановые волосы. Рейес, немного помедлив, так и делает.
Ладно, объяснение вышло не самым всеобъемлющим, почти никакие проблемы они не решили. Но все равно, сидеть вот так, рядом, на удивление тепло.
— Я могу сегодня спать с тобой? — спрашивает Маккри, пробуя на прочность новый тонкий лед их отношений.
— Можешь, — вздыхает Рейес. — Конечно же, можешь. И займемся мы этим прямо сейчас.
Написать отзыв