Папенькин сынок

от Toughie
максиангст, драма / 18+
16 нояб. 2018 г.
22 нояб. 2018 г.
8
10822
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Ночью спал плохо. Хотя, казалось бы, вечеринка и здоровский секс должны были высосать все силы. Давило на грудь беспокойство, какая-то странная тревога. Впрочем, в первые дни после возвращения это бывало часто. Парни неохотно признавались, что и с ними иной раз бывает примерно то же.

Александр как-то нехило поржал с ребятами над рассказом одного классного пацана. Парень этот - спец высокой пробы, многое умел, дофига чему смог научить. И язык был подвешен как у заправского блоггера.

На учениях по освобождению заложников ребята, служившие с этим хлопчиком, изображали террористов. Поздняя осень, час, другой, третий. Дубарь. Замёрзли, как цуцыки, в ожидании начала развлекухи.

Пока штабные в сотый раз пересогласовывали одно с другим, командир захватил для усиления эффекта реалки одну из штабных крыс. И по открытому каналу громко заявил, что сейчас отрежет пленному ухо. А если штаб промаринует их в холодном здании заброшки-заводика еще часик-другой, то отчекрыжит и второе.

Зашевелились! И еще как.

У бедолаги штабного от ужаса глаза сделались в пол-лица. Его трясло даже после того, как перед ним десять раз извинились за идиотскую шутку и напоили чаем из знаменитой «неостывайки» самого командира.

Когда штурм окончился и всех повязали, «заложник» дал такого деру по пересеченной местности, что пацаны пересмотрели свое скептическое отношение к физподготовке штабистов.

— Ты что, и впрямь думал, что мы тебе отрежем уши? — когда судьба столкнула их вновь через пару месяцев, поинтересовался кэп.

— Да. Вы ж там все отмороженные. Боевой синдром, все дела…

Не было у них никакого такого «синдрома». Спали все, как младенцы. Но это там — в жестком распоряде скуки боевых будней. А вот в мирной жизни почему-то в голову под утро начинала лезть всякая хрень. Это отмечали многие.

Особенно тяжело давались предрассветные муторные часы.

Александр тоже хлебнул этого горького настоя. Да еще тяжелые последние разборки с кэпом и пацанами. Ишь чего удумали — отстранить его от дела всей его жизни. Хотя он сознавал, что они правы на весь контрольный пакет акций и еще немного. Но на душе было гадко.

А тут еще нежданный-негаданный брак и проблемы с Катюхой. Он на девяносто девять процентов уверен, что отец послушает его совета. И все у него с маменькой будет зашибись. Но оставался один процент — ревность.

Александр имел как-то возможность оценить степень отмороженности бати — когда к Катюхе на курорте прицепились какие-то местные мачо. М-да… весьма неосторожно с их стороны.

И вот этот один процент ставил под сомнение благополучный исход дела. Чёрт.

Александр крутился в непривычно мягкой постели. После пенки, подложенной, чтобы не отморозить самое дорогое, после дикого напряжения последних двух недель, когда спать и жрать приходилось в жесточайшем цейтноте, мозг не желал признавать объективной реальности: тишина, безопасность, мир.

Надо было все-таки притащить на квартиру Николь. И провести сразу еще одну сессию. До полной отключки, до блаженного забытья. Но он не желал столь близких отношений. Потом найдет время и приедет к ней в студию.

Он походил по квартире, жалея, что не может заняться привычным, вводящим в легкий успокаивающий транс делом.

Эй, сейчас бы почистить-смазать его красоточку, умницу-красавицу. Два месяца назад он побаловал ее новым обвесом, и девочка не подвела, выручив его в нехорошей передряге. Отделался лишь царапкой на плече, которую кудесник Юрьич ловко замаскировал под вырезанный абсцесс.

Часы безбожно показывали начало шестого. Надо бы прилечь хоть на пару часиков. Некогда отсыпаться до обеда — батя отвалил деньжат. Необходимо встретиться с нужными людьми, прикупить всего дохрена. Лично все проверить и пощупать ручками. Обнюхать каждый стежок, каждую детальку.

А потом предстоит отрабатывать неплохие бабки — уделить внимание Кристине.

Он уже жалел, что повел себя с нею согласно роли мажора и сволочи. Или… не жалел. Он с этим не определился. Все еще оставалась надежда убедить парней и кэпа, что он какое-то время сможет усидеть на двух стульях. И тогда Кристине лучше считать его тем, кем она его считает. Вздохнет с облегчением, в случае чего. Сыграет роль безутешной вдовы на шикарных похоронах и заживет себе мирно со своим «Горацием».

Но если переубедить парней не удастся, то… Тогда план «Б» — к дьяволу Горация. Такая конфетка нужна самому.

Мысли о Кристе развеяли марево тревоги. Перед глазами встало ее разгневанное лицо, свист цепочки. Ну прелесть же!

Александр потер знатно горевшую после розги Николь задницу и поспешил в душ — предаться приятным фантазиям.

Потом усталость взяла верх и он наконец вырубился, словно мертвый — без сновидений, еле добравшись до постели.