Яды и хвосты

минимистика, фэнтези / 13+ слеш
25 нояб. 2018 г.
25 нояб. 2018 г.
1
2144
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Жарко, душно. Влажный воздух с трудом проходил в легкие и почти не насыщал кислородом. По крайней мере, так считал Красс. Он поправил режущие плечи лямки рюкзака, смахнул прилипшую прядь волос с мокрого лба, и зашагал дальше, посохом отодвигая с тропы ветви.
Хотя тропа здесь была лишь по уверению проводников, а на взгляд исследователя — густые, непролазные джунгли с недружелюбной фауной и флорой. Здесь постоянно кто-то кого-то ел. Безобидные на вид фиолетовые цветы, похожие на колокольчики, оказывались манком для наивных. Подойдет к ним жертва, а ее окутают лианы и утащат вглубь ствола дерева, где будут медленно переваривать живую добычу. О насекомых, ящерицах и прочих даже думать не хотелось. Ходить в туалет приходилось по двое, и ставить магический купол, почему-то слабо помогающий против местных обитателей.
«Что ж поделать. Самый загадочный континент». — философски вздохнул Красс, бывший самым молодым среди ученых и постарался настроиться на позитивный лад. Все-таки, это его первый полевой выход. — «Счастье, что змеи пустили нас сюда».
Словно почувствовав, что думают о нем, над головой парня раздался низкий голос с шипящим акцентом:
— О чем задумалссся, малышшш?
«Малыш» вздрогнул и упрямо наклонил голову. С самого начала этот здоровенный шестирукий змей серо-стального окраса терся поблизости, а в последние два дня совсем обнаглел — не спускал глаз.
Сташша этот молодой ученый забавлял несказанно — ото всего вздрагивает, всего боится. А потом сам лезет, еле успевай оттаскивать за хвост, то есть, за шиворот. И пах он приятно. И был таким теплым. Сташш был бы совсем не против сплести с ним хвост, или, за неимением оного, просто разложить человека на ложе из папоротников и дать ему прочувствовать, что такое наг в любви.
И был намерен это сделать.
— Так о чем думаеш-ш-шь?
Красс привычно подавил вопль ужаса и покосился направо, на бронзовый торс змеелюда. Тот тек сквозь джунгли, казалось, вовсе не замечая препятствий:
— Да вот о местных обитателях думаю.
— Что именно? — вкрадчиво спросил наг, подползая ближе, и как бы невзначай проведя когтистой ладонью по мокрым волосам человека.
Тот пугливо пригнулся и покачнулся. Сташш молниеносно вздернул его за шиворот, отшвырнул в сторону, завернув в пару хвостовых колец, и вонзил все свои клинки с шести рук в поднявшегося из-под земли земляного червяка.
Песочного цвета зверюга разинула пасть на четыре части, показав тысячи острых зубов. Но удар шести сабель быстро положил конец трепыханиям.
— С-с-с-схаи, — оскалился наг и горделиво похвастался Крассу, не обращая внимания на удивленные вздохи других членов экспедиции. — Видишь, я хорошшший защщитник.
— Вижу, — не стал отрицать очевидное парень и отвел взгляд от светящихся янтарных глаз и острых клыков. — Спасибо… И отпусти меня.
— Надо убедитьс-с-ся, что нет опас-с-снос-сти…
Второй наг, Исайеш, хранил гордое молчание, даже не улыбался, хотя хихикать ему явно хотелось. Он украдкой подмигнул Сташшу. Тот предпочел ухмыльнуться и отвернуться, вернувшись к человеку:
— Тебе неудобно в моем хвос-сте?
— Не очень, — сдавленно проговорил человек, пытаясь выпутаться из колец, но добился того, что они слегка сжались. Не больно, не мешали дышать, но Красс знал, что Сташш может раздавить его одним движением. Поэтому молодой маг прямо посмотрел в глаза насмешливо улыбающемуся змеелюду. — Ненавижу чувство беспомощности. Это унизительно, — слова сказанные тихим голосом, тем не менее, дошли до адресата.
Сташш перестал улыбаться и склонил голову, кольца разжались, острые когти осторожно погладили парня по щеке:
— Я запомню, — серьезно пообещал змей. Быстрое влажное прикосновение языка к губам человека, и вот мага осторожно подтолкнули вперед. — Продолжаем путьссс… До заката оссталосссь полтора тактассссс.
Экспедиция устремилась вперед, взбодрившись известием о том, что скоро привал. Наги скользили по обе стороны отряда, охраняя. Если раньше Красс не понимал, почему им дали только двух змеелюдов в помощь, теперь сомнения развеялись — больше было попросту не надо.
Непревзойденные воины в своих родных местах просто незаменимы. НИИ Картографии и истории, в котором работал Красс просто не могло выделить много денег на охрану из эльфийских стрелков, а вот наги согласились провести компанию из пяти ученых за приемлемую цену.
Правда Красс начал подозревать, что хищно выглядывающий его Сташш просто так не отпустит и обязательно выкинет что-нибудь эдакое. Ягодицы рефлекторно сжались, щеки окрасил румянец. Полностью увлеченный наукой парень совершенно выпустил из вида плотские удовольствия. Судя по всему, они его нашли сами. «Чувствую, он от меня не отстанет», — с опаской и толикой обреченности подумал Красс.
Сташш в этот самый момент покосился на него и плотоядно облизнулся. Красс поспешил отвернуться. «Ну, не есть же он меня собирается?»
«Сначала укушу, он станет вялым, а потом заласкаю и Красссс даже не вспомнит, что был против», — мечтал Сташш, скользя сквозь джунгли и бдительно посматривая по сторонам, не выпуская, впрочем, из вида, зазнобу.
Вскоре отряд достиг места ночевки — каких-то рукотворных развалин, заросших лианами.
— Осссторожноссссс, вырубите мессссто для сссна и очага, держитессссь вмесссте. Здесссь опасссно.
— Хищники? — вскинулась Марита, опасливо оглядываясь на кусты.
— Нет, — с милой улыбкой отрезал наг. — Растения. Мы вошли в чассссть лессссса, где очень много ядовитых расстений.
— О, значит, мы близки к цели! — оживился пожилой профессор. — Полуразумная жизнь возникает на месте магических выбросов! Коллеги, скоро прибудем!
Коллеги вяло порадовались и, нервно оглядываясь, принялись за обустройство лагеря. Наги же застыли неподвижными изваяниями, изучая пространство.
«Ох, как я хочу убраться из этого леса», — мысленно вздыхал Красс. Он очень тосковал по благам цивилизации, и беспокоился за себя. Очень уж хищным выглядел Сташш. — «Ишь, облизывается, а клыки-то выщелкнулись! Того и гляди бросится», — парень зажмурился, румянец опалил щеки, ведь клыки выщелкивались у нагов при атаке и перед любовными игрищами. Поскольку второй змеелюд был спокоен, оставался только второй вариант, и сразу ясно, кто будет «жертвой».
— Юноша, что у вас там случилось? — строго окликнули его.
Красс спохватился и бросился помогать с обустройством лагеря, перестав думать о намерениях нага. С ними и так все уже ясно, а коллеги его растерянный вид и топтание на одном месте точно не одобрят.
«С-с-смущаетс-ся», — умиленно думал Сташш.
Спустя некоторое время, после обустройства лагеря, наги обползли лагерь, внимательно принюхиваясь-прислушиваясь и разрешили укладываться спать.
— Ссссторожить будем мы. От вассс здессссь всссе равно никакого толку.
Сташш аккуратно подгреб к себе задохнувшегося Красса, уложил головой на свои кольца. Пусть привыкает.
«Жаль, сейчассс нельзя его пощщупать, а то и облизать» — змеелюд прикрыл глаза, предвкушая. — «Попозже», — сейчас стоило сосредоточиться на миссии и довести группу до развалин и обратно.
Красс спал, сам не ожидая того, что быстро уснет в этих кольцах. Но они оказались такими теплым и надежными. И уютными. Юноша вздохнул во сне, еще немного повозился, устраиваясь поудобней.
Однако теплая шершавая подушка внезапно исчезла:
— Тссс… — прошипел знакомый голос, ухо быстро облизал раздвоенный язык. — Нельзя ссспать… Дурман.
— Какой дурман? — вяло ворочая языком спросил парень. Дико болела голова, все тело было ватным, непослушным, хотелось спать.
— Сиреневый. Одно растение выпускает дурманящий аромат, жертвы засыпают и их утаскивают лианы.
— Едят? Надо спасать! — усилием воли Красс зашевелился.
— Ссссс… погоди… Тут еще что-то ессссть. — остановил его змей. Он застыл, напрягая все доступные органы чувств… — Опассссносссть…
Молодой маг изо всех сил таращился в темноту, стараясь не заснуть, но даже не заметил, как задремал.
Сташш быстро свистнул Исайешу, тот бросился рубить лианы. Сам Сташш терпеливо ждал. С некоторых пор с этими лианами повадились вместе охотиться еще одни неприятные хищники.
Гибкие тела выметнулись из темноты и забились на клинках. Змеелюд стряхнул их наземь, принял вторую волну и завертелся на месте, кромсая нападавших. Вскоре все кончилось.
— Вот так, малыш-ш-ш… Малыш-ш-ш?
Красс забился под уцелевшую стену и зажимал рваную рану на бедре.
— Не зажигайте сссвета! — приказал один из нагов отряду. — Он привлечет остальных.
Сташш метнулся к парню, ему-то темнота не мешала ощущать пару, ощупал.
— Плохоссс… Яд. Я помогу тебе. Проссти, малышшш, я хотел по-другому.
Острая боль пронзила Красса, и от шеи стал распространяться жар, смывший ледяное онемение, идущее от ноги. Человек корчился в волнах то тепла, то холода, хрипел, выл, пытался разодрать на себе кожу, но его плотно зафиксировали, что-то шепча-шипя на ухо.
Исайеш кивнул и встал на стражу, выполняя свои обязанности. Обмотал сородич пару, отравил своим ядом, понятное дело, совет да любовь.
Яд нага вышибал все остальные яды. Только выжить можно было лишь тому, кого наг избирал в пару. Красс это знал, но сейчас было не время вспоминать, было больно, потом холодно, а потом жарко.
— Тиш-ше, тиш-ше.
— Больно…
— С-с-сейчас-с-с-с…
Поцелуи сначала осторожные, перешли в жадные укусы, наг бережно, но жестко держал стонущего человека. Острые когти содрали одежду и раздвоенный язык пробежал по бледной коже. Сташш отпустил себя, набросившись на долгожданную добычу, только где-то на границе сознания маячила мысль быть осторожней, любовник гораздо более хрупкий, чем наг.
Красс даже толком не понимал, что же с ним творят, только всхлипывал и стонал, цепляясь за Сташша. И что-то бессвязно бормотал. Что именно — времени не было вслушиваться.
В один момент Красс выгнулся, огненная лавина смыла боль, холод, и парень провалился в бархатную темноту, сонно пробормотав:
— Стааашш, такой теплый.
Наг вздрогнул и крепче стиснул человека, его глаза вспыхнули золотом во мраке:
«Он признал меня»! — с торжеством подумал змеелюд, лизнул мага. — «Теперь никуда не денетссссся. Мой».
Когда человек заснул, Сташш замотал парня в хвост и пополз к сородичу:
— Слишком тихо, не к добру.
— Ничего не чувствую, но нельзя отползать.
Наги замерли, прикрыв глаза. В таком положении они могли находиться больше суток, а все их органы чувств сканировали пространство. Помимо пяти человеческих чувств и шести эльфийских, змеелюди улавливали дрожь земли, различали тепловое излучение тел. Раскрывая перепонки, расположенные по бокам головы, могли использовать примитивный эхолот, ориентируясь в полной темноте и лабиринтах. Длинные волосы нагов, выглядящие как тонкие косички, шевелились. При атаке впивались в точки на теле противника, парализуя. Весь т арсенал делал змеев поистине грозными противниками. Единственными кто более-менее могли противостоять воину-нагу, были элитные стражи эльфов.
Сташш и Исаейш не зря ждали, вокруг зашевелились сизые тени, подбираясь к спящим. Змеелюди подпустили их поближе и атаковали. Темноту разорвали дикий визг и испуганные вопли. Правда, порывавшихся что-нибудь намагичить волшебников охранники приложили хвостами, во избежание проблем.
— Тихосссс. Это шшшшрачи, — невнятно, из-за выщеренных клыков, проговорил Сташш. — Они большшшше не опасссны. С-спите.
— Здорово! А вдруг не проснемся? — нервно бурчали ученые, а профессор-глава группы, решил не мелочиться и сделал огромный глоток сердечного лекарства.
— Я точно получу инфаркт, — грустно предрек он.
Наги выкинули червеобразные разрубленные тела шрачей за пределы лагеря. Тут их растащили лианы.
Один Красс вел себя прилично — лежал и сопел. Сташш улегся рядом, подгреб потесней, уткнулся ему в ухо.
«Хорошо».
Утром экспедиция была не то что потрясена… ошарашена. Глава группы срочно допил лекарство.
— Красс, ты — что?
— Что — что? — спросонья не понял парень, приподнимаясь с чего-то теплого, приятного. А потом до него дошло — мама!
— Зови меня — любимый, — прошипел на ушко наг, покрепче, всеми шестью руками обнимая человека. — Ессссть возражениясс? — голодного горящего взгляда ученые не выдержали и поспешно замотали головами. Что вы, какие претензии!
— А у тебя?
Красс тоже замотал головой. На всякий случай.
Парень прислушивался к своим ощущениям — слабость, немного болит ниже поясницы. Он покраснел и украдкой огляделся: коллеги сворачивали лагерь, а свежеприобретенный муж свивал-развивал хвост. Серо-стальная с золотом кожа переливалась, завораживала, когти на могучих руках, обхватывающих человека, слегка кололи, но так приятно, уютно, надежно.
Красс чувствовал себя успокоенным в надежных руках. Он поднял глаза и наткнулся на внимательный взгляд:
— Я… — молодой маг сглотнул. — Согласен… Ты — хороший, — ему немедленно стало стыдно за такое детское описание, но его подбородок подняли и Сташш шепнул:
— Мой, я — твой, — поцелуй видели все.
Старичок-профессор покачал головой: попался мальчик, ох попался. Уж он-то не понаслышке знал, как, настойчиво наги загоняют добычу, как и их верность.
«Интересно, Свашш не поползет за мной, ранен же».
Озабоченность профессора можно понять — на поляну вывалился злющий бело-седой наг, со страшными шрамами на шкуре и оторванной четвертью хвоста:
— Вот ты гдессс…
Профессор обреченно прикрыл глаза — не успел, теперь придется трясти песком на пару.
Написать отзыв