Любить и защищать

минимистика, фэнтези / 16+ слеш
25 нояб. 2018 г.
25 нояб. 2018 г.
1
3103
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
«Ну вот теперь я счастлив… вроде как. Мда. С чувствами, конечно, проблема. Ну ничего, стерпится-слюбится. Познакомимся поближе и все такое. Главное, что мы оба вообще этого хотим. Опять же, Лар будет в безопасности. А Раймон красивый», — Сол валялся на широченной мягкой кровати, развалившись поперек и предавался грустным размышлениям на тему различия людского и нелюдского менталитета. Нет, все было прекрасно: и обещанная ванна (огромная, с цветной мозаикой на стенах и зеркальным потолком), и ранний завтрак, и принесенный час назад прямо в постель ранний ужин… только на душе все равно было муторно.
Тигра, проснувшись, Сол рядом с собой не обнаружил — видимо, тот убежал по каким-то своим архиважным делам. Вопреки предположениям, Раймон не потащил его в княжество оборотней, а вернул обратно в Алтейю, родной город братьев Ритисов. Похоже, оборотень регулярно здесь бывал — об этом свидетельствовал небольшой, но уютный частный дом в престижном тихом районе, где доктора Ритиса и оставили отдыхать и наслаждаться жизнью. До его собственного дома отсюда можно было добраться за час с небольшим, до клиники так и вообще за полчаса, если на мотоцикле… Стоп, а мотоцикл-то этот деятель забрать не забыл? Хотя вряд ли это было сейчас самым важным.
Все происходило слишком быстро. И да… плевать Сол хотел на защиту и так далее, что там обещал ему тигр. А у Раймона все звучало так, словно именно за это хирург и должен стать его мужем. Чтоб была защита, обеспеченная жизнь…
— Не хочу теперь богатства, а хочу любимого, — проныл Сол в подушку.
Да, секс с тигром классный, но это же просто секс! С умелым-то любовником да парню, у которого из-за загруза на работе его было мало…
— Добрый вечер! — похоже, Раймон в принципе не утруждал себя стуком в дверь. — Как ты — выспался? Есть хочешь? Составишь мне компанию за ужином или… эй, что-то случилось? — тигр присел на корточки перед кроватью, встревоженно заглядывая в лицо человеку.
— Вечер добрый, — Сол улыбнулся. — Нет, пустяки… так, что-то задумался слишком.
— И что за мысли тревожат моего будущего мужа? — оборотень явно не собирался так просто отстать. — Я знаю, как ты пахнешь, когда боишься. И когда не боишься — тоже знаю. Сладкой горячей кровью, соленым потом, дурманяще-пряным желанием… А сейчас твой запах горький, как сок степных трав.
— Просто… Я не понимаю, как так вообще можно! Впервые встретились… даже без любви… и сразу брак. Ну как так, Раймон? Я не понимаю…
Оборотень непонимающе моргнул.
— Почему без любви? Я предложил тебе стать моим мужем — значит, пообещал заботиться о тебе, любить и защищать. У вас разве по-другому? И какая разница, когда мы встретились? Мы сразу чувствуем, будет ли связь длиться один вечер или станет союзом на всю жизнь. Ты ведь тоже почувствовал, — Раймон кончиками пальцев мягко провел по губам Сола, — поэтому и согласился, так?
Сол кивнул, все еще не очень уверенно.
— У нас… У людей просто немного иначе. Сперва любовь, а потом брак. Но мне с тобой хорошо, очень. Может, я просто раньше не любил, вот и не знаю, какая она, любовь?
— Узнаешь, — пообещал Раймон, устраиваясь рядом и устраивая Сола в кольце рук. От тигра исходил тихий звук, напоминающий приглушенное тарахтение мотора, его грудь слегка вибрировала — похоже, он мурлыкал.
— Вы, люди, что-то сильно перемудрили там с любовью, я так толком и не понял, что вы этим словом называете. У нас все проще и понятнее. Запах, — теплое дыхание взъерошило темные волосы на затылке Сола. — Вкус крови. Желание, которое не боится клыков и когтей, а наоборот, делается только острее. Доверие, когда без опаски можешь заснуть рядом.
Сол повернулся, уткнувшись лицом в грудь тигра, притих, убаюканный этим мурлыканием, обнял Раймона за шею.
— Мне так хорошо с тобой.
На тумбочке, где-то в его джинсах, залился звоном сотовый. Сол вздрогнул, явно не ожидая вызова, потом потянулся подхватить трубку.
— Алло. Да, доктор Ритис. Да, слушаю. Что? Уже лечу, подготовьте пока операционную, — он нажал на «отбой», виновато взглянул на Раймона. — Надо бежать, кого-то там в драке зацепили, мальчишка-волчонок, говорят, сильно подраненный. Вот тебе и минусы жизни с практикующим хирургом! Выдергивают в любой час дня и ночи.
И вот стоило только дать понять народу, что доктор вернулся…
— Беги, — оборотень со вздохом разжал объятия. — Духи предков, надо было сразу тебя в Дар’Шеан везти! Тотем бы Эрдин съездил потом вернул… ну да ладно. Но завтра у тебя выходной! И послезавтра тоже. Два дня как-нибудь в твоей клинике без тебя обойдутся, все-таки не каждый день их ведущий специалист женится.
— Конечно, — Сол просиял улыбкой, торопливо одеваясь. — Я тебе позвоню, когда освобожусь, ладно?
Он быстро чмокнул Раймона в губы, хныкнул, всем видом показывая, как же сильно уходить не хочет. И все-таки убежал, помахав тигру на прощание.
Оборотень проводил будущего супруга долгим взглядом. Хотя что значит «будущего»? Фактически, они уже сочетались браком, любой жрец это подтвердит, обряд в данном случае — лишь формальность и дань традициям. Раймон даже собирался отложить официальную церемонию на день-другой, дать Солу отлежаться после утомительной погони и ее бурного финала… но раз уж любимый нашел в себе силы ускакать на работу, свадьбу тоже выдержит, не переломится. А значит, надо предупредить, чтобы завтра украсили храм, да и членов семьи пригласить бы не мешало… ну и поужинать. Поужинать — в первую очередь.

Стоило Солу переступить порог клиники, как в лицо ему ткнулась тряпка, чем-то остро пахнущая. «Помогите», — только и успел подумать юноша, проваливаясь в забытье. Правда, при этом он еще успел встряхнуть телефон, молясь, чтобы старенькая модель сенсорника не подвела и принялась слать пустые смс-ки на последний записанный номер. Последним был номер Раймона.

***
Дорогу от храма до клиники, где работал Сол, оборотень преодолел с рекордной даже для себя скоростью. Знакомый мотоцикл сиротливо жался к каменной стене, осталось выяснить, что случилось с его владельцем. Версия о забытом супругом где-то по рассеянности телефоне и вышедшей из строя сенсорной панели, конечно, тоже имела право на существование, но Раймон на нее старался не очень рассчитывать.
— Мне нужен доктор Ритис! — от негромкого вроде бы рыка дрогнула не только девушка за стойкой, но и люстра у нее над головой.
— П-простите, но доктора Ритиса нет, у него скоро свадьба, так что он взял отгулы. Я могу вам порекомендовать другого специалиста, не сомневайтесь, в нашей клинике только самые лучшие хирурги города, — с каждым словом девушка сползала все ниже и ниже под стойку, явно боясь обозленного оборотня. — П-простите… Нам правда жаль, но доктор Ритис изъявил желание, чтобы его не беспокоили, он оставил нам записку.
— Дайте ее мне, — Раймон сжал несчастный листочек так, будто собирался разорвать его в клочья, а следом за ним и еще кого-нибудь. «Прошу меня простить, вынужден покинуть клинику на неопределенный срок, в связи со свадьбой. Наслаждаюсь приятным обществом. С. Ритис. 18-43-57»
— Я не хуже вас знаю, что у него свадьба, и мне очень хотелось бы знать, куда пропал мой будущий муж. Час назад он поехал сюда, к вам… и выходит, он здесь и не показывался? Когда он оставил записку?
— Мне принесли ее сорок минут назад… — пробормотала девушка. — С курьером. А доктора мы не видели, он обычно через черный ход является, ему там удобнее оставлять мотоцикл. П-погодите… А с кем он тогда?
— Я почем знаю… — буркнул оборотень.
Проклятье, он даже не мог сказать, действительно ли это почерк Сола! Запах же… да, чуть уловимая нотка знакомого и родного запаха щекотала ноздри, но это значило лишь, что Сол держал в руках эту бумажку. Волк или лис сказали бы больше, но тигру приходилось довольствоваться теми немногими сведениями, что давали его органы чувств.
Цифры в записке могли быть и номером телефона, и частью адреса, и… да чем угодно они могли быть, но зачем-то же их написали! Может быть, даже Сол. Вроде как передать некую информацию… по которой его можно будет найти?
Раймон тихо зарычал. Он никогда не любил шарады и прочие загадки.
Смяв в кулаке записку, оборотень устремился прочь от клиники — туда, куда вело кастовое чутье и кровь супруга. Раймон облизнулся — так явно почудился ему солоноватый металлический привкус. Наслаждается приятным обществом, значит? Так это или нет, но Солу скоро придется сменить общество на еще более приятное. Найти его теперь, вкусив его крови и разделив с ним ложе, оборотень смог бы в незнакомом городе с завязанными глазами, что уж говорить об исхоженной вдоль и поперек столице Лигора.

***
Сол сидел в каком-то помещении, богато обставленном, вычурно украшенном, нарочито шикарном. Оформитель явно питал слабость к красному — шторы, ковер, обивка дивана и кресел цветом напоминали вино. Или кровь.
— Поймите одно, доктор, Кей — мой единственный сын. И я на все пойду ради него. Даже на ваше похищение. Вашей больнице придется подвинуть очередь, а вам — побыстрее прооперировать Кея.
— Я не могу. Очередь расписана на месяц.
— И все же придется пересмотреть ее.
«Раймон, где ты?»
Раймон в это время, хмуря брови, стоял у железных ворот. Значит, Ренно. Вопрос: за каким хреном Сол Ритис понадобился одной из пусть и не самых влиятельных, но определенно богатых семей клана лис? Тоже перепутали с непутевым воришкой-братцем?
Охранник, выскочивший на призывный стук и сердито покосившийся на явно не замеченную посетителем кнопку звонка, не горел желанием общаться, но уж его желания волновали сейчас тигра меньше всего.
— Я Раймон Ардаш, четвертый сын князя Ардаш, и мне нужен Самуил Ренно. Сейчас же, немедленно! Вопрос не терпит отлагательств и касается как нашего, так и вашего клана.
Межклановые войны давно отгремели, и хотя между кланами и отдельными семьями периодически возникали трения, их старались решать миром — ни князь, ни жрецы не одобряли конфликтов и сурово карали их участников. Раймон надеялся, что старый лис не захочет нарываться на неприятности.
Глава семьи вышел навстречу, не заставив себя ждать — ссориться с тиграми хотелось ему явно меньше всего на свете.
— Чем я могу помочь вам? — в голосе его звучала лишь учтивость и почтительность.
— Вернуть мне моего супруга, — тигр тоже был безукоризненно вежлив, но в кажущейся расслабленности его позы чудилась гибкая кошачья готовность к броску.
— Простите, но… Вашего супруга? — лис искренне удивился. — У вас есть супруг? То есть… В моем доме его точно нет, благородные тигры к нам давно не забредали.
— Он человек, не тигр. Доктор Сол Ритис. С завтрашнего дня он будет носить фамилию Ардаш — но обряд между нами уже совершен, ваше тонкое чутье не даст вам повода усомниться в моих словах. А мое чутье, — Раймон демонстративно потянул носом, облизал губы, не показывая, впрочем, клыков, — говорит, что он здесь, в вашем доме. И мне очень хотелось бы знать, что он тут делает.
— Доктор Ритис… Ммм, он… В гостях, да. Идемте, его сейчас приведут.
В гостиной тигр мирно сел в кресло — огромное, мягкое, обитое бордовым плюшем. Да, разумеется, он немного подождет!
Совсем немного.
Подвоха со стороны Самуила Ренно Раймон не опасался — вряд ли тот захочет ссориться с правящей семьей, к тому же лисы очень редко вступали в открытые конфликты, грубой силе предпочитая тонкое искусство дипломатии.
Действительно, не прошло и десяти минут, как двое — не то слуги, не то охранники — привели Сола Ритиса. Точнее, принесли — идти сам он не мог.
— Это что? — Самуил Ренно вскочил с места. В тоне его звучало искреннее негодование, чувствовалось, что он и впрямь ошарашен видом избитого хирурга.
— Ой, Раймон, — Сол приоткрыл один глаз, посмотрел на тигра. — А меня тут… Уговаривают.
Трансформация была мгновенной — только что из кресла поднялся высокий мужчина, и вот уже громадный тигр прыгнул на главу семьи Ренно. Казалось, Раймон готов разорвать лиса в клочья тут же, на месте — но нет, он всего лишь полоснул того когтями по плечу. Когда тигр метнулся к вошедшим охранникам, те бросились в стороны, роняя избитого юношу. Упасть Солу не дали уже вполне человеческие руки Раймона. Тигр перевел дыхание, прижал к себе покрепче Сола и огляделся, оценивая обстановку. Бравых ребят в красном, разумеется, уже и след простыл, глава семьи прислонился к стене, прижимая вышитый бахромчатый шарф к раненому плечу. Четыре неглубоких царапины не представляли угрозы жизни и здоровью Самуила Ренно, зато вполне удовлетворяли традициям Касты крови: обидчик помечен, кровь пущена. Теперь уже дело главы семьи примерно наказать непосредственных виновников, только тогда с него будет снято позорное клеймо.
— Мы уходим. Ваши извинения мы с супругом примем через три дня, в доме семьи Ардаш.

***
Сбежав с крыльца негостеприимного дома, Раймон замедлил шаг и всмотрелся в побледневшее лицо юноши.
— Сол… ты как?
— Ты пришел, — всхлипнул Сол. — Ты все же за мной пришел, я так испугался…
Выглядел он не самым лучшим образом: бледное лицо, многочисленные гематомы на лице, видимо, под одеждой тоже. Юноша всхлипывал, кривя разбитые губы, прижимался к будущему супругу и мелко дрожал.
— А ты думал, что не приду? Сол… — у Раймона сделалось такое выражение лица, как будто он собирается хорошенько тряхнуть за шиворот свежеобретенное «сокровище» и лишь плачевное состояние последнего его останавливает. — Ты вообще слышал хоть что-нибудь из того, что я сказал тебе утром? Хотя что я спрашиваю… Если бы слышал, понимал, что не прийти я бы просто не смог. Не смогу. Ох, ладно… — тигр достал из кармана платок, осторожно стер кровь из уголка губ Сола, промокнул мокрые глаза. — Потерпи, сейчас такси вызову, дома осмотрю и полечу, хорошо? Чего от тебя хотели эти пррридурки?
— Чтобы я без очереди прооперировал парню искривление хвоста. Я даже в записке номер карты написал, чтобы они посмотрели в клинике, куда меня уволокли, — Сол прижался к мужу, снова всхлипнул, уже понемногу отходя от пережитого шока.
— А, так это был номер карты! — Раймон тихо фыркнул в растрепанные волосы Сола, щекоча теплым дыханием. — Ты бы еще результаты анализов туда вписал, чтоб наверняка… мастер загадок. В городе сорок клиник, семь из них специализируются исключительно на оборотнях, про количество хирургов вообще молчу — нет же, Ренно зачем-то понадобился именно ты! Ну ничего, будет ему такое искривление хвоста, что мало не покажется. Сами же лисы и устроят — так подпортить клановую репутацию и нарочно-то не каждый сможет.
— Я бы и написал, только наизусть не помню, — Сол уткнулся носом в шею будущему супругу. — Я хочу уволиться, мне уже страшно там находиться… То подстреленного оборотня притащат, а потом за мной его брат является с криком: «А ну отдай», — он засмеялся. — То хвост кривой и меня крадут, чтобы я его поправил без очереди. То опять угрозы посыпались… Платят там хорошо, но нервотрепки столько, что скоро руки дрожать начнут и прирежу я кого-нибудь на очередной операции.
В машине Раймон устроил Сола у себя на коленях, дав юноше возможность уткнуться в свое плечо, а себе — гладить его по спине медленными круговыми движениями, успокаивая, вливая уверенность и силу.
— Хочешь — значит, увольняйся. Можешь сам туда не ездить, напишешь заявление, наши ребята передадут. Ты как, сможешь завтра на ноги встать? Я, конечно, могу тебя до храма на руках донести, обратно так и вообще положено, но там тебе придется несколько шагов все же сделать самому — традиции!
— Я постараюсь. Ну, пару шагов точно сам смогу сделать, — Сол прикрыл глаза. — Так тепло… Сонно… я подремлю. ладно?
И, не дожидаясь ответа, засопел, прильнув к Раймону всем телом.

***
Первое, что сделал Раймон, добравшись до дома — разложил незадачливого хирурга на кровати. Раздел, обтер влажным полотенцем, не удержавшись, поцеловал острое колено, рядом с которым наливался лиловым один из многочисленных синяков.
— Поцарапать тебя немножко? Или предпочтешь неделю быть пятнистым, как леопард?
— Я не хочу пятнистым… — Сол тихо всхлипнул, потянулся к Раймону.
Тигр обнял распростертого на кровати человека — крепко, сильно — затем чуть отстранился.
— Что ж, терпи тогда.
Сеть тонких царапин покрывала тело Сола замысловатой вязью, затем узоры повторял шершавый язык. Неприятно, зато действенно — те, что были нанесены первыми, уже начали затягиваться, унося заодно боль от ушибов. Сол тихо ныл, но терпел стоически, видимо, ходить с ушибами и страдать от них ему не хотелось.
— Спасибо. И за что мне достался такой… такой замечательный муж?
— О, уже замечательный? — Раймон легонько лизнул его в нос. — Я рад. Вижу, мои когти тебя больше не пугают… вот и хорошо! Во время обряда я буду осторожен и раненое плечо не трону, а ты просто доверься мне и ничего не бойся, хорошо? Есть хочешь или поспишь? Завтра я хочу видеть тебя сильным, свежим и бодрым.
— А что там будет? — Сол тут же насторожился. — Это страшно? Мне будет больно? Ты меня снова укусишь?
— Нет, кусать я тебя не буду, — Раймон приобнял Сола поверх пледа, в который только что заботливо того укутал, и погладил по руке, стараясь успокоить. — Немного поцарапаю — чуть сильнее, чем сейчас. Обещаю, что это будет не больнее, чем в прошлый раз, когда я лечил тебя, к тому же сразу залижу порезы. Так нужно по обряду — я должен сначала поранить тебя, показав, что охотник и сильнее, попробовать твоей крови, а потом вылечить раны в знак того, что теперь буду заботиться о тебе. По старым обычаям после этого я должен еще и взять тебя там же, на месте, но сейчас этой традиции почти никто не следует, разве что самые замшелые ортодоксы. К тому же после того, как я вернул в храм реликвию, — на лице тигра явно читалось самодовольство, — никто не посмеет усомниться в моей мужественности!
— Ну уж я точно не стану в ней сомневаться, — Сол засмеялся, потянулся к Раймону. Тот притянул его ближе, целуя — медленно, глубоко, наслаждаясь мягкой податливостью губ.
— Это намек на то, что мне стоит ее продемонстрировать еще раз?
— Ну… если до свадьбы можно…
— Хммм, — тигр разворошил шерстяной кокон, высвобождая тонкое горячее тело. От царапин остались лишь едва заметные следы, синяки же вообще исчезли. — Тебе не кажется… что этот вопрос… несколько… запоздал? — за каждым словом следовало жаркое влажное касание. Плечи, грудь, живот… Сол только тихо застонал, вздрагивая при каждом касании, бесстыдно раскрываясь перед будущим… нет, перед супругом. Под ласками Раймона тело Ритиса чуть дрожало, с губ того рвались тихие долгие стоны, в которых угадывалось имя тигра.
В этот раз Раймон был нежен. Он не торопился, подогревая Сола на медленном огне желания, но не позволял достичь точки кипения, вновь возвращая возлюбленного из горячечного жара в ласковое тепло. Они словно качались на волнах неги, пока одна, самая высокая, подняв их почти до звезд, не выплеснула, наконец, на песчаный берег — усталых, сладко-измотанных и счастливых.
— Спи теперь, — тигр чмокнул человека во влажный от испарины лоб. — И помни: я с тобой. Ни ночью, ни днем ты больше не будешь один, и никто не посмеет угрожать тебе или причинить вред. Теперь я всегда буду тебя любить и защищать.
Сол что-то тихо пробормотал, сворачиваясь в клубок под боком супруга.
— Что?
— Я тебя люблю.
— И я тебя тоже. Говорил же — мы не ошибаемся в выборе пары. Спи, пушистый мой, — тигр подгреб юношу ближе, будто хотел не просто обнять — обернуться вокруг него теплым живым урчащим одеялом. — Спи. Я с тобой.
Написать отзыв