Найденные ответы

от Vladiel
мидиэротика, драма / 18+ слеш
5 дек. 2018 г.
5 дек. 2018 г.
1
2024
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Под крепкими походными сапогами на толстой рифлёной подошве, издавая резкие скрежещущие звуки, шуршит гравий, словно возмущаясь бесцеремонности, с которой его придавливают сильные решительные шаги высокого и статного молодого мужчины в широкополой шляпе, одетого в длинный кожаный тёмно-серый плащ, поднимающегося по склону, направляясь к живописному и величественному замку, окутанному сумраком.
     Вдалеке мерцают огоньки деревни. Ветер гонит огромные зловещие тучи по мрачному беззвёздному небу. Время от времени слышится отдалённый тоскливый, тревожный лай собаки, отвечающий на вой голодных волков в лесах, покрывающих склоны Карпатских гор. Чувствуется присутствие Тьмы. Но сердце Ван Хельсинга бьётся ровно и спокойно. Суровое и мужественное, красивое лицо охотника сосредоточено. Взгляд предельно внимателен. Собранное атлетическое тело готово мгновенно отреагировать на возникшую опасность.
     Вот он уже миновал ворота и вступил во двор древнего сооружения. Нечёткая в сгущающихся сумерках тёмная мужская фигура смело поднимается по знакомым грандиозным каменным ступеням и останавливается перед исполинскими дубовыми дверями, окованными железом. Рука в перчатке уверенно ложится на массивную дверную ручку в форме льва. Мощная створка двери легко поддаётся сильному рывку и впускает гостя в таящееся за ней нутро, полное неизвестности и скрытых угроз.
     Посетителя встречает кажущийся живым, густой, шевелящийся и копошащийся, мрак, который тут же начинает выливаться наружу, охватывать змеящимися щупальцами тело мужчины, но он решительно переступает порог в готическую обитель.
     — Здравствуй, Габриэль! — раздаётся из пронзительной своей чернотой темноты уже знакомый охотнику голос.

***


     Разметав пепел Анны над Адриатическим морем, о котором она мечтала, но которое никогда не видела, блестяще справившийся с трансильванским заданием Ван Хельсинг в сопровождении верного Карла, смешного и чертовски талантливого молодого учёного-послушника, которого многоопытный Ватикан сумел отхватить в своё владение, отправился в обратную дорогу, возвращаясь в Рим.
     Но в ночь после похорон, которую путешественники провели в таверне перед отплытием корабля, охотнику привиделся его уничтоженный противник. Рассыпавшийся в прах, но благополучно восставший из Ада граф и король вампиров во сне вновь предстал перед шокированным мужчиной, периодически меняя человеческий облик на демонический, а в ушах охотника зазвучал насмешливый голос с румынским акцентом: «Габриэль! Мы не закончили нашу беседу! Ты не забыл, что я обещал тебе продолжить её в другое время, при более подходящих обстоятельствах? Последняя наша встреча не в счёт: ты тогда был в абсолютно невменяемом состоянии, выступая в образе озверевшего вервольфа, — признаюсь, твоё исполнение этой роли застало меня врасплох, — и с тобой было совершенно невозможно вести нормальный разговор, — со смехом сказал Дракула. — Так вот, это время наступило. Ты всегда был чертовски упрям, но я очень любезен и, невзирая на это имманентно присущее тебе качество дьявольского упрямства, совершенно неуместное в архангеле, — архидемон насмешливо засмеялся, — я, движимый самыми достойными побуждениями, всё-таки почёл своим святым долгом пригласить тебя продолжить наш занимательный разговор, с благородной целью просветить старого друга, дабы не оставлять его пребывать в кромешном мраке беспамятства, как бы ни парадоксальна была просветительская роль для создания Тьмы!» Вампир издевательски захохотал. Этот бесовский хохот отозвался во всём теле Ван Хельсинга, заставив его вздрогнуть. «Возвращайся! Я жду тебя. Ведь кардинал обещал тебе, что в Трансильвании ты найдёшь ответы на все свои вопросы, но ты так и не получил их. Разве не досадно?! Кроме того, у меня к тебе предложение, которое устроит все стороны. Гарантирую, тебе ничего не грозит, равно как и ничтожным, жалким людишкам окрест. И напротив, если ты не откликнешься на мой дружеский призыв, на твоей совести будут смерти очень и очень многих рабов божьих! Жду тебя в замке Франкенштейна! Обещаю тебе полную безопасность! Приходи! И всё будет хорошо!»
     Охотник резко проснулся с громко бьющимся сердцем. В это раз оно не было так спокойно, как всегда. Сон был поразительно ярок и реалистичен, и мужчина знал, хоть и не хотел верить в это, что это правда — Дракула вернулся. И он тоже должен вернуться.
     Утром вигилант сказал товарищу, собирающемуся продолжать путь в Рим:
     — Карл, я должен вернуться обратно.
     Как всегда со смешно взъерошенными волосами, которые после сна пребывали в ещё большем беспорядке, чем обычно, послушник округлившимися глазами с удивлённым недоумением воззрился на мужчину.
     — … Что?!.. Почему?!.. Зачем?!..
     — Так надо.
     — Но ведь мы справились с заданием и должны доложить обо всём в Рим, зачем возвращаться?!
     — К сожалению, оказывается, мы не можем быть в этом уверены.
     — Не можем?!
     — Да.
     — Что случилось?!
     — Не важно. Но мне надо вернуться, а ты поезжай в Рим.
     — Я не оставлю тебе одного!
     — Ты сделал всё, что мог, Карл! — охотник положил руку на плечо озадаченного послушника и дружески сжал его. — Ты — настоящий гений и герой! Но в этот раз мне не потребуется твоя неоценимая помощь, поверь.
     — Нет. Так дело не пойдёт. Я не могу отпустить тебя одного! — Карл протестующе замотал взъерошенной головой. — Кардинал велел мне сопровождать тебя! Не помнишь? Что я ему скажу, явившись без тебя?!
     Красивое лицо его статного собеседника озарила улыбка, сделавшая его ещё привлекательнее:
     — Если мне не изменяет оставшаяся у меня память, кто-то был не восторге от ватиканской командировки в Трансильванию, с возложенной на него миссией помочь мне сражаться с вампирами, и даже принялся, хоть и безобидно, но всё-таки ругаться по этому поводу в святых стенах!
     — Гм… ну… да, — послушник смущённо почесал в голове, добавив этим действием дополнительный вихор. — Только когда это было? Теперь я получил боевое крещение и уже совсем не тот трусоватый учёный-затворник, опасающийся нечисти.
     — Знаю, Карл! — снова улыбнулся охотник. — Теперь ты опытный боец, — мужчина одобрительно похлопал друга по плечу. — Но всё-таки будет лучше сделать так, как я сказал.
     — Нет! Нет! Нет! — яростно запротестовал товарищ. — Обратно, значит, вместе — и точка! Вместе приехали, вместе уедем!
     — Хорошо, — согласился охотник. — Тогда в путь.
     Позавтракав и собравшись, мужчины вскочили на коней, взяв обратный курс.

***


     Всё время, что друзья потратили на возвращение с Адриатического побережья в Трансильванию, Ван Хельсинга терзали сновидения об ужасных побоищах.
     Кошмары усилились и участились. Стали просто невыносимыми. Почти каждую ночь, стоило сну смежить веки охотника — душераздирающие крики и жуткие вопли боли, от которых закладывает уши, по коже ползут мурашки ужаса и всё, холодея, стынет внутри; искромсанная в мясо человеческая плоть, зияющая обнажёнными костями; отрубленные головы и конечности; бьющий в ноздри густой металлический запах свежей крови, льющейся рекой, вызывающий спазмы внутренностей и тошнотой подкатывающийся к горло комок. Кровь всюду: на разделанных, словно мясником, телах, на земле, на траве, даже на небе. Алый липкий поток течёт, затопляя всё вокруг. С неба низвергается кровавый дождь. Постепенно картина превращается в сплошное море крови с кусками плавающих в нём тел, в котором, захлёбываясь, тонет охотник.
     Мужчина в который раз тяжело дыша просыпается весь в холодном поту. Редко какую ночь он проводил спокойно. От молитв не было никакого проку.
     Карл переживал за друга, но помочь ему ничем не мог: здесь все его знания и таланты были бессильны.
     Ужасные ночные видения совершенно вымотали ватиканского эмиссара, но он без устали погонял коня и как ветер нёсся вперёд и вперёд, отказываясь от необходимого отдыха, словно в месте назначения его ожидало избавление.
     Это оказалось существенным испытанием для его учёного спутника: будучи не слишком искусным наездником, к тому же быстро выдыхаясь от интенсивного и продолжительного физического напряжения, запыхавшийся Карл не мог поспеть за героем, постоянно отставал и был вынужден просить друга подождать, внутренне проклиная себя за благородное, но, как оказалось, не очень благоразумное решение сопровождать его обратно.
     Во весь опор скача вперёд, Ван Хельсинг, казалось, напрочь забывал о своём компаньоне, и послушнику то и дело приходилось окликать его, напоминая о своём обществе. Только в очередной раз услышав голос оставленного позади товарища, охотник осаживал коня, ожидая его. Мужчина извинялся, и некоторое время друзья ехали бок о бок. Это продолжалось до тех мор, пока товарищи беседовали, но стоило разговору замереть, Ван Хельсинг погружался в отстранённое состояние и спустя какое-то время, словно забыв о присутствии Карла, вновь, пришпорив коня, срывался в стремительный «полёт».
     В это утро всё было так же: стоило Карлу замолчать и через несколько минут охотник уже гнал сильного, сытого и отдохнувшего, коня во весь опор, отдавшись бешеной скачке. Выругавшись под нос, послушник в этот раз вместо просьб сбавить темп и подождать его попытался не отстать и в свою очередь подстегнул коня. Но эта попытка чуть не окончилась для седока более или менее трагически: не очень умелый всадник едва не свалился на скаку. Остановив коня, не на шутку перепугавшийся Карл, тяжело дыша, дрожащей рукой перекрестился, благодаря Бога за удачное избежание опасности. Бросив рискованные эксперименты и вернувшись к благоразумию, он, набрав в лёгкие побольше воздуха, закричал вослед далеко ускакавшему товарищу:
     — Ван Хельсинг!!! Подожди!!!
     Адресуемый, очнувшись, тут же отреагировал. Обернувшись с конём, он подскакал к отставшему другу.
     — Извини, Карл! Я снова забылся.
     — Извини! — с покрасневшими от испуга щеками, с упрёком повторил товарищ. — Я только что на полном скаку чуть не упал с лошади, пытаясь угнаться за тобой! — сообщил мужчине сконфуженный ватиканский учёный.
     — Чёрт, Карл! Прости меня! Слава Богу, что всё обошлось! — виновато воскликнул взволнованный сообщением Ван Хельсинг. — Ты в порядке?! — охотник с тревогой положил руку на плечо друга.
     — В порядке, — успокаивающе улыбаясь другу, ответил его спутник. — Пока, во всяком случае, — со смешком уточнил он. — Но, если дело так и дальше пойдёт, никто не поручится за мою целость и сохранность! А, смею сказать, это будет чувствительной потерей для Ватикана.
     — Невосполнимой потерей! Прости меня! — повторил мужчина. — Я виноват! Не знаю, что на меня находит, но я хочу как можно скорее доехать и в этом стремлении забываю обо всём.
     — Я заметил, — прерывая охотника, улыбнулся его товарищ.
     — Но этого больше не повторится! Клянусь! — пообещал Ван Хельсинг. — Ещё раз прости!
     — Всё в порядке, но ты был прав, когда не хотел брать меня с собой! В этот раз я оказался для тебя обузой! — недовольно хмыкнул Карл. — Но я же не знал, что в этом путешествии ты будешь превращаться в ветер! В прошлый раз у нас не было никаких проблем.
     — Проблема во мне. Этого больше не повторится! — ещё раз уверил его охотник. — Мы будем ехать в нормальном темпе и почаще делать привалы.
     — Хорошо бы так, — с улыбкой сказал послушник. — А то совсем никуда будет, если меня, благополучно избежавшего лап вампиров, угрохает охотник на них. — Друзья рассмеялись.
     Тронув поводья лошадей, они, как и обещал Ван Хельсинг, с той скоростью, которая была комфортна для Карла, снова поскакали вперёд.
Написать отзыв