Новая встреча

от Vladiel
мидиэротика / 18+ слеш
5 дек. 2018 г.
5 дек. 2018 г.
1
1148
1
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Вернувшийся в Рим после выполнения эпического задания в Трансильвании по уничтожению столетиями терроризировавшего этот край короля вампиров и успешному препровождению королевского рода Валериусов в Рай Ван Хельсинг продолжал нести своё служение, ибо особого выбора у него не было.

Теперь его обычные кошмары разбавлялись видениями об утерянной навсегда красавице принцессе Анне. И вторые были едва ли не мучительнее первых. Но спасения ватиканский эмиссар искал не в храмах, а в обществе Зелёной ведьмы. Порой он так напивался, что был не в состоянии подняться. Кардинал Джинетт прилагал все усилия, что избавить лучшего охотника тайной организации по борьбе со злом от пагубного пристрастия к абсенту, но особого эффекта это не возымело, и великий Ван Хельсинг продолжал водить тесную дружбу с полынным напитком богемы, что было причиной постоянных надоедливых выговоров и попрёков со стороны его приставучего начальника. Ватиканский эмиссар чувствовал, что однажды не сдержится и пошлёт его преосвященство… в рай.

В основном всё было по-прежнему: охота на всевозможных монстров в разных концах Европы, скрывания от полиции, тренировки, разнообразное оружие. Перемена состояла в редких дружеских посиделках с Карлом, с которым великий воин мог предаться горьким воспоминаниям о погибшей по его вине любимой.

Прошло два года после их визита в Трансильванию, о вампирах ничего не было слышно. И вдруг в Святой Орден поступила информация о нахождении трупов с укусами в горло и выпитой кровью.

— Снова вампиры? — усмехнулся Ван Хельсинг, стоя в кабинете вызвавшего его по этому поводу кардинала Джинетта. — Видимо, уничтожать этих любимцев Дьявола — сизифов труд. Почему бы Господу не подключиться и не помочь нам в этом? Сами мы явно не в состоянии справиться с этой напастью.

Кардинал вскочил из-за стола. Не только губы, но всё его одутловатое, с неровной кожей из-за оспин, лицо затряслось от гнева.

— Не богохульствуй и не отягчай своих грехов!! — крикнул он. — В наказание за них ты потерял память и не сможешь вернуть её, пока не искупишь их!!

— После задания в Трансильвании я бы предпочёл вместо этого забыть многое из того, что помню! — яростно блеснув своими изумительно красивыми глазами, парировал герой.

— Отправляйся в Вену! Тебе скажут — куда! — в ответ рассерженно отдал приказ один из руководителей тайной организации. — Молю милосердного Господа, чтобы Он наставил тебя и научил принимать Его святую волю со смирением! — напутствовал охотника его начальник.

Послав его преосвященству огненный взгляд, Ван Хельсинг нахлобучил шляпу, повернулся и толкнул входную дверь, — едва удержавшись, чтобы не совершить это действие ногой, — громко захлопнув её за собой.

Прибыв в Вену, он с наступлением темноты отправился по адресу, который ему дали агенты тайной организации. Это был стоящий на окраине, заброшенный дом. Старая входная дверь с облупившейся краской, жалобно заскрипев ржавыми петлями, покорно отворилась, приглашая охотника в своё печальное нутро. Сквозь незанавешенные окна пробивалось достаточно света с улицы.

Держа наготове кол, профессиональный уничтожитель нечисти перешагнул порог. Мужчину встретило гробовое безмолвие и погружённые в мягкий сумрак комнаты со свисающими со стен клочьями изодранной обивки и остатками мебели. Всё вокруг было затянуто паутиной.

Обойдя первый этаж и не встретив никакого признака каких-либо существ, не услышав ни звука, ни шороха, кроме хруста разбитых статуэток под своими ногами, вигилант поднялся по скрипучей лестнице, у которой не хватало несколько ступеней, наверх. На втором этаже царила такая же тишина и пустота.

Когда он уже собрался уходить, решив, что осведомители ошиблись, у него за спиной послышался звук открываемой двери.

Делая обход, Ван Хельсинг открыл все двери, которые были закрыты, но не заметил в полумраке за ворохом паутины небольшого ответвления коридора. Мгновенно повернувшись в сторону звука, он увидел в серости дверного проёма возникшую на пороге изящную тёмную фигуру.

— Ну, здравствуй снова, Габриэль! — услышал охотник знакомый баритон с румынским акцентом. — Давно не виделись! — послышалась усмешка.

Фигура шагнула вперёд под падающий из окна свет луны.

Ван Хельсинг не верил глазам и ушам.

— Ты?! — не смог не выказать удивления охотник, ошарашенно глядя на воскресшего трансильванского противника, магнетически красивого мужчину в расцвете лет. Та же причёска, тот же туалет, те же стильные аксессуары.

— Чему ты так удивляешься, изгнанный архангел Габриэль? — пренебрежительно-ехидно ухмыльнулся Дракула. — Я стал таким же, как и ты, — не расстающимся надолго с этим несовершенным миром.

Охотнику почудилось, что одно из двух — либо его победа над королём вампиров в его Зазеркальной Ледяной крепости, либо настоящая встреча — должно было быть сном.

Тем временем Дракула окинул Ван Хельсинга смеющимся взглядом. На красивом лице охотника явно отражались следы понесённой им утраты.

— Что, всё ещё тужишь по невинно убиенной подружке, убийца? — породистые тонкие губы расплылись в издевательской ухмылке. — Что ж ты так? Не мог сдержать своего непреодолимого инстинкта убийцы? Надо было хотя бы для несостоявшейся любовницы сделать исключение и не убивать её, как лучшего друга четыреста лет назад! Она давно прохлаждается в райских кущах, и, уверен, не слишком сокрушается о несостоявшемся любовнике, — издевался вампир, блистая довольным взглядом, — а ты так и будешь неприкаянно скитаться по миру, мотаясь по чердакам, подвалам и клоакам, неся своё бесконечное бессмысленное служение, выполняя грязную работу для твоего неблагодарного Хозяина, получая в награду лишь выговоры от ничтожного человеческого начальства, одиночество, кошмары и боль. Отличная работа, завидная судьба, великий Ван Хельсинг, и прекрасная метаморфоза, архангел Габриэль! — хохоча, Дракула издевательски зааплодировал, в грациозных хлопках соединяя свои точёные белые руки. — Ты был достоин того, чтоб тебе оторвали крылья и пинком под зад выгнали с блаженных Небес на проклятую Землю, — со смехом продолжил Дракула. — Ты ничтожен и смешон, Левая рука Господа! Предатель и убийца!

Ван Хельсинга всего перекосило от бешенства. От гнева у него потемнело в глазах. В голове было одно — прекратить этот издевательский хохот. Одним прыжком преодолев разделяющее их пространство, мужчина, не помня себя, с гримасой ненависти, вонзил в грудь смеющегося графа усовершенствованный, созданный Карлом, серебряный кол.

Цель была достигнута — смех оборвался. Красивое лицо Владислава исказила боль. Из раны ручьём потекла кровь, расплывшись на элегантном туалете графа алым пятном. Не дав ему вытащить из груди кол, охотник в мгновение ока завёл руки корчащегося от боли вампира назад и защёлкнул на его изящных запястьях специальные наручники, могущие удержать и чудовище. Они были окроплены святой водой — и белая кожа зашипела от ожога. В таком положении Дракула не мог принять свою демоническую форму.

— Вот так, тварь, — удовлетворённо хмыкнул герой, толкнув не умирающего, но истекающего кровью врага на пол.
Написать отзыв