Двойная игра: Excelsior

от Rikena
максиAU, фантастика / 18+
20 дек. 2018 г.
23 дек. 2018 г.
3
33501
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
2183 год, фрегат «Нормандия»

Задание, которое обещало быть спокойным и безмятежным, медленно, но верно превращалось в нечто малопонятное, от чего внутри все сворачивалось все тугим комком плохих предчувствий. Казалось бы, что сложного может быть в обычном тестовом полете экспериментального фрегата? Ну, кроме того, что ядро пойдет вразнос, и весь экипаж вместе с кораблем размажет в космическую пыль… Или болтун Джокер не справится с расчетами и управлением, отчего их всех опять же разорвет на мельчайшие наночастицы, смешав с астероидным мусором. Или… Этих «или» может быть бесчисленное множество! Джейн никогда не была пессимистом, в их компании скорее Килан предвещал беды и заранее готовился к плохому исходу, она же чаще верила в лучшее. Но сейчас не получалось. Возможно, из-за того, что обычно теплое и ненавязчивое участие Райджела куда-то делось. С самого начала полета он предпочитал отмалчиваться и на все их расспросы отвечал мрачным «потом». Даже толстокожий Килан заметил неладное и пытался растормошить друга, выдергивая его на внеплановые тренировки при любом удобном случае и не оставляя одного ни на минуту. Райджел злился, это чувствовалось, но продолжал упрямо молчать.

А начиналось все довольно обыденно. Капитана Андерсона перевели на «Нормандию» с крейсера «Токио», позволив тому укомплектовать свободные места в экипаже по собственному разумению. Так сюда попали Чарльз Прессли, ставший старшим помощником капитана и штурманом, и сама Джейн Шепард в качестве командира десантной группы, куда, конечно же, вошли и Райджел Иствуд, и Килан Кьер. Капрал Ричард Дженкинс, совсем недавно включенный в их отряд, точно так же был приписан к «Нормандии». Бессменная Карин Чаквас заняла место бортового врача, а Рэймонд Танака уныло копался в местном аналоге камбуза: на фрегат загрузили отнюдь не продукты, а комплекты военных пайков.

Совместная разработка турианцев и людей вызвала много споров и вопросов. Оснащенная новейшей стелс-системой, «Нормандия» позиционировалась в качестве прототипа для будущего класса глубинных разведчиков, но стоимость этого проекта заставила Альянс заскрежетать зубами. Отказываться было поздно – Совет Цитадели полностью проспонсировал возникшую идею как плацдарм для примирения двух враждебно настроенных рас. Но дальнейший выпуск подобных кораблей был под вопросом – тратить огромные средства на сомнительные достижения в Альянсе не собирались: беглый подсчет показывал, что лучше увеличить мощь флота тяжелым крейсером или несколькими тысячами маневренных истребителей, чем потратить на слишком приметный из-за своих уникальных технологий фрегат. Тем не менее, тестовые полеты были назначены – турианская сторона и Совет Цитадели в целом ждали результатов.

Новое назначение неожиданно порадовало Джейн. Вопреки ворчанию Килана и описанных им мрачных перспектив от сбоев в работе необкатанного корабля, ей «Нормандия» не просто понравилась, она, как и Джокер, пришла от нее в полный восторг. И хотя общий язык с колючим и обидчивым первым пилотом ей еще найти не удалось, редкие пикировки постепенно перерастали в совместное восхваление достоинств этой юркой «птички», как прозвал корабль Джефф.

А затем на борт фрегата ступил Спектр Совета турианец Найлус Крайк. И так нервозная атмосфера буквально наэлектризовалась от моментально возросшего напряжения. Райджел странно на него посмотрел и погрузился в раздумья. С тех пор он не сказал ни слова и при каждом удобном случае наблюдал за Спектром. И Джейн, и Килан пытались вызнать у него причину нетипичного поведения, но Райджел молчал, и Джейн стала изучать того, кто вызвал в друге столь странную реакцию.

Спектры для нее были чем-то очень абстрактным и недосягаемым. Страшной сказкой, окруженной ореолом загадочности. Никто из тех, с кем ей приходилось общаться, никогда не встречал ни одного Спектра, потому ее интерес не казался чем-то удивительным – на неожиданного пассажира смотрел практически весь экипаж. Но если ее любопытство было скорее доброжелательным, то большая часть команды восприняла присутствие турианца как личное оскорбление. Люди не любили эту расу, памятуя о войне Первого контакта. К тому же турианцы, гибкие и сильные, с уникальным кодексом чести, жестко ставили себя в обществе, строго соблюдая собственные принципы и не отступая от них ни на шаг. Хотя и среди них хватало преступников, и участие в бандитских группировках не являлось чем-то немыслимым, но не стоило сомневаться: каждый из них всегда будет соблюдать ими же самими установленные границы допустимого.

Впрочем, Найлус Крайк воспринимал человеческую реакцию довольно невозмутимо, не обращал внимания на шепотки за спиной и не вступал в пустые диалоги, говорил редко, по делу и чаще всего с капитаном Андерсоном.

«Нормандия» приближалась к конечной точке своего маршрута. Облет системы Арктур закончился успешно, следующим шагом должен был быть прыжок через ретранслятор, который перенесет их в систему Утопия, к колонии Иден Прайм. Джейн поспешила в кабину пилота – хотелось все увидеть своими глазами, да и Джокера не следовало оставлять без присмотра. Спектр наверняка решит проконтролировать прыжок лично, а Джефф мог что-нибудь ляпнуть не к месту.

– Подходим к ретранслятору на Арктур Прайм. Начинаю процедуру перехода, – голос пилота разнесся по кораблю. Джейн ускорилась, огибая забегавших людей. Ричард Дженкинс проскользнул мимо – видимо, опять маялся от скуки и ходил хвостом за Спектром. Пожалуй, один из немногих, кто искренне восхищался турианцем.

– Подключение установлено, – сам Джокер ворчал только напоказ, похвастаться он любил, так что присутствию Найлуса в кабине пилотов был бы скорее рад. – Ретранслятор в режиме. Выходим на вектор.

Как она и думала, впереди замаячила спина турианца.

– Всем постам – приготовиться к переходу.

Джейн остановилась позади Найлуса, чуть сбоку, чтобы видеть и его самого, и пилотов. Спектр ничем не показал, что заметил ее маневр, но Джейн была уверена – и увидел, и оценил, и даже, ей показалось, одобрил, хотя по его костяной физиономии прочитать что-то было трудно.

– Готовность номер один. Начинаем заход. Контакт с ретранслятором через три… два… один…

Решающий для «Нормандии» переход прошел буднично. Джокер бегло оценивал состояние систем корабля.

– Дрейф… в пределах полутора тысяч километров, – голос из отстраненно-равнодушного стал воодушевленным. Джефф явно напрашивался на похвалу.

– Полторы тысячи – это хорошо. Ваш капитан будет доволен, – низкий, вибрирующий голос с еле уловимой субгармоникой казался совершенно спокойным, но Джокер просто задохнулся от возмущения. Пока он хватал ртом воздух и пытался найти слова, Найлус развернулся и покинул кабину пилотов.

– Ненавижу этого типа! – Джокер наконец-то справился с собой.

Второй пилот, Кайден Аленко, недоуменно переспросил:

– Найлус же сделал вам комплимент… И вы его за это ненавидите?

– Комплимент?! Да он издевался! – Джокер снова взорвался. – Выйти из сортира и не забыть застегнуть комбез – это хорошо. А я только что совершил прыжок через всю Галактику и попал в цель не больше спичечной головки! И это – потрясно! Высокомерный урод!

Джейн чуть удивленно улыбнулась, порадовавшись, что стоит за спинами пилотов. У турианцев эмоции отображали именно субгармоники, но для слуха большинства людей они были трудноуловимы или и вовсе не слышны. Из-за этого вся раса воспринималась человечеством как слишком бесстрастная и равнодушная, а потому отторгалась. Поразительно, что именно Джефф, как и сами альтеры, оказался способным расслышать все оттенки двухтонального звучания. И, похоже, что Найлус тоже приметил особенность первого пилота и не упускал возможности слегка подразнить вспыльчивого человека. Первое впечатление оказалось совершенно неверным.

Легкую перепалку пилотов прервал вышедший на связь капитан Андерсон.

– Джокер, найдите коммуникационный буй и подключитесь к сети, мы должны послать отчет до прибытия на Иден Прайм.

– Слушаюсь, капитан. Советую застегнуть все пуговки, в вашу сторону движется Найлус.

– Он уже здесь, лейтенант, – голос капитана был недовольным, на заднем фоне прозвучал чуть слышный рычащий смешок. Джокер насупился. Тоже услышал? – Коммандер Шепард еще у вас?

– Так точно, капитан, – Джейн вмешалась, не давая Джеффу снова брякнуть лишнее.

– Идите в рубку на инструктаж, я сейчас туда прибуду.

– Капитан последнее время постоянно в бешенстве, – пробормотал Джокер, но его услышали.

– Только когда говорит с вами, – поразительно, но в голосе всегда корректного Кайдена послышалось ехидство.

Джейн покинула кабину и направилась через всю командную палубу к рубке. Наконец-то будет окончательно ясна цель их задания. Штурман Прессли в стороне тихо жаловался смеющемуся инженеру Грегу Адамсу на непонятности их перелета и турианца в комплекте. Доктор Чаквас сердито отчитывала капрала Дженкинса: тот слишком громко восторгался возможностями Спектров и пересмотрел, по ее мнению, шпионских сериалов. Оставив спорщиков позади, Джейн проскользнула в зал связи. Круглый и широкий, оборудованный современными средствами для подключения к экстранету и коммуникационным узлам, он одновременно совмещал в себе и возможность провести совещание – огромный экран на стене и небольшие стулья полукругом позволяли организовать здесь чуть ли не конференцию.

К ее удивлению, капитана Андресона еще не было, зато в центре спиной к выходу замерла очень узнаваемая фигура. Когда Джейн осторожно приблизилась, Спектр обернулся. Высокий, мощный, закованный в тяжелую броню, он внушал трепет. Несмотря на свою массивность, Найлус двигался очень плавно, в каждом жесте угадывалась пластика опытного бойца. Опасная, хищная грация. Сжатая пружина, готовая в любую секунду взорваться молниеносной скоростью. Белые клановые метки на прикрытом темно-багровыми костяными пластинами лице создавали в сумраке четкий абрис. Невероятно-яркие, как и у нее, зеленые глаза смотрели пристально и настороженно.

– Коммандер Шепард. Вы пришли первой, у нас есть возможность поговорить, – спокойный тон, не вопрос, констатация факта. Джейн согласно склонила голову, почему бы и нет? Турианец был ей интересен и сам по себе, и как представитель своей расы. Ни разу ей не доводилось общаться ни с кем из них лично. А то, что она знала из общедоступных источников, скорее интриговало, нежели отпугивало. К тому же этот интерес явно взаимен, она уже не раз ловила на себе его тяжелый изучающий взгляд.

– Давайте поговорим, – легкая улыбка как знак расположения. Интересно, Найлус понимает мимику людей? Судя по всему, да. Боковые пластины на лице – мандибулы – раздвинулись в намеке на ответную улыбку. По крайней мере, именно так это воспринималось. Вообще, эмоции чувствовать Джейн не могла. Но почему-то понимала, что Найлус настроен по отношению к ней очень миролюбиво.

– Как вам «Нормандия», коммандер?

– Мне понравился корабль. Здесь много нестандартных решений, некоторые меня удивили, некоторые я до сих пор не понимаю, но в целом «Нормандия» прекрасна. А что привело сюда вас, Спектр?

– Вы, Шепард, только вы. Все остальное лишь сопутствует, – он смотрел на нее спокойно и выжидательно. Джейн с трудом подавила панику. Турианцы не могли узнать о них, значит, здесь что-то иное. Она не успела задать вопрос, Найлус продолжил:

– Я здесь, чтобы оценивать вас. Я выдвинул вашу кандидатуру на место Спектра.

– Но зачем турианцу нужно, чтобы Спектром стал человек? – в голове образовалась каша, новость оглушила. Сейчас за спиной, как никогда, не хватало друзей, их присутствия. Но даже голос был бы очень кстати. И уже ментально лично для них: «Найлус предлагает мне стать Спектром». Прилетевшее в ответ от Райджела «Соглашайся» успокоило. Раз он ответил, значит, скоро все прояснится. Найлус в это время чуть слышно вибрирующе взрыкнул.

– Так решил Совет. Я лишь выбрал, кого представить. Но не стоит заблуждаться, турианцы не воспринимают людей как врагов. Не все турианцы, по крайней мере. Некоторые из нас видят в человечестве потенциал. Каждая раса может что-то предложить Галактике, исключений не бывает.

Охренели? Мы же окажемся на самом виду! – а это уже Килан всполошился. Джейн была склонна согласиться с ним. Слишком опасно.

– Мы – элитная группа. Те, в ком есть нужные нам качества, встречаются нечасто. То, что вы человек, Шепард, для меня не имеет значения. Главное, что вы способны выполнять эту работу, – урчащий голос успокаивал, удивительно-зеленые глаза смотрели требовательно. Интересно, ее собственные воспринимались так же? Она еще ни у одного существа не встречала таких же ярких глаз.

Пф! Не твоя ли вообще идея была податься на военную службу? И к тому же первый Спектр-человек… Да с нее Альянс пылинки сдувать будет! – Райджел в отличие от Килана привычно спокоен. Его рассуждения всегда были верны и справедливы, но одна мысль все-таки не давала покоя.

А «Цербер»? Если до этого о нашем существовании не знали, то теперь «Цербер» точно начнет разбираться, что к чему.

– Я могу отказаться? – это уже Найлусу. Тот в ответ слегка двинул мандибулами, но кивнул:

– Можете.

Они ничего не найдут. Адмирал же проверял. Не дергайся. Паникой скорее обратишь на себя ненужное внимание. Соглашайся.

Ты…Что-то видишь, предчувствуешь?

Нет, просто это отличный шанс.

Она встретила пытливый взгляд турианца. Тот молчал, позволяя ей обдумать решение, которое может изменить все.

– Это будет честью для меня, – она склонила голову, выражая свое уважение к стоящему напротив собеседнику. Найлус не изменил позы, вообще не сделал ни единого движения, но пришло понимание, что он расслабился. Этот разговор и ее решение, были важны для него? Почему? – Как все будет проходить?

– Мне нужно самому увидеть, на что вы способны. Необходимо будет выполнить несколько заданий, в которых я буду только наблюдателем. После я вынесу решение.

– И Иден Прайм?..

Найлус кивнул:

– Первое звено в этой цепочке.

Двери в зал с шорохом раскрылись.

– Коммандер Шепард, – раздался голос вошедшего капитана Андерсона. – Мы практически прибыли к цели нашего задания.

– Капитан? – после заявления Найлуса объявление Андерсона не было чем-то удивительным. На корабле только слепой и глухой не понял бы, что с полетом что-то не так.

– С Иден Прайм нужно забрать определенный артефакт. Следует соблюдать строжайшую секретность, – Андерсон остановился рядом с Найлусом. Ниже того на целую голову, он смотрел прямо на Джейн, избегая прямого контакта с турианцем.

– Что за артефакт?

– В ходе земельных работ при прокладке железной дороги рабочие нашли какую-то протеанскую реликвию.

– Протеане же вымерли пятьдесят тысяч лет назад? – Джейн была в недоумении. С каких пор за историческими находками посылают военные силы?

– Но осталось их наследие - ретрансляторы, Цитадель, – тихий урчащий голос Найлуса, казалось, приглушал все остальные звуки. – Наши технологии основаны на их разработках. Целый, возможно, даже работающий артефакт может иметь огромное значение для развития всех рас Пространства Цитадели.

Дженкинс точно будет разочарован. Андерсон продолжил:

– Альянс сильно заинтересован в этом открытии, но на Иден Прайм нет возможности работать с артефактами такого уровня, – капитан осторожно подбирал слова. Опасался сказать лишнее в присутствии Спектра? – Наша миссия – вывезти реликвию на Цитадель.

Вот оно что. Альянс и рад бы в одиночку провести исследования, да только пока разобрались, что к чему, информация о находке стала достоянием общественности. Совет Цитадели сделал ход на опережение. Направил своего оперативника оценить кандидата в Спецкорпус. Спектр – воплощение воли Совета. Ему невозможно отказать. Заодно и приглядит за тем, чтобы люди не прибрали найденное к рукам.

– Зачем необходима скрытность? Вы ожидаете проблем?

– Я всегда жду проблем, – ответил Найлус. Легкая вибрация субгармоник порождала глубокий металлический отзвук. Андерсон нахмурился и добавил:

– Спектр Крайк здесь не только из-за раскопок на Иден Прайм.

– Да, Найлус уже озвучил мне свое предложение.

Капитан Андерсон удивленно вскинул брови:

– Предложение? Коммандер Шепард, вы, вероятно, не до конца понимаете…

– Я согласилась, – прямой уверенный взгляд. Андерсон явно хотел что-то добавить, но в зале раздался встревоженный голос Джокера:

– Капитан! Мы поймали сообщение с Иден Прайм!

– Что там?

– Вывожу на экран.

Запись была короткой. Дерганое изображение, беспорядочные выстрелы, паника, крики. Понять что-либо не представлялось возможным. В самом конце раздалось жуткое, вызывающее противную дрожь гудение. Найлус напряженно замер, капитан Андерсон сжал кулаки, стремительно подошел к консоли управления и перемотал немного назад. В стоп-кадре темное небо прошивали электрические разряды, и в их окружении сверху спускались гигантские подвижные опоры, похожие на щупальца. Камера поймала их буквально на пару секунд, прежде чем запись оборвалась.

– Что это? – Джейн почувствовала, что голос сел. Она никогда ничего подобного не видела и не слышала. Найлус, плотно прижав мандибулы к щекам, отрицательно качнул головой. Андерсон включил систему связи:

– Джокер, активируй систему скрытности и быстро двигайся к Иден Прайм.

– Есть, капитан.

– Небольшая ударная группа может выдвинуться к месту раскопок. Быстро и не привлекая внимание, – Найлус искоса глянул на Андерсона. Тот кивнул:

– Это наш шанс забрать артефакт. Коммандер Шепард, готовьтесь к высадке. Возьмите с собой лейтенанта Аленко, – капитан развернулся и покинул рубку, Найлус двинулся следом. Джейн от неожиданности замешкалась. Кайдена? Пилота? Она знала, что он биотик, но разговора о включении его в состав десантной группы не было.

У нас операция. Готовность двадцать минут. На колонию совершенно нападение неизвестными. В команду войдет еще Аленко.

В ответ прилетело сдавленное ругательство от Килана.

Через десять минут в грузовом отсеке собрался отряд высадки. Около трапа Килан и Райджел проверяли собственное снаряжение. Килан вдобавок внимательно осматривал Ричарда. Дженкинс уже участвовал в паре несложных операций в составе их команды, но за ним требовался пригляд. Хотя сейчас он был собран и крайне серьезен, ведь Иден Прайм – его родной мир. Кайден растерянно крутил головой. Приказ о его участии стал для него слишком внезапным, и теперь он не знал, как себя вести. Джейн бегло оценила его амуницию. Стандартная легкая броня от «Хане-Кедар» ее порадовала, но несерьезный пистолет облегченной модификации от этого же производителя сильно расстроил. Хотя, о чем тут говорить? Обычная альянсовская экипировка. Им троим разве что оружие удалось достать не чисто кедаровское, а от их дочерней компании – те поставляли более надежные и долговечные модели. Но лучше не вспоминать, каких усилий, уступок и угроз это стоило. Дженкинс вон тоже со стандартным дробовиком рассекает. Плохо другое: она знала, на что способен Дженкинс, но совершенно не представляла возможностей Аленко. Насколько он хороший биотик? Может ли ставить барьеры? Как долго способен атаковать? Спарринг в начале перелета с Дженкинсом мало что показал – Ричарда впечатало в стену от первого же приема, больше ничего биотик продемонстрировать не успел. Она тяжело вздохнула. О чем думал Андерсон? Он, конечно, сам комплектовал команду фрегата, но состав десантной группы согласовывался с ней, и лейтенанта Аленко в ней не было.

Андерсон стремительно вошел в отсек, остановился напротив и окинул всех сосредоточенным взглядом. Джейн успела кратко ввести отряд в курс дела, но окончательный приоритет должен был установить капитан.

– Ваша задача – прорваться на место раскопок.

– А выжившие? – Кайден был в кабине пилотов, когда поступил сигнал от колонии, и видел запись с места события.

– Помощь выжившим – второстепенная задача. Главная цель – доставить артефакт на корабль.

По кораблю разнесся голос Джокера.

– Первая точка сброса – семь минут.

В отсек вошел Найлус. Килан восторженно присвистнул. Спектр сменил броню на тяжелый армаксовский комплект. «Армакс Арсенал» выпускал экипировку только для внутренних войск Иерархии. Достать хоть что-то из этого элитного вооружения было попросту невозможно, турианцы ничего и никогда не перепродавали на сторону, если это противоречило интересам их общества. Можно было через налаженных поставщиков достать снаряжение от «Халиат Армори», но те сбывали качественную продукцию только базового уровня. И она не шла ни в какое сравнение с детищем от «Армакса». Мощная матово-черная броня с багровыми вставками мерцала полуактивными щитами. Шлем Найлус брать не стал. Хищная штурмовая винтовка в руках Спектра казалась игрушкой, но Джейн достаточно было беглого взгляда, чтобы почувствовать жгучую зависть.

– Найлус! Вы идете с нами? – а вот Дженкинса интересовало совсем не вооружение турианца. Он явно обрадовался перспективе увидеть Спектра в деле.

– Нет. Один я двигаюсь быстрее, – Найлус скользнул ближе к трапу. Килан посторонился, но Райджел остался на месте. Он был предельно собран и не сводил с турианца глаз.

Джейн, я должен идти с ним!

Килан удивленно повернул к нему голову, но ей размышлять было некогда, высадка вот-вот начнется.

– Найлус, возьмите с собой лейтенанта Иствуда. Он будет полезен.

Дженкинс завистливо вздохнул. Кайден растерянно переводил взгляд с нее на Райджела, затем на Спектра. Андерсон, уже готовый покинуть грузовой отсек, недоуменно замер. Его удивило предложение Шепард. Но еще больше то, что Крайк задумался.

Найлус повернулся и пытливо посмотрел на Джейн. Она продолжила совсем тихо, на самой грани восприятия, поднимая руки и закрепляя шлем, чтобы скрыть шевеление губ. Никто из людей не услышал ее дальнейших слов.

– Райджел отличный стратег, он видит картину в целом. И он не отстанет.

Найлус бросил оценивающий взгляд на Райджела, чуть помедлил. И кивнул. Поверил!

– Главное, чтобы не мешал, – низкая вибрация на грани слышимости. Значит, слух турианцев действительно гораздо острее. Райджел усмехнулся и также тихо буркнул другу:

– Накосячишь – уши оборву.

Килан шутливо отдал честь, Найлус задумчиво прищурился.

– Заходим на точку один, – предупреждение Джокера разрядило обстановку. Андерсон покинул отсек, Дженкинс и Аленко почти синхронно надели шлемы.

Створка трапа начала опускаться.

***

Джокер высадил их на небольшой площадке в стороне от колонии. Может быть, Иден Прайм и был райским местом, но сейчас здесь все вокруг пропиталось отчаянием и страхом. Запах свежепролитой крови, едкий смог от многочисленных пожарищ, горький дух паленой плоти – жестокий урок, показывающий, насколько Галактика может быть опасным местом. Жуткую картину довершало мерзкое, пробирающее, казалось, до костей, гудение. Слишком низкое, выпадающее из стандартного диапазона звучания, оно вызывало дискомфорт, тревогу и, что самое неприятное, сопровождалось пока еще легким ментальным давлением. Но никто не гарантировал, что его мощность не возрастет. Райджел страдальчески поморщился, их преимущество становилось здесь слабостью. Возможность ментально общаться превратилась в обостренную восприимчивость к подобным воздействиям. Хорошо хоть за Килана и Джейн можно не беспокоиться, вдвоем легче. А он справится, обязан. В конце концов, один крайне любопытный турианец уже недоуменно косился, а разочаровывать его совсем не хотелось.

В стороне мерцали предупреждающими огнями вышки местного космопорта. Рядом с ними, в эпицентре клубящихся черных туч, завис гигантский корабль жуткой, незнакомой конструкции. Похожий на огромного кальмара, с щупальцами-опорами, он превосходил размерами все известные виды судов. Дуговые разряды прошивали его корпус от самого верха до подвижных нижних частей. Найлус быстро оценил обстановку и активировал радиосвязь:

– Шепард, мы направляемся к космопорту. Встретимся там.

После перевел предохранитель винтовки в боевое положение и направился к самому сердцу угрозы. Он сразу же взял высокий темп, огибая поселение по краю. Райджел последовал за ним, не отставая и оглядываясь по сторонам. Перед этим турианцем не имело смысла прятаться. Наоборот, сейчас важна только предельная честность.

Они двигались быстро и бесшумно. Найлус изредка поглядывал на Райджела, но убедившись, что тот не отстает, сосредоточился на окрестностях. Безжизненный ландшафт не радовал. Здесь произошло побоище. Внезапное, а оттого еще более страшное. Даже на самой окраине они натыкались на бесчисленные разрушения, сгоревшие постройки, трупы людей. Нападавшие нагрянули в большом количестве и хорошо вооруженными.

Гористая местность изобиловала резкими обрывами, тупиковыми тропами и заброшенными завалами. На один такой обрыв они и наткнулись – прямой путь к космопорту оказался отрезан. С откоса несложно было спуститься, но дальше история повторялась – уступы, кучи сваленного старого металлолома, заброшенные вагончики, изрытая земля. Видимо, колония начала расширяться в эту сторону, но сенсация с отрытым артефактом свернула все работы в этом направлении. К сожалению, такое решение серьезно осложняло ситуацию. Перебираться через нагромождение препятствий – только время терять, лучше сделать небольшой крюк и немного углубиться в поселение. Они синхронно развернулись. Найлус, заметив это, одобрительно хмыкнул.

Их продвижение замедлилось. Маленькие, чаще всего сгоревшие, постройки, число которых постепенно увеличивалось, закрывали обзор, мешали оценить все пространство целиком. Полагаться приходилось лишь на собственную внимательность и, в особенности, острый слух. Именно он-то и предупредил их о противнике. Впереди, за цепью однотипных крохотных зданий, показался просвет. Очень тихий, но непривычный звук: помесь стрекотания, клекота и механических щелчков, – заставил их остановиться. Найлус предупреждающе вскинул руку, а затем, перехватив винтовку поудобнее и пригнувшись, скользнул вперед, скрываясь за удачно перевернутым потрепанным грузовиком. Райджел переместился левее, в тень от опасно накренившейся стены полуразрушенного корпусного домика. Удерживая дробовик одной рукой, второй он потянул из подсумка гранату и осторожно выглянул. На небольшом пятачке среди контейнеров и торчащих из земли непонятных высоченных штырей расхаживали четыре странных существа. Райджел поймал взгляд Найлуса, тот повел винтовкой в сторону ближайших противников. Райджел поднял руку с гранатой и в ответ указал на дальних. Найлус согласно кивнул и переместился к противоположному концу грузовика, после чего стремительно выпрямился и, вскинув винтовку, открыл огонь. Двоих ему удалось срезать сразу же. Еще двое успели упасть и спрятаться за сдвинутыми металлическими ящиками. Найлус короткими очередями заставил их вжиматься в землю. И Райджел, воспользовавшись моментом, швырнул в ту сторону гранату. Взрывом препятствие разметало, раздался резкий механический визг, и все стихло. Они подождали немного, но тишину больше ничто не нарушало.

Найлус вышел, настороженно оглядываясь, приблизился к убитым и удивленно рыкнул. Пнул ногой одно из тел, затем еще раз, сильнее, переворачивая его. Райджел не выдержал и тоже подошел. Первое, что бросилось в глаза – ни малейшего следа крови, какого бы цвета она ни была. Он присел рядом с трупом, разглядывая его. Найлус о чем-то напряженно думал. Мертвое существо не было не только человеком, но и вообще не принадлежало ни к одной из рас Пространства Цитадели. Гуманоидная тварь была массивна и покрыта серебристой металлической броней. Вытянутая вперед голова оканчивалась оптикой, трехпалые мощные конечности перевиты темной плотью, имитирующей мышцы, между сочленениями перемигивались белые огоньки, постепенно затухая. Странная догадка мелькнула в голове.

– Машины? – Райджел поднял голову и посмотрел на турианца. Найлус помолчал, затем произнес глухо и отстраненно:

– Это геты. Синтетики. Их не видели за пределами Вуали уже более двухсот лет. И мне очень интересно, как они сюда попали и что вообще забыли в человеческой колонии.

Райджел нахмурился, припоминая все, что знал о гетах. А знал прискорбно мало, слишком неоднозначная была там история. Созданный кварианцами искусственный интеллект вышел из-под контроля и напал на расу создателей, при этом конфликт перерос в войну на уничтожение далеко не сразу. Да и после своей победы геты не стремились добивать сбежавших, а добровольно изолировали себя за Вуалью Персея. Что могло их привлечь на Иден Прайм? Протеанский артефакт?

Найлус уже обходил место взрыва, Райджел встал и присоединился к нему. Здесь картина отличалась. Покореженные части контейнеров и гетов мешались с кусками человеческих тел. Крови было мало, похоже, людей притащили сюда уже мертвыми. Один из дальних штырей остался цел, к нему-то и направился Найлус, внушительная фигура турианца закрывала обзор. Райджел приблизился и не смог сдержать возгласа. С треножного основания в небо устремлялся механический шип, на острие которого оказалось нанизано человеческое тело. Это сделали геты? Он оглянулся, отмечая другие изломанные треноги. Вероятно, на них тоже находились люди, останки которых он только что наблюдал. Едва заметное движение заставило его вновь сосредоточиться на непонятной конструкции – конечности мертвого человека чуть подергивались. Райджел глянул на сосредоточенного Найлуса:

– Что это?

– Понятия не имею. Никогда не встречал подобных технологий. И не слышал о них, – Найлус напряженно рассматривал тело. – Так ведь не должно быть?

Райджел согласно кивнул, да, так быть не должно. Труп был странным и вел себя странно. Кожа некогда живого человека медленно меняла цвет. Поначалу мертвенно-бледная, она постепенно становилась серой. Края дыры в грудной клетке, через которую и проходил стержень этого чудовищного устройства, почернели, от них в стороны разбегались мелкие голубоватые искры и терялись в изорванной одежде. В ее прорехах стало видно, как атрофировались мышцы, а сосуды набухали, вздувались, превращаясь в подобие трубок, обвивающих проступающий скелет. Раскинутые в стороны руки усыхали. В темных провалах глаз появилось блеклое свечение. Райджела передернуло, вытянув руку, он направил собственную энергию в это еще недавно безжизненное существо. Бывший труп вспыхнул, мерзко зачадил. Найлус повел головой, глянул на его дезактивированный инструментрон, но промолчал. Отвернувшись от объятой огнем жуткой конструкции, он окинул взглядом место их недавнего краткосрочного боя.

– Двигаемся дальше, – и сорвался с места. Райджел рванул за ним.

Теперь они нигде не задерживались. Несколько раз мелькали такие же колья, на некоторых были еще совсем свежие, истекающие кровью тела, однажды Райджел увидел, как шипы втягиваются, а вновь созданные существа неуверенно встают, покачиваясь. Ничего человеческого в них уже не было. Найлус замер на пару секунд, поднял свою штурмовую винтовку, собираясь выстрелить, но в последний миг передумал. Иногда на периферии зрения появлялись серебристые силуэты гетов. Найлус больше ни на что не отвлекался, полностью сосредоточившись на своей цели – космопорт был все ближе.

Наконец поселение закончилось, сменившись хорошо накатанной дорогой. А вскоре появилась и окруженная низкими постройками взлетная площадка. За ней виднелись платформы монорельса. Огромный неизвестный корабль располагался как раз за предупреждающими вышками, такая махина точно не вписалась бы в местный пятачок для взлета небольших грузовых судов. Они уже почти обогнули это место, Найлус явно не желал выходить на открытое пространство, и Райджел был с ним в этом солидарен. Он чувствовал, что там может случиться непоправимое, и всеми силами стремился покинуть опасный участок. Своим предчувствиям он давно научился безоговорочно верить. К сожалению, они не успели.

В тени готовых для погрузки ящиков, установленных с боковой стороны площадки, что-то шевельнулось. Найлус замер, но смотрел он совсем не туда. Райджел проследил за направлением его взгляда и удивленно моргнул. По площадке в дальней ее части расхаживал еще один турианец. Найлус кивнул в сторону груза:

– Проверь, – а сам медленно и очень осторожно двинулся к неизвестному.

Райджел мысленно выругался, но быстро метнулся к контейнерам, стараясь не терять из виду Спектра. За ящиками съежился человек в рабочей спецодежде. Он испуганно вздрогнул, когда заметил прямо над собой фигуру с дробовиком, и попытался забиться в щель между металлическими стенками. Райджел угрожающе навел на него оружие и сделал знак молчать. Тот часто-часто закивал и зажал рот руками, не сводя с него расширенных от ужаса глаз. Его следовало бы расспросить, но Найлус уже дошел до площадки, а другой турианец обернулся.

– Оставайся на месте, двинешься – убью, – человек снова закивал, и Райджел решил покинуть его. Опасности найденыш не представлял, а ощущение того, что сейчас произойдет катастрофа, нарастало. В тени контейнеров он бесшумно крался к застывшим друг напротив друга турианцам, старательно прислушиваясь к разворачивающемуся диалогу.

– Сарен? – голос Найлуса от удивления завибрировал еще больше.

– Найлус, – а вот у его собеседника – наоборот, невероятно спокойный, вкрадчивый, с ярко выраженными змеиными нотками. Жаль, не рассмотреть его внимательнее, сваленный груз мешал оценить всю картину целиком. Нужно было подойти ближе.

– Это мое задание, Сарен. Что ты здесь делаешь?

– Совет решил, что тебе не помешает помощь.

Райджел даже замер на секунду от удивления. Помощь в чем, доставить артефакт с одного места на другое? О нападении еще никому не сообщали, Совету так точно. Либо с этой реликвией что-то не то, либо кто-то здесь откровенно врет. В любом случае, откопали люди явно что-то значимое, раз в этой колонии развернулись такие события. А турианцы обычно не лгут, насколько он знал. Но конкретно этот его настораживал.

– Я не ожидал встретить здесь гетов. Ситуация очень сложная, – Найлус успокоился, вибрация субгармоник стала тише.

Райджел наконец-то вышел на площадку, но все еще оставался в тени контейнеров. Турианцы находились к нему боком, Найлус повернулся спиной к тому, кого назвал Сареном. Сарен же прошелся туда-сюда, затем остановился.

– Не волнуйся.

Выше Найлуса на полголовы, но более худощавый, в модифицированной броне грязно-серого цвета, он очень рвано двигался. Левая рука механическая, внешне сходная с конечностью виденных ранее гетов. Светлые костяные пластины на лице в районе челюсти практически выломаны, вместо них вживлены металлические имплантаты. Голубые глаза гораздо ярче, чем даже у Джейн. С затылка вниз под броню уходит несколько толстых трубок, похожих на кибернетические порты. И на то, во что превращались сосуды людей на механических кольях, внезапно подумалось Райджелу.

– У меня все под контролем, – Сарен поднял правую руку с зажатым в ней тяжелым пистолетом, и Райджел понял, что опоздал. Он мог предупредить криком Найлуса, но Сарен выстрелит раньше, чем тот успеет двинуться. Дробовик бесполезен, заденет обоих, пистолет сорвать с захватов уже тоже не успевает, как и добежать. И он сделал то единственное, что еще мог. Вытянув левую руку, он сосредоточился на своей цели, резко выкачивая из нее энергию, понижая температуру. Найлус заметил его и дернулся в сторону. Расстояние было слишком велико, и заморозка не подействовала в полную силу, но рука Сарена дрогнула, замерла на половине пути. Прозвучал выстрел. Найлус начал заваливаться вперед. Сарен в тот же миг перевел оружие на Райджела, секунда-другая, и затем он развернулся и побежал к монорельсу.

Райджел кинулся к Найлусу, с трудом удерживая себя от паники. Надеясь, что тот еще жив, он опустился перед ним на колени и перевернул его на спину. Заряд прошел по касательной, задевая часть шеи и плеча с левой стороны. Броня и щиты погасили основную силу выстрела, но рана все равно была смертельно опасной – Сарен атаковал почти в упор, кинетический барьер иссяк, и развороченный металл краями распахал нежную кожу шеи под костяными пластинами. Темно-синяя кровь вытекала толчками, выплескивалась, заливала все вокруг, в груди клокотало, хрипело. Краем глаза отслеживая, как Сарен вспрыгнул на платформу монорельса и активировал ее движение, Райджел попытался сорвать с Найлуса оплавленные, раздробленные куски брони. Бесполезно, слишком долго провозится, а сейчас дорога каждая секунда. Стащив с руки перчатку, он оцарапал кожу об острую кромку металла, и когда его собственная кровь обильно потекла, вдавил руку в шею турианца, зажимая рану. Закрыв глаза, он сосредоточился и позвал – близкий контакт поможет развернуть связь хотя бы с его стороны.

Найлус, это я – Райджел Иствуд. Слишком много крови, ты в любой момент умрешь. Я могу тебе помочь, но ты должен принять связь. Ты чувствуешь ее сейчас, я знаю, – тишина. Райджел стиснул зубы и позвал снова: – Найлус, ответь, пожалуйста.

Рука почувствовала неуверенное движение. Райджел открыл глаза и наткнулся на мутный полный боли взгляд Найлуса.

Найлус, прими связь, – ему показалось, что он так и не дождется ответа. Накатило отчаяние. Он вцепился второй рукой в целое плечо турианца и тряхнул того. Найлус закрыл глаза, но едва слышно прохрипел:

– Я согласен… На поясе… бокс…

И сразу же Райджел почувствовал, как поток энергии от него хлынул к Спектру. Не отрывая руки от шеи Найлуса, он второй нашарил у него аптечку, вытащил оттуда несколько капсул с универсальным средством и впечатал их ему под броню в плечо, шею и лицо. Найлус обмяк, похоже, потерял сознание. Рану на руке защипало и стянуло, панацелин подействовал и на него. Райджел включил связь.

– Коммандер, Спектр тяжело ранен, срочно нужна помощь врача. Мы на взлетной площадке космопорта.

– Вас поняла. Ждите.

Райджел облегченно выдохнул. Голова начала кружиться, отток энергии был непривычно велик. Но прерывать нельзя – Найлус потерял слишком много крови, может не дотянуть до лазарета. Гул, давивший на сознание, стал в разы громче. Ментальное воздействие резко усилилось, внушая острый беспричинный страх. Райджел мысленно потянулся к Найлусу, установившаяся между ними связь мгновенно среагировала, отрезая постороннее влияние. В какой-то момент это низкое гудение превратилось в оглушающий грохот. Гигантская махина чужого корабля стремительно исчезала в небе, оставляя после себя грязно-красный инверсионный след. Следом упала непривычная, оглушающая тишина.

Буквально через несколько минут на площадку опустилась «Нормандия».

***

Вторая точка сброса была выбрана недалеко от места раскопок. «Нормандия» зависла у самого края крутого обрыва, пережидая, пока десантный отряд не выгрузится на землю, после чего плавно поднялась в небо и исчезла.

На Иден Прайм багровым закатом опускался вечер. Каменистая почва шуршала, осыпалась мелкой галькой, листва и трава в кровавых отблесках уходящего светила добавляли окружающей картине еще большую нереальность. Непонятное низкочастотное гудение, воспринимаемое даже не слухом, а всем естеством, давило на сознание. Альтеры, не сговариваясь, мысленно потянулись друг к другу, поддерживая, прикрывая. Райджелу они помочь не могли, тот был слишком далеко. Оставалось надеяться, что им удастся быстро выполнить задание или найти источник воздействия.

Бойцы выстроились цепью и, напряженно оглядываясь по сторонам, направились вниз по склону. Джейн и Килан по краям со штурмовыми винтовками, в центре Ричард и Кайден. Холмистая местность затрудняла обзор, вынуждая людей идти осторожнее.

Шепард задавала темп всей группе. Буквально через десяток шагов они наткнулись на первые трупы. Обгорелые до неузнаваемости тела были свалены на камнях, распространяя вокруг себя едкий запах горелой плоти. Дженкинс не сдержал возгласа:

– Ох ты, черт! Что здесь произошло? – и тут же получил предупреждающий тычок в плечо от проскользнувшего мимо него Кьера. Ричард виновато замолчал, осознавая, что и в этот раз после операции его ожидает выговор от командира. В лучшем случае, а то еще и Кьер добавит. Но если Шепард ограничится словесной головомойкой, то вот лейтенант не был столь добродушен и за каждый промах нещадно гонял по всему тренировочному полигону. Выбивая, по его словам, лишнюю дурь. Не то, чтобы Ричард был против, но не хотелось видеть в этих сумрачных глазах даже тень разочарования.

Едва слышный на фоне несмолкающего гула свист заставил Джейн насторожиться.

Опасность, – прилетело от Килана.

Она резко вскинула вверх сжатую в кулак руку. Отряд замер за ближайшими валунами, сосредоточенно оглядываясь по сторонам. Все было спокойно.

Проверь, – Джейн дала отмашку Килану. Он медленно двинулся вперед, но в этот миг над большим скоплением камней сбоку от тропы взмыли три миниатюрных дрона и открыли огонь. Дженкинс вскинул дробовик и шагнул им навстречу, но Килан в ту же секунду прыгнул назад и сбил его с ног, уводя с траектории атакующих импульсов. Дроны замельтешили, выпуская короткие очереди. Кайден из своего укрытия попытался вывести их из строя биотикой, роботы в ответ полностью переключились на него. Джейн, воспользовавшись шансом, в несколько точных и быстрых выстрелов уничтожила юрких противников.

Килан поднялся, вздергивая следом за собой Дженкинса. Встряхнув того за плечо, он зло процедил:

– Еще раз высунешься вперед без щитов, я тебе сам башку прострелю.

Ричард виновато покивал, голубоватое свечение на мгновение охватило его фигуру. С небольшой задержкой Кайден тоже активировал кинетические щиты.

– Два идиота на мою голову! – Килан в бешенстве практически рычал. Джейн только вздохнула: один невнимательный, второй новичок. Будет просто чудо, если операция пройдет без потерь.

Пискнула связь, голос Найлуса приглушенно завибрировал:

– Шепард, мы направляемся к космопорту. Встретимся там.

Джейн сделала знак следовать дальше.

Они натыкались на дронов еще несколько раз, но теперь расправлялись с ними в первые же секунды. В какой-то момент каменистый спуск начал расширяться, образуя неширокое плато с громоздящимися обломками скал. Джейн остановилась, почувствовав присутствие живых, и указала бойцам занять позиции.

Двое, бегут в нашу сторону. Их преследуют… Не могу сказать, что это. Или кто. Но их тоже двое.

Килан осторожно двинулся вперед, цепко осматриваясь. Из-за сваленных чуть ниже камней выскочила фигура в стандартной броне колониальных войск, следом за ней со знакомым свистом вылетела парочка дронов. Человек словил импульс в спину, который поглотила голубоватая пленка щитов, споткнулся и рухнул на землю. Килан тут же снял одного из роботов, второго уничтожил выстрел Ричарда. Дженкинс внял предупреждению и уже не рвался в бой, но исправно прикрывал спину товарищу.

Джейн, вскинув винтовку, отслеживала кучу обломков, откуда вылетели дроны. И не зря. На плато вышло два непонятных существа, высоких, массивных, со странными вытянутыми головами. Человек тоже их заметил, вскочил и в два прыжка переместился за ближайший камень. Килан присоединился к нему. Джейн и Кайден открыли огонь. Первое существо сразу упало, второе успело выстрелить в их сторону, но совместный огонь Дженкинса и Кьера не оставил ему ни шанса. Джейн вышла из укрытия.

Где еще один? – Килан через коллиматор оглядывал плато.

Не чувствую.

– Спасибо за помощь, – спасенный оказался высокой статной женщиной. – Честно говоря, не думала, что мне удастся выжить.

Она настороженно изучала их, не опуская оружия. Кайден приветливо заулыбался. Килана перекосило от серо-розовой расцветки ее брони – когда-то они тоже облачались в детище «Фонда Сирта», но пару лет назад Альянс перевел экипировку войск на нейтральный «Хане-Кедар», чем заслужил признательность, наверное, всех своих солдат. Ричард с тревогой оглядывался по сторонам, его нервировали трупы непонятных существ.

– Назовите себя.

– Сержант Эшли Уильямс, взвод двести двенадцать, – женщина встала по стойке смирно.

– Коммандер Джейн Шепард. Мы прибыли на фрегате ВКС Альянса, получили ваш сигнал бедствия. Что здесь произошло, сержант?

Женщина тяжело вздохнула.

– Мы патрулировали периметр, когда началась атака. Это чудо, что сигнал прошел. Противник глушил связь. Мы даже не заметили его приближения.

– У вас есть предположения, с кем мы имеем дело?

– Я не знаю, – Эшли поморщилась. – Для расширения колонии хотели провести железную дорогу. Несколько недель назад ученые наткнулись на протеанские руины и вытащили оттуда какой-то артефакт. После этого все в колонии будто помешались на нем. Вот нас и отправили охранять место раскопок.

– Что случилось с исследователями, откопавшими артефакт?

– Не знаю. Они разбили лагерь около него. С ними был другой отряд. Может быть, им повезло больше.

– А ваш отряд?

– Никого не осталось. Мы пытались вернуться к месту раскопок, но попали в засаду.

Кьер и Дженкинс, прислушиваясь к разговору, осматривали трупы незнакомых существ. Килан стащил их вместе и, зависнув над присевшим на корточки Ричардом, вертел в руках только что подобранное чужое оружие.

Тебе надо это увидеть.

Шепард отвлеклась от допроса сержанта:

– Что у вас?

Дженкинс сосредоточенно изучал тела, за шлемом не видно лица, но все его движения выдавали сильнейшее недоумение. На вопрос командира он поднял голову:

– Это машины.

Но они мыслят, – озадаченно добавила Джейн для Килана.

Аленко и Уильямс подошли ближе. Уильямс глухо проговорила:

– Мы так и не поняли, что это. Слишком быстро произошло нападение. Может быть, дроны? Чья-то новая разработка… – ее голос затих, похоже, Эшли и сама с трудом себе верила.

Дженкинс постучал кулаком по броне существа, отцепил перчатку и уже свободной рукой ощупал темные конечности, покрутил из стороны в сторону вытянутую голову, залез под оптические индикаторы.

– Синтетики, – заключил он.

– Геты, что ли? – Килан рассматривал винтовку противника. Слегка подкинул ее, оценивая вес, выпустил в сторону несколько очередей импульсов и продолжил совершенно отвлеченно: – Интересная штуковина. Скорострельная, с хорошим отдачегасителем, довольно своеобразная система охлаждения, надо будет разбираться, чего они в ней навертели, зато ствол почти не перегревается. Красота. Правда, урон небольшой, да и хват неудобный, под другое строение кисти, но можно будет доработать. Я оставлю себе?

Джейн чуть заметно улыбнулась, зная, что Килан почувствует, но голос оставался отстраненно-спокойным:

– Бери.

Кайден и Эшли растерялись, шокированные как предположением о расе врага, так и простотой, с которой лейтенант игрался незнакомым оружием. Дженкинс только вздохнул, ему такой трофей вряд ли достанется.

– Почему вы уверены, что это геты? – Уильямс с отвращением посмотрела на тела. Килан равнодушно повел закованными в тяжелую броню мощными плечами:

– А я и не уверен. Просто единственные синтетики, о которых я хоть что-то слышал, это геты, – он отошел к камням, у которых был уничтожен второй противник, нагнулся и поднял с земли дробовик не менее странной конструкции, чем винтовка. – Может быть, в Галактике существуют и другие неорганические расы, и даже наверняка так и есть. Но логичнее сначала проверить известных.

– Но гетов после войны с кварианцами никто не видел, а это было двести лет назад! Что они могли забыть в этой части Галактики? – Кайден ничего не понимал в происходящем и от того, что ему приходилось наблюдать на Иден Прайм, ему становилось тошно.

– Без понятия. Скорее всего, их привлек артефакт. Вряд ли тут есть еще что-то такое же ценное, – Килан примерился и сделал несколько пробных выстрелов. Выплюнутые из стволов сгустки плазмы оставили от каменного холма только обугленную кучу. Ричард жадно следил за его действиями. Килан обернулся к капралу и протянул ему оружие:

– Мощный, сам видел, – Дженкинс радостно закивал, вцепившись в трехствольный дробовик и отложив свой в сторону. – Тяжеловат, правда, и хват здесь такой же, как у винтовки. Но если потянешь, адаптируем потом его под тебя.

Дженкинс серьезно и тихо ответил:

– Спасибо. Обязательно потяну, – огладив свое новое приобретение, он поместил его за спину на захваты, а старый дробовик взял обратно в руки.

– Подъем, – Ричард тут же вскочил, Килан подобрался. Кайден во все глаза рассматривал то гетов, то их оружие на захватах товарищей. Джейн покачала головой. – Сержант, проводите нас к месту раскопок.

– Есть!

Уильямс повела их с плато вниз на неширокую тропу. За поворотом, откуда атаковали геты с дронами, ввысь поднимались треножные штыри с нанизанными на них человеческими телами. Эшли приглушенно выругалась.

А вот и второй, – Джейн указала на самое свежее тело, истекающее кровью. Остекленевшие глаза бессмысленно смотрели в небо. Килан хмуро изучал открывшуюся картину.

Давай-ка валить отсюда. Для чего-то же они это делают.

Кайден в ужасе прошептал:

– Зачем… так?

Дженкинс подавлено молчал. Ему тяжело было видеть уничтожение родного мира.

– Мы им уже ничем не поможем, – Джейн подтолкнула Уильямс. – Вперед.

Сержант послушно повела отряд дальше. Вскоре тропа уткнулась в небольшую лощину, на противоположной стороне которой прожекторы ярко освещали котлован с каменными плитами непонятного назначения. Видимо, это и есть протеанские руины. Точнее, все, что от них осталось.

Шестеро.

По пустому пространству сновали геты. Шепард сделала знак рассыпаться, и отряд быстро занял позиции. Сухо застрекотали автоматы Килана и Эшли. Ричард, пригнувшись, перебрался ближе к центру ямы, заходя сбоку, и замер, выжидая. Как только он вскинул руку, показывая, что готов, Джейн послала в оставшихся противников бич темной энергии, роняя их на землю. Дженкинс в тот же миг атаковал из дробовика, добивая. Вскоре все было кончено. Кайден с пистолетом в руках обошел котлован.

– Все чисто.

Они вышли из укрытий и собрались на плитах, осматриваясь.

– Это место раскопок. Артефакт был здесь, – Эшли указала на камень под ногами. – Наверное, его куда-то перенесли.

– Есть предположения, куда? – Джейн краем глаза отслеживала, как Килан переходил от одного мертвого гета к другому, осматривая и что-то подбирая. Присутствие живых она отслеживала безошибочно, как выяснилось, геты тоже относились к этой категории, хоть и были неорганическими. Но вот тех же дронов почувствовать невозможно. Килан же воспринимал опасность вне зависимости от ее источника. Сейчас он был спокоен, это обнадеживало.

– Сложно сказать. Возможно, имеет смысл проверить исследовательский лагерь.

– Далеко он?

– Вон на той горе, – Эшли махнула в сторону соседнего холма, – за уступом. Тут близко, мой отряд не дошел совсем чуть-чуть. – Ее голос слегка дрогнул.

– Веди.

Короткий кивок в ответ. Эшли безошибочно нашла начало укатанной дорожки среди вывороченных из котлована валунов. Отряд двинулся за ней, растянувшись цепочкой. Извилистый путь был достаточно широк, чтобы поместить рядом двоих и даже, при желании, троих. У самого верха он еще расширялся, переходя в небольшую открытую площадку, с которой прекрасно просматривался практически полностью разрушенный лагерь. Они остановились.

– Похоже, мы ничего тут не найдем, – прошептала Уильямс.

Горящие, развороченные трейлеры, воронки от взрывов, множество трупов, в основном человеческих, но среди них изредка встречались и геты. И над всем этим возвышались частоколом уже виденные ранее шипы с нанизанными на них телами. Кайдена ощутимо передернуло.

Здесь где-то есть живые, двое, – Килан чуть заметно кивнул головой, показывая, что уловил ее предупреждение.

Джейн махнула рукой, указывая на ближайший перевернутый вагончик. Дженкинс и Уильямс, пригнувшись, побежали к нему. Все было тихо. Ричард и Эшли двинулись дальше.

– Назад! – заорал Килан, вскидывая винтовку. Ричард моментально развернулся, Эшли запнулась, замешкалась, но быстро выправилась и помчалась обратно.

С легким скрежетом пришли в движение шипы, втягиваясь в основания. Тела на них зашевелились, задергались. Когда от непонятных конструкций остались только треноги, на земле уже стояли, покачиваясь, несколько десятков странных существ. Они одновременно развернулись к отряду и побежали прямо на них.

– О, Боже! Они все еще живы! – Кайден шокировано застыл, во все глаза рассматривая приближающихся тварей. От людей в них не осталось ничего: темная полопавшаяся кожа обнажала вывороченные мышцы, желтоватые кости и мерцающие в опустившихся сумерках голубым огнем непонятные вставки, горевшие таким же голубым огнем провалы глаз, распахнутые черные рты, лысые черепа, истлевшая, осыпающаяся прямо на ходу одежда. Загрохотали винтовки, загромыхал дробовик. Твари приближались слишком быстро, не обращая внимания на ранения. Перед ближайшими вспух биотический щуп, откидывая сразу четверых назад, их место тут же заняли другие.

– Аленко, очнись! – окликнула лейтенанта Шепард, тот вздрогнул, поднял пистолет, но тут же, спохватившись, сосредоточился. Его фигуру окутало свечение, и в существ полетели одна за другой заряды темной энергии.

– Бейте в голову! – Дженкинс только что разнес лысый череп одной из тварей, и она моментально осела на землю.

Со стороны коммандера вперед рванула биотическая волна, разметала противников. Ричард швырнул в них гранату. Сдвоенные очереди от Кьера и Уильямс уничтожили оставшихся.

Джейн? Ты их не почувствовала? – от Килана потянуло тревогой.

Нет. Абсолютная пустота.

Значит, они действительно мертвы, – он опустил оружие, шагнул к одной из тварей и присел рядом с ней, изучая.

Не трогал бы ты их, – Джейн обошла по дуге уже окончательные трупы.

Да брось. Мы должны знать, с чем встретились, – Килан выпрямился и ткнул стволом винтовки в развороченное тело. Ричард, следивший за каждым его действием, отвернулся. Огоньки на темной плоти вспыхнули ярче, оружие ощутимо тряхануло, прошивая маленькими разрядами. Килан сдавленно выругался, отбрасывая автомат в сторону. Джейн только покачала головой.

– Что геты сделали с ними? – тихий голос Эшли срывался.

– На зомби похожи, – тоскливо протянул Дженкинс в ответ. Джейн отстраненно заметила:

– Капрал, доктор Чаквас в чем-то все же права, столько сериалов смотреть вредно.

Ричард тяжело вздохнул. Килан поднял свою винтовку, осмотрел со всех сторон и обтер ствол о траву.

– Проверить, – Джейн махнула рукой в сторону сохранившихся трейлеров. И уже для Килана добавила: – Двое все еще здесь.

Отряд рассыпался. Уильямс, Аленко и Дженкинс разбежались по корпусам. Кьер и Шепард контролировали их передвижения и пространство вокруг.

– Здесь заперто! – Дженкинс замер около дверей стоящего на отшибе вагончика.

– Открывай, – Джейн сменила винтовку на пистолет и приблизилась. Килан неотступно следовал за спиной.

Дженкинс активировал свой инструментрон и поднес его к замку. Тихий писк возвестил, что запорный механизм разблокирован. Капрал отпрыгнул в сторону и навел дробовик на открывшийся проход. Джейн приподняла оружие и шагнула внутрь. Темное помещение казалось пустым, но она чувствовала биение жизни совсем рядом. Еще шаг.

– Выходите.

На ее приказ из-за стойки у дальней стены осторожно выглянула женщина. Заметив Шепард, она вскочила и эмоционально всплеснула руками:

– Люди! Хвала Создателю!

За ее спиной высунулась голова лысоватого мужчины. Он зашептал прерывающимся голосом:

– Закройте дверь, пока они не вернулись!

– Кто вы? – Джейн опустила пистолет. Сзади стояли Килан и Ричард, и она знала, что их оружие прекрасно видно. Но женщина смотрела только на нее.

– Я доктор Уоррен, я возглавляла эти раскопки. Когда на нас напали, мы побежали прятаться. Видимо, им был нужен артефакт, – она запустила руку в короткие рыжие волосы и страдальчески поморщилась.

– Они забрали его?

– Нет. Во всяком случае, не тогда. Сегодня утром его перевезли в космопорт, на вторую вспомогательную площадку. Мы с Мануэлем, – она указала на своего нервного коллегу, – остались здесь, чтобы помочь свернуть лагерь.

В вагончик заглянули Аленко и Уильямс. Эшли, увидев исследователей, радостно воскликнула:

– Доктор Уоррен! Вы живы! И доктор Мануэль…

Женщина вымучено улыбнулась:

– Да, сержант, я рада вас видеть.

– Никто не спасся. Время людей закончилось, – тихий, шепчущий голос трясущегося в углу мужчины заставил доктора Уоррен вздрогнуть. – Скоро здесь останутся только руины и трупы.

Женщин всхлипнула и виновато проговорила:

– Простите его, Мануэль немного не в себе. Мы слышали только выстрелы, взрывы, крики. Спрятались здесь и не высовывались. А потом появились вы.

– Мы освободили сердце зла. Выпустили на свободу тьму, – доктор Мануэль вжался спиной в стену.

Джейн осторожно спросила:

– Вы еще видели что-нибудь? Или кого-то?

Доктор Уоррен покачала головой, но доктор Мануэль неожиданно выпрямился и громко зачастил:

– Я видел!  Он пророк, он вел в бой наших врагов! Турианец, он был здесь перед тем, как они напали! Предвестники Тьмы.

Чего-чего? Что за бред несет этот двинутый?! – Килан угрожающе шагнул вперед. Джейн вытянула руку, удерживая его.

Погоди.

– Это невозможно. Перед нападением Найлус был с нами на «Нормандии». Он никак не мог быть здесь, – растерянный голос Кайдена разорвал повисшую тишину. Дженкинс истово закивал на его слова. Эшли недоуменно переводила взгляд с одного на другого. Килан успокоился.

Еще один турианец?

Похоже, – Джейн опустила руку и обратилась к доктору Уоррен:

– Вы можете рассказать нам, что за артефакт вы…

Ее прервал писк установившейся радиосвязи:

– Коммандер, Спектр тяжело ранен, срочно нужна помощь врача. Мы на взлетной площадке космопорта, – от глухого голоса Райджела Джейн вздрогнула. В душе моментально поднялась паника, а со стороны Килана потянуло острой тревогой. Взяв себя в руки, она ответила как можно спокойнее:

– Вас поняла. Ждите, – обернулась к Дженкинсу. – Закончи тут, – и выскочила наружу, вызывая «Нормандию». Спустя несколько долгих секунд первый пилот бодро ответил:

– Джокер на связи.

– Джефф, немедленно лети в космопорт. Спектр ранен, срочно нужна помощь врача!

– Вас понял, пять минут, коммандер, и мы там.

Отряд вышел из трейлера, с тревогой поглядывая на нее. Эшли не понимала, что происходит, она не слышала передачу. Из двери выглянула доктор Уоррен. Дженкинс обернулся:

– Доктор, вам лучше остаться здесь. Мы ничего не знаем о численности противника.

Женщина скрылась в вагончике. Замок тихо тренькнул, блокируя дверь.

Джейн одобрительно кивнула и сменила пистолет обратно на винтовку.

– Сержант, проводите нас к взлетной площадке космопорта.

Кайден удивленно воскликнул:

– Но коммандер, капитан Андерсон велел забрать артефакт!

Джейн обернулась к нему и тяжело проронила:

– Лейтенант Аленко, приказы здесь отдаю я.

Кайден стушевался.

– Сержант Уильямс…

– Есть, коммандер, – Эшли без возражений повела их из лагеря. Ощущая нервозность всего отряда, она торопилась. Какое бы сообщение коммандер ни получила, оно задело не только ее саму. Тревога чувствовалась и от Дженкинса, и от Кьера. По пути они еще раз натыкались на парочку гетов и видели, как опускались колья с модифицированными телами. Но выпущенные очереди из винтовки Кьера совместно с биотическими волнами коммандера не оставляли противнику ни шанса. Оставшихся добивал Дженкинс из дробовика.

Наконец впереди показались сигнальные огни космопорта. И здоровая махина незнакомого корабля. Они сбились с шага и замерли, потрясенно изучая зависшую громадину, которая внезапно задрожала и начала подниматься вверх. С жутким гулом, постепенно переходящим в грохот, она стремительно исчезала в небе. Когда от корабля остался только багровый инверсионный след, стих и жуткий вой.

– Что это было? – Эшли оглянулась и еще больше удивилась. Лейтенант Кьер ошалело мотал головой, а коммандер Шепард прижалась к нему плечом, удерживая руку на его спине. Эшли отвернулась, не желая видеть ненужное. Она направилась вперед к мосткам, ведущим на взлетную площадку. Сзади раздался негромкий топот. Бросив взгляд через плечо и убедившись, что отряд нагоняет ее в полном составе, она ускорилась.

В таком темпе их команда вылетела на свободную площадку. Джейн махнула рукой, указывая на сваленные с боков грузовые контейнеры. Ричард, не снижая хода, направился туда. Сама Шепард подлетела к темнеющему в центре пятну. Кровь, синяя, турианская. Много. Джейн с досадой поморщилась. Шансы на то, что Найлус с такой кровопотерей выживет, ничтожно малы. Килан напряженно застыл сбоку. Со стороны груза донесся возглас и оттуда под направленные на них винтовки Дженкинс вывел человека. Осунувшийся, небритый, в грязной рабочей одежде, тот поднял вверх руки и затравленно переводил взгляд с одного бойца на другого.

– Стойте! Не надо, не стреляйте! Я такой же, как вы! Я человек!

Дженкинс слегка подтолкнул его дробовиком в спину, вынуждая полностью выйти из тени контейнеров. Человек нервно шагнул вперед и испуганно остановился.

– Я… извините… Я прятался… От этих существ, – он залепетал, запинаясь, а потом зачастил: – Меня зовут Пауэлл. Я видел, что тут произошло. Одного турианца убил другой турианец.

Убил? Но Райджел сообщил о ранении… – Килан не спешил опускать оружие, напряжение не отпускало. Не опасность, но предвестник ее. Джейн искоса глянула на его собранную фигуру и обратилась к человеку:

– Расскажи, что именно ты видел.

Пауэлл слегка расслабился, опустил руки и уже свободнее подошел ближе.

– Ну, я не то, чтобы видел, скорее, слышал. Здесь было два турианца и человек. Турианцы явно были знакомы. Они назвали друг друга по имени. Кажется, Найлус и Сарен. Они говорили. А потом раздался выстрел, один турианец упал, а второй сбежал, – Пауэлл развел руки в стороны и пожал плечами.

Джейн озадаченно нахмурилась, но за тонированным стеклом шлема этого никто не увидел.

– А третий? Ты сказал, что здесь был еще человек.

Пауэлл закивал.

– Да, он меня нашел, когда два турианца встретились. Наверное, поэтому не успел. Я выглянул, когда все стихло. Он сидел над убитым турианцем и тряс его. А потом прилетел корабль, оттуда выбежали люди и забрали их.

Проклятье, так выжил Найлус или нет? – Джейн судорожно пыталась разобраться в том, что наговорил этот невольный шпион. От Килана в ответ прилетела ассоциации пожатых плеч:

Мы уже ничего здесь не выясним. Хотя бы Райджел, вроде бы, в порядке.

Джейн с ним согласилась и снова обратилась к Пауэллу:

– Нам сказали, что в космопорт привезли протеанский артефакт. Что с ним случилось?

Пауэлл показал в сторону монорельса.

– Он на другой площадке. Может, туда и направился второй турианец. Он запрыгнул на грузовую платформу сразу после выстрела.

Джейн медленно кивнула, принимая его слова.

– Тебе лучше спрятаться, – и уже для Килана добавила: – Трое, приближаются. Вероятно, геты.

Человек взмахнул руками и шмыгнул обратно за контейнеры.

Со стороны монорельса донесся звук механического движения. Джейн дала сигнал рассыпаться. Отряд занял позиции по бокам от опорных колонн площадки. Спустя пару минут показалась платформа грузового поезда, на которой хорошо просматривались три фигуры с оружием. В двух из них вполне узнавались геты, но вот третья, здоровенная, мощная, гораздо выше своих спутников, внушала серьезные опасения. Глядя на нее, по закрытой линии радиосвязи Джейн отдала команду:

– Не дать им приблизиться.

Дженкинс перехватил вместо дробовика тяжелый пистолет. Уильямс, глядя на Кьера, заняла зеркальную позицию. Шепард отметила в боевом интерфейсе здоровяка.

– Огонь по маркеру. Начали.

Выстрелы грянули одновременно и потонули во вспыхнувших вокруг противника щитах. В ответ потянулись светлые трассы очередей от стоящих по бокам мелких гетов. Дженкинс переключился на дезинтегрирующие патроны. Платформа стремительно приближалась. Гигант в центре не двигался, только отправлял в их сторону импульсные дорожки из своего оружия. Щит вокруг него уже не гас, принимая на себя непрекращающиеся атаки людей. Одного из гетов срезала очередь, он опустился на пол, искря. Второй переместился за спину гиганта. Редкие прицельные выстрелы Ричарда наконец возымели действие – защитная кинетическая пленка мигнула и пропала. Платформа остановилась, и Джейн ударила бело-голубым щупом. Гигант сделал шаг назад. Стрекот от винтовок Эшли и Килана слился в сплошной грохот. Титаноподобная фигура покачнулась, а затем рухнула. Биотический заряд Кайдена пролетел мимо, задевая краем стоящего сзади гета. Тот дернулся в сторону, а затем перепрыгнул бортик поезда и спрятался за уступом перед площадкой.

– Прекратить огонь!

Они замерли. Джейн ткнула в сторону Килана, а затем вниз на монорельс. Тот бесшумно скользнул за опору, перескочив оградительные перила. Спустя пару минут оттуда донесся глухой удар и тонкий механический визг, после чего все стихло.

– Чисто, – Килан выглянул и махнул рукой.

Они спустились к монорельсу и рассредоточились по мини-перрону. Килан перебрался на платформу и рассматривал поверженного гиганта. Эшли задержалась около убитого им синтетика: гет изломанной куклой валялся с другой стороны ограждения. Там, где сзади подобие шеи переходило в металлический корпус спины, зияла здоровенная вмятина. Кайден обходил по периметру поезд. Дженкинс, к удивлению Уильямс, совершенно проигнорировал тело уничтоженного чуть ли не голыми руками, его больше интересовал гигант, которого сейчас осматривал Кьер.

– Вот это монстр! – пробормотал Ричард, присаживаясь рядом.

– Это тоже гет, – Килан поднял валяющийся дробовик. – Нам повезло, стрелялка у него гораздо хуже, чем у его мелких друзей. Походу, эта махина рассчитана под ближний бой. Милаха просто, цельный Разрушитель, – он отшвырнул оружие.

Кайден, дошедший до края платформы, запнулся. Неуверенно обернулся и растерянно произнес:

– Они притащили бомбу…

Килан и Джейн одновременно вскинулись, Уильямс выругалась, Дженкинс вскочил и бросился к нему. Опустившись перед бомбой на колени, он отцепил перчатки и активировал инструментрон. Отряд напряженно следил за его действиями.

– Я вынул заряд, – Ричард поднял голову и посмотрел на Шепард. – Она была готова к установке. Но таймер все еще активен, двадцать минут, и соединен в сеть.

Джейн кивнула, приблизилась к консоли управления и запустила механизм монорельса.

– Сколько их?

– Я не знаю, – Дженкинс покачал головой.

– Они что, решили подорвать всю колонию? – Эшли отказывалась верить в собственное предположение.

– Или только место раскопок – заметают следы, – Джейн чуть пожала плечами, насколько позволяла броня. – Дженкинс, бомбы на тебе.

– Есть.

– Кьер, прикрываешь Дженкинса. Уильямс и Аленко, вам искать остальные.

– Есть, коммандер.

Поезд покатился, набирая скорость. Сумерки практически полностью опустились на Иден Прайм, и окружающее стало плохо различимым. Визоры на шлемах людей автоматически перешли в режим ночного видения. Перрон следующей площадки постепенно проступал сквозь мрак. На самом краю у стенки рядом с еще одной цилиндрической бомбой копошился знакомый силуэт с оптическим индикатором на вытянутой голове. Килан вскинул винтовку и припал к коллиматору. Одиночный выстрел пробил серебристый корпус, и гет упал рядом с устройством.

Десять.

В верхней части перрона показались еще трое синтетиков. Джейн и Эшли открыли огонь. Поезд начал замедляться. Один гет, кувыркнувшись, рухнул вниз, двое других исчезли за ограждением.

Кьер и Дженкинс спрыгнули с платформы на перрон. Дженкинс с поблескивающим инструментроном склонился над бомбой, Кьер встал перед ним, осматриваясь кругом. Уильямс рванула вверх по лестнице, словила очередь на щит, но добила еще одного гета, пока Шепард снизу отстреливала третьего.

– Одна готова. Пятнадцать минут, – Дженкинс закончил.

Джейн запустила щиты на полную мощность и взбежала вверх к Эшли, пока та сдерживала огнем противников.

Вспомогательная площадка оказалась двухуровневой. Верхняя, та, на которой они находились, была прямой и широкой. От нее к нижней части вели два перехода. Справа из-за высокого бортика атаковали еще двое гетов, рядом с ними угадывались очертания очередной бомбы. С лестницы раздался грохот выстрелов – Килан вынудил их отступить и спрятаться. Джейн ударила биотической волной по левому переходу, скидывая вниз высунувшегося синтетика.

– Проверьте ту сторону.

Уильямс и Аленко, пригнувшись, побежали через переход. Дженкинс попытался проскочить к бомбе, но прилетевшие с противоположной стороны импульсные дорожки заставили его вернуться.

Сними этих, – Джейн ударила щупом по проходу рядом с гетами, отталкивая их к перилам. В тот же миг Килан сорвался с места и на огромной скорости пересек весь пролет, в доли секунды оказавшись перед противником. Они еще поднимались, когда их накрыла очередь из винтовки практически в упор. Дженкинс, увидев атаку Кьера, побежал к бомбе. Вокруг него неравномерно вспыхнула пленка щита, поглощая атаку с нижнего яруса площадки. Джейн обернулась и запустила в ту сторону волну темной энергии, сразу же после сняв дезориентированного противника двумя выстрелами. Ричард в это время успешно добрался до бомбы и опустился перед ней на колени, потянувшись за инструментроном.

– Вторая готова. Девять минут.

В ответ от Кайдена по связи прилетело паническое:

– Здесь еще одна!

Дженкинс мгновенно вскочил и помчался по зачищенному пролету к самому левому переходу. Килан двинулся за ним. Джейн свернула в правый. По нижнему уровню впереди пролетели биотические заряды Кайдена.

– Третья готова. Пять минут.

Последнего гета они взяли в клещи. Уильямс спереди пыталась достать его короткими очередями, Аленко раз за разом запускал биотические заряды. Гет огрызался редкими прицельными импульсами. Выскочившую сбоку Джейн он заметил слишком поздно, рухнув на металлический пол искрящейся грудой.

– Четвертая готова. Таймер остановлен. Это была последняя, коммандер, – в наступившей тишине голос Дженкинса прозвучал очень глухо.

– Вы как там оказались? – изумленно воскликнул Кайден, переводя взгляд с Ричарда на Килана, замерших на пятачке далеко справа около еще одной бомбы. Шепард проигнорировала его:

– Ты молодец, Ричард. Все целы?

– Меня задело по касательной, – Дженкинс чуть неловко дернул левой рукой. – Не сильно.

– И меня. Щиты перегрузили, – Эшли обозначила область у правого бедра. – Боеспособность не потеряна.

– Отлично. Кьер, Аленко, проверьте все.

– Есть, – Килан и Кайден разбежались в стороны, осматривая территорию на предмет новых бомб, дронов или других неприятных сюрпризов. Джейн, Ричард и Эшли остались их дожидаться.

– Все чисто, коммандер, – Килан закончил со своей стороны. Эхом ему ответил Кайден:

– Все чисто.

– Двигаемся дальше.

Нижний уровень вспомогательной площадки оказался гораздо больше, чем казался сверху. Длинный пролет выводил к широкой открытой террасе, ограниченной по бокам металлическими опорами, а с противоположной стороны обрывом. В самом центре около ограждения возвышалась узкая иглоподобная колонна, окруженная зеленым мутным светом.

– Вот и артефакт, – Эшли с некоторым чувством брезгливости указала на реликвию, послужившую причиной уничтожения исследовательского лагеря. – Но странно, он так себя не вел, когда его только откопали…

– Наверное, что-то его активировало, – Кайден с трепетом разглядывал древнюю конструкцию. – Это восхитительно! Действующая протеанская технология. Невероятно!

Джейн отошла к периллам, вызывая «Нормандию», и ошеломленно остановилась. Внизу кипела лава, горели постройки, выбрасывая в небо жирный черный дым.

Похоже, отсюда и стартовала та громадина, – Килан и Ричард с другого края площадки тоже смотрели на выжженную землю.

– Джокер на связи.

Ты думаешь, это от него такие разрушения? – Джейн с трудом собралась и ответила Джеффу. – «Нормандия», артефакт в безопасности. Просим немедленно эвакуировать нас. Посылаю координаты.

Скорее всего, он как раз висел где-то здесь. К тому же смотри, какие ровные у этой области края.

– Вас понял. Будем через пару минут.

Эшли отвернулась от артефакта и двинулась к Шепард. Кайден наоборот, приблизился к сияющему столбу, желая рассмотреть поближе. Яркий зеленый луч вспыхнул дугой, ослепляя. Килана прошило острым чувством опасности, он стремительно обернулся. Болотного цвета переливы от колонны потянулись к биотику. Не раздумывая, Килан кинулся к нему, мгновенно разгоняясь и врезаясь в человека, вышибая того далеко за пределы воздействия артефакта под ноги к Эшли. Свечение перекинулось с одной жертвы на другую. Ричард заметил неладное и закричал:

– Кьер!

Джейн обернулась на вопль, увидела, как в призрачном зеленом сиянии безвольное тело Килана поднимается в воздух, вскинула винтовку и выпустила очередь в артефакт. Древнее устройство разлетелось фонтаном каменных осколков. Сияние потухло. Кьер с гулким стуком рухнул вниз. Джейн кинулась к нему. Вместе с подбежавшим Дженкинсом они ослабили клапаны и содрали с головы шлем. Абсолютное белое лицо, закрытые глаза, но он дышал.

Килан! Килан! Ответь! – она трясла его, пытаясь привести в чувство. Где-то сзади Эшли помогала Кайдену подняться.

«Нормандия» опустилась на площадку.