Сумасшедшие времена

мидиприключения / 16+
28 дек. 2018 г.
28 дек. 2018 г.
5
21785
1
Все главы
2 Отзыва
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Действие происходит в той же параллельной вселенной, что и "Точка исчезновения" https://ru.fanfiktion.net/s/5a8be561000014ef310efe7d/1/Tochka-ischeznoveniya, только в другом месте и времени.
Хотела я написать викторианский детектив, а получилось "Место встречи изменить нельзя")))

Тюльпания. Лайтбург. 1887 год.

В лучах апрельского солнца, щедро струившегося из оконного квадрата, на белой скатерти четко проступали тени определенных очертаний, расположенные в строгом порядке. Это были буквы, нарисованные на оконном стекле снаружи, название кафе, нанесенное по трафарету яркой краской. По ту сторону стекла виднелась оживленная привокзальная площадь Спрингфлауэр-сквер, и слышались гудки паровозов. Словно бы издалека, хотя маленькое французское кафе примыкало к залу ожидания. Очень удобно. В самом кафе пахло выпечкой и кофе. Теперь я не мог позволить себе заходить в подобные приятные места. То есть мог бы, конечно, но это было бы излишеством и неуместной тратой денег. Поэтому, наверное, раз в неделю, а если дела не пойдут, то в две.
- И это всё, Эдгар? У вас с собой больше ничего нет? – лорд Деклан почти с возмущением оглядел мой багаж.
Он весь умещался на соседнем стуле и состоял из саквояжа добротной крамеровской работы, доставшегося отцу еще от дедушки Ли. Саквояж был вместительный, но ни чемодана, ни, на худой конец, корзины к нему не прилагалось. Я смущенно пожал плечами.
- Что есть, то есть.
Собственно, дома, в Кейк-сити, вещей было предостаточно, но тех, что стоило упаковать и привезти с собой в столицу набралось лишь на один саквояж.
- Да, мой мальчик, - лорд Деклан снисходительно качнул головой, самым деликатным  образом делая глоток кофе из своей чашечки, - Вижу, ваши дела достаточно печальны.
- Можно сказать, милорд, что мои дела просто ничтожны, - невесело усмехнулся я.
Я не стал утомлять его драматическими подробностями, лишь вкратце обрисовал ситуацию, объяснив, что после смерти отца остались в основном долги, потому что еще при жизни все средства ушли на его же лечение. То же немногое, что имелось в моем распоряжении, должно было теперь помочь мне хоть как-то устроиться в новой жизни и на новом месте. Рассказывая, я старался понапрасну не сгущать краски. Лорд Деклан и так оказался неслыханно добр и внимателен к моим проблемам. Собственно, он всегда был добр и внимателен, задолго до моего рождения.
Республика Тюльпанов (Не путайте со Страной Тюльпанов Нидерландами) всегда заявляла о себе как о стране равных возможностей, еще более, нежели соседняя Америка, ссылаясь на более долгую историю и ранее основанную государственность. Тем не менее, когда Алисия Саттон, девушка из аристократической семьи  познакомилась с небогатым молодым врачом, да еще китайского происхождения, ее родственники были, мягко говоря, не в восторге. А уж когда Алисия решила связать и связала с Эдвином Ли свою судьбу, дома высшего света Лайтбурга закрылись перед супругой простого доктора.
Впрочем, Алисию, девушку пылкую, импульсивную и бесстрашную это мало огорчило, и она с радостью переехала с любимым мужем подальше от столицы сначала в Южную Звезду, а потом в Кейк-сити на остров Кейк. Моя мать никогда не жалела о принятом решении, о расставании с привычной средой и разрыве с семьей, с радостью отдаваясь полноте жизненных ощущений, которые она получила взамен отказа от условностей и благ светского общества. Но  сырой климат, непривычно суровый быт и мое рождение, давшееся тяжело, подорвали здоровье моей энергичной матери и постепенно свели ее в могилу.
Мне было десять лет, когда мы с отцом лишились главной женщины в нашей жизни. Отец так до конца и не оправился от ее потери, и мне, сколько себя помню с тех пор, пришлось поддерживать его. Я помогал ему, решал бытовые проблемы, вел наши дела. Наверное, не слишком успешно, раз они мало-помалу пришли в такой упадок. А когда здоровье отца пошатнулось, стало совсем трудно.
Родни отца не было в живых уже к моменту свадьбы родителей, а из близких матери связи с ней не терял лишь ее крестный лорд Годфри Деклан. Не могу сказать, что он принимал слишком большое участие в судьбе заблудшей бунтарки, но на протяжении всей жизни матери они обменивались письмами, лорд Годфри часто давал ей советы. После ее смерти лорд Деклан вступил в переписку и с отцом тоже и какое-то время был в курсе наших дел.
Одно из таких писем я нашел в бумагах отца после его смерти и, собираясь переехать в Лайтбург, отважился написать по указанному в письме адресу. Я просил дозволения навестить лорда Годфри по приезде в столицу, но не сильно обольщался на счет успеха этой затеи. Было бы совсем не странно, если бы мне отказали в посещении.
Поэтому я несказанно удивился, когда прямо на перроне Южного вокзала ко мне подошел молодой человек в сером пальто, сшитом как лакейская униформа, и сказал, что меня ждут. Лорд Деклан собственной персоной желает встретиться со мной. Прямо сейчас!
И вот я уже сижу в привокзальном кафе в обществе этого изящного джентльмена пожилого возраста и жалуюсь на жизнь.
- Что ж это прискорбно, - тонкие ухоженные усы лорда Годфри печально шевельнулись в такт его сочувственным словам, - Вы, как мне кажется, здравомыслящий юноша, Эдгар. Думаю, вас не сильно заденет, если я скажу, что Алисию с самого начала ожидала такая судьба. Горько, что это все коснулось и ее семьи.
- Мама жила иллюзиями, - я покачал головой, признавая резонность замечания собеседника, - Несмотря на всю тяжесть, жизнь, которую она выбрала сама, казалась ей волшебной сказкой. А отец ей верил, полностью поддавшись ее обаянию. Вся реальность досталась мне.
- И она сурово с вами обошлась, - с должным сожалением покивал лорд Деклан, - Что вы думаете делать дальше, Эдгар? Почти всю жизнь вы были привязаны к отцу, и это мешало вам заняться собой. Но у вас, как я знаю, есть некий талант. Может, станете зарабатывать на жизнь предсказаниями?
Он усмехнулся в свои холеные усы. Мне было не смешно. Мамочка  называла мою пугающую способность «прОклятым даром».  Настроенная романтически и мистически она была в восторге, когда у меня открылось то, что остальные, включая отца, считали неприятной странностью. Я старался не афишировать эти непонятные проявления, которые угнетали и меня самого. Наверное, Деклан узнал обо всем из маминых писем, она не упустила возможности похвастаться крестному отцу необычайными свойствами своего «маленького Эдди».
Мне, повторюсь, было не смешно, но я был не в том положении, чтобы демонстрировать обиду, и проглотил эту довольно бесцеремонную шутку.
- Ради бога не сердитесь на мой неуклюжий юмор, Эдгар, - лорд Деклан мягко похлопал меня по рукаву пальто; видно, я все-таки дернул бровью или как-то еще выдал свои истинные чувства, - Я просто хочу уточнить, нет ли у вас конкретных планов на будущее. Потому что я собираюсь предложить вам одно дело. И оно потребует полной вашей занятости.
- У меня нет планов, милорд, - честно признался я, - То есть, я рассчитывал найти место в какой-нибудь конторе. Но ничего определенного.
Это, наверное, звучало жалко для двадцатилетнего молодца, приехавшего покорять столицу. Но Деклана мой ответ не обескуражил, а скорее обрадовал.
- Взгляните, - он положил передо мной свежий выпуск ежедневной газеты «Тюльпания сегодня», раскрытый на странице объявлений; одно из объявлений было жирно обведено карандашом в кружок, - Я хочу, чтобы вы пошли по этому объявлению и постарались изо всех сил устроиться на работу.
Я взял со скатерти газету и всмотрелся в столбик слов, набранных мелким шрифтом по-английски и продублированных для удобства по-русски. «Требуется секретарь. Ответственный, исполнительный, аккуратный, с опытом работы и умением сохранять конфиденциальность. Достойное жалование, проживание и стол», - гласило объявление.
- Секретарь, - повторил я, перечитывая предъявленные требования и выхватывая глазом те, что вызывали сомнения, - Опыт работы. Опыт у меня значительный, - я вспомнил свою жизнь, почти всю проведенную «на подхвате» у отца, - Только вот рекомендаций у меня нет. А они понадобятся.
- Рекомендации вы получите, - лорд Деклан запустил руку под свое дорогое светлое пальто, достал из внутреннего кармана сюртука и выложил на стол конверт, надписанный каллиграфическим почерком, - Это от виконта Реймса, вашего прежнего работодателя на острове Кейк, у которого вы  работали с восемнадцати лет и до момента смерти отца. Виконт в курсе, он оказал мне услугу ради помощи сыну моей крестницы, - успокоительно добавил Деклан, встретив мой изумленно-испуганный взгляд, - Меня упоминать на месте вашей новой службы, конечно же, не стоит. Если у вас получится задуманное, я бы хотел, чтобы вы со мной встретились  завтра в полдень в Белом парке у фонтана «Артемида». Итак?
Он вопросительно приподнял темно-русые седоватые брови, ожидая ответа. Я ошарашено молчал, удивленный и необычностью предложения, и напором, с которым оно было сделано.
- В вашей работе не будет ничего незаконного, - видя мои колебания, лорд Деклан по своему истолковал их, и был в чем-то прав: подложные рекомендации, его тайное участие вызывали сомнения, - Если вы откажетесь, будет жаль. Это нам обоим осложнит положение. У вас нет конкретных планов на работу, у меня более подходящего кандидата. Решайтесь, Эдгар.
- Я и не думал о чем-то незаконном, - я смущенно затряс головой, - Вы ведь…
- Да, я ведь, - лорд Годфри многозначительно замолчал и рассмеялся, - Начальник департамента полиции не станет предлагать своему почти что родственнику какую-либо преступную деятельность. Но, решать вам.
На счет родственников это была, конечно, слишком грубая лесть. Но я и без нее уже понял, что соглашусь. Неизвестно, сколько я еще буду искать работу, и насколько хватит моих сбережений, чтобы сидеть без дела. И мне в любом случае придется обращаться по объявлениям в газетах.
- Хорошо, сэр, я возьмусь за ваше дело, - сказал я, сложил газету и сунул в карман пальто.
- Ну, тогда в гостиницу - забросить багаж и, не теряя времени, вперед, - энергично распорядился лорд Годфри и окинул взглядом мою одежду, - Это ведь дорожный костюм, Эдгар?
- Да, сэр, - кивнул я, приходя в смущение от того, как, наверное, должна выглядеть моя небогатая одежда по сравнению с его элегантностью.
- И у вас, конечно, есть выходной? – добавил крестный моей матери.
- Да, сэр, - подтвердил я, - Хотя он, конечно, далек от совершенства.
- Но лучше будет надеть его, - посоветовал лорд Годфри и поднялся из-за столика, - Не забудьте о месте и времени встречи. В случае успеха вы получите дальнейшие инструкции. Ну, а если не получится, будем думать, чем вам еще помочь.
Он вышел, на углу Спрингфлауэр-сквер его ждал экипаж. Я допил кофе с кусочком орехового кекса и расплатился деньгами, которые  оставил лорд Годфри. Это было неприятно, но выбирать не приходилось.

Гостиницу я выбрал самую недорогую, оптимистично надеясь не задержаться в ней надолго, и переодетый в черный выходной костюм и праздничный галстук из серого шелка, перепавший от отца, отправился по адресу, указанному в объявлении лорда Деклана.
Лайтбург захватил меня, привыкшего к невысоким постройкам и проселочным дорогам провинциала, высотой зданий, шумом и размахом. Широкие светлые улицы, стены домов преимущественно в кремовых, светло-серых и даже иногда белых тонах производили впечатление простора и легкости, оправдывая название города. В наемном кэбе я пересек площадь президента Уилсона, полюбовавшись величественным зданием парламента, ранее виденным лишь на картинках, и через несколько кварталов оказался на нужной мне Июльской улице. Все прочие прилегающие улицы и переулки носили названия месяцев и времен года.
- Пятьдесят один «А», - крикнул мне извозчик со своего места, остановившись у узкого тротуара, оформленного аккуратным бордюром.
Лошадиные подковы и колеса загрохотали по брусчатке прочь, а я остался один возле парадной лестницы в три ступени, ведущей на крылечко к стеклянной двери с кованым козырьком и двумя фонарями по бокам. Кремового цвета двухэтажный дом был шестым или седьмым в плотном ряду таких же светлых фасадов с крылечками, отделенных от тротуара и мостовой небольшой полосой газона с рабатками.
Я никогда раньше не нанимался на работу, поэтому при подъеме на крыльцо меня взял легкий мандраж. И он усилился, когда я, позвонив, вступил в отделанную красивыми дубовыми панелями прихожую. После яркого уличного солнца она казалась сильно затененной, и сначала я разглядел лишь несколько картин на стенах, вешалку для одежды и силуэт широкой деревянной лестницы с резными перилами, уходящей на второй этаж. И вздрогнул от неожиданности, когда из двери слева от лестницы вынырнула женская фигура.
- Вы к кому, сэр? – полная молодая особа в темной униформе горничной передвигалась легко и проворно для своей округлой пышной стати, в ее речи слышался легкий, непривычный для моего слуха акцент.
- Я по объявлению о работе, - я показал прислуге газету.
Она тут же приняла у меня пальто и шляпу.
- Как доложить?
- Эдгар Ли, - представился я.
Тут только она углядела в моей внешности азиатские черты, и ее взгляд вспыхнул удивлением и любопытством. Наверное, в Лайтбурге мало что изменилось со времен молодости моей матери.
- Вы поднимайтесь в гостиную, сэр, - предложила горничная и прошмыгнула на лестницу впереди меня.
- Барыня, - услышал я наверху ее голос, говорящий по-русски, - Там молодой человек по объявлению. Еще один.
- Пригласила наверх? – отозвался где-то внутри дома еще один женский голос.
- Да, мисс, - служанка перешла на английский со все тем же русским акцентом, - Чай подавать? И белый сервиз?
- Мистер Мелвин хотел белый сервиз? – в голосе хозяйки отчетливо послышался усталый вздох, - Значит, накройте с белым сервизом, Ксения.
- Хорошо, мисс, - пропела служанка на ходу.
Когда я поднялся по лестнице на второй этаж, ее уже не было, а я оказался в небольшой, но уютной гостиной с полосатыми бело-зелеными обоями и приземистой кожаной мебелью на гнутых ножках. Комната купалась в лучах солнца, лившихся сквозь приподнятые римские шторы, и воздух был уютно прогрет, несмотря на то что камин не топили.
Я ожидал увидеть хозяйку и огляделся, но вместо этого увидел выплывающий из двери в дальней стене большой поднос с наставленными на него горкой чайными блюдцами, чашками, молочником и другими предметами из жемчужно-белого глазурованного фарфора. Несомненно, это и был тот самый белый сервиз, который кто-то требовал к чаю.
- Присядьте там, - предложила горничная, поглядев на меня поверх подноса, и указала движением густых черных бровей на кресло, повернутое спинкой к окну, выходящему на улицу.
Не успел я воспользоваться ее предложением, как правая нога девушки задела по пути некий предмет, бесхозно лежавший на ковре. Поднос накренился и нырнул вперед вместе со всем содержимым. Глаза Ксении округлились, крик замер на ее полных губах.
Я ринулся за подносом и подхватил его из рук застывшей от ужаса горничной. Сервиз оказался таким тяжелым, что мне пришлось вцепиться в края подноса изо всех сил, но удержать его, не разбив чашек, все равно казалось делом немыслимым. Я даже похолодел внутри, от предвкушения того, как посуда со звоном посыплется на ковер. Чтобы предотвратить это, нужно было сохранить неподвижность подноса, а устоять при этом на ногах не представлялось возможным. Сделав выбор между сохранением собственного достоинства и спасением сервиза, я вытянул руки с подносом перед собой и опустился на ковер, как можно медленнее подогнув под себя ноги. Звякнули чашки, заскрипели, ерзая по подносу блюдца, и вся эта сверкающая белая красота, дрогнув, замерла на месте. Я выдохнул и медленно опустил поднос на ковер.
- Ничего себе! – восхищенно выдохнула Ксения по-русски.
- Вы спасли его! – обрадовалась, входя в комнату через другую дверь, молодая дама лет около тридцати в розовато-сером домашнем платье, - Мне так неловко, что вам пришлось упасть, мистер Ли.
У дамы были приветливые темно-голубые глаза и свежий цвет лица. Когда она говорила, на щеках появлялись детские ямочки. Темно-русые волосы, завитые в локоны, были сколоты на затылке, надо лбом вились пышные завитки.
- Помогите ему встать, Ксения, - сказала она горничной, окидывая меня обеспокоенным взглядом, словно фарфоровым был я, а не сервиз.
Одним мощным движением дюжая Ксения потянула меня за руку и поставила на ноги.
- Проклятая шляпа мистера Мелвина, мисс. Опять валяется где попало, - она с досадой поддала ногой предмет, заставивший ее споткнуться; черная шляпа-котелок отлетела в другой конец комнаты, - Я убирала ее на место, клянусь!
- Я его убью, - очень тихим шепотом, но весьма грозно пообещала хозяйка и растерянно улыбнулась мне, - Прошу прощения за наш беспорядок. Я Мелани Морроу. Это я давала объявление.
Она протянула мне руку. По обращению горничной и каким-то еще неуловимым признакам я понял, что дама не замужем, поэтому целовать руку для приветствия, наверное, было бы неприлично, и я просто почтительно пожал ее. Мисс Морроу ответила приветливой улыбкой.
- Но секретарь требуется не мне, - добавила она, - Моему брату нужен толковый ассистент.
- Мел! – проревел  из третьей двери недовольный мужской голос, и на пороге возник крепкий джентльмен лет сорока, облаченный в темно-синюю домашнюю куртку, с пышущим здоровьем лицом и пышными что твоя щетка усами, - В этом доме вообще подают ланч? А чай бывает? А в приличный сервиз его наливают?
- Мел, у нас посетитель, - тем тоном, каким говорят с непослушным маленьким ребенком сказала мисс Морроу, стараясь сдержать проступившую в голосе досаду, - Мистер Ли пришел по объявлению о работе и спас сервиз, который едва не погиб из-за того, что ты опять бросил на пол свою шляпу.
- Ну, раз так, то найми его, - бросив на меня оценивающий взгляд, заявил здоровяк, - Человек, который умеет жонглировать посудой, в этом доме незаменим. А Ксению уволить!
Горничная возмущенно пискнула, подпрыгнув на месте.
- О, мисс, - пролепетала она, умоляюще воззрившись на мисс Мелани.
- Не слушайте его, Ксения, - тем же тоном, что и мужчине сказала она горничной, - И раз все ужасы позади, подайте, наконец, чай.
Горничная удалилась, подхватив поднос, здоровяк с усами последовал за ней. Мисс Морроу проводила их взглядом, укоризненно покачивая головой.
- Мой брат Мелвин, - поглядев на широкую спину мужчины, представила она, - Он немного не в духе с утра. Впрочем, как обычно. Но, - поспешно добавила она, видно боясь, что испугала меня, - секретарь нужен не ему.
Мисс Морроу указала мне на кресло, изящным движением присела на краешек темно-коричневого дивана и продолжила.
- У меня есть второй брат, Джером. Ему как раз нужен помощник, который бы мог содержать его дела в порядке. Кроме того, необходимо, чтобы он был всегда под рукой. Поэтому желательно, чтобы эту должность занял человек молодой и достаточно свободный. Не связанный семейными узами.
- Это как раз мой случай, - заверил я, - Вам, наверное, нужны рекомендательные письма?
Я потянулся за фальшивым письмом виконта Реймса, ждущим своего часа во внутреннем кармане. Мисс Морроу смотрела на меня с симпатией, ее взгляд ясно говорил, что она вполне доверяет мне и без рекомендаций. Мне было очень тяжело и неловко обманывать ее, но я должен был, следуя указаниям своего покровителя, обязательно получить эту работу. Эту, кажется, очень странную работу.
Скрепя сердце, я подал мисс Мелани конверт.
- О, ваши рекомендации выше всяких похвал! – читая, она восхищенно приподняла красивые брови, - Ваш прежний патрон пишет, что очень сожалеет о вашем отъезде. У вас, простите, что пристаю с расспросами, были трудности?
- Да, я в стесненных обстоятельствах, после смерти отца осталось много долгов, - как можно короче объяснил я.
Несмотря на искреннее сочувствие, отразившееся на лице мисс Морроу, распространяться на данную тему мне не хотелось. Меня спасло от этого неожиданное вмешательство сил природы. Внизу, в прихожей звякнуло стекло входной двери, послышались громкие шорохи, и по лестнице вверх пронесся маленький тайфун.
- Ах, вот и Джером! – Мелани вскочила с дивана, обернувшись к лестнице.
Я тоже встал, собираясь поздороваться с будущим работодателем. Лицо Мелани выражало нерешительность, и меня это настораживало. Взлетев на верхнюю площадку лестницы, тайфун ворвался в гостиную. В его эпицентре находился высокий молодой мужчина, одетый хорошо, но на редкость небрежено. Сюртук был расстегнут, ворот рубашки под серым жилетом тоже, клетчатый фуляр намотан прямо на голую шею, шляпа с какой-то разбойничьей лихостью надвинута на правую бровь. Молодой человек пронесся по гостиной, собираясь скрыться за дверью в коридор.
- Доброе утро, Джером, - провозгласила мисс Морроу, обращая на себя внимание.
- Ага, - ответил он, не замедляя шага.
Джером был худощав и гибок, но в нем угадывалась та же крепкая стать, что и в его плечистом брате. Пружинистая походка говорила об увлечении спортом, боксом, возможно.
- Представь только, Мел чуть не угробил мамин белый сервиз, - догнав его в дверях, в полголоса пожаловалась мисс Мелани.
Очевидно, она решила начать разговор издалека, что заставило меня еще больше насторожиться.
- Варвар, - без какого-либо интереса к случившемуся, бросил Джером, собираясь окончательно скрыться из виду, но сестра вцепилась в его рукав, - У тебя гости, Мел?
- У тебя, - возразила мисс Морроу, - Пришли по объявлению.
- Я его не давал, - сухо отрезал младший мистер Морроу и хотел обойти Мелани, чтобы удалиться, но она повисла на его руке, - Ради бога, Мел! Твои затеи…
- Джи, я тебя прошу! Тебе нужно взбодриться, снова начать работать, - горячо зашептала мисс Мелани, стараясь, чтобы я не услышал, но мне, конечно, было слышно каждое слово, - Ты же сам знаешь, помощник тебе не помешает. Кто-то организованный.
- Я достаточно организован, - возразил мистер Морроу, как мне показалось, несколько обиженно и попробовал отцепить от себя сестру, но не тут-то было.
- В том, что касается мыслительного процесса, - не уступала Мелани, - Но не в быту. Я не могу даже войти в твой кабинет.
- А тебе не зачем входить в мой кабинет! – Джером, кажется, окончательно рассердился, его глаза засверкали, - Мел, я же говорил, мне никто не нужен. Ты поставила нас в неловкое положение и обнадежила человека зря.
- Но, Джи! – умоляющим шепотом воскликнула Мелани, складывая ладони.
- Все, - получив свободу, Джером Морроу обогнул Мелани справа и ушел вглубь дома по коридору.
- Ну, я…
В полной растерянности я посмотрел на лестницу, понимая, что пора уходить.
- Не слушайте его, - Мелани упрямо тряхнула русыми локонами, - Он сам не знает, что ему нужно. Очень вас прошу, пойдемте со мной, мистер Ли.
Прежде, чем я успел сказать что-либо разумное, она схватила меня за локоть и повлекла за собой по коридору. Двери в нем вели, по-видимому, в спальни. Все они находились по правой стене, и лишь одинокая дверь в конце была входом в кабинет Джерома. Мелани решительно открыла ее и втолкнула меня внутрь.
- Мистер Ли остается, - объявила она с каменной непоколебимостью, закрыла дверь, оставив меня один на один со своим хмурым братом, и удалилась, громко стуча каблучками по полу.
Я оказался в клетке с тигром. Так мне, во всяком случае, показалось. В кабинете, большой квадратной комнате, выходящей  окнами в оживленный переулок, все находилось во власти стихии, называемой «рабочий беспорядок».
Пылевые вихри танцевали дикие пляски в лучах солнца над захламленным письменным столом, камином, книжными шкафами и странными шкафчиками, состоящими из целых секций деревянных ящичков непонятного назначения. Джером Морроу стоял среди всего этого беспорядка, как царь хаоса, и сосредоточенно взирал на угол стола, немного свободный от бумаг и других предметов.
Он оказался похожим одновременно и на брата, и на сестру. На Мелвина крепкими пропорциями, просматривающимися в фигуре, на Мелани ярким цветом больших голубых глаз. По возрасту они с мисс Морроу были, вероятно, почти ровесники. На вид Джерому было лет двадцать восемь. Несмотря на беспорядок в одежде он казался настоящим утонченным джентльменом, чему способствовал светлый цвет лица и правильные крупные черты. А четко очерченный немного пухлый рот придавал этому лицу надменное и чуть капризное выражение.
Он мне не нравится, вдруг отчетливо осознал я. Была такая категория людей, которых Тоби  Макнил, хирург в госпитале отца, называл «зараза». Джером Морроу – типичная зараза. Мне захотелось уйти. Но только в первую минуту. Потом я подумал, сколько еще объявлений о работе прочитаю, и сколько еще «зараз» встречу, обращаясь в поисках места. Лучше уж остановиться сразу, не делая себе еще хуже. Я посмотрел на Джерома, пытаясь найти в нем что-нибудь хорошее.
- Здравствуйте, я Эдгар Ли, - выдавил я из себя, потому что молчание затянулось, и надо было что-то сказать.
Морроу молча кивнул. А потом вдруг воззрился на стол обеспокоено вспыхнувшим взором и начал судорожно рыться в нагромождениях на полированной крышке. Он перебирал кипы бумаг, прижатых пресс-папье, отодвигал тетради, чернильницы, настольную лампу, приходя в состояние все большей тревоги. Я и рад был бы помочь в поисках, но понятия не имел, что ему нужно.
- Да где же это? – воскликнул Морроу почти в отчаянии, оглядывая стол со всех сторон.
Наконец, он нетерпеливым движением смахнул со стола все, что на нем было и, издав торжествующий возглас, достал из остатков хлама небольшой предмет. Им оказалась…жестяная коробочка с мятными леденцами. Вздохнув с глубоким облегчением, Морроу сунул коробочку себе за пазуху, предварительно открыв и отправив за щеку пару конфет. Потом, словно вспомнив что-то, медленно повернулся и в упор посмотрел мне в глаза. Это был взгляд змеи, но я его выдержал, хотя и не без труда. Поняв, что я не отведу глаза, Морроу опустил ресницы и с хрустом разгрыз леденцы.
- Ладно, - мрачно изрек он, снова поглядев на меня, шагнул к двери и вышел обратно в коридор.
Да, такого приема на работу, наверное, не было ни у кого! Не помня себя от изумления, я устремился за Джеромом. Но догнать тайфун, набирающий силу, а уж тем более сказать ему что-либо неосуществимая задача. Мистер Морроу широким шагом пересек гостиную, сбежал вниз по лестнице и хлопнул входной дверью.
Растерянно оглядевшись, я встретился глазами с мисс Мелани.
- Ну, что? – нетерпеливо поинтересовалась она.
Я вспомнил наш с ее братом содержательный разговор и пожал плечами.
- Кажется, я остаюсь, - смело предположил я.

Я действительно остался в доме Морроу. Перевез вещи и занял причитавшуюся мне комнату на первом этаже рядом с кухней. Она была светлой и удобной. Имелась даже сидячая ванна за ширмой, что дома в Кейк-сити казалось невероятной роскошью. Вопрос с жалованьем тоже был решен вполне оптимально. Не так много, как мечталось бы, но и не обидно мало. Учитывая, что круг моих обязанностей выглядел неопределенно и туманно – присматривать за делами мистера Морроу и самим мистером Морроу – мисс Мелани положила мне очень неплохое жалованье. Жалованье - грех жаловаться.
К выполнению своих служебных обязанностей я решил приступить немедленно.
- Можно мне ведро воды, пару чистых тряпок для мытья полов и для пыли? – спросил я,
приоткрыв дверь кабинета.
- Ой, ну что вы, мистер Ли! – ахнула Мелани, поняв, что я собираюсь делать, - Уборка не входит в круг ваших обязанностей. Это пристало делать горничной, но он запретил Ксении приближаться к кабинету. Если вам претит беспорядок, давайте я здесь уберусь.
- Нет, мисс, - возразил я, - Поверьте, есть объективные причины, чтобы мне заняться уборкой самому.
И я получил карт-бланш, а также все необходимые инструменты. На один только разбор завалов ушло все время до ужина. Вкусив трапезу в тесном кругу семьи Морроу в составе мисс Мелани  и мистера Мелвина,  я продолжил в том же духе. Не все удалось сделать в тот же день. Спина разболелась, как у старика. Но у меня была робкая надежда, что Джером Морроу оценит мои усилия, когда снова появится.
Правда в этот день он так больше и не появился.

Отсутствие нового патрона меня нисколько не огорчило. В глубине души я не жаждал вскорости пережить тот миг, когда мистер Морроу переступит порог родного дома. Зараза.
После трудов праведных, пожелав доброй ночи хозяевам, я дополз до своей новой комнаты, принял свою новую ванну и растянулся на своей новой кровати. Заснуть, не смотря на усталость, удалось не сразу. Каждый раз как я проваливался в дрему, стук колес очередного запоздавшего экипажа или голос подгулявшего пьянчужки будили раскатистое эхо в соседних переулках, а заодно и меня.
Когда, наконец, я уснул, то увидел сон. В нем все было белым от яркого дневного света. И залитая им гостиная господ Морроу, и легкое платье, в котором мисс Мелани сидела на кожаном диване, тоже почему-то белом. И наряд неизвестной невесты на ступенях белой церкви, и кружащиеся в воздухе цветочные лепестки. И бликующие на солнце зыбкие волны реки, и узкая полоска песка на ее берегу. Только капли крови на песке и платье лежащей у воды мертвой  рыжей незнакомки были красными…
Написать отзыв