Вечная жизнь

от PriestSat
мидидрама, хeрт/комфорт / 16+ слеш
8 янв. 2019 г.
8 янв. 2019 г.
10
20544
 
Все
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
2018

В передачах типа «Битвы за контейнеры» покупатели находили всякое-разное, зачастую — откровенную ерунду или тухлую индейку в кастрюле. Хакс скуки ради увязался за своим приятелем По Дэмероном, который покупал и потрошил чужое имущество. В Сан-Франциско у него был налажен небольшой бизнес. По таскал барахло в антикварные лавки, продавал вещи на своем сайте. Конечно, ему не всегда везло по-крупному, но он не расстраивался.

— На жизнь хватает, — отвечал По на вопрос о том, а стоит ли вообще подобным заниматься. Хакс знал, что приятель живет в крохотной квартирке, ездит на старой машине и деньгами не разбрасывается. Потому ему и хватало на скромную жизнь.

По собирал средства, чтобы открыть собственный антикварный магазин.

Сейчас он увлеченно рылся в сундуках, обитых железными полосами. Хакс видел такие сундуки только в исторических передачах, которые шли по каналу «Дискавери».

— О, ты приносишь удачу! — в очередной раз воскликнул По и выпрямился, держа в руках футляр. — Смотри. Это дагерротип. Слыхал о таком?

— Прадедушка фотографии. Сначала приходилось сидеть неподвижно до получаса, но потом время выдержки снизилось до минуты. Цена, конечно, была высоковатой, однако результат этого стоил, — Хакс сказал это не задумываясь, словно зачитал заранее приготовленный текст.

— Да-да, — закивал По. — У меня есть покупатель на примете. Обожает старые фотки. Я как-то продал ему целую пачку пожелтевших снимков, а еще небольшой ящичек с дагерротипами. Купил не торгуясь, — По заглянул в сундук. — Хм, а еще тут одежда девятнадцатого века. Надеюсь, это не театральные костюмы-копии. Хочешь посмотреть дагерротип? — он откинул крючок. — Вторая половина затянута черным бархатом. Нужно вот так сделать. О, да ты в курсе!

Хакс немного прикрыл футляр, добиваясь того, чтобы в стекле отразилась черная ткань.

— Это что, я? — неуверенно спросил он.

— Ого! — По всмотрелся в изображение. — Чтоб мне провалиться на этом месте! Смотри, а мужик-то прямо вылитый ты!

— Точно! — Хакс с замиранием сердца глядел на человека до того похожего на него, что оторопь брала. — Слушай, а дагерротип сейчас тоже дорого стоит?

— Смотря в каком состоянии. Не очень дорого, — По оглянулся на свои сокровища. — Держи подарок. За удачу, — он осторожно закрыл футляр и протянул Хаксу. — А теперь надо все упаковать и в машину перенести. Поможешь? И кстати, на будущее, не вытаскивай пластину из футляра. А то с нее может изображение осыпаться.

Хакс положил футляр в сумку и аккуратно поставил ее на переднее сиденье оранжевого «Форда», принадлежавшего По. Помогая другу, он немного отвлекся от мыслей о дагерротипе и о своем сходстве с человеком на снимке.

Дома Хакс опустил жалюзи и включил настольную лампу.

Сходство было поразительным. Хакс даже пошел в ванную, чтобы в зеркале сравнить себя и человека на снимке.

«Абсурд какой-то, — Хакс присмотрелся к изображению. — Немного похож, да и все. Обман зрения».

Хакс попытался вытащить пластину из футляра, наплевав на предостережение По. Для этого пришлось повозиться с оправой. Под пластиной лежала бумага, сложенная вчетверо. Чувствуя себя археологом, Хакс развернул ее.

Записка, написанная чернилами: «30 апреля 1860 г. С любовью, А. Хакс».

Хакс едва не отбросил футляр.

«Да ладно, — он вернул пластину на место и накрыл ее стеклом. — Я же не единственный А. Хакс в мире, даже думать о таком глупо».

Другой бы на его месте кинулся звонить родителям или родственникам, чтобы расспросить их о предках. Но беда Хакса состояла в том, что он ничего не помнил до своего двадцатишестилетия. Всему виной была жуткая автомобильная катастрофа. Впрочем, из нее Хакс вышел с сильнейшим сотрясением мозга, но больше никаких травм не получил. Врачи диву давались такой удаче. В машине Хакса не обнаружили ровным счетом ничего, что могло бы помочь установить его личность. В полиции не было отпечатков пальцев, никто не навещал Хакса в больнице. Он знал только, как его зовут и сколько ему лет, но даже в этом не был уверен.

Выйдя из больницы, Хакс занялся восстановлением документов. Ему пришлось побороться с бюрократической системой, но в конце концов он все-таки стал обладателем удостоверения личности и страховки, а после сдачи экзаменов обзавелся водительскими правами.

Хакс встал на учет в социальной службе, где ему порекомендовали получить новую профессию — о своей прошлой профессии он ровным счетом ничего не помнил. Хакс смутно припоминал, что служил в армии и даже участвовал в каких-то военных конфликтах. Но это никак не удалось подтвердить.

Некоторое время Хакс жил на пособие по безработице, постепенно у него возник интерес к компьютерам и всему связанному с ними.

Сверх того, он не горел желанием выяснять подробности своего прошлого. Хакс чувствовал, что лучше этого не делать. Как только он пытался что-нибудь вспомнить, у него тут же начиналась паническая атака.

***

2018


По разложил находки на полу, узкой кровати и столе. Он составил перечень найденного и первым делом написал покупателю фотографий. По предвкушал хороший куш — в его распоряжении оказалась пачка снимков тридцатых годов, вторая пачка, скорее всего, была сделана в двадцатых. Вдобавок По нашел еще один дагерротип. Он сфотографировал футляр в окружении снимков и прислал покупателю.

Покупатель ответил через час: «Добрый день! А где второй дагерротип?»

«Один был».

«Я знаю, что таких футляров было сделано два. У вас один, а где второй?»

По непроизвольно взглянул на футляр с маркетри — мозаикой, составленной из разных пород дерева. Мозаика изображала круг, внутрь которого уходили узкие треугольные зубцы. Круг находился внутри гексагона.

«Второго не было», — По продолжал настаивать на своем. Он и сам не знал почему, но ему не хотелось называть имя Хакса.

«Хорошо, мистер Дэмерон. Откройте футляр и сделайте снимок того, что находится внутри».

Дагерротип изображал высокого мужчину с темными волосами. По пришлось потрудиться, чтобы сделать качественный снимок. Но так, как он делал это не в первый раз, то быстро справился с заданием.

«Вы можете сегодня принести этот дагерротип в условленное место? Я сейчас перечислю на ваш счет деньги».

«Да, конечно. Буду там через двадцать минут».

По оставлял товар в маленькой кофейне. Хозяин забирал пакет, не спрашивая, что в нем. По при этом думал, что его считают наркодилером или еще каким-нибудь преступником. Это его очень веселило.

Сегодня По сделал то же самое, но решил далеко не уходить. Он остановился у соседнего магазинчика, притворившись, что рассматривает всякий хэндмейд. С ним заговорила хозяйка, По что-то ей отвечал, слегка флиртуя. Но не сводил глаз с кофейни.

По уже умудрился назначить свидание хозяйке магазинчика, когда к дверям кофейни подошел, чуть прихрамывая, высокий мужчина в черном. У По едва не случился сердечный приступ, настолько сильно забилось сердце.

Этот человек определенно был похож на снимок в футляре, который По оставил в кофейне. Сходство было до того сильным, что По невольно подумал о мистике.

Он перестал замечать хозяйку магазинчика, и она обиделась.

Мужчина в черном недолго пробыл в кофейне. Окончательно забыв о свидании, По двинулся следом за ним. В голове крутились разные мысли — от «померещилось» до «розыгрыш какой-то». «Ведь дагерротип можно сделать и в наше время», — По как-то столкнулся с такими умельцами.

Он налетел на мужчину, который резко остановился.

— Мистер Дэмерон, похоже, вы следите за мной? — мужчина крепко взял его за плечо. — Где второй дагерротип?

— Да не было другого, я же вам написал об этом.

— Вы лжете, мистер Дэмерон, — мужчина повел По за собой. — Второй дагерротип крайне важен для меня. Вы даже не представляете, сколько лет я его искал. На два слова, поговорим — и идите своей дорогой.

По не стал вырываться, в его голове уже вертелись мысли о том, как бы забрать подарок у Хакса.

Мужчина набрал код на домофоне и открыл дверь подъезда. Несмотря на хромоту, он быстро довел По до лифта, затем провел по коридору и втолкнул в квартиру.

Войдя в прихожую, По ощутил почти безболезненный укол, а потом увидел в руке мужчины интегрированную иглу. По пытался что-то сказать, позвать на помощь, но по телу стремительно разливалась слабость. Ему еще никогда не было настолько плохо, По почти ничего не слышал и не видел, голова закружилась, а сердце точно собиралось выскочить из груди.

Мужчина снял куртку и сел в кресло напротив софы, на которую усадил По.

— Итак, где второй дагерротип? Говори, — он всмотрелся в лицо По и тихо выругался. — Да что с тобой? Вот это да, у тебя непереносимость препарата. Понятно. Что ж, тем хуже для тебя, мой милый друг.

Мужчина отволок По в ванную.

***

1897


Хакс равнодушно смотрел на обезглавленные тела, лежащие на каменном полу.

— Бесконечная оплата вечной жизни, — сказал он наконец. И это была его первая фраза за день.

Кайло тщательно мыл руки под струей ледяной воды, льющейся из каменного желоба, выступающего из стены.

— Нас когда-нибудь поймают, — Хакс уперся локтем в спину Кайло. Тот ответил:

— У нас есть деньги и дополнительные годы. Осядем в любом большом городе, там проще затеряться.

Хакс, игнорируя тошнотворный трупный запах, которым тянуло из решеток на полу, немного оттянул вниз платок, скрывающий нижнюю половину его лица, и поцеловал Кайло.

— Иногда я думаю, а что будет, если нас поймают и казнят? — спросил он, возвращая платок на место.

— Я всегда найду тебя, Армитаж, даже после смерти.

— Меньше напыщенности, Кайло. Опасность совсем рядом.

— Нам удавалось выживать на протяжении тридцати лет. Выживем и сейчас. Всего-то надо покинуть Плимут.

Хакс высыпал в подвал известь из мешка. Кайло задвинул на решетку металлический люк.

— Пора, Армитаж, — он открыл дверь.

***

2018


Хакс работал системным администратором в небольшой фирме по продаже бытовой техники. Зарабатывал немного, но ему вполне хватало. Хакс оплачивал квартиру, довольствовался самой простой одеждой, обувью и пищей. Он жил так, будто на минутку зашел в гости в этот мир.

Хакс постоянно чувствовал себя как будто не на своем месте. Прошлое постоянно напоминало о себе. Особенно остро это ощущалось, когда Хаксу снились более чем странные сны. В них фигурировали тела с отрубленными головами в подвале неизвестного дома. Это приводило Хакса в ужас и одновременно в восторг. Измучившись из-за попыток не спать, чтобы не видеть снов, Хакс посетил психотерапевта. Ему объяснили, что, очевидно, сны вызваны пережитой травмой. После курса таблеток сны прекратились.

Хакс почти забыл о них.

Но этой ночью он снова увидел каменный пол, залитый кровью. Обезглавленный труп столкнули в подвал, туда же бросили голову. Кто-то сказал: «Пора, Армитаж».

Хакс проснулся, задыхаясь от нехватки воздуха. Он распахнул окно и, высунувшись наружу, подставил голову под прохладный ночной ветерок.

Улица была пустынной. Хакс, оставив окно открытым, вернулся в постель. На этот раз он проспал до сигнала будильника.
Написать отзыв