Вечная жизнь

от PriestSat
мидидрама, хeрт/комфорт / 16+ слеш
8 янв. 2019 г.
8 янв. 2019 г.
10
20544
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
1861


Лежа на кровати, Бен наблюдал за неторопливо одевающимся Хаксом.

— Наши встречи необходимо прекратить, — Хакс натянул сапоги. — Слуги еще не перешептываются?

— Не знаю.

— Ты непростительно легкомысленный, Бенжамин. Это недопустимо. Если тебе плевать на свою репутацию, то я не могу позволить себе подобное поведение. Мой отец не переживет позора, а мне точно придется отправиться куда-нибудь к антиподам на край земли.

Хакс наклонился и поцеловал Бена, поглаживая его по голове.

— Я тебя люблю, и ты об этом знаешь. Но это наша последняя встреча, — сказал он, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. — Через неделю у меня свадьба.

— Ты не любишь свою невесту, ты любишь меня, — с вызовом ответил Бен.

— Я уважаю ее. Она умная и порядочная девушка. У ее семьи безупречная репутация.

Бен потянул на себя одеяло.

— А еще у нее есть отличное приданое, — не без злости сказал он.

— Да, — Хакс посмотрел на себя в зеркало, — есть. И это приданое позволит мне наконец-то избавиться от тирании отца.

— Значит, ты меня бросаешь, — пробормотал Бен, утыкаясь лицом в подушку. — Это было вопросом времени.

— Бенжамин, ты соблазнил меня, склонил к плотской связи. Влюбил меня в себя, но чего ты ожидал? Нам нельзя жить вместе. Это совершенно невозможно. Разве ты не понимаешь? — Хакс заставил его повернуть голову. — Эта связь греховна. Ты об этом знаешь. Прощай. И спасибо за все чудесные мгновения.

После его ухода Бен долго и неподвижно лежал, а потом вскочил и начал лихорадочно одеваться.

— Аманда! — крикнул он, приоткрыв дверь. Вскоре в комнату вошла пожилая негритянка и изобразила нечто вроде книксена. — Аманда, помнишь, ты рассказывала про колдуна, который живет вечно?

— Нет-нет, масса Бен, — замахала руками Аманда. — Не нужен он тебе.

— Пожалуйста, — Бен расцеловал ее в щеки. — Очень прошу.

— Ты хочешь, чтобы мистер Хакс вернулся, — понимающе кивнула нянька. — Ты же знаешь, что колдовство ни к чему хорошему не приведет.

— Нет, не хочу. Хочу, конечно, но колдун мне нужен совсем для другого, — Бен смотрел на Аманду тем особенным взглядом, от которого сердце старой няньки, как всегда, дрогнуло.

— Ох, добром все это не кончится, — вздохнула она. — Хоть скажи, что тебе от него надо.

— Прости, Аманда, но не могу.

— Мальчик мой, — сказала она, — отступись от этой затеи. Твоя душа попадет в ад.

— Я уже в аду, — Бен снова расцеловал няньку.

— Да что ты такое говоришь! — Аманда опять замахала руками. — Ох, и шейный платок повязал как попало. Учишь тебя, учишь, а толку никакого.

Бен терпеливо ждал, пока нянька приведет в порядок платок.

— Скажи кучеру, чтобы оседлал Огненного.

— Слуги просили передать, что не хотят свободы.

— Ты о чем?

— О смутьянах с Севера. Нам никакая свобода не нужна. Твои родители были добрыми людьми, и ты хороший. Мы тебя не оставим, — Аманда расчувствовалась. — Прости, что плачу, но все эти жуткие истории о северянах… Разве можно быть такими жестокими?

— Ох, Аманда, — в тон ей ответил Бен. — Хотел бы я, чтобы вся эта война прошла мимо нас. Но, кажется, она скоро будет здесь. Передай слугам, что я никого не удерживаю. В случае чего подпишу нужные документы.

— Убрать в комнате? — Аманда посмотрела на растерзанную постель. Бен слегка покраснел.

— Не надо. Я сам все сделаю.

— Не господское это дело, кровати застилать.

— Нет, — грубовато ответил Бен. — Делай, что велено. Я сам уберу.

***

2018


Перед уходом на работу Хакс сфотографировал дагерротип и поместил снимок в фейсбук, снабдив подписью: «Привет от предка». Приехав в офис, Хакс увидел кучу комментариев под снимком. В основном люди спрашивали, при помощи какого фильтра он сделал фотографию. Хакс усмехнулся и написал: «Это дагерротип, гугл вам в помощь».

Он закрыл страницу аккаунта и открыл ее лишь во время обеденного перерыва.

Теперь вопросы касались того, где он раздобыл дагерротип, будто подобные снимки нельзя было купить. Хакс уже был не рад, что вообще разместил снимок на своей странице. Он хотел его удалить, но тут кто-то с ником kylo_ren написал в мессенджере: «Добрый день! Мистер Хакс, я хотел бы приобрести дагерротип».

«А не тот ли это любитель древностей, которому По сбывает свои находки? — Хакс поскреб в затылке и ответил: — Дагерротип не продается».

«Понимаю. Вы улавливаете определенное сходство с собой. Плачу пять тысяч наличными».

У Хакса отвисла челюсть. Он посмотрел по сторонам, но никто не обращал на него никакого внимания.

«Вы шутите?»

«Никаких шуток. Приезжайте по этому адресу сегодня вечером в половине восьмого».

Хакс нервно сглотнул. Его немного возмутило то, что незнакомец плевать хотел на желания Хакса — словно был абсолютно уверен, что Хакс приедет.

«Хм, а часть этих денег я могу потратить на игровую станцию. Или, может, обновлю гардероб. К черту вещи, положу деньги на депозит в банк».

Хакс прибыл по указанному адресу ровно в назначенное время.

Дверь квартиры открыл высокий темноволосый мужчина примерно одного возраста с Хаксом. Он широким жестом пригласил Хакса войти, и тот заметил, что незнакомец хромает на левую ногу, а на левой скуле у него белеет глубокий шрам.

— Добрый вечер, — незнакомец протянул руку. — Кайло Рен. Ваше имя я знаю.

— Ну да. В фейсбуке прочитали.

Кайло передал Хаксу деньги в большом бумажном конверте. Затем взял дагерротип и с непонятным благоговением открыл футляр.

— Я столько лет его искал, — Кайло любовно прикоснулся к стеклу. — Вы не представляете, насколько трудными были эти поиски.

— Вы покупаете старинные фотографии у По Дэмерона? — спросил Хакс. Ему не понравился взгляд Кайло, устремленный на снимок.

Так смотрят на давно потерянных и неожиданно найденных возлюбленных. Хакс видел такие взгляды в фильмах, а недавно в кафе стал свидетелем встречи какой-то влюбленной пары. Подслушав их разговор, он понял, что мужчина уезжал за границу и долго там проработал, женщина ждала его несколько лет и уже почти ни на что не надеялась.

— Да.

Кайло спрятал дагерротип в подвесной шкафчик и закрыл дверцу электронным ключом.

«Кто так делает? Шкафчик деревянный, его же легко взломать».

— Не хотите ли поужинать со мной? — Кайло кивнул в сторону выхода.

— Э-э, даже не знаю.

Хакс заметил любимую зажигалку По, лежащую на круглом стеклянном столике. Эту медную зажигалку По считал своим талисманом. На ней была гравировка, схематично изображающая космический корабль.

«По сюда приходил? А, ну да, скорее всего, продал очередные фото».

И тут Хакс вспомнил, что По ничего не написал ему в фейсбуке. Обычно он охотно комментировал все, что Хакс постил на своей странице. Порой даже слишком охотно. Но сегодня он безмолвствовал.

Хакс знал, что По не напивается, не употребляет наркотики и не трахается с кем попало. У него была постоянная любовница на платной основе, и они встречались в ее квартире либо в субботу, либо в среду, но не в другие дни недели.

По был человеком привычки и, несмотря на свою кипучую энергию, не совершал внезапных поступков. Хакс хорошо узнал его за пять лет дружбы.

— Извините, — Хакс достал телефон и набрал сообщение: «Ты где?». — Нет, прошу прощения, не могу поужинать. Я занят, заскочил к вам на пару минут. Благодарю, до свидания.

Он перевел дух, когда очутился на улице. Хаксу показалось, что он едва не заглянул в свое прошлое. Все его существо восставало против этого, и Хакс гнал машину на предельно допустимой скорости, спеша убраться подальше от Кайло Рена.

***

1861


— Я получу годы жизни тех, кого убью?

Бен не решился сесть на предложенный колченогий стул. В комнатушке, где жил колдун — белый, без примеси негритянской крови — пахло ладаном, какими-то специями и горящими свечами. Бен случайно прикоснулся к закопченной стене, и его передернуло от отвращения.

Колдун был неестественно высоким и, казалось, состоял из одних суставов, насколько гибкими у него были руки и ноги. Он носил длинный парчовый халат тускло-золотого цвета и тапки с загнутыми носами.

— Да. Но убийство нужно совершить определенным образом. Совсем несложный ритуал, вы легко запомните, господин, — в голосе колдуна прозвучала снисходительность, будто он говорил с неразумным ребенком. Бен уже собирался одернуть колдуна, но промолчал. Он не хотел силой принуждать его выдать секрет вечной жизни.

Если, разумеется, этот секрет не был очередными выдумками глупых негров.

— Вам понадобится меч. Очень древний меч.

— Деньги? — Бен мысленно подсчитал свои финансы. Их было маловато.

— О, господин, никаких денег. Мы договоримся.

— Потребуешь мою душу?

— Нет, — засмеялся колдун. — Нет никакой души. Это россказни церковников, чтобы держать паству в железном кулаке. Душа — это всего-навсего сгусток энергии. Вот его-то вы и получите после убийства.

— Есть нюанс, — Бен замялся. — Вечная жизнь нужна не только мне, но и моему другу.

Колдун поклонился и вышел из комнатушки. Бен ненавидел ожидание, к тому же безумно раздражало, что его заставляет ждать какой-то грязный нищий. Он успел оценить плачевное состояние хибары, в которой жил колдун.

«Того и гляди потолок на голову упадет, — Бен посмотрел вверх. — Балки вконец источены жуками. Если этот шарлатан не врет, то вечная жизнь не принесла ему счастья».

— Простите, господин, что заставил вас ждать, — Колдун вернулся с двумя мечами. — Выбирайте любой. Второй предназначен для вашего друга.

Бен вытащил меч из ножен. Ничего необычного, однолезвийный клинок, эфес совсем простой, без украшений. На клинке Бен увидел едва заметные знаки.

— Иероглифы — это имя одного из семи японских богов счастья, — пояснил колдун. — Меч вакидзаси.

Бен хотел сказать, что все это ему совершенно неинтересно, но прикусил язык.

— Простите, господин, я вас задерживаю, понимаю. Вы должны выучить вот это, — он протянул Бену кусок бумаги со словами, написанными красивым почерком. — Зазубрите так, чтобы произносить не задумываясь. Именно от правильности произношения зависит успех ритуала. Убивать следует путем обезглавливания. Один удар, не больше. Ваша рука не должна дрожать. И не повредите меч, иначе он выйдет из строя. Никаких ударов по камням или по металлу. Он только для убийства ради вечной жизни. Лезвие всегда остается острым и не нуждается в заточке. Протирайте его от крови мягкой тряпочкой. Относитесь к мечу с уважением, и он прослужит вам вечность.

Он прочел заклинание и попросил Бена повторить за ним. Бен был вынужден повторять раз десять, пока колдун не кивнул.

— Это на каком языке, на китайском? — Бен как-то слышал беседу китайцев в порту Нового Орлеана.

— Язык народа нихон-миндзоку. Вам не нужно знать перевод, он не имеет для вас никакого значения. Этим мечам много сотен лет. Они верой и правдой служили своим хозяевам.

— Ты меня обманываешь, — зло сказал Бен. — Не так ли? Сам почти в могиле, так почему не воспользуешься чудесным мечом?

— А кто сказал, что я не пользовался? — губы колдуна растянулись в неприятной ухмылке. — Я устал жить. Поэтому вы можете потренироваться на мне.

— Ты о чем? — Бен не то что не убивал, он ни разу в жизни никого не ударил. Разве что наказывал слуг, но это не в счет.

— Плата за мечи. Произнесите заклинание и отрубите мне голову. Не волнуйтесь, я так долго живу, что мое тело рассыплется в прах сразу после смерти.

Колдун опустился на колени и склонил голову.

Бен прочитал заклинание и замахнулся мечом. С непривычки меч оттягивал руку.

— Я не могу, — признался Бен.

Колдун ответил с презрением:

— Мягкотелый отпрыск великих предков. Слабый и никчемный. Твой дед сражался с индейцами, совершал подвиги. Но ты, ты ни на что не способен.

Упоминание Энакина Скайуокера заставило Бена вскинуть голову.

— Что ты знаешь о моем деде? — с угрожающей интонацией спросил он.

— Приходилось мне с ним встречаться. Ты ему в подметки не годишься. Ничтожество.

Бен и сам не понял, как нанес удар. Он должен был смыть кровью это оскорбление, и у него получилось. Меч разрубил жилистую шею колдуна, брызнула кровь, а потом на глазах Бена произошло нечто странное.

Тело колдуна упало на земляной пол, кровь стала растекаться, впитываясь в пыль и мусор. Но спустя несколько секунд кожа отрубленной головы почернела, съежилась, обнажая гниющие мышцы лица. Вокруг головы образовалась отвратительно воняющая темная лужа, а вскоре из-под распавшихся тканей показались кости черепа. То же случилось и с телом.

Бена затошнило. Он прижал к лицу рукав сюртука, затем сунул меч в ножны и, прихватив с собой второй меч, покинул хибару.

И лишь подъезжая к своему особняку, он сообразил, что забыл спросить: как определить сколько жертве отмерено лет?
Написать отзыв