Звездный ветер

от marlu
мидидрама, романтика (романс) / 16+ слеш
8 янв. 2019 г.
15 апр. 2019 г.
8
21732
4
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
Из ровной шеренги магов, в большинстве своем высоких крепких парней, выбивался только один — мелкий, тощий, с тонкой нежной кожицей на смазливом личике. Лесли поскреб щетину на подбородке и отвернулся, поймав заинтересованный взгляд мажонка, полный надежды и щенячьего восторга — бетианцы не часто покидали пределы своей системы, и если бы не всеобщая мобилизация, то ноги бы капитана Лесли Альбора не было на ярмарке магов в забытой богами провинции. Увы, командование издало приказ, чтобы на любом даже самом паршивом траспортнике на службе Его Величества Брингуна Второго был настоящий колдун.

Логика в таком распоряжении была — под мобилизацию попали все корабли, более-менее способные преодолеть пару-тройку парсеков: кто возил руду для нужд армии, кто доставлял провизию, некоторые переоборудовали под лазареты, а защиты на них никакой. Расходный материал, потери, убытки… Маг, даже слабый погодник, был настоящим спасением, по крайней мере, так говорилось в циркулярах и манифестах.

Лесли спрятался за чью-то широкую спину и без интереса следил за выступлением местного лорд-канцлера, потом губернатора, потом мэра… Время шло. Назойливые насекомые стайками вились над головой, норовя сесть на любой открытый участок тела. Лесли прихлопнул парочку решивших заняться продолжением рода у него на плече, отчего на легкой ткани комбинезона осталось жирное пятно. Неприятно, зато оставшиеся мошки или мотыльки стали держаться подальше.

Лесли переступил с ноги на ногу: зачем устраивать из обычного, в общем-то, дела такое бездарное шоу, он не понимал. Проще было бы выдать самим магам предписание явиться на борт в условленном месте, и все — но нужно было устроить представление.

— А сейчас перейдем к самому главному! — наконец возвестил лорд-канцлер. — Из вот этого самого простого мешочка наша маленькая помощница Ирис будет доставать по одной фишке с именами кораблей, на которых сегодня же устремятся к далеким звездам выпускники сразу трех магических школ!

На невысокий подиум рядом с трибуной лорд-канцлера с достоинством вышла наряженная в белое платье девочка и сделала книксен. Лесли подавил зевок.

— Номер первый! — звонко воскликнула она, и от шеренги отделился крайний маг. — «Эззоло зоуру»!

Судя по тому, что название суммарийского корабля Ирис произнесла без запинки, тренировали ее долго. Отовсюду послышались громкие хлопки в ладоши и свист — варварский обычай выражать одобрение. Лесли проследил глазами за удаляющимися фигурами мага и капитана-суммарийца, очень хорошо понимая их нежелание торчать под палящими лучами солнца лишний час или два в ожидании конца церемонии.

Время тянулось медленно и, хотя Лесли старался вслушиваться в выкрикиваемые номера, но мысли нет-нет, да и перескакивали на насущные проблемы, которые множились день ото дня как желуди под дубом в преддверии зимы. Полоса невезения, начавшись перед войной, никак не хотела кончаться, и поэтому он был почти стопроцентно уверен, что на «Звездный ветер-два» с ним отправится какое-нибудь недоразумение, лишь по чистой случайности называющееся магом. Или с таким характером, что команда полным составом пойдет искать счастья с другим капитаном, и пойди найди сейчас замену — война, а кредитное корыто оплачивать надо. Не слишком хорошая, видать, была идея дать имя новому кораблю в память погибшего… Лесли вздохнул и встряхнулся, не дело ворошить прошлое и накручивать себя, что было, то прошло — от первого «Звездного ветра» ничего не осталось, кроме кучки покореженного металла, мир его праху.

— Номер двадцать два! «Звездный ветер»!

Мелкий мажонок встрепенулся, завертел головой, выискивая в толпе своего капитана. Лесли позволил себе с полминуты понаблюдать за растерянной мордахой, прежде чем выйти вперед, этакий маленький протест против системы. Лорд-канцлер протянул ему уже заполненный договор, указал место, куда приложить палец, и дежурно улыбнулся. Лесли не глядя ткнул в угол палец — его больше интересовало имя нового члена экипажа, биометрия считалась с задержкой, видимо, база была старой, и он почувствовал, как напряжение, владевшее им последние дни, стало отпускать. Почему-то подумалось, что хуже быть уже не может, а потому можно расслабиться. Лесли почувствовал, как чужие цепкие пальцы обхватили ладонь, и удивился: неужели маг боится потеряться, или ему так необходима поддержка? В любом случае, неловкости ситуации это не отменяло, и он постарался осторожно освободить руку, но Анхель дель Рио держался крепко, пришлось смириться и идти рядом так, как будто так и было надо.

— Тебе ничего не надо в местных магазинах? — Лесли спохватился почти у самого космопорта, запнулся: условные и чужеродные формы вежливости всегда плохо давались, в том, как правильно обращаться к новому члену экипажа, он не был уверен, как и понятия не имел, с какой планеты тот родом.

Анхель помотал головой, и Лесли выдохнул с облегчением, но с подозрением покосился на вопиющее отсутствие багажа.

— Пожитки обещали отправить прямо на борт, — пояснил маг шелестящим едва слышным голосом и кашлянул. — Пить очень хочется.

— Мне тоже, но в зонах вылета бары дерут три шкуры. Дотерпишь?

Лесли, не дожидаясь ответа, потащил мага к стоявшей в паре сотен метров платформе, низ которой уже мерцал красным светом, обещая скорую отправку.

— Три остановки, и мы на месте, — Лесли держался на поручень левой рукой — правую все так же сжимал Анхель.

Когда-то для того, чтобы попасть на свой корабль, им приходилось занимать очередь у орбитального лифта и потом еще черт знает сколько времени терпеливо сносить тесноту и перепады гравитации по пути на орбиту, теперь же все было проще — такие скорлупки, как «Звездный ветер-2», свободно приземлялись почти повсеместно. Это было даже удобно — меньше трат, меньше проволочек, возможность быстрее покинуть планету… Но все же сердце Лесли было навсегда отдано кораблям среднего класса — здесь тебе и уважение, и маневренность, и комфорт в дальних перелетах.

Их ждали. Три любопытные рожи усиленно делали вид, что полируют перила трапа и обшивку, четвертый был где-то в недрах корабля, и Лесли надеялся, что навигатор, он же помощник капитана Юан Пэйтон был занят делом и хотя бы не забыл отправить запрос на вылет.

— Парни, это наш новый маг, — Лесли остановился и попытался освободить руку из мертвой хватки.

— А старого куда дел? — флегматично поинтересовался один из тружеников.

— Это Гас Нисберт, механик от бога, но шутки у него специфические. Не обращай внимания.

— Хорошенький, — улыбнулся второй и протянул руку. — Я разведчик полезных ископаемых Алан Баркли.

— Очень приятно, я Анхель дель Рио.

Лесли закатил глаза, не ответить на жест доброй воли было не слишком благоразумно со стороны мага, но вполне можно списать на незнание обычаев, и Алан вроде бы не обиделся, но отошел с усмешкой. Лесли из-за спины показал ему кулак — попробуй, мол, только устроить пакость.

— Йорис Мартенс, геолог.

— Анхель…

— Я в курсе, — Мартенс отвернулся и первый стал подниматься по трапу.

Маг нервно оглянулся на Лесли, тому ничего не оставалось делать, как подтолкнуть его в спину и пропустить вперед, вдвоем они бы не прошли.

— Все будет хорошо. Все ребята отличные парни.

— Да, капитан, — уныло согласился Анхель.

Маг едва не споткнулся на входе, все же контраст между ярким солнцем и слабым освещением внутри был силен. Лесли ухватил его за локоть, придержал. Предплечье оказалось далеко не хрупким, под пальцами ощущались крепкие мышцы. Если бы не дурацкий бесформенный комбинезон, слишком большой для его фигуры, то первое впечатление могло быть иным.

— Это наша кают-компания и камбуз в одном лице, — Лесли показал на помещение, больше напоминающее конуру для собаки, чем место досуга и отдыха. — Тесновато, конечно, но как уж есть. Располагайся. Скоро ребята подтянутся, познакомитесь поближе, а я пойду узнаю, когда нам дадут вылет. Йорис, вещи нашего мага доставили?

— Нет.

— Разберемся, — Лесли поспешно ушел, пока новый член экипажа не увязался следом, судя по несчастным глазам и ошарашенному виду, тот ожидал чего-то другого.

В рубке было душно. Лесли капитанским произволом устроил знатный сквозняк, не врубать же вентиляцию — на стоянке такое удовольствие обойдется слишком дорого. Голоса парней звучали в отдалении нестройным хором: наверное, пытали новенького. И пугали, куда без этого.

Лесли отправил запрос, уточнил, когда прибудет багаж мага, и уселся, закинув ноги на приборную панель. Тот, кто проектировал консервную банку только по ошибке называющуюся космическим кораблем средней дальности, понимал, что вахтенному хотя бы иногда нужно просто вытянуть ноги, поэтому вдоль наружного края панели шла довольно широкая полоса из легкого, но прочного сплава. Блеск ее полировки удачно подчеркивал убогость всей остальной «базовой комплектации».

Писк входящего сообщения совпал с тонким взвизгом, тут уж и гадать не стоило — новенького проверяли на прочность. Фантазия у скучающих парней наверняка разыгралась, но вмешиваться до поры Лесли не собирался.

— Дали коридор? — Юан дожевывал что-то похожее на сэндвич. Вечная борьба с автоматическим пищеблоком шла с переменным успехом: помощник капитана писал программы, менял алгоритмы — пищеблок со скрипом выдавал пару раз нужное, а затем переходил на стандартный скудный набор блюд.

— Через три часа. Я надеялся, что ты сам запросишь.

Юан скорчил рожу:

— Я недостаточно хорош для этих чинуш. Сказали, капитан сам должен.

Лесли хмыкнул:

— Ну да, видать, лорд-канцлеру регламент не указ! Побоялись, что не успеем ко времени, а продлять стоянку на неопределенный срок невыгодно. Или я чего-то не понимаю?

— Мне-то откуда знать? Я скромный помощник блистательного капитана…

— Очень скромный, — подтвердил Лесли и встал. — Уступаю нагретое местечко тебе, хочу пару часов вздремнуть. Новенького сильно не обижать.

— Да мы ж любя! Пошутим капелюшечку, и все.

— Я предупредил. Маг все же, и не по своей воле у нас. Не зарывайтесь.

— Угу, только ты бы пузо свое дырявое напоказ не выставлял, мы-то привычные, а мальчонку введешь во грех любопытства и чего похуже, — Юан плюхнулся в кресло и благонравно сложил руки на коленях, с сочувствием разглядывая капитана.

Лесли поспешно одернул задравшуюся форменную куртку, показал кулак помощнику и ушел — и без того было тошно, без привычных украшений он чувствовал себя неуютно, как будто лишился какой-то части себя, а не побрякушек, как снисходительно называл Юан фамильные драгоценности.

Капитанская каюта была по размеру почти такой же, как кают-компания. Лесли усмехнулся — сомнительная привилегия, когда из мебели одна узкая койка и намертво привинченная к полу пара стол-стул, которые по прихоти дизайнера имели плавные изгибы, но к человеческому телу не подходили совсем. Он сбросил на спинку стула одежду, укрылся тонким одеялом и велел корабельному искину разбудить за полчаса до старта. Как назло, не спалось. Против воли прислушивался к звукам извне — парни ржали как молодые жеребцы, подначивая новичка и проверяя границы. Лесли улегся на бок, сунул руку под голову и закрыл глаза: мажонку нужно поставить себя в команде, иначе так и останется чужаком.

Тонкий визг ввинтился в уши, и Лесли сел. Происходило что-то совсем непонятное, и следовало разобраться немедленно. Он попытался было обратиться к искину, но усеченная версия базовой комплектации проигнорировала запрос или просто не поняла. Визг повторился, теперь сопровождаемый жалобной скороговоркой: «Нет, нет! Пожалуйста, не надо!». Лесли выскочил, как был, наплевав на условности.

— В чем дело? — рявкнул он, влетая в кают-компанию.

— Наш маг боится паучков, — доложил ничуть не смущенный гневом капитана Гас и разразился не смехом — гоготом.

— И комариков, — подтвердил Йорис и поднес к лицу Анхеля зажатую двумя пальцами букашку, тот затравленно смотрел на руку и отводил голову все дальше и дальше, пока не уперся затылком в переборку.

Пока маг не сводил глаз с руки Йориса, Гас с другой стороны раздавил о его лоб другую мошку.

— Не надо, пожалуйста! — из глаз Анхеля покатились слезы.

— Прекратите! — Лесли был зол: маг со своей фобией оказался слишком приятным развлечением, чтобы парни скоро оставили его в покое.

— Да ладно, мы ж его не обижаем.

Лесли бессильно сжал кулаки, если уж всегда спокойный и рассудительный Алан не видит ничего предосудительного в дурацкой забаве, то придется вмешаться, хотя сейчас он ничего, кроме презрения к магу, испытывать не мог: тряпка! Короткий всхлип поставил точку в колебаниях, Лесли схватил Анхеля за шкирку и поволок за собой в каюту. Злость и разочарование мешали мыслить связно, и хваленая бетианская эмпатия дала сбой, он довольно грубо швырнул почти безвольное тело на койку и приказал:

— Спи! Вякнешь хоть полслова, самолично сверну тебе шею!

Анхель судорожно закивал, забиваясь к стене, всем своим видом демонстрируя покорность и послушание. Лесли плюхнулся рядом и уже гораздо спокойнее пояснил:

— Мне нужно пару часов поспать, караулить тебя некому, так что выбор невелик: либо лежишь трупиком рядом, либо возвращаешься к парням.

Анхель затих. Лесли накрыл их обоих одеялом и повернулся спиной, стараясь держаться как можно дальше, но на узкой койке не касаться друг друга было невозможно, так что все пять минут, пока не заснул, он ощущал крупную дрожь чужого тела.

— Капитан! — в дверь для порядка стукнул с той стороны, а затем вошел без тени сомнений помощник, как заходил всегда. — Кхм, не помешал? Но до старта четверть часа.

Лесли приоткрыл один глаз. Реальность проявлялась медленно, отдаваясь болью в неловко подвернутой руке и горячей тяжестью, навалившейся сверху.

— Какого семиглавого змея, — Лесли с трудом сел, спихнув с себя Анхеля, и посмотрел на часы. — Проклятый искин!

— Угу, надо сдать его в утиль и подобрать себе что-нибудь более вменяемое, — злорадно согласился Юан и поднял глаза к потолку, словно именно там и обитал зарвавшийся искин.

— Мечтать можно, воплотить нельзя, — Лесли рывком встал и натянул одежду.

— Почему? — Анхель сел и подтянул колени к подбородку.

— Это корыто еще не в собственности, любые модификации запрещены, — пояснил Юан и без перехода добавил: — Так я скажу парням, что вы теперь вместе?

— Зачем? — Лесли замер у выхода.

— Кэп, вы так хорошо смотритесь рядом, — протянул Юан. — К тому же если он будет спать в общем кубрике, то будет ли он спать?

— Намеки не твоя сильная сторона, — Лесли поморщился от завуалированного шантажа, но мага было жалко, что-то было в нем такое неприкаянное, что заставляло сжиматься сердце. Он посмотрел на Анхеля повнимательнее: по меркам родной планеты внешностью природа обделила мажонка, но годы, проведенные в космосе и в обществе уроженцев других звездных систем, позволяли счесть его даже симпатичным.

— Так что говорить парням?

— Он мой. Кто посмеет тронуть, останется без жалованья. — Лесли вздохнул уже за дверью и, отходя, услышал довольный голос Юана:

— Не бойся, парень, кэп у нас хороший, и места у него больше, не то, что в наших хоромах…

Автоматически готовя корабль к старту, Лесли возвращался мыслями к ситуации — она ему не нравилась. Маг, которого навязало сначала военное ведомство, а затем и собственная команда, был на «Звездном ветре» лишним. Штатным расписанием предусмотрено пять человек, и шестой им был ни к чему. В кубрике действительно было очень тесно, и как бы ни злился сейчас капитан, но Анхелю и правда будет лучше у него.

В рубку вошел Юан. Осторожно присел на краешек своего кресла и покосился в сторону светящихся экранов.

— Технике безопасности тебя не учили? Не выделывайся, а то быстро направлю на пересдачу экзамена.

— Я как раз и соблюдаю правила безопасности: если капитан не в духе, будь готов вовремя слинять!

Лесли фыркнул и почувствовал, что туго свернутая внутри пружина как будто разжалась, и на душе стало легче — корабль перестал казаться тюрьмой, в присутствии мага стали видеться положительные стороны, а команда всегда была такой, скорее друзьями, чем наемниками. Он прочитал распоряжение от куратора: взять двух медиков на Джохе и доставить в госпиталь в Омае.

— Они издеваются, — пробормотал Лесли и хлопнул рукой по подлокотнику.

— Зато оплата двойная против обычной.

— Но лететь двое суток!

— Кэп, ну что ты как нецелованный ломаешься? Не двое суток, а сорок два часа, потеснимся. А то можно господ лекарей в скафандры обрядить и в трюм выпихнуть, пусть привыкают к тяготам космоса. Забота, так сказать, а то мало ли что: пройдет шальной по касательной, — Юан суеверно не упомянул ни одной из возможных опасностей, давая возможность проявить фантазию.

Лесли сделал вид, что не услышал — бороться с суевериями бесполезно, засунуть военных медиков в трюм — нереально, а сотрясать воздух бессмысленными спорами — неумно. Вместо этого он сказал:

— До Джоха пять дней. Как раз будет время привести корабль в порядок, а то совсем освинели, все ждете, что из кладовой выползет робот и все за вас приберет.

— Зато у нас теперь маг есть.

— Вот его и озадачьте, особенно пятнами на полу на камбузе. Как можно…

— Не заводись! — Юан поднял руки вверх. — Никто нарочно на пол ничего не проливал, но у меня бы возникли вопросы к химическим составляющим нашей еды, чем нас так бюджетненько кормят и поят. Запрос не желаешь составить?

— Вот и займись, раз делать нечего.

— Я ж не капитан! И вообще, у меня сейчас законные часы отдыха, пойду, повешу на дверях моих роскошных апартаментов табличку «Не беспокоить». — Юан помолчал, видимо, размышляя, не перегнул ли он палку, и добавил: — Передам парням твое пожелание не ударить лицо в грязь перед служителями клизм и клистиров, а сам посплю немного. А за химсостав не переживай, либо господа военные сами накатают жалобу, либо вся эта дрянь «в пределах допустимого».

— Пошел вон, — треп помощника мешал сосредоточиться, мессенджер пестрил сообщениями, некоторые из них нетерпеливо подмаргивали пометками «срочно!» и «важно».

К тому моменту, когда Лесли разобрался с почтой, курсом и парочкой тупых отчетов, настало время обеда. Он пошел на камбуз, чтобы закинуть в желудок какую-нибудь питательную смесь без изысков и попыток добиться от пищеблока чего-то похожего на настоящую еду, и испытал настоящее дежавю: маг сидел за столом и рыдал. Вокруг столпилась почти вся команда, настроенная отнюдь не дружелюбно.

— Что опять? — Лесли плюхнулся на стул с противоположной стороны.

— Мы попросили убрать вот это маленькое пятнышко, — Алан ткнул согнутым указательным пальцем в след от стакана на пластиковой столешнице.

— А он попросил тряпку и средство для выведения пятен! — возмущенно пояснил Йорис.

Лесли потер виски, их ломило немилосердно.

— Кэп, ну если нам всучили мага, если мы платим ему жалованье, если делимся с ним скудными жизненными ресурсами, то не логично ли ожидать от него небольшой помощи?!

— Хорошая речь, Йорис. Небольшая поправка: платит ему военное министерство, слава его величеству Брингуну.

— Но все равно, я смотрел его бумаги! Он маг-бытовик!

Лесли оглянулся на матовый куб пищеблока, где-то в глубине недр которого была еда, совершенно недоступная сейчас из-за нелепой склоки. Он подпер рукой подбородок и принялся задумчиво обводить пятно преткновения по часовой стрелке.

— Капитан? — Алан почувствовал неладное. — Ты же сам сказал озадачить мага…

— А сырость он разводит с чего? Налейте ему воды что ли.

— Чтобы больше сырости было? — спросил Йорис, но все же поставил на стол наполненный до краев стакан.

Все происходящее все больше напоминало Лесли абсурдистскую постановку из вошедших в моду лет десять назад и пронесшихся степным пожаром почти по всем обитаемым мирам. Анхель пил, стуча зубами о край, будто хотел откусить добрый кусок пластика.

— Я не могу-у, — наконец, вымолвил он. — Слабый дар, а подпитки не-ет.

— Не реви, — Йорис поставил перед ним еще один стакан.

— И на кой нам это сокровище?

— Риторический вопрос, Алан, в ответе не нуждается, — Лесли решил пресечь назревающий бунт. — Не думаю, что у нас всех был выбор. Анхель вряд ли рвался покорять космос и служить на кораблях мальчиком на побегушках.

— Еще воды дать? — хмуро поинтересовался Йорис.

— Не на-адо. Я х-хочу быть полезным, дайте т-тряпку и я ототру-у…

— Значит так, мага я забираю себе, кто против, — Лесли подышал на крепко сжатый кулак и тщательно протер о рукав, еще раз осмотрел и остался доволен результатом, — пусть приходит, поговорим.

Ответом ему была тишина. Лесли еще раз оглядел замерших парней: Гас отвернулся, демонстрируя коротко стриженый затылок и всем видом показывая, что маг ему совершенно не интересен. Юан же внимательно изучал ногти и даже попытался отгрызть заусенец, но быстро отдернул руку под тяжелым взглядом капитана.

— Рад, что мы пришли к единодушному решению, — Лесли понадеялся, что инцидент исчерпан и парни найдут себе иное развлечение, но тем не менее постарался переключить их внимание на другое: — Мы забираем медиков. Подготовьте им место.

— Чего его готовить, — буркнул Алан. — Можно подумать, что у нас есть выбор, куда селить господ офицеров. Кубрик.

— Если попросят уступить место, не упирайтесь. Это ненадолго, а портить отношения не стоит, нам же дороже выйдет, — предупредил Лесли и ушел в рубку — вахта обещала быть непростой…

Медики заставляли себя ждать. Лесли нервничал — время бесплатного пребывания в зоне космопорта заканчивалось, продлевать его было не на что. Юан ворчал, обогащая словарь капитана новыми идиоматическими выражениями своей родины, и Лесли не одергивал — напряжение требовало выхода, и он сам бы не против хоть как-то сбросить пар, но привычка держать все в себе оказалась в очередной раз сильнее. Он надеялся только, что предчувствие неприятностей, таившееся в глубине души, не окажется пророческим, но ошибся: прибывшие наконец пассажиры настроены были недружелюбно и вели себя высокомерно.

— Освободить помещение, — велел майор с холодными голубыми глазами.

— Но куда я дену команду? — попытался вполне резонно возразить Лесли, спать в кают-компании было негде, разве что в креслах и то по очереди, в его каюте койка тоже была одна.

— В армии приказы не обсуждаются, — второй — капитан — не пояснил, а сухо поставил в известность, чтобы тут же потерять интерес к штатскому.

Лесли, едва не скрипя зубами от досады, распорядился. Парни не стали протестовать, оценили обстановку и быстро собрали свои нехитрые пожитки, оставляя армейских в одиночестве.

— Какая наглость, — выразил общее мнение Гас и плюхнулся в кресло.

— Не наглость, а законное требование соблюдать субординацию, — Лесли был вынужден защищать непрошенных гостей, к тому же был уверен, что те в кубрике все слышат, а лишние проблемы ни к чему.

В кают-компании было тесно. Четыре пусть и удобных кресла проблему отдыха не решали. Лесли привалился плечом к прохладной стене, чувствуя, как металл нагревается от тепла его тела, и думал, что военные, к сожалению, в своем праве — на армейском довольствии числились только двое: он сам и помощник, это по всем статьям был необходимый и достаточный экипаж для судна такого класса. А если он сам не пожелал дать расчет остальным, так армия и не должна содержать ненужных ей спецов. Но выкинуть за борт остальных Лесли не смог, и человеколюбие здесь было далеко не на первом месте — где потом искать таких спецов? Не будут же они сидеть и ждать, пока закончится война и капитан попросит вернуться.

— Кэп, не грусти, прорвемся, — Йорис хлопнул его по плечу, и Лесли благодарно поймал его руку и слегка сжал.

— Моя каюта в вашем распоряжении, парни. Койка узкая, но при желании можно вдвоем устроиться и подремать.

— Спасибо, капитан. Чур, я первый! В пару себе беру Алана, — застолбил место Гас.

— Эй, а меня спросить?

— Соглашайся, дурень! Мы с тобой как самые тощие имеем неплохой шанс нормально отдохнуть.

— Я не тощий, я стройный, — тут же возмутился Алан.

Дальше Лесли слушать не стал и ушел в рубку.

— Ну что там? — Юан оторвался от звездных карт и повернулся к нему.

— Наших выселили из кубрика, все пока в кают-компании сбрасывают напряжение, слышишь, какой гогот стоит?

— Как бы господа офицеры не заткнули им глотки, — поморщился Юан. — Там до кубрика рукой подать, а переборки звук гасят так себе.

Лесли пожал плечами: на звукоизоляции разработчики сэкономили, впрочем, на всем остальном тоже.

— Зато дешево, — буркнул Лесли и занял свое место.

Юан согласно угукнул и с сочувствием посмотрел на капитана — знал, что тот платит команде из своих средств и что эти средства тают на глазах.

— Война не вечна, когда-нибудь закончится.

— Спасибо, — Лесли наклонил голову и улыбнулся, попытка утешить у Юана вышла неуклюжей.

— Можно я у вас побуду? — в дверях рубки замер Анхель и просяще смотрел на капитана.

— Достали они тебя?

— Н-нет, просто…

Лесли уловил и запинку, и неуверенность тона и приглашающе махнул рукой — ему не в свою вахту в рубке делать было особо нечего, а оттого скучно. Юан послал им обоим рассеянную улыбку и снова занялся своими делами.

Анхель присел на ручку кресла и стал живо интересоваться всем, что происходило вокруг. Лесли негромко пояснял, остро чувствуя тепло его тела. Анхель будто нарочно то откидывался назад, и тогда неровно отросшие пряди щекотали ухо и шею, вызывали нестерпимое желание провести рукой по зудящей коже, то наклонялся вперед, чтобы рассмотреть слабо светящийся пунктир продолженного курса, и тогда ткань комбинезона обтягивала второй кожей аккуратный зад… Юан усердно делал вид, что поглощен перепроверкой точек выхода из гиперпрыжков, и не обращал внимания на страдания капитана. Лесли не приходилось сталкиваться со столь откровенными заигрываниями, вернее с такими заигрываниями, от которых становилось жарко и в паху тяжелело и тянуло, причиняло неудобство и вызывало смутное желание чего-то большего. Он неловко ерзал в кресле, но старался, чтобы голос звучал ровно, чтобы ненароком не выдать себя, не дать понять, что привычная ледяная корка спокойствия и равнодушия к плотским утехам дала трещину. Внутри пузырилась и грозила вырваться на поверхность магма, готовая затопить все вокруг. Лесли приобнял Анхеля за талию и встал вместе с ним. Рассеяно улыбнулся, предложил посидеть на капитанском месте и позорно сбежал, радуясь свободному крою брюк. Запершись в санузле, он долго плескал себе в лицо тепловатой водой, но легче не становилось. Сердце стучало в груди, отбивая одному ему понятный ритм, и Лесли не хотел задумываться над тем, что все это означало, но против воли все равно не мог отвязаться от мысли, что попал в ловушку. Ему было хорошо в привычном и удобном состоянии покоя и равнодушия ко всем смазливым личикам любой половой принадлежности, их уловкам и феромонам — как бетианец он был хорошо защищен от влияния инстинктов. Он был уверен, что случайная, а оттого внезапная и неконтролируемая влюбленность ему не грозит, но… Лесли вытер лицо, посмотрел на пунцовые щеки и закрыл глаза, прислонившись лбом к прохладному зеркалу. Что делать, он не представлял и не знал никого, кто бы мог дать дельный совет: парни, пусть с ними он не первый год в космосе, пусть они стали почти семьей и он не смог бы назвать никого, кто был бы ближе, чем они все вместе и каждый по отдельности, никогда бы не смогли понять бетианца. Лесли глубоко и с шумом втянул воздух в легкие, задержал дыхание до звона в ушах — легче если и стало, то самую малость.

Отсиживаться в санблоке до бесконечности было невозможно. Лесли постарался придать себе привычный спокойный и доброжелательный вид, но глаза выдавали смятение плескавшимся в них отчаянием и тоской. Оставалось надеяться, что вглядываться в него без особой нужды никто не будет.

В рубке Анхель вскочил, едва завидя в дверях капитана. Пришлось благодарно кивнуть и сесть, тут же притянув к себе панель комма, чтобы со стороны не было сомнений: он очень занят! Сзади раздался короткий шорох, Лесли мельком взглянул на устроившегося на полу Анхеля и переключился на рутинные дела, которые рано или поздно все равно потребуют внимания. Юан пару раз вставал со своего места, потягивался и выходил, каждый раз принося с собой стойкий запах крепкого кофе. Лесли этой его страсти не разделял и предпочитал чай, а то и вовсе мятный настой.

Время тянулось медленно. Никогда еще не самый долгий полет не был настолько утомительным. В кубрике плотно обосновались военные, в кают-компании можно было сидеть только молча: даже шепот, как выяснилось, раздражал двух суровых медиков до зубовного скрежета. Оставалась каюта капитана и рубка, где позади мест для вахтенных накидали с молчаливого одобрения капитана подушек и одеял со свободных теперь коек. Лесли считал, что им нужно просто переждать и не вступать в конфликт, хотя тот же Гас строил планы мести зарвавшимся военным чинам. Алан подхватывал и развивал идеи, доводя их до абсурда, что вызывало взрывы хохота у остальных. Среди громкого гогота Лесли всегда мог выделить переливчатый смех Анхеля и безрадостно улыбался, строго-настрого запрещая себе оборачиваться. К счастью, команда, увлеченная коварными замыслами, на настроение и поведение капитана внимания не обращала, а может быть, списывала на общую атмосферу.

За неполные двое суток Лесли удалось поспать около пяти часов. Анхель, разумеется, оставаться один на один с парнями не пожелал и увязался с ним. На койке, стойко хранившей чужие запахи, и рядом с чужим горячим телом, прижимавшимся сзади, отключиться сразу не удалось. Лесли упорно жмурил глаза и считал едва слышные вдохи-выдохи — Анхель заснул почти мгновенно, — но отключиться не получалось, мешала небрежно перекинутая через грудь рука, чужая нога уверенно положенная на его бедро… Все это не располагало к спокойному отдыху. Возникало стойкое ощущение неправильности происходящего, словно они были давно устоявшейся парой и между ними давно все было решено и не нуждалось в подтверждении.

Лесли попытался перевернуться. Анхель тут же привстал, похлопал осоловевшими глазами:

— Ты чего не спишь? — хрипло сказал он и активировал часы, которые неумолимо отсчитывали прошедшие минуты.

— Не спится, — коротко ответил Лесли и скинул одеяло.

— Помочь?

— В чем? — Лесли не понял и нахмурился.

— Ну-у-у, — пальцы Анхеля шаловливо легли на выпуклость брюк. — Могу рукой, или ртом… Хочешь?

Голос Анхеля звучал проникновенно и интимно. Лесли не мигая смотрел на него, невольно отмечая румянец на щеках, хорошо заметный даже в свете приглушенной ночной подсветки, и пытался убедить себя, что такие предложения вне Бетиана совершенно обыденны и имеют предпосылкой только получение удовольствия. В свое время он сдал экзамен по взаимодействию с другими расами и народами, получив почти высший бал, а года три назад даже забрел в бордель чисто в исследовательских целях, так что совсем невеждой во взаимоотношениях полов он не был.

— Капитан? — Анхель заметно нервничал и чувствовал себя неуютно под пристальным взглядом.

— Да.

Анхель закусил губу, и Лесли с опозданием сообразил, что его согласие неявно и непривычно для…

— Откуда ты родом? — решил уточнить Лесли.

— Э-э, Летерн, — растерянно произнес Анхель.

Лесли задумчиво кивнул, прикидывая, в какой звездной системе находится эта планета, попытался вспомнить про особенности аборигенов, но ничего необычного так и не всплыло в памяти. Летерн славился своими курортами, и жители вряд ли видели что-то особенное в случайных связях с туристами.

— По доброй ли воле и без принуждения вступаешь, Анхель дель Рио, со мной в интимную связь?

— Что? Ну да.

— Отдаешь ли себе отчет, что разовая интимная связь не приравнивается к помолвке и браку и что мы не несем друг перед другом никакой ответственности, кроме ответственности за здоровье? Подтверждаю, что я ничем не болен, что могло бы причинить вред выходцу с планеты Летерн.

Анхель встряхнул головой, помотал ею из стороны в сторону, открыл рот. Закрыл.

— Ты не шутишь? — осторожно спросил он.

— Нет.

— И что, у вас каждый раз так?

— У нас в принципе нет случайных связей, а в браке все отношения регулирует контракт, который тщательно выверяется во время помолвки, — Лесли пожал плечами и подумал, что сексуальный интерес у Анхеля поугас.

— Традиции или религия?

— Ни то и ни другое. Последствия генетического эксперимента — очень низкое либидо и как следствие сложность выбора партнера. Влечение обычно проявляется через несколько лет дружеского общения, потом долгая помолвка, которая подтверждает правильность выбора…

— И один партнер на всю жизнь?

— А зачем больше? — искренне удивился Лесли. — Хотя, бывают исключения, когда партнеры по характеру очень разные и расстаются без свадьбы. Тогда может быть и несколько попыток. Ограничений нет.

— Тогда я не понял, зачем эти вопросы, — Анхель сидел, обняв колени руками, и смотрел на него печальными глазами.

— Стандартная рекомендация для путешествующих бетианцев во избежание недопониманий из-за социокультурных различий и злого умысла со стороны иных рас и народов.

— Это ты сейчас цитируешь?

— Угу. Если ты удовлетворил свой интерес, то давай еще немного поспим.

Вместо того, чтобы растянуться на койке, Анхель встал.

— Я, полностью дееспособный совершеннолетний маг Анхель дель Рио, уроженец планеты Летерн, отдаю себе отчет, что интимная связь может быть прервана капитаном Лесли Арбором в любой момент по его желанию, клянусь, что не испытываю к нему корыстного интереса, и готов на длительные, но ни к чему не обязывающие отношения, если на то будет воля обеих сторон. Так пойдет?

Лесли обдумал формулировку и кивнул.

— Представляю, как тебя достали в космопортах, ты же ходячее искушение, — печально произнес Анхель и забрался снова в кровать.

— В кабаках да, сложно. А так скорее просто пялятся, как на диковинку. Наши редко покидают родину, тяжело это.

— Ладно, надо все-таки отдохнуть, — Анхель зевнул. — Если в другой раз надо будет, я еще раз повторю, чтобы тебе спокойнее было. Ну и сколько надо, вдруг понравится…

Лесли серьезно кивнул и лег рядом, повернулся спиной, чтобы не видно было его улыбки: почему-то ситуация казалась забавной, и сердце билось быстрее.

— Спи, — приказал Анхель и собственнически обнял его и уже привычно положил ногу сверху.

Лесли закусил губу, чтобы не рассмеяться — непонятная радость переполняла его, как пузыри игристое вино, — и закрыл глаза, чтобы проснуться по сигналу комма и сменить Юана.

В нужную точку они вышли в очередное дежурство Лесли. Он был несколько рассеян — отношения с Анхелем дальше поцелуев не шли, и это позволяло привыкнуть и принять то, что должно было рано или поздно случиться. Анхель, казалось, понимал, что торопиться не надо — тогда больше шансов не ограничиться одноразовым перепихом, а выстроить что-то вроде отношений. Громкий писк зуммера — искин подал сигнал тревоги — заставил очнуться, и тут же Гас воскликнул:

— Черт! Тут вроде заварушка!

Лесли лихорадочно менял настройки и разрешение внешних камер, искин немедленно вывел на экран размытую угловатую тень, в которой без труда угадывался силуэт вражеского боевого корабля. Растрепанный со сна Юан, влетевший в рубку в одной майке и трусах, успел грязно выругаться, как «Звездный ветер» содрогнулся всем корпусом, пол вздыбился, но потом все же медленно вернулся в нормальное положения, компенсаторы сработали, пусть с задержкой, что давало надежду на не слишком сильные повреждения. Сигнал тревоги взвыл так, что заложило уши, и искин скрипуче доложил, что все переборки задраены во избежание разгерметизации.

Лесли беспомощно смотрел, как все сильнее проступают контуры чужого корабля, которому уже не было нужды прятаться — маленькое суденышко, даже если бы и несло на борту хоть какое-то вооружение, не могло причинить заметный ущерб такому монстру. «Звездный ветер» тряхнуло еще раз.

— Промазал, — тихо сказал Гас.

— Развлекается, дал по касательной, — не согласился Лесли. — Молитесь, парни, кто верит, а кто не верит в какого-нибудь бога… Ну, думайте о хорошем, что ли.

За спиной повисло нехорошее молчание. Лесли прикрыл глаза, но так было еще страшнее — все же опасность хотелось встретить лицом к лицу.

— Капитан…– к нему на колени скользнул напряженный как струна Анхель.

Лесли хотел было сказать, что не время для проявления чувств или что там было на уме у парнишки, но тот удивил:

— Координаты той штуковины дай.

Лесли велел искину вывести данные на экран. Анхель уставился на ряд строчек, не мигая, застыл в какой-то вывернуто-неудобной позе, отчего захотелось обхватить его руками, прижать к себе, чтобы не упал. Лесли обнял напряженно-неподвижное тело. Анхель нервно облизнул губы и тихо прошептал почти в самое ухо:

— Добей меня потом, если что. Обещай!

Лесли от неожиданности кивнул, Анхель удовлетворенно вздохнул, откинулся ему на грудь:

— А теперь не мешайте…

По напряженному молчанию было ясно, что команда ничего не понимает и приготовилась к худшему, когда любые слова излишни. Уточнять, что имел в виду маг, никто тоже не стал — каждый знал его способности и особых надежд не питал. На экране огромная туша корабля увеличивалась, он приближался и занимал теперь почти все видимое пространство, ряд мигающих цифр внизу все время менялся.

Лесли чувствовал напряжение Анхеля, его тело как будто бы задеревенело, под пальцами ощущались каменно напряженные мышцы и жгуты вен.

— Что это? — тихо спросил Алан, и Лесли в недоумении приподнял одно плечо, склонив к нему голову: по обшивке монстра расползались скопища тусклых сине-зеленых огоньков, опутывая его сетью и наливаясь силой.

Пару-тройку секунд корабль повисел перед ними, сияя, как отель на орбите, затем от него побежали, как тонкие паучьи лапки, во все стороны цепочки огоньков, он вспыхнул напоследок сверхновой и пропал не только с видеомонитора, но и с экрана радара.

Анхель судорожно вздохнул, резко обмяк, как если бы все его мышцы и кости превратились в желе, и не держи его Лесли в объятиях, свалился бы на пол аморфной массой.

— Что это было? — Юан подошел ближе, хмурился, разглядывая пустой экран.

— Все, — устало ответил Анхель. — Кажется, мы живы, но лучше подать сигнал о помощи.

— Это здорово, конечно, — Юан поскреб коротко стриженый затылок. — Не понимаю как это возможно… Магия?

Анхель только кивнул, его тонкие светлые волосы намокли от пота и прилипли ко лбу, по виску стекала тонкая струйка.

— Вау! Молодец! — воскликнул Юан, и добавил: — Надо бы оценить последствия и связаться с теми вояками. И Йорисом, он вроде бы хотел душ принять, наверное, так и застрял в санблоке. Надо выручать!

— Точно, сейчас запросим искин и попытаемся добыть скафандры, — Лесли пошевелился, а Анхель снова напрягся в его руках.

— Нет никакого смысла суетиться.

— Почему? — Лесли нахмурился, а Юан замер, не донеся руку до консоли.

— Они мертвы. Простите, парни.

— Что?

— Простите, говорю, за то, что воспользовался их смертью, чтобы спасти нас.

— Анхель, о чем ты? — Лесли развернул за подбородок его лицо к себе.

— Я некромант, это же очевидно.

— А как же диплом, где черным по белому написано, что ты бытовик?

— Очень слабый, Гас. И только в присутствии мощного источника, что в космосе, как ты понимаешь, исключено.

— Но… — Лесли сжал виски большим и средним пальцами левой руки и никак не мог сформулировать мысль, отчего на душе было препротивно.

— Я не должен был попасть на этот корабль, просто, — Анхель помолчал немного, но никто так и не решился нарушить тишину, — мне очень понравился капитан, и я подумал: а почему бы и нет? Тем более капитан так удачно прихлопнул какое-то насекомое, и мне хватило этой малой толики, чтобы чуть-чуть подправить результаты. Прости, Лесли, я не знал, что у вас все так сложно. Это должно было стать небольшим приятным приключением…

— Вот же… — пробормотал Алан и тоже подошел ближе.

— Страшно? — криво улыбнулся Анхель и сполз на пол, сев лицом ко всем присутствующим. — А зря. Некроманты самые бессильные и бесправные маги во вселенной. Нас очень мало, но во избежание попыток захвата власти, каждого из нас очень сильно ограничивают. Я не могу убить даже мошку без того, чтобы не испытывать очень неприятных ощущений, а уж если человека, то… Никому не пожелаю такой боли.

Лесли сглотнул тугой комок в горле, вспомнился хриплый шепот: «Добей меня».

— Ты сознательно пошел на… — Лесли не смог подобрать слов и протянул руку в попытке подбодрить, проявить участие, показать, что понял, на какую жертву пошел Анхель, хотя холодная волна ужаса прошла по спине и подняла волосы на затылке.

— Если бы на том корабле была команда, то подыхал бы я долго и мучительно, — согласился Анхель. — Мне просто очень хотелось, чтобы… Неважно! Просто хочу сказать, что для вас я неопасен. Можете продолжать свои шуточки, но просить меня поколдовать все же не надо. Ограничения есть даже на жертвы, которые приносят другие, намерение отлично считывается ограничителями.

— Шутить? Ну ты это, сам шутник еще тот, — буркнул Гас. — Вот доберемся до какой-нибудь обжитой планетки, завалимся в бар и устроим тебе посвящение в члены команды. Йориса еще надо помянуть…

Анхель неуверенно улыбнулся, принял протянутую руку, снова устроился на коленях у Лесли и обнял того за шею. Оставалось подать сигнал бедствия и дождаться спасателей.
Написать отзыв