Звездный ветер

от marlu
мидидрама, романтика (романс) / 16+ слеш
8 янв. 2019 г.
15 апр. 2019 г.
8
21732
4
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
— Потерян? — переспросил Лесли.

— Как потерян? — одновременно с ним задал вопрос Имтон. — Капитан, уточните у искина каким образом это произошло. И остается ли зонд на орбите.

Лесли поморщился, но повторил: ссориться с Имтоном, почти всю жизнь раздававшим команды, не стал — вряд ли тот смог бы быстро избавиться от такой привычки.

— Сигнал прервался без воздействия извне, несколько наносекунд мы принимали белый шум. Затем зонд стал падать: вероятная причина — отказ двигателей в момент работы на снижение, — доложил искин.

— Вывести на экран запись с бортовых камер в шестикратном замедлении, — приказал Имтон, забывшись.

Лесли подтвердил распоряжение и впился взглядом в мирную, не предвещавшую неожиданностей картину: борт «Звездного дождя», густо-черное небо, усыпанное яркими точками звезд, сама планета в виде огромного шара с окаймляющим ее тусклым заревом восхода, короткая рябь и мертвый экран.

— Это не может быть внешнее воздействие, цивилизация, способная на такое, должна была бы быть высоко развита, а утаить такое от Конфедерации невозможно. Как военный я могу заявить это вполне уверенно.

— Согласен. — Гас сунул руки под мышки, как делал это всегда, когда нервничал: — К тому же, мы были на ночной стороне, и там не было ни единого огонька. Невозможно представить себе развитую цивилизацию, способную угробить чужой зонд, но живущую в темноте.

— Подземные города? — предположил Анхель.

— Подземные города предполагают пустоты, — возразил Алан, — а сканирование их не показало.

— Если посмотреть состав атмосферы, — Юан указал на одну из кривых в углу экрана, — то нет оснований предполагать наличие техногенной цивилизации. Если только магической. Анхель, тебе есть что сказать по этому поводу?

— Существование такой цивилизации противоречит основным аксиомам магии: магия требует развития и не может существовать ради самой магии. То есть при большом количестве магически одаренных индивидуумов общество непременно пойдет по пути соединения техники и магии.

— Что ж, придется и нам принять это за аксиому, — подытожил Лесли. — Тогда получается, что неполадки были внутри самого зонда. Кенрик?

— Да, — нехотя подтвердил Имтон, — такое возможно. Сбой более чем вероятен после грубого вмешательства в работу систем корабля.

— Но-но! — возмутился Гас.

— Август, я не имел в виду твои неумелые действия.

— Мои что?!

— Неловкие попытки настроить тонкие системы уникального корабля, — пояснил Имтон, но увидев сурово нахмуренные брови Гаса, попытался сгладить свои слова: — Но ты в этом не виноват, для средних задач среднестатистического корабля твоих умений вполне достаточно.

— Прекратите! — Лесли оборвал пикировку, грозящую перерасти в ссору. — Нам нужно выяснить, насколько пригодна эта проклятая планета для разработок и сколько мы сможем на ней заработать. Кенрик, второго зонда ведь нет?

— Нет, — подтвердил Имтон.

— Тогда Алан, Анхель, Кенрик и я на «Звездном ветре» сделаем несколько витков вокруг планеты в верхних слоях атмосферы, потом опустимся вот в этом районе, — Лесли вывел на экран карту и очертил небольшой участок на равнине вдали от гор и крупных рек. — Здесь очень удачное каменистое плато, которое позволит спокойно опустить на него корабль. Гас и Юан остаются здесь на связи.

— Капитан, вы уверены, что нужно отправляться в экспедицию именно таким составом? — удивленно спросил Имтон.

— Струсил?! — Гас хлопнул в ладоши. — Могу поменяться с тобой местами, оставайся!

— Нет! Я просто хочу понять, чем руководствуется капитан.

— Без Алана начинать исследование планеты нет смысла, я — капитан, который отвечает за успех предприятия и за людей и не могу свалить ответственность на кого-то еще, Анхель — маг, он может определить, есть ли на поверхности магический фон, а вы, Кенрик, затеяли все это мероприятие, мне казалось, что уж вам в первую очередь будет интересно.

— Хорошо, — сухо кивнул Имтон. — назначьте время.

— Не будем тянуть, сейчас над нужной областью уже рассвело, через час отправляемся. Всем надеть легкие скафандры, их будет достаточно, — Лесли еще раз проверил показания приборов: все было в пределах нормы, температура, давление, уровень инсоляции и состав атмосферы — они были почти идеальны, как и радиационный фон.

— Возможно здесь когда-нибудь будут курорты, если все на самом деле так, как кажется на первый взгляд, — задумчиво произнес Юан и поджал губы.

— Но наверняка окажется, что тут полно агрессивных бактерий или страшных вирусов, не бывает планет без сюрпризов. Капитан, вы там поосторожней, — попросил Гас почти жалобно, он был расстроен, что его оставили на корабле.

— Постараемся, — язвительная реплика замерла у Лесли на губах: механик на самом деле беспокоился. — Проявим разумную осторожность, как и всегда.

Уже на борту «Звездного ветра» Лесли с иронией подумал, что использовать полноценный, хоть и скромный по размерам корабль гораздо удобнее, чем посадочный бот, где пришлось бы тесниться в скафандрах, не говоря уже о том, чтобы сделать пару витков вокруг планеты. Привычно выстраивая маршрут, задавая контрольные точки, Лесли все равно ощущал присутствие за свой спиной Анхеля. Все органы чувств кричали о том, что он рядом, от этого внутри разливалось непривычное тепло и, хотя отвлекало от управления кораблем, все же приглушало волнение от встречи с неизведанным. Как бы ни были привычны действия и ситуации — эта планета, еще не имевшая имени, а только порядковый номер на последних страницах звездного каталога, могла преподнести много сюрпризов.

Два витка вокруг планеты на высоте в пятьсот километров прошли спокойно, и Лесли расслабился. Приборы и системы работали нормально.

— Начинаем снижение, — предупредил искин.

Лесли поглубже уселся в кресло и еще раз посмотрел на экран: под ними простиралось безбрежное море и за последние пять минут ничего не изменилось. По расчетам снизиться на сотню километров они должны были как раз над сушей, потом еще на сотню и так до тех пор, пока «Звездный ветер» не войдет в плотные слои атмосферы.

— Четыреста девяносто, четыреста восемьдесят, — монотонно отсчитывал искин.

На экране в бескрайнем океане появилась полоска суши и росла по мере приближения. Чем ниже они спускались, тем отчетливее был виден рельеф прибрежной полосы.

— А вот и плато, на которое мы собрались садиться, — радостно воскликнул Алан и ткнул в коричневатую область. — Хороший все-таки выбор, а то там дальше сплошные глухие леса, хорошо если не мангры какие-нибудь.

— Чытыреста километров над поверхностью суши, — объявил искин, и на последнем слове свет в рубке мигнул и погас.

— Что это? — недовольно спросил Имтон.

— Искин? — в полной темноте — не работала даже аварийная подсветка приборов — голос Лесли прозвучал оглушительно.

Искин молчал. В рубке было темно и тихо, раздавалось лишь прерывистое дыхание нескольких человек.

— Похоже, отказали все системы разом, — сказал Лесли и почувствовал холодок в груди

— Судя по перегрузке, мы падаем, — слова Имтона как будто растворились в темноте, никто не произнес ни звука, лишь Анхель судорожно вздохнул и сжал ледяными пальцами плечи Лесли.

— Если вас утешит, то «Звездный ветер» все же обладает кое-какими аэродинамическими свойствами, поэтому падение у нас отличается от баллистической траектории, — произнес Лесли и с трудом погладил руки Анхеля на свои плечах — сила тяжести все возрастала.

— И что это нам дает? — с коротким смешком спросил Алан.

— Есть шанс не разбиться…

— Да-а?! — иронично протянул Имтон.

— В лепешку, — закончил Лесли. — И остаться для потомков почти целыми мумиями.

— Не уверен, боюсь, что плотные слои атмосферы не дадут нашим потомкам ни единого шанса. На поверхности останется покореженный кусок металла, который через десяток лет…

— Умеете вы утешить, Кенрик, — произнес тихо Алан.

— Извините, но лично мне совершенно все равно, изжарюсь ли я в процессе спуска или превращусь в отбивную.

— А мне нет!

— Перестаньте, пожалуйста, — тихо попросил Анхель. — Не надо.

— Очень странно, что системы корабля отказали одновременно. Есть предположения, что бы это могло быть? — попытался сменить тему Лесли.

— Если проводить параллели с зондом, то источник этого воздействия должен быть общим. И если ранее мы пришли к выводу, что высокоразвитой цивилизации на планете нет, то это должно быть какое-то природное явление. Или все же изначальные предпосылки были ошибочными, и тогда аборигены просто не хотят видеть у себя никаких гостей, — тут же отозвался Имтон.

— И какое природное явление может воздействовать на технику и не причинять вреда живым организмам? — скептически спросил Алан.

— Черная дыра? — предположил Анхель.

— Невозможно с физической точки зрения. Если бы вы были знакомы хотя бы с основами физических явлений…

— Нет-нет, я скромный маг, я верю. Простите мое невежество. А какую гипотезу предложите вы?

— Деструктивно-магическое поле.

— С точки зрения основ магии это полная чушь, — Анхель с удовольствием уколол Имтона в ответ. — Если бы вы были знакомы с основами магической теории, то знали бы, что магия не может обладать свойствами поля и находиться вдали от источника.

— Один — один, — признал Имтон и, кажется, не обиделся.

В полной темноте, лишенной каких-либо звуков, кроме сбивчивого дыхания четверых людей, время как будто застыло. Это ожидание скорой и неминуемой смерти выматывало, воздух постепенно становился более спертым, но температура, как ни странно, оставалась в переделах нормы. Лесли представил,, как корабль ярким болидом разрывает атмосферу планеты и порадовался неожиданно хорошей теплоизоляции. Кто бы мог подумать: для бюджетного «Звездного ветра» это было удивительно.

Анхель так и стоял за его спиной и не убирал рук, которые при такой перегрузке казались отлитыми из свинца, причиняя боль. Иногда Анхель сжимал пальцы, впиваясь в плоть до синяков: видимо, ему было отчаянно страшно. Умирать не хотелось никому, поэтому Лесли молча терпел: синяки и боль не имели теперь никакого значения. Он остро сожалел, что они так мало узнали друг о друге: живы ли родители, есть ли братья и сестры, любимая книга или еда — все это можно было легко выяснить в той, прошлой жизни, а в этой, которой и осталось всего ничего, не имело значения. Или имело? Лесли поймал себя на том, что испытывает отчаянную тоску по несбывшемуся.

Рядом раздавалось приглушенное бормотание — Алан молился истово и всем известным богам сразу.

— Мне кажется, или перегрузка стала меньше? — вдруг спросил Имтон.

— Похоже на то, — прислушавшись к ощущениям, сказал Лесли. — И температура повысилась незначительно, замечаете?

Никто не успел ответить, корабль упал на поверхность. Удар оказался несильным. Алан ойкнул и не удержался на ногах, Анхель еще сильнее вцепился в плечи Лесли, Имтон выругался — кресло самортизировало слабо, почти сразу исчерпав запас свободного хода — в обычном режиме посадки оно управлялось искином и бортовыми системами, в отличие от синхронизатора внутренних помещений, основанном на чисто механическом эффекте.

— Поздравляю, мы, кажется, выжили. Но вот хорошо это или плохо…

— Ваш оптимизм, Кенрик, плещет через край, — Лесли пошевелился, и Анхель, спохватившись, разжал пальцы.

— Предпочитаете сладкую ложь вместо горькой правды? Ваше право, но что нас ждет за бортом мертвого корабля никто не знает. Может быть, мы сто раз пожалеем, что не разбились.

— Нельзя же быть таким пессимистом, — возмутился Алан.

— Вы видите повод для оптимизма? Я, например, не могу с уверенностью сказать, на поверхности мы или на дне океана. А вы?

— Прекратите! — рявкнул Лесли. — Пока не откроем аварийный люк — не узнаем!

— Отлично! Найти его в полной темноте пара пустяков.

В ответ на слова Имтона под потолком повис тусклый фиолетовый шарик, едва осветивший контуры рубки.

— Ну хоть что-то, — пробормотал Имтон и встал. — Сначала за скафандрами?

— Кенрик, хочу напомнить, что капитан здесь я, — Лесли тоже встал с кресла, невольно ойкнув от прострелившей позвоночник боли. — Не вижу смысла в скафандрах: во-первых, не самая удобная одежда, а во-вторых, бессмысленная — система жизнеобеспечения там тоже электронная. Пожалуй, все, что мы можем захватить с корабля, – это одеяла, все остальное пришло в негодность.

— Но для этого нам все равно нужно выяснить, пригодна ли атмосфера для дыхания, а потом уже думать об обустройстве быта.

Светящийся шарик потускнел и погас.

— Господин маг, в чем дело?

— Выяснять отношения можно и в темноте, нет смысла тратить силы, — холодно отозвался Анхель.

Но в темноте дискуссия быстро увяла, и Лесли скомандовал выдвигаться.

Магический светильник, который плыл над головой Анхеля, позволял разве что не натыкаться на углы, но Лесли был рад и такому. Впереди их небольшой процессии шел Имтон и, к счастью, не замечал как Анхель бредет, опустив голову и едва переставляя ноги — видимо, даже такое освещение требовало от него серьезных усилий. Лесли старался не думать, что ждет их по ту сторону аварийного люка: насколько подойдет атмосфера для дыхания – пусть анализатор еще на орбите показывал вполне приемлемые значения, но они все же были достаточно примерными и не учитывали особенности местной флоры. И фауны, если таковая имелась. Как выживать на чужой планете без оружия и хоть каких-то инструментов?

— Ну что, все готовы вступить в неизвестность? — спросил Имтон, остановившись у аварийного люка.

— Вступить как в продукт жизнедеятельности, или вступить как в закрытый клуб? — тут же поинтересовался Алан.

— Это как вам больше нравится. Открываю?

— Кенрик, не тяните, — поторопил его Лесли.

Имтон стал возиться с механической системой привода люка, и спустя какое-то время по его контуру появилась яркая полоса. Глазам, привыкшим к полутьме, стало больно, Лесли поморщился, вытирая выступившие слезы. Имтон увеличивал щель понемногу, давая возможность притерпеться к свету.

— Ну что, у меня для вас новости хорошие и не очень, — наконец, сказал он, оборачиваясь.

— Давай с хорошей, — отозвался Алан.

— Мы живы, дышать можно, хотя и неизвестно, как на нас отразится местная атмосфера со временем.

— Гениально, — пробормотал Алан себе под нос.

— Но на поверхность придется прыгать, метров пять-шесть навскидку.

Лесли едва не застонал вслух — это означало, что с надеждой использовать корабль как укрытие и жилище можно распрощаться. Пока во всяком случае… Он отодвинул Имтона от люка и выглянул наружу: докуда хватало взгляда, простиралась покрытая изумрудной зеленью равнина. Лесли прищурился, показалось, что где-то вдалеке паслось стадо каких-то травоядных, но без усиления визора разглядеть подробности было невозможно. Кое-где над густыми зарослями травы поднимались странные деревья, похожие скорее на кусты-переростки с огромными рассеченными листьями.

— Кенрик, Алан — вы первые на разведку, — распорядился Лесли.

Имтон кивнул и, не задавая лишних вопросов, повис на руках и спрыгнул вниз. Лесли едва не стукнулся головой о голову Алана, тот тоже хотел высунуться и посмотреть, как прошел спуск. Имтон выпрямился, огляделся и махнул рукой — можно прыгать, и Алан, пробормотав что-то похожее на молитву, последовал за ним.

— Корабль очень неудачно висит на дереве. Неустойчиво. При сильном ветре точно не удержится, или дерево просто не выдержит напряжения от нагрузки, — крикнул Алан.

Лесли покачал головой: какая же прочность должна быть у той древесины, чтобы не сломаться под весом рухнувшего корабля.

— Анхель, — Лесли обернулся на сидящего на полу мага, — надо забрать скафандры, там запас воды, пока мы еще найдем источник… Посветишь?

Анхель молча кивнул и поднялся. Вдвоем они перетащили к люку все шесть скафандров, несколько одеял и кое-что по мелочи, что могло помочь выжить на чужой планете. Иллюзий Лесли не питал: никто из них не умел добывать пропитание охотой или делать примитивные орудия труда. Придется начинать с нуля, и можно только молиться по примеру Алана, чтобы здесь не оказалось больших хищников, которым четверым людям нечего противопоставить, кроме камней и палок — лазерные излучатели сдохли вместе с управляющими системами корабля.

Лесли проследил за спуском Анхеля и спрыгнул следом. Земля мягко спружинила под ногами, погасила удар. Теплый влажный ветер коснулся лица и понесся дальше, волнами колыхая высокую траву. Непривычные запахи тревожили обоняние, вызывали желание выяснить, что стоит за каждым из них и не представляет ли он опасность. Лесли огляделся.

— Оставаться здесь, пожалуй, опасно, — вынес он вердикт, и Имтон согласно кивнул:

— Но и уходить далеко смысла нет, если рухнет удачно, то, как и хотели, будем использовать как базу, — добавил он.

— Все равно нужна хоть какая-то разведка, — произнес Алан и поморщился: пахнуло чем-то неприятно-сладковатым, что вызывало нехорошие ассоциации.

Анхель открыл рот, будто собираясь заговорить, но лишь пожал плечами и отвернулся, а потом и вовсе уселся на землю, обхватив руками колени и в сборах участия не принимал. Имтон несколько раз пытался поручить ему какое-то дело, но тот не реагировал.

— Ну что, все готовы идти? — спросил Лесли, закидывая на плечо импровизированный вещмешок. — Анхель?

— Да, — отозвался он и медленно поднялся.

Лесли посмотрел на бледное лицо и тени вокруг глаз и закинул на второе плечо еще один вещмешок под неодобрительным взглядом Имтона.

Судя по местному солнцу, шли они около трех часов — светило уверенно клонилось к закату и по мере приближения к горизонту приобретало все более густой оранжево-красный оттенок, а небо все больше лиловело. Идти приходилось медленно: если сначала Анхель еще довольно бодро переставлял ноги, то под конец брел, спотыкаясь, отставал и его приходилось ждать.

— Все, привал, — объявил Лесли и остановился возле куста-переростка. — Нет смысла дальше идти, обустроимся на ночь здесь.

Анхель со стоном повалился на траву между узловатых корней и прикрыл глаза локтем.

— А могли бы дойти до опушки леса и разжечь костер, — пробормотал Имтон.

— Кенрик, — предупреждающе начал Лесли.

— Молчу, но мне не нравится это место.

— Только это? Или вся планета?

— Не стоит иронизировать, капитан. Вы обратили внимание на отсутствие птиц и мелких животных? И на то, как пружинит почва под ногами?

— И что это значит по-вашему?

Ответить Имтон не успел — из леса раздался чудовищный рев, от которого стыла кровь. Над верхушками деревьев поднялись несколько вспугнутых птиц, силуэтами напоминавших пеликанов, и неуклюже перелетели чуть подальше.

— Вы все еще жалеете, что мы не дошли? — Лесли вглядывался в далекую кромку леса.

— Я жалею, что втравил всех в это приключение и сам в него влип. Но мои сожаления делу не помогут. Боюсь, что у нас нет шансов выжить.

— Отставить пессимизм и самокритику, — рявкнул Лесли, забывшись. В вечерней тишине голос прозвучал особенно громко, и неведомый зверь тут же отозвался из глубины леса.

— Мы даже костер разжечь не можем, — горько усмехнулся Имтон и посмотрел на Анхеля, тот, словно бы почувствовав неодобрительный взгляд, пробормотал:

— Немного передохну и помогу. Простите, потратился сильно.

— Маг, для которого маленький магический фонарь почти непосильное колдовство…

— Кенрик!

— Впрочем, неважно. Теперь уже все неважно. Отдыхайте, господин дель Рио, все равно у нас нет дров. Нечего разжигать.

— Не стоит оскорблять человека, которого вы совсем не знаете, — вступился Алан. — Анхель, ты как?

— Попить бы. И сладкого бы чего.

— Вода есть, а со сладостями туго, — Лесли развязал мешок и достал одну из извлеченных из скафандра емкостей.

Анхель пил жадно, не успевал глотать, и часть драгоценной влаги тонкой струйкой сбегала по щеке на траву.

— Мне кажется, нас заметили, — Алан напряженно вглядывался в темнеющую полосу леса. Ранние сумерки размывали детали, но движущуюся фигуру хоть и с трудом, но можно было разглядеть.

— Динозавр? — предположил Лесли, зверюга явно ходила на двух задних лапах, опираясь на хвост.

— Или хищный гигантский кенгуру, — съязвил Имтон. — Но ведь не суть важно, кому достанешься на ужин, не так ли?

— Очень смешно.

— А я не шучу. Предлагаю бежать в разные стороны, тогда он погонится за кем-то одним.

— Бегите, — разрешил Лесли. — Я не оставлю Анхеля.

— Мне уже лучше, — заявил тот и попытался сесть. — Я что-нибудь придумаю.

— Лежи, — Лесли попытался уложить его, но безуспешно.

— Опасность надо встречать лицом к лицу, — невесело усмехнулся Имтон.

Хищник приближался. В неверном свете заходящего светила его шкура отливала краснотой, а медленные, даже какие-то неуклюжие движения не могли ввести в заблуждение — он был здесь не на прогулке. По мере приближения становился слышен его рык, он словно бы предупреждал других, что здесь его законная добыча.

— И все же странно, что он идет так медленно, — произнес Алан.

— Куда ему торопиться? — хмыкнул Имтон, не оставлявший затею найти хоть что-то похожее на оружие в вещмешке.

Хищник двигался осторожно. Задирал непропорционально большую голову вверх, шумно нюхал воздух, взмахивал короткими верхними конечностями, как удивленный человек всплескивает руками, нервно поводил из стороны в сторону коротким толстым хвостом.

— Какое мерзкое создание, — передернулся Алан. — И как же не хочется становиться его ужином.

— Ну, может, он еще и не ел сегодня, тогда мы для него будем завтраком, — сказал Имтон. — Предлагаю попробовать его ослепить — если попадем землей в глаза, то возможно получим шанс…

— Отойди, — отрывисто бросил Анхель и встал на колени.

Тварь издала низкий рык и мотнула хвостом, раскидывая по сторонам клочья травы.

— Что… — недовольно произнес Имтон, но Лесли зажал ему рот рукой, потому что сосредоточенный вид Анхеля, его лица с проступившей жесткой складкой вокруг рта внушал невольное уважение и надежду.

Анхель коротким движением отправил в сторону зверюги небольшой фиолетовый шар, точно такой, которым светил внутри корабля. Шарик медленно поплыл к твари, вызывая недоуменный опасливый рев. В полуметре от оскаленной пасти шарик рассыпался на сотню мелких искр, ослепляя и пугая хищника, тот взревел и отпрыгнул в сторону. Трава под его лапами заколыхалась, в стороны брызнула густая жижа и тварь забилась, пытаясь выбраться из ловушки. Но чем больше сопротивлялась и билась огромная туша, тем быстрее погружалась она в топкую грязь…

— Это было эффектно, — в голосе Имтона слышалось уважение.

— Ты молодец, Анхель! — воскликнул Алан. — Я в тебя верил!

Лесли опустился рядом Анхелем на колени, заглянул в глаза и сам не понял, как уже стал целовать, от переизбытка эмоций выразить свои чувства иначе он не смог бы, даже если очень хотел.

— Кхе-кхе, — прервал их нарочитый кашель Имтона, Лесли с трудом вернулся в реальность, разжал объятия, понимая, что еще немного, и они с Анхелем занялись любовью на чужих глазах, и с удивлением обнаружив, что тварь еще не вся скрылась в трясине.

— Что дальше, капитан? — неожиданно мягко спросил Имтон.

— А что дальше? — пожал плечами Лесли. — Анхель?

— А дальше мы будем ждать полной темноты, — Анхель улыбнулся и лег на спину, не обращая никакого внимания на агонию твари.

— Ночи? — уточнил Имтон.

— Угу. Вон уже и первые звезды появились. Красиво, правда?

— Я как-то не могу наслаждаться здешними красотами, особенно в таком соседстве, — поежился Имтон.

— Да ладно, соседство уже неопасное, вечер теплый, насекомых нет. Самое время наслаждаться жизнью и мечтать. Вот представьте себе как спустя много лет мы будем вспоминать наше неожиданное приключение… Лесли, а вон та светящаяся точка, которая медленно двигается, то не наш «Звездный дождь»?

Лесли долго вглядывался в уже почти совсем темный небосвод и, наконец, согласился с догадкой Анхеля — вряд ли на орбите этой планеты мог оказаться еще какой-нибудь корабль или спутник.

— Эх, оказаться бы сейчас на борту, — мечтательно протянул Алан. — Я бы съел большой кусок мяса…

— А я хочу огромную кружку горячего молока с маслом и медом, — вздохнул Анхель и мечтательно прикрыл глаза. — А ты, Лесли, чего бы хотел?

— Оказаться в рубке проложить курс подальше отсюда.

— А я хочу в свою постель в каюте, — поддержал всеобщие мечты Имтон.

— Говорят, мысли материальны, — хмыкнул Анхель. — Давайте-ка ко мне поближе, держитесь крепче друг за друга…

Лесли прижался к теплому боку Анхеля, прижал его к себе, чувствуя, что рядом устраивается Алан, который тянет за собой сопротивляющегося Имтона.

— Ну что, готовы? На счет три!

Внутренности Лесли скрутило в тугой комок, в сжавшиеся легкие невозможно было протолкнуть ни глотка воздуха, и в тот момент, когда сознание стало меркнуть от недостатка кислорода, он больно ударился обо что-то ногой.

— Три! — выкрикнул Анхель и засмеялся.

Рядом ругался Алан, ему повезло меньше — он здорово приложился головой об угол стула. Лесли повернулся на бок, сел — они и правда оказались на «Звездном дожде».

— Но как? — потрясенно спросил он.

Анхель криво улыбнулся и промолчал, отвернувшись. Против ожидания Имтон тоже молчал. Он задумчиво постоял, разглядывая сверху всех троих, затем отошел к пищевому автомату и стал задумчиво тыкать кнопки.

— Знаете, господин дель Рио, — сказал он, протягивая Анхелю огромную кружку взбитого в пену молока, — почту за честь отгонять от вас любых насекомых всю оставшуюся жизнь.

Анхель фыркнул в молоко, от чего вокруг разлетелись белые брызги, Лесли тоже улыбнулся и через секунду все четверо хохотали от переполнявшего их облегчения и эйфории.
Написать отзыв