Кошачья любовь

мидиромантика (романс), хeрт/комфорт / 13+ слеш
22 янв. 2019 г.
22 янв. 2019 г.
13
13735
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Он бежал через этот проклятый лес уже давно, точнее, даже сам сказать не мог, сколько именно. Мешок с едой остался далеко позади, как и теплый плащ, так надежно хранивший тепло стылыми ночами. Варн споткнулся о торчащий корень, хрипло ругнулся и замер, прислонившись к широкому стволу. Лес жил своей жизнью. Пересвистывались птицы, да изредка подавал голос какой-нибудь зверь. Юноша настороженно прислушивался, переводя дыхание и наслаждаясь краткими мгновениями отдыха. Он сам не знал, куда несется с такой скоростью. Лес, обступивший со всех сторон, казался одинаково страшным. В чаще то и дело что-то ухало, вздыхало и зловеще скрипело. А еще от голода сводило желудок.
Варн встряхнул головой и снова поменял направление. Возможно, он набредет на какие-нибудь ягоды и сможет хоть немного поесть. Как только сердцебиение пришло в норму, а легкие перестало рвать каждым вдохом, он снова побежал, прижимая к бедру ножны с коротким кинжалом. Рассчитывать, что его не ищут, было глупо — сбежать после венчания всегда чревато преследованием. Особенно, если мужем стал оборотень. Варн снова вздрогнул, вспоминая, как Ройн перекинулся. Познакомить с собой, ага. И как он себе это, интересно, представлял? Как будто такая туша может кого-то оставить равнодушным. А уж эти клыки… Юноша всхлипывал, но, упрямо сжав зубы, бежал дальше. Скоро должен был закончиться этот приграничный лес. Варн надеялся, что не сбился и не потерял направления. А уж в землях людей его найти будет куда проблематичней.
Сзади послышалось глухое угрожающее ворчание. Варн, не оглядываясь, взлетел на ближайшее дерево, только затем посмотрел вниз. Зверь был огромный, клыкастый. И, судя по белым глазам, лишенный рассудка. Не муж, крыльев нет, да и кошачьего ничего нет, обычный волк. Почему-то Варна это напугало больше всего, лето же. Волки нападать не должны. Прижавшись к стволу, парень начал просчитывать ситуацию. Зверь слишком массивный, такие по деревьям не лазают. Но вряд ли он так просто отступится. Хищники терпеливы. Сколько Варн сможет просидеть на дереве, прежде чем свалится от голода, жажды или усталости?
Зверь попытался допрыгнуть, пасть клацнула в полуметре от ноги Варна. Юноша обреченно заскулил и попытался залезть повыше, однако ветки принялись предательски гнуться, намекая, что не выдержат его веса, так что не стоит испытывать судьбу.
Из глубины леса вырвалось еще четыре крупных зверя, налетели, сшибли дикого. Бешеное рычание дерущихся разбавлялось клацаньем челюстей и короткими взвизгами, когда по чьей-нибудь шкуре проходились когти, либо сжимались клыки. Наконец, клубок распался. Волк лежал в луже собственной крови, четверка мантихор расселась под деревом. Крупный, антрацитово-черный вожак встал и весь словно потек, меняя облик. Остановился под деревом, насмешливо глядя на перепуганного Варна. Человеческий облик князя Ройна был прекрасен. В него Варн и влюбился… Ну, по крайней мере, успел себе намечтать ласку и любовь, пока муж не сказал, что им надо познакомиться поближе.
— Ну, и долго ты собираешься там сидеть, милый?
— Наступит осень, созрею и упаду, — Варн каким-то чудом залез еще выше, вцепился в ствол.
— Ладно. Подождем. Может, одумаешься.
Ройн раздраженно фыркнул и отошел от дерева к другому краю поляны. Его товарищи уже сноровисто ставили походный лагерь, разжигали костер и готовили лапник для ночлега. На юношу преувеличенно не обращали внимания, мол, юный супруг князя сам свалится.
Варн принюхивался к еде, в желудке урчало. Он понимал, что упрямиться больше нет смысла, но что-то не давало слезть к оборотням. Может гордость, а может страх перед грозным супругом. Тот сидел под деревом и читал, время от времени косясь на Варна и проверяя, не наступила ли осень.
На лес тихо опускался вечер. Тени становились длиннее, воздух прохладнее. Варн устало вздохнул, и начал осторожно спускаться. Он утешал себя мыслью, что у него еще будет шанс сбежать. Не посадит же его супруг на цепь, в самом деле. Тот стоял под деревом, напряженно наблюдая за спуском, готовый подхватить глупого юнца, что-то там себе уже явно напридумывавшего. И поймал, когда Варн оступился и с воплем полетел вниз, в теплые надежные объятия.
Варн зажмурился, чувствуя, как его держат. Минуты шли, но ничего страшного вроде не происходило. Муж не ругался, не пытался съесть или покусать. Варн почувствовал, как заворочалась совесть, когда услышал как грустно и устало вздыхает Ройн.
Он аккуратно усадил Варна на лапник, всунул в руки миску с кашей, развернулся и ушел в темноту леса. Варн накинулся на еду, в желудок легла приятная тяжесть. Спутники князя кидали укоризненные взгляды, которые Варн старался не замечать. Ему и так было тяжело. Как будто котенка пнул. Чувство, что он предал чужое доверие, тяжелым камнем ложилось на сердце. А ведь совсем недавно он был уверен в своей правоте.
Каша закончилась. Варн облизал ложку, пошел искать мужа.
— Ройн?
Оборотни тревожно переглянулись, но не стали останавливать Варна в его стремлении уйти с поляны. Он осторожно пробирался по темным кустам, поминутно спотыкаясь и ругаясь вполголоса. Позвал уже громче:
— Ройн!
Слева, в двух шагах зажглись желтые огоньки. Зверь стоял, не шевелясь, опасаясь напугать человека еще больше.
— Поговорим? — Варн присел на камень, пристально вглядываясь в то место, где виднелись очертания большой кошки.
Ройн вздохнул, и подойдя, сел перед мужем, всем своим видом демонстрируя что готов слушать, но говорить пока не хочет.
— Извини, что я сбежал. Ты меня испугал. Я думал, ты волк. Или там, рысь.
Ройн фыркнул, выражая этим звуком все, что он думает по поводу ТАКИХ обвинений, и укоризненно посмотрел в глаза супругу.
— Что? Ты себя видел со стороны?
Зверь наклонил голову набок и прижал уши. Варн продолжал оправдываться:
— Нет, ты красивый! Правда! Просто это было так неожиданно.
Ройн вздохнул, положил морду ему на колени. Варн неуверенно протянул руку. Погладил лоб, провел кончиками пальцев по ушам, осторожно ощупывая. Зверь дернулся от щекотки, досадливо тряхнул головой. Шумно фыркнул, обдав теплым воздухом.
— Ну, красивый-красивый, — пробормотал Варн.
Ройн еще раз тяжело вздохнул, и встал, осторожно потянув супруга за рукав назад к костру. Варн погладил его еще раз. К костру Ройн его вывел, ненавязчиво подставив свои плечи, как опору в борьбе с корнями и ямами темного леса. Часовой посверкал на них глазами из-за костра. Убедился, что у них все в порядке, и опустил морду на лапы, вслушиваясь в звуки ночного леса и ожидая, когда его сменят. Ройн подтолкнул Варна к расстеленному плащу. Убедился, что хрупкий человечек надежно укрыт, и осторожно лег рядом, греть и охранять. Варн прижался к нему.
— Такой теплый.
Размеренное дыхание и ровное тепло большого зверя, быстро усыпили усталого юношу. Равно как и отпустившее, наконец, нервное напряжение последних дней.
Утро встретило Варна запахом каши и тихими разговорами. Оборотни деловито собирали лагерь, иронично поглядывая на княжескую чету, валяющуюся в обнимку. Ройн только довольно щурился, и не думая помогать. Вещей звери несли немного, бросив все силы на поиск сбежавшего мальчишки, так что со сборами справятся и без него.
— Ммм? — Ройна потеребили за уши. — Привет.
Зверь так же плавно, как и вчера, перетек в человека. Прищурился насмешливо.
— Больше бояться не будешь?
— Не буду, ты же просто большой кот.
Ройн фыркнул, улыбаясь. Солдаты закашляли, скрывая сдержанные смешки: самого грозного хищника, который мог и молодого дикого дракона растерзать, обозвали всего лишь большим котом. С другой стороны, пусть уж лучше паренек будет легкомысленным, чем станет шарахаться ото всех.
Варна накормили кашей, напоили заваренными травками и подхватили на руки. Плащ и остатки вещей споро собрали, и оборотни выступили в обратный путь. Варн прижимался к спине мужа, перекинувшегося в зверя, теребил ему уши. Зверь обреченно вздыхал и дергал ушами, но терпел. Пусть уж лучше супруг его тискает, как игрушку, чем боится и пытается сбежать при любом удобном случае.
Звери бежали через лес напрямик. К вечеру уже выбрались к небольшой деревушке, где князь со спутниками оставил лошадей. Лошади завздыхали, зафыркали, учуяв мантихор.
— А я думал, вы на своих лапах прям из дворца, — удивился Варн.
— Ну да. Как ты себе это представляешь? Князь в пыли и грязи мчится куда-то со всех лап. Это же тревога на все княжество. А так, ну, выехали куда-то, мало ли что, может, на прогулку.
Варн чмокнул мужа между ушей. Ройн дернул шкурой, намекая, что пора бы ему слезть и перебраться на неразумное средство передвижения. Варн перебрался на лошадь, подождал, пока муж усядется позади, привалился спиной к его груди.
— В полудне пути отсюда находится замок лорда Луада. Останемся на ночь у него, тебе стоит отдохнуть после побега.
Ройн поморщился — Луада он не любил. Волчий лорд постоянно вел себя с людьми не особенно мирно, фыркал, всем видом показывал, что низшее двуногое внимания не достойно. Но на свадьбе хотя бы преподнес дары лично Варну с весьма теплым видом, соблюдая традиции. Что не отменяло того, что волк Варна пугал.
Написать отзыв