День твоего рождения

миниромантика (романс) / 16+ слеш
Габриэль Рейес Джек Моррисон
4 февр. 2019 г.
4 февр. 2019 г.
1
1357
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
— Доброе утро, — Джек наклонился, целуя в затылок Гэбриэла, мирно спавшего с подушкой в объятиях.
— Доброе, — тот перекатился на спину, потягиваясь приоткрыл глаза. — Так улыбаешься. Что-то хорошее случилось?
— Случилось. У моего любимого капитана сегодня день рождения. Поздравляю.
— Спасибо, mi cielo, — Гэбриэл протянул руки, приглашая продлить эту сладкую негу.
Но безжалостный таймер ворвался писком в их утро, разбивая собой всю нежность пробуждения. Джек поднялся, направился на кухню, готовить кофе. Гэбриэл поплелся в душ, где в предвкушении облизнулся. Как дожить до обеденного перерыва на работе, когда они еще даже не в штабе? О, эти обеденные перерывы в день рождения… Выключенные камеры, запертые двери, срочное совещание, никому не беспокоить.
В позапрошлом году Джек в соседний кабинет заявился в одном лишь плаще, под которым ничего не было, кроме крепкого мускулистого тела. И этот вид так завел, что Гэбриэл подарком овладел прямо на том же месте, где Джек распахнул плащ. Брал он его, нещадно кусая в шею и плечи, рыча и втрахивая в не такое уж и мягкое напольное покрытие. Потом Джек до конца дня передвигался как балерина, ссылаясь на внезапную простуду и замотав шею шарфом Аны.
В прошлом году он заявился вполне себе одетым, невинно поинтересовался, не желает ли дорогой подчиненный помочь с одной проблемой и посмотреть, что там такое страйк-коммандеру жить мешает под одеждой. Гэбриэл моментально принялся его раздевать. Жить Джеку мешал прекраснейший голубой комплект безумно дорогого кружевного белья, от которого вскоре остались только печальные обрывки. Уцелели только чулки, которые завели Гэбриэла до такой степени, что обеденное совещание затянулось на два часа, а Джек до вечера из кресла не поднимался.
Сегодня очень хотелось явиться на кухню, облапать Джека, усадить на подоконник и как следует оттрахать, наслаждаясь каждым мгновением, тем, как Джек стонет, хватаясь за его плечи, как он шепчет бессвязные признания в любви. Но это нарушило бы правила игры. Подарки до обеда не открывают, сладкое только во второй половине дня и все такое. Пришлось в буквальном смысле взять себя в руки. На мгновение мелькнула шальная мысль: а как сегодня началось утро у Джека, который поднялся на полчаса раньше. Он все еще полон сил, утренний стояк неизменно радует каждую зарю. Воображение тут же дорисовало то, как Джек стоит на этом самом месте, опирается ладонью на стену, чуть наклонившись вперед…
— Где тут холодная вода?
С кухни тянуло запахом крепкого кофе. Гэбриэл немного совладал с чувствами, вышел из душа, пошел в направлении этого божественного запаха. На пороге остановился, любуясь прекраснейшим в мире зрелищем: черный трикотаж, бесстыдно обтягивающий крепкие ягодицы — Джек как раз наклонился что-то поднять.
— А, ты уже здесь. Твой кофе. Яичница. Я пошел одеваться. Сегодня ты меня на работу везешь.
— А что у тебя с машиной, кстати?
Нужно было хоть немного поговорить о чем-то отвлеченном.
— Разбита, — вздохнул Джек. — Вчера была не очень удачная парковка.
— Кто?
— Фария.
Гэбриэл закатил глаза.
— Ладно, я не спрашиваю, почему она не разбивает машину Аны или Райна. Но как вообще можно было, имея такую систему навигации, чуть ли не автопилот, умудриться стукнуться… Обо что?
— О машину Аны. У меня минус «морда», у машины Аны смят багажник. Фария перепутала тормоз и набор скорости, потом не справилась с управлением, резковато выкрутив руль.
— Шаттл мы ей не даем, — сразу сказал Гэбриэл. — И почему именно твоя машина? Все служебные в автопарке базы уже разбиты?
— Все были заняты. К тому же, Фария показывала прекрасные результаты на тренировочных поездках, — Джек налил кипятка в свою кружку, ополаскивая.
Кофе он не употреблял, по крайней мере, дома, предпочитая зеленый чай. Гэбриэл пить зеленый чай не любил, но от его вкуса шалел, ловя его в дыхании Джека, слизывая остатки вкуса с губ возлюбленного.
— Ладно, уговорил. Ездишь на шее подчиненного. Не стыдно?
— Ни капли.
Завтракали оба быстро, Джек уже явно пребывал сознанием где-то в делах. Гэбриэл смотрел на него и все мысли сползали в трусы. Время до обеда грозило стать пыткой.
Однако, как ни удивительно, но на работе дела захватили целиком и полностью, так что ни о каком сексе речи не шло, тут бы из отчетов выплыть. В очередной раз бросив взгляд на часы, Гэбриэл с удивлением обнаружил, что через минуту уже начинается обеденный перерыв.
— Афина, минус камеры, — распорядился он.
— Принято. Отключаюсь. Приятного аппетита, Гэбриэл.
Погасли все мониторы, почему-то вместе с ними отключилась и часть освещения. Гэбриэл встрепенулся было, но потом вспомнил, у кого хватает допуска на то, чтобы отрубить свет в кабинете подчиненного. Внутри все скрутилось в узел от предвкушения: сейчас Джек зайдет сюда.
Он явился. Сперва Гэбриэлу показалось, что у него что-то с глазами — он увидел лейтенанта Моррисона, того парня пятнадцатилетней давности, вихрастого, немного нескладного, с вызовом глядящего на своего командира. Потом Гэбриэл моргнул пару раз, но видение осталось.
— Лейтенант…
Старая потрепанная форма была знакома до мелочей, как и наглый прищур.
— Капитан.
Гэбриэл поднялся.
— Раздевайтесь, лейтенант.
— Могу я поинтересоваться, чем вызван такой приказ, выходящий за рамки устава?
О, этот голос, полный нахальства и уверенности в собственной правоте. У Гэбриэла по старой памяти зачесались кулаки, потом весь зуд сместился гораздо ниже.
— Значит, отказываетесь выполнить приказ, лейтенант?
— Сэр, я не припоминаю в уставе…
Гэбриэл сгреб его за ворот куртки, встряхнул, толкнул к стене.
— За неподчинение приказам командира отправляетесь под арест. Лицом к стене, ноги на ширину плеч.
Наручники были у самого Джека на поясе. Предусмотрительный… Гэбриэл защелкнул их на запястьях Джека, мимоходом отметив, что размер браслетов тоже подрегулирован. Оказывается, в стандартной процедуре изъятия оружия и лишних вещей есть нечто донельзя сексуальное. Когда Гэбриэл вклинил колено меж ног Джека, намекая, что ширина плеч — это больше, чем сейчас есть, тот втянул воздух сквозь зубы. Крышу рвало от этого всего: полумрак, Моррисон в старой форме, еле уловимая дрожь возбуждения, пробегающая по телу.
Расстегнуть свои штаны было быстро, расстегнуть штаны Джека и содрать их вместе с трусами — чуть ли не быстрее. Смазку на член и вперед, в жаркую тесную глубину. Джек негромко застонал, упираясь лбом в стену. Гэбриэл сделал шаг назад, придерживая его за бедра, позволяя прогнуться в спине. И задвигался. От пальцев грозили остаться следы, но было наплевать. Главное — Джек, такой открытый, так бесстыдно принимающий в себя член Гэбриэла. Стонали они оба в унисон, наслаждаясь каждым толчком. Наручники на запястьях Джека угрожающе потрескивали, но держались.
Кончал Гэбриэл с невыразимым наслаждением, довел в несколько движений руки до оргазма Джека, который сорвался чуть не от первого же прикосновения, после чего оба сползли на пол.
— Вот сволочь, — задумчиво сказал Джек. — Только штаны и расстегнул.
— А что еще с вами делать, лейтенант? — Гэбриэл поцеловал его в мокрый от пота висок.
После чего в кабинете воцарилось молчание. Джек прижимался к Гэбриэлу, переводя дыхание, наслаждался тишиной и горячим телом рядом. Гэбриэл занимался тем же самым.
— А знаете, лейтенант…
— Ммм?
— Думаю, вы чересчур нагло себя ведете с начальством. Придется вас еще немного поучить вежливости.
Второй раз получился более долгим, подарок следовало распробовать тщательно, насладиться им, ощупать, оставить на крепкой шее засосы. Джек долго выдыхал, приникал к любовнику, вжимаясь в того всем телом, чтобы затем замереть, расплескивая семя.
— С днем рождения, Гэбриэл, — негромко сказал он.
— Спасибо, любовь моя, — Гэбриэл поцеловал его, расщелкивая наручники. — С нетерпением жду вечера.
Освещения прибавилось. Яркие лампы безжалостно высветили серебристый отлив в волосах Джека, ставшие чересчур резкими черты лица. Ничего не осталось от того юного лейтенанта.
— Думаю, вечер тебе понравится.
Вечер они обычно проводили вдвоем, смотрели какой-нибудь фильм, заедали просмотр пиццей. В том, чтобы сидеть вот так вдвоем, обнявшись, периодически отхлебывая пиво, было что-то донельзя теплое и уютное. Никого больше не нужно, только их тихое семейное счастье.
— Жду, — улыбнулся Гэбриэл.
Джек двинулся в свой кабинет, обернулся на пороге, подмигнул возлюбленному и удалился, помахивая наручниками.
Написать отзыв