Шаг назад

максиAU, фэнтези / 18+ слеш
Бильбо Бэггинс Торин Дубощит
11 февр. 2019 г.
11 февр. 2019 г.
25
86314
3
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
Климат Шира отличался мягкостью, погода здесь была довольно теплой даже зимой — не в пример тем зимам, что когда-то чуть не поставили на грань вымирания весь народец полуросликов. Хищные звери давно уже не беспокоили своими появлениями здешние земли, а дожди были в основном коротки и больше служили для полива посаженных в землю семян.
Так что с погодой путникам повезло. Небо было совершенно ясным, когда они выдвинулись в дорогу от трактира «Зеленый дракон». Колыхалась на легком ветерке высокая трава по обе стороны от дорожки, по которой ехали гномы. Ярко сияло солнце — пока еще нежаркое, а по-доброму теплое.

Хоббиты, жившие в предместьях Хоббитона, провожали небольшой отряд взглядами, о чем-то коротко шептались — и возвращались к своим делам. Чужаки в этих краях с недавних пор не были такой уж редкостью. Гномы наведывались сюда частенько по своим торговым делам, иногда приходили и Большие — то есть люди. Разве что на эльфа в этих местах могли бы глазеть долго и с удивлением — ну так Дивный Народ давно не появлялся среди смертных, и мало кто мог их увидать.

Торин, украдкой поглядывавший в сторону нового Взломщика, приметил, что Бильбо съежился и старается стать еще меньше. Он держался в середине отряда, стараясь спрятаться за пони гномов и их седоками от досужих сплетен и взглядов соседей. Бедняга до сих пор переживал за свою драгоценную репутацию, подумать только!
Торин решительно придержал пони и, развернув конька, поравнялся с полуросликом. Тот нервно покосился на короля и попытался улыбнуться, делая вид, что все в порядке.

— Я заметил, что вы держитесь подальше от своих сородичей, - с усмешкой разоблачил его Торин. - Уж не стыдитесь ли вы, господин Бэггинс, того, что являетесь членом моего отряда?
— Что? Ох, нет, нет, конечно же, нет! - всполошился хоббит. - Я просто… Не хочу давать лишний повод для сплетен, вот и все. Может быть, возьмем дальше к северу? На юге слишком много моих знакомых.

— То есть все-таки стыдитесь, - резюмировал король. - Это не слишком вежливо с вашей стороны, мистер Бэггинс. Будь мы простыми торговцами, вы бы и то могли сделать вид, что прибились к нам поболтать о дальних краях. Но я, сударь мой, Король-под-Горой! И я не потерплю, чтобы кто-то из отряда стыдился моего присутствия!
Бедный полурослик готов был сквозь землю провалиться вместе со своим пони. Ему, пока не успевшему хорошенько узнать нрав Торина, казалось, что суровый узбад рассержен и прямо-таки испепеляет его взглядом не хуже дракона. Легкую улыбку, спрятанную в бороде, Бильбо, разумеется, не приметил.

— Вы среди нас новичок, - убедившись, что хоббит должным образом пристыжен, уже более мягко сказал ему король. - И вам простительно не знать, с кем вместе вы пустились в путь. Однако знайте: я — Торин Второй, сын Траина и потомок Дурина! Вы — один из моего отряда. Гордитесь этим! Ни одному из ваших сородичей не понять, какая честь вам оказана.
Бильбо поджал губы. Зная его, Торин был уверен, что полурослик слегка обижен. Честь, надо же! Честь — то, что его выдернули из дома, из родной норы, заставили рано встать и отправиться невесть куда, рискуя жизнью, да еще и вместе с оравой гномов, незнакомых с хорошими манерами! А теперь их предводитель упрекает его, как нашкодившего мальчишку.

Все эти мысли буквально читались на честном лице хоббита. Торин еще раз сурово пронзил его взглядом и вернулся во главу отряда, не удержавшись от улыбки. Ну вот, дело сделано. Бильбо будет дуться на него весь остаток дня и нарочно выпрямится в седле, чтобы показать, насколько Торин неправ и несправедлив к нему. А значит, прекратит ежиться и смущаться.
— Налаживаешь приятельские отношения? - Двалин поравнялся с королем и дружески подтолкнул его в плечо. - То-то Взломщик наш надулся, как хомяк на зерно.

— Пусть дуется, - благодушно заметил Торин. - Быстрее вольется в Компанию, быстрее привыкнет не смущаться. А то на привале, пока он будет вежливо ждать своей очереди, Бомбур уже съест его порцию и потребует добавки.
— Да ты прямо знатоком хоббитов стал! - ухмыльнулся Двалин. - С чего бы? Я помню, что ты сказал Гэндальфу, когда тот предложил взять с собой полурослика. Мол, опытный добытчик сокровищ нам бы не помешал, но среди хоббитов ты найдешь только простака, умеющего обрабатывать землю и трясущегося даже при виде волка. Думаешь, этот крохотуля решится подойти даже к новорожденному дракончику, не то что к старому громадному ящеру?

— Вот и проверим, - спокойно отозвался Торин. - Вечером я составлю для него контракт, и он будет окончательно связан с нами. Кроме того, я верю Гэндальфу. Волшебник не стал бы предлагать нам никчемного Взломщика и подавно не стал бы так настаивать на его пользе. Хоббит добудет для нас все, что я скажу. А до той поры мы станем оберегать его и защищать от возможных бед. Двалин, старый друг, я полагаюсь на тебя. Следи, чтобы Биль… чтобы мистер Бэггинс не пострадал! Если с ним что-то случится, всему походу конец.
— Вот не думал, что ты так сразу поверил в пророчество Гэндальфа, - удивился Двалин.

Незадолго до начала похода Гэндальф посетил Синие горы и город Торина. Тот как раз совещался со своими товарищами о том, как лучше проникнуть к Эребору. Маг едва не поругался с упрямцами гномами, доказывая, что без тихого полурослика им в этом походе делать нечего. И под конец беседы, окончательно взбеленившись, предрек громовым голосом, что они потерпят поражение, если не убедят хоббита идти с ними. Торин тогда был удивлен и раздосадован, но согласился навестить Шир только ради того, чтобы маг успокоился и присоединился к их отряду.

Теперь думать об этом было смешно и немного грустно. Торин полагал, что с той поры многому научился. Он больше не станет недооценивать таланты хоббитов и собственных товарищей. В конце концов, Гэндальф прав — король или нет, Торин остается обычным гномом, поставленным над остальными только по праву рождения. Герой или нет, он не должен забывать, что он еще и смертен.

К вечеру, когда закатное солнце зазолотилось на далеком горизонте, путники, ехавшие к лесу на юге, добрались до густого скопления холмов. В Хоббитоне местность была ровнее, там крупно выделялся один Холм с множеством нор, а уже вокруг него ютились холмики пониже и невысокие дома менее зажиточных хоббитов. Здесь же холмами было усеяно все, будто в округе шли грандиозные раскопки.
— Смиалы Туков, - молчавший до этого момента Бильбо подъехал ближе и обратился к Гэндальфу, намеренно игнорируя Торина. - Все Зеленые холмы ими изрыты. Лес сразу за ними, чуть к востоку.

— Это славно, - довольно кивнул маг. - Я, пожалуй, съезжу к нашим добрым соседям, выторгую у них хорошего табачку в дорогу, а то мой кисет, признаться, скоро покажет дно. Здесь поблизости есть славный постоялый двор, встретимся там утром.
Он распрощался с отрядом и направил бодрого конька в сторону Тукборо. Судя по всему, семейство Туков с их эксцентричностью было только радо визиту чародея и принимало его с распростертыми объятиями. Может, не все, но наследник Старины Тука — уж точно.

— Жаждете навестить дядюшек и тетушек, мистер Бэггинс? - улыбнулся Торин, глядя вслед магу и будто бы не обращая внимания, каким печальным взглядом проводил его полурослик.
Бильбо так удивился, что гном в курсе его родственных связей с Туками, что даже обижаться перестал.
— Прошу прощения? - неуверенно пробормотал он. - Вот не думал, что королю гномов будет интересно генеалогическое древо простого сквайра.

Когда-то они с Бильбо сидели в Эсгароте, и томившийся от болезни, кашляющий полурослик был так несчастен, что Торин, зашедший его навестить, попросил рассказать что-нибудь о Шире. И Бильбо выбрал именно тему генеалогии, столь ценимую всеми хоббитами. Торин, и сам обладавший большим числом родни, поразился, сколько же у хоббитов родичей и в каких причудливых связях они между собой. Например, какой-нибудь троюродный кузен вполне мог приходиться другому хоббиту и двоюродным — по материнской линии, а старый дедушка быть еще и дядюшкой. Во всяком случае, так это запомнилось Торину. Полурослики были чрезвычайно многочисленны и быстро размножались. Помнится, король еще в шутку сказал, что гномам надо бы чаще сочетаться браком с хоббитами, чтобы увеличить собственное число. Ох, как они с Бильбо веселились над этой мыслью…

Бильбо, наверное, слегка обиделся на Гэндальфа, решив, что тот выложил гномам буквально все о Взломщике. Но Торин не стал излишне лезть в душу к спутнику. Хоббит пока еще не привык к окружавшим его чужакам и был растерян и сбит с толку резкой переменой в собственном образе жизни. По крайней мере, его сил хватило на то, чтобы помочь спутникам с переноской поклажи с пони под крышу постоялого двора. Что-что, а белоручкой Бильбо не был, что даже несколько удивляло Торина. Ведь мистер Бэггинс занимал уважаемое положение сквайра — а значит, владел землей на Холме и вполне мог жить припеваючи, просто подсчитывая доход с ренты. Но нет, он умел и любил готовить, возиться в саду и выращивать растения. Торин даже подумал, что при должном обучении Бильбо смог бы овладеть и какой-нибудь профессией подгорного народа.

— Это последний раз, когда мы ночуем под крышей, до самого Бри, - предупредил спутников Торин. - Так что отоспитесь, завтра в путь на рассвете. Кили, Фили, нарубите-ка дров на дорогу! Нам понадобится запас сухой древесины, когда поедем мимо Старого леса. Тамошние деревья лучше не трогать и в заросли не соваться, даже на опушке.
Племянники дружно закивали и улизнули заниматься делом с подозрительной готовностью. Наверное, жаждали пообсуждать то, как дядя хорошо знает эти земли. Прямо на удивление хорошо, будто в него хоббит вселился.

На постоялом дворе обнаружилась еще одна компания гномов — простых торговцев из Синих гор. Они были немало потрясены, узнав своего короля, и рассыпались в изъявлениях радости и почтения, наперебой предлагая свои услуги. Но Торин, к удивлению товарищей по походу, ограничился вежливой благодарностью и не стал предлагать присоединиться к походу или хотя бы спрашивать, нет ли желающих сопровождать короля.
Проницательный Балин сообразил, почему Торин так поступил, быстрее остальных.

— Собираешься сохранить инкогнито, Торин? - он подошел к стоявшему чуть в стороне от остальных беседующих гномов узбаду. Тот кивнул.
— Гэндальф говорил, что фанфары и герольды для нашего дела излишни, и я с ним согласен. Небольшой отряд, тайна и как можно более быстрое продвижение. Я и с этими-то кхазад говорить не хотел, ну да не прогонять же их.
— Вряд ли они станут на весь свет болтать о том, что встретили тут своего короля, едущего по неизвестным делам, - заметил Балин. - Они ведь не глупцы.

Тут со двора донеслись крики неподдельной ярости. Учитывая, что там в данный момент находились его племянники, Торин мог даже не сомневаться — мальчишки опять что-то натворили. В проказах обоим до сих пор не было равных, хотя в последние годы они несколько усмирили свою прыть, к несказанному облегчению дяди, утомившегося извиняться за их проделки. Но иногда оба принца снова придумывали что-то, по их мнению, веселое, от чего страдали окружающие.

Местные полурослики в основном принадлежали к семейству Туков — или, во всяком случае, были с ними в родстве. Только поэтому они не разбежались в испуге, когда на пороге трактира появился злой как драный варг Глоин, потрясающий секирой. Фили и Кили шли за ним, повинно вздыхая и справедливо ожидая нагоняя.
— Нет, узбад, ты мне ответь! - пострадавший гном усиленно потрясал оружием перед носом короля. На отличном лезвии виднелись зазубрины — не слишком глубокие, но заметные. - Ответь, доколе это длиться будет?! Если эти шалопаи еще раз возьмут мою секиру, я не посмотрю, что один из них — мой будущий король, спущу штаны да отстегаю хворостиной по мягкому месту, чтоб неповадно было!

— И правильно сделаешь, а я добавлю, - одобрил Торин, глянув на притихших племянников, которые переминались с ноги на ногу возле него. - Ну, признавайтесь, зачем оружие чужое брали? Своего мало?
— Так мы только дров наколоть, - Кили пожал плечами.
— Боевой секирой, чтоб вас?! - взвыл рыжебородый гном. - Тьфу, что есть младенцы по уму! От такой помощи одни убытки! И как надо было молотить по поленьям, чтобы иззубрить гномью сталь?

Он погрозил испорченным оружием смущенным принцам и с ворчанием отошел в сторону, чтобы старательно править оселком пострадавшую секиру. Торин только головой покачал. К проказам мальчишек он уже привык. За последние годы они немного выросли — не только ввысь, следовало признать. Кили уже не прибегал показать дяде пойманную в ладони толстую жабу, а Фили не возвращался домой перепачканным и исцарапанным после драки с соседскими мальчиками. Увы, взрослели они уж очень медленно! Видно, долго еще придется ждать, пока парни окончательно вырастут и оставят детские забавы в прошлом.

— Марш тренироваться, - кивнул им Торин. - И чтобы не возвращались, пока вам не разрешат!
До полуночи оставалась еще пара часов, а это значило, что почти все время до сна принцы потратят на размахивание мечами. Впрочем, они послушно улизнули на задний двор, вроде бы честно собираясь заняться, чем велено. Король устроился у окна, закурил и искоса наблюдал за тем, как племянники носятся по двору, выпуская пар. Через открытое окно ему было слышно, о чем они говорят.

— И чего Глоин сердится? - Кили достал меч и на пробу взмахнул им, примериваясь. Плащ он сбросил, оставшись в легкой кольчуге, кожаной рубахе и штанах. - Подумаешь, взяли секиру попользоваться, не древко же поломали!
— Зря волнуется, - согласился старший брат, доставая короткие плоские клинки, свое любимое оружие. В битве на мечах Фили был сильнее брата, искуснее, хотя и не так ловок и увертлив. В целом их шансы в бою были обычно примерно равны, и принцы то и дело соревновались, доказывая друг другу, что могут и больше.

Первый удар звоном разнесся среди зеленых холмов.
— Вот бы сражаться на главной площади этого хоббичьего городишка — то-то было бы перепуганных зрителей! - хохотнул Кили, отбивая выпад брата. - Спешишь, спешишь! Этак ты выдохнешься, и я тебя завалю сразу!
— Я вас обоих сейчас куда-то завалю! - раздался рядом с ними сердитый голос. Здоровяк Двалин, пару минут наблюдавший за тренировкой, праведно возмутился: - Совсем забываете мои уроки, шалопаи!

— Ой, да ладно, мистер Двалин! - принцы синхронно заулыбались. На дядю эти улыбки действовали безотказно, Торин прощал им многое — особенно младшему, которого иногда слегка баловал. Но с другом короля такой номер не проходил ни разу.
— Не ладно, - отрезал он. - А ну, встали как полагается! Мечи взяли одной рукой, не лапайте сразу пятернями-то! И ноги шире, что вы как эльфы какие вертитесь!

Он убедился, что ошибки исправлены, и благосклонно кивнул — мол, вот теперь начинайте. Принцы слегка приуныли. Под присмотром Двалина не выйдет просто для вида помахать мечами и разойтись в стороны, тут надо выкладываться на всю катушку.
Остальные члены отряда между тем занимали свой досуг, пока он у них еще был. Что-то чиркал перышком в своей книге Ори, то ли рисуя, то ли записывая хронику похода. Балин, расположившись за дальним столом, читал толстую книгу, чему-то улыбаясь. Бильбо за обе щеки уплетал грибную похлебку — к грибам у хоббитов была особенная привязанность, они могли их уписывать круглыми сутками.

Дивный аромат съестного через открытое окошко донесся до принцев. У Кили чуть слюни не потекли. Он тоскливо глянул в сторону трактира и тут же пропустил удар плоской стороной клинка по плечу.
— Я тебе, между прочим, руку отрубил только что, - заметил Фили, отступая и насмешливо щуря светлые глаза.
Кили шлепнулся на колени и довольно правдоподобно изобразил предсмертные судороги, к большому удовольствию победителя.
— А ну, поднимайся! - сердито рявкнул Двалин. - Паяцев я на ярмарке смотреть буду, а тут хочу видеть воинов!

Пришлось вставать и продолжать импровизированный бой. Кили наверстал упущенную победу, когда Двалин велел им немного пострелять из луков — тут младшему принцу равных не было среди товарищей.
— Фух, - он остановился, отдуваясь и убирая собранные стрелы в колчан. - Двалин, можно мы пойдем ужинать, а? А то без нас все слопают, там один Бомбур за троих ест.
— А три круга возле дома? - нахмурился было воин, но Фили добродушно покачал головой:
— Да ладно тебе, я же вижу, что у самого слюнки текут!

Тут спорить было бесполезно. Может, хоббиты и не умели размахивать мечами или полировать до зеркального блеска прекрасные самоцветы, но повара из них были что надо, в этом никто не сомневался.
Отбывшие наказание принцы вернулись к огню и тихо извинились перед смягчившимся Глоином. После этого им было дозволено усесться со всеми рядом и приступить к еде.

— Как думаешь, - прочавкал Кили, усиленно пережевывая кусок хлеба и отхлебывая из миски грибного супа, - не стоит ли нам завтра в дороге на страже на ночь остаться? Ну, так сказать, в качестве наказания.
— Я тебя вроде по голове не бил, - удивился Фили, - с чего такое рвение-то?
Брат заговорщицки подмигнул.
— Так ведь, пока все спят, можно в округе чего-то вкусного насобирать! Вон у нашего вора сколько яблок с собой, полмешка набил, как будто только ими собрался всю дорогу питаться! Возьмем несколько, он и не заметит. А в обмен оставим что-нибудь.

Фили усмехнулся. Зная младшего, он поставил бы на то, что тот предложит тайком заплести Взломщику куцые косички или поменять местами мешки товарищей. На худой конец, вымазать золой от костра кому-нибудь лицо — шуточка вполне в духе Кили, ну и старший, понятное дело, не откажется поучаствовать…
Понимая, что Взломщику явно угрожает небольшое нашествие в лице двух гномов, Торин решительно отправил племянников отсыпаться, а сам подсел к Бильбо. Хоббит аж поперхнулся, заметив, как пристально смотрит на него король.

— Я просто ужинаю, - сердито начал было он, но Торин перебил его:
— Всего лишь хотел извиниться, мистер Бэггинс. Я не один из вашего народа и плохо представляю, сколь ценна для вас хорошая репутация. Должно быть, вы чувствуете себя так, как я, окажись в толпе орков в качестве их сообщника. Хотя мне трудно такое представить — орков я обычно убиваю.

Бильбо невольно улыбнулся — обида его уже окончательно прошла, к тому же, не каждый день перед ним извинялся настоящий король.
— Да и я хорош, - признал он, благовоспитанно вытирая рот салфеткой. - Раз уж решился идти, надо было узнать о вас побольше и подружиться, а не шарахаться, будто вы — разбойники.
— Я расскажу тебе о гномах, Бильбо, - дружелюбно предложил Торин. - Ты ведь не против, если я стану называть тебя по имени?

Хоббит не был против, он даже обрадовался. Кажется, и правда зря он опасался гномов — даром что королевские родичи, те оказались добрыми и веселыми ребятами. А уж любопытства мистеру Бэггинсу было не занимать, особенно когда перед ним возникала настоящая тайна — чужая культура. Открывать ему секреты ремесла или учить кхуздулу Торин, конечно, не собирался, но и без того ему было что порассказать.
Они так увлеклись беседой, что засиделись за полночь. Бильбо восхищенно слушал рассказы о Синих горах, о большом городе, который гномы там построили. Торин специально не говорил пока про Эребор — Одинокая гора была далеко и ничего для полурослика не значила, а вот Эред Луин — это почти по соседству, о них он слышал.

Обнаружив, что время позднее и трактирщик давно уже мнется неподалеку, не зная, как прогнать спать засидевшихся важных гостей, Бильбо с явным неудовольствием отправился смотреть сны. А Торин радостно отметил про себя, что хоббиту нравятся его истории. Бильбо нисколько не изменился здесь, в прошлом — а это значило, что со временем они станут очень близки. Торину хотелось стать для Взломщика той тайной, той опорой, с которой Бильбо пожелает быть рядом. Лишь бы только хоббит не счел его действия непристойными и назойливыми!

А со следующего утра началась долгая дорога. Гэндальф догнал отряд ближе к полудню, хорошо выспавшийся и вполне довольный жизнью. На боку у него висел кисет, чуть ли не лопавшийся от лучшего ширского табака, и неприхотливому Серому Страннику этого было достаточно для хорошего настроения. Он ехал чуть позади отряда и весь день беседовал с Бильбо вполголоса. А Торин впервые в жизни жалел, что его уши не вытянутые и он не может разобрать, что именно Бильбо говорит о нем — и говорит ли вообще.

Они миновали светлый подлесок, пересекли верхом несколько ручьев, вытекавших из Брендивина, и на исходе второго дня пути верхом добрались до границ Шира. Здесь Бильбо бывал нечасто, эти края были последними, которые он знал. Дальше начиналась неизведанная земля, где наверняка водились страшные орки, о которых вскользь рассказывал Торин, и другие чудища. Встречаться с ними было боязно. Что ж, по крайней мере, он едет не один. Отряд вооруженных до зубов гномов, да еще и чародей — гарантия его безопасности.

Сторожившие ворота хоббиты из семейства Брэндибеков явно немало удивились, увидев своего соотечественника среди подгорных воителей, но Бильбо, который больше не стыдился, только выпрямился в седле и вслед за гномами гордо миновал распахнутые ворота Городьбы. Перед ними раскинулся Восточный тракт, уводящий вдаль, в неизведанное. Бильбо отвернулся от далекой темной линии Старого леса, поглядел на Торина — и поймал его одобрительный взгляд. И у него стало легче на душе.
Написать отзыв