Развеянный по ветру пепел

драбблыангст, драма / 16+ слеш
1 мар. 2019 г.
1 мар. 2019 г.
1
1008
2
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Луч­ше бы Се­верус со­вер­шил са­мо­убий­ство. Это оп­ре­делён­но по­мог­ло бы из­бе­жать это­го не­об­ра­тимо­го дерь­ма.

Луч­ше бы он стра­дал, го­рел за­живо в собс­твен­ной квар­ти­ре, рас­плес­кав ал­ко­голь и чир­кнув спич­кой, или уми­рал от кро­вопо­тери, выз­ванной пу­лей, на по­лу сво­ей квар­ти­ры.

Луч­ше бы его те­ло рас­пу­хало в ос­ты­ва­ющей во­де, ок­ра­шен­ной крас­ным.

Луч­ше бы бы­ло все это, чем эта гре­баная бо­лезнь, по­жира­ющая из­нутри.

Луч­ше бы он при­нял не­сов­мести­мую с жизнью до­зу эй­фо­рети­ков, на­пос­ле­док хо­тя бы нас­ла­див­шись ощу­щени­ями.

Тог­да бы его мож­но бы­ло за­щитить, спас­ти от лю­бой на­пас­ти, вы­тас­ки­вать из пе­ред­ряг и бо­лез­ненно сжи­мать до хрус­та его пле­чи пос­ле, тряс­тись за не­го от стра­ха и не на­ходить се­бе мес­та, ког­да он да­леко… Но он был бы жи­вым.

Сей­час он то­же жив. Не­надол­го. Не слу­чись эта чер­то­ва бо­лезнь, Се­верус мог бы про­жить еще не­мало лет.

Гар­ри при­ходит к не­му каж­дый день, слу­ша­ет его ти­хий го­лос, дер­жит его за ру­ку, це­лу­ет став­шие се­рыми прох­ладные гу­бы. Гар­ри при­вык. Все нор­маль­но. Ге­рой ма­гичес­кой вой­ны де­ла­ет вид, что не за­меча­ет слег­ка тря­сущих­ся рук, нег­лу­боко­го и от­ры­вис­то­го ды­хания, буд­то Се­верус и вов­се не ды­шит. Буд­то не ви­дит, как его взгляд с каж­дым днем все боль­ше и боль­ше тус­кне­ет. Гар­ри уве­ря­ет се­бя, что это иг­ра све­та. Муж­чи­на храб­рится, но Гар­ри ви­дит, че­го ему это сто­ит. Они не го­ворят о бо­лез­ни Се­веру­са, не го­ворят о том, сколь­ко то­му ос­та­лось и ка­кая по­мощь и ле­карс­тва нуж­ны.

Гар­ри справ­ля­ет­ся сам, и он рад это­му. Ежед­невная ру­тина и сос­ре­дото­чен­ность на Се­веру­се по­мога­ют ему не раз­ва­ливать­ся на час­ти. Гар­ри ухо­дит поз­дно, сде­лав все про­цеду­ры и вко­лов все ле­карс­тва.

Снейп уп­рям, по­это­му си­дел­ки у них нет. Гар­ри не еди­нож­ды по­рывал­ся ор­га­низо­вать са­мый луч­ший про­фес­си­ональ­ный уход, но он по­обе­щал Се­веру­су что не бу­дет вра­чей, боль­ни­цы и си­делок. Так что Гар­ри справ­ля­ет­ся сам. Он уме­ет.

Гар­ри воз­вра­ща­ет­ся в свою пус­тую и без­ли­кую квар­ти­ру, в ко­торой толь­ко од­на ком­на­та, ма­лень­кая, на­попо­лам с кух­ней. Он ку­пил эту квар­ти­ру лишь по­тому, что она ря­дом с до­мом Сней­па. В ней толь­ко ди­ван, не­боль­шая кух­ня да ту­алет, сов­ме­щен­ный с ду­шевой. Ему здесь боль­ше­го и не нуж­но. Все рав­но его в этой квар­ти­ре поч­ти ни­ког­да не бы­ва­ет. По­тому что это для не­го не дом. До­мом стал для не­го Се­верус, а те­перь это­го до­ма мо­жет не стать. Так и за­чем ему дру­гой?


***


Все, что Гар­ри го­дами соз­да­вал по кру­пицам, в один миг раз­ру­шилось од­ной фра­зой, про­из­не­сен­ной как бы меж­ду де­лом за ужи­ном.:

— У ме­ня рак, — про­из­но­сит этот не­воз­можный, во всех смыс­лах, че­ловек и про­дол­жа­ет, как ни в чем не бы­вало, чи­тать свой «Ежед­невный про­рок».

Гар­ри же вряд ли смо­жет так вир­ту­оз­но дер­жать­ся. Всю жизнь он сла­вил­ся сво­ей зна­мени­той эмо­ци­ональ­ностью. Ру­ки вне­зап­но на­чина­ют пре­датель­ски дро­жать и не слу­ша­ют­ся, он ед­ва ус­пе­ва­ет пой­мать выс­коль­знув­шую из ос­ла­бев­ших паль­цев чаш­ку:

—Что?

— Пот­тер, у ме­ня рак, — про­из­но­сит муж­чи­на, на­конец опус­кая га­зету, ода­ривая Гар­ри столь прис­таль­ным взгля­дом, буд­то пы­та­ет­ся впи­тать каж­дую мель­чай­шую чер­точку все­го Пот­те­ров­ско­го су­щес­тва — Я хо­чу, что­бы ты знал.

Гар­ри не смот­рит на не­го, прос­то не мо­жет. Он ста­вит чаш­ку на стол и со­бира­ет та­рел­ки с ос­тавшим­ся зав­тра­ком со сто­ла:

— И… ка­кая ста­дия? — го­лос его не­ожи­дан­но хри­пит и чуть не сры­ва­ет­ся. Но Гар­ри дер­жится, са­дит­ся об­ратно за стол и смот­рит на Се­веру­са.

— Чет­вертая.

Гла­за пар­ня рас­ши­ря­ют­ся и он не­веря­ще смот­рит на со­бесед­ни­ка во все гла­за. Ру­ки на­чина­ют тряс­тись, он сжи­ма­ет их в ку­лаки, впи­ва­ясь ног­тя­ми в ла­дони:

— Но ты выг­ля­дишь здо­ровым. Ты… Выг­ля­дишь как обыч­но! — Гар­ри уже не вы­дер­жи­ва­ет, сту­чит ку­лаком по сто­лу и сры­ва­ет­ся на крик. Пос­ле, он сам не за­меча­ет, как на­чина­ет ме­тать­ся по кух­не, по­ка Се­верус по-преж­не­му не сдви­га­ет­ся с мес­та, — Я… Мы… Мы спра­вим­ся. Слы­шишь! По­едем ку­да-ни­будь, сде­ла­ем что-ни­будь и все бу­дет в по­ряд­ке…

Се­верус вста­ет из-за сто­ла и, Гар­ри на­конец за­меча­ет, что он по­худел, осу­нул­ся и выг­ля­дит бо­лез­ненно ус­тавшим. Он под­хо­дит к пар­ню и об­ни­ма­ет его так креп­ко, нас­коль­ко это во­об­ще воз­можно в его сос­то­янии. Так они и сто­ят, по­ка выб­рос ма­гии не раз­но­сит ос­колки мно­гос­тра­даль­ной чаш­ки по всей кух­не.

***



Гар­ри за­дум­чи­во сто­ит на по­роге квар­ти­ры, вспо­миная. Он кри­вит­ся: все про­изо­шед­шее все еще ка­жет­ся ему не­нас­то­ящим, аб­сур­дным, на ред­кость не­лепым. Вол­шебник, что мог про­тивос­то­ять всем ви­дам ядов, смер­тель­ных зак­ля­тий… Уми­ра­ет так не­лепо и ба­наль­но. И са­мое страш­ное: Гар­ри со­вер­шенно ни­чего не мо­жет по­делать. Он ус­та­ло опус­ка­ет­ся на ди­ван и обес­си­лен­но зак­ры­ва­ет ли­цо ру­ками, сгор­бившись и по­доб­рав но­ги к гру­ди.

Ког­да мыш­цы уже на­чина­ет сво­дить от не­удоб­но­го по­ложе­ния, он ло­жит­ся на ди­ван и вклю­ча­ет те­леви­зор. И прос­то пя­лит­ся в эк­ран, в на­деж­де, что ни­чего не зна­чащие сло­ва ак­те­ров из че­реды мыль­ных опер и рек­ламных ро­ликов смо­гут от­влечь его вос­па­лён­ный пе­режи­вани­ями ра­зум. Вско­ре, Гар­ри за­быва­ет­ся сном.

Гар­ри снит­ся то вре­мя, ког­да он во­зил Се­веру­са по все­воз­можным ку­рор­там, по са­мым злач­ным и са­мым ди­ким мес­там ми­ра. Как они бес­ша­баш­но пры­гали с тар­занки, как це­лова­лись за ска­лами и как жи­ли в хи­жине, пос­тро­ен­ной ими с ну­ля.

А по­ка Гар­ри спал, Се­верус мед­ленно уми­рал в сво­ей пос­те­ли. Он в пос­ледний раз кри­во улыб­нулся рас­све­ту, что оза­рил его ком­на­ту баг­ро­вым за­ревом, и нав­сегда зак­рыл свои гла­за.

По стран­но­му сте­чению об­сто­ятель­ств, Гар­ри так и не оч­нулся от то­го сна, в ко­тором пре­бывал счас­тли­вым в сво­их вос­по­мина­ни­ях.