Одичавшее чудо

от Lina Lynx
мидиангст, хeрт/комфорт / 16+
12 мар. 2019 г.
12 мар. 2019 г.
3
8964
2
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
Гарри Поттер лежал в своём чулае, и тихо скулил. А почему бы и не скулить, когда рёбра проткнули лёгкие, мальчик шести лет отроду тихо умирал?.. Сил даже на всхлипывания не осталось. Мальчик понимал, что он не виноват, и что, скорее всего, его родственников заставили — ведь сожаление в глубине глаз избивавшего его дяди Вернона было видно ему отчётливо. Как и выдавленное сиплым шёпотом: «Прости… Так… лучше…» — тоже. Это было странно и неправильно, но ничего друого, кроме как радоваться прекращению своих мучений, мальчик не мог. В голове билась только одна мысль: «Пусть появится тот, кто сможет разобраться… Пожалуйста!» — и столь велика была сила этой мысли, что даже Высшие Сущности слышали её в самых отдалённых уголках своих доменов.

Что ж, это может быть интиресно. Это может быть познавательно. И это, определенно, будет не скучно!

Где-то в ином мире, за тысячи звёзд от мира Гарри Поттера, там, где магия была сродни сказке — но всё же жила в сердцах людей, умирала девушка. Рак лёгких в неизлечимой стадии не был сюрпризом для неё — она давно знала, что больна. Но для тех, кому девушка была дорога, это было шоком. В свои двадцать пять Ангелина Соколова имела невероятный опыт и жизнь, которую можно было бы назвать счастливой — если бы не болезнь. Муж, на пятнадцать лет старше Ангелины, который любил её всем сердцем, и которого без памяти любила сама девушка. Мотоцикл, который дарил ощущение свободы и полного, всепоглощающего счастья, который был — как вторая любовь. Мото-клуб, саппортом* которого Ангелина являлась уже пять лет как, был ей второй семьёй. «Дикие Псы» были ей как братья и сёстры, мотоцикл — как верный конь, а воспоминания, которые ей подарил клуб, затмили собой всё то плохое, что пришлось пережить сироте-Ангелине за всю её нелёгкую жизнь. Выросшая в приюте, не знавшая любви семьи и заботы, девушка добилась в своей жизни добилась всего в своей жизни самостоятельно.

Девушка окончила школу в 14, экстерном, с золотой медалью. В пятнадцать — поступила на бюджет на факультет права и юриспруденции. В семнадцать — дополнительно поступила на заочное отделение того же университета, на факультет журналистики и печатных изданий. С пятнадцати занималась айкидо и изучала японские боевые искусства, ходила на историческое фехтование, работала барменом сначала в забегаловке возле университета, потом — в баре в парке напротив одного из дальних корпусов универа. Самостоятельно изучала языки, к восемнадцати годам выучив латынь, фарси*, английский, японский и французский. В девятнадцать купила свой первый мотоцикл и научилась играть на гитаре. В двадцать — повстречалась со своим будущим мужем, уже дважды побывав замужем до этого. И переехав в город своей мечты — Прагу — нашла там свою жизнь, любовь и призвание. Девушка по вечерам играла с группой своего мужа на сцене местного рок-бара, а днём тюнинговала мотоциклы в мастерской брата… И курила крепкие сигареты «Кэмэл».

А сейчас рак лёгких медлено убивал девушку. Она сидела на подоконнике в своей квартире в многоэтажке недалеко от центра Праги, и курила. Пусть это и приближало с каждым мгновением её смерть, девушке было всё равно. Приговор был неизменен, — смерть. Ей оставалось, в лучшем случае, полгода, в худшем — месяц-полтора. И она не хотела быть фарфоровой куклой, над которой все трясутся просто потому, что она хрупкая. Ангел привыкла жить на полную ногу, ни в чём себе не отказывая, и не желала ничего менять. В конце концов, не зря же на спине красовалась огромная татуировка — Игдрассиль в руном круге, и надпись на пояснице: «Деревья умирают стоя». Это всегда было девизом по жизни, и она не собиралась его менять. Она привыкла стойко сносить все удары судьбы, какими бы сильными они ни были, и не желала прогибаться под обстоятельства. В конце концов, она всей душой, всем сердцем верила, что после смерти её душа попадёт туда, где исполнится заветная мечта. А мечтала Ангел, ни много ни мало, о магии. Её захватывали волшебные миры множества книг и игр — от Анджея Сапковского с его «Ведьмаком» и Роджера Желязны с его неповторимыми «Хрониками Амбера» до банальных «Гарри Поттера», зачитанного до дыр вместе с тысячами фанфиков, и того же «Мефодия Буслаева», «Моя жена — Ведьма», игр по типу «Dragon Age» и «Castlewania».

Внеапно девушка услышала грохот, и с верхнего тажа повеяло жаром. Ангел подняла голову, всматриваясь вверх, — и каково же было её удивление, когда с вернего этажа на улицу буквально вырвался ревщий поток пламени. Девушка припомнила, краем сознания отмечая трясущийся балкон, что там жил какой-то богатей. «Вот ведь»… — помелькнуло у неё в сознании, когда от верхнего этажа вниз поползли трещины, и балкон на котором она сидела, с грохотом и треском, полетел вниз, с восемнадцатого этажа, вместе с ней.

«Только не так!» — промелькнуло в голове.

Ангел всегда считала умрёт в дороге. Разбившись на мотоцикле, или начищая морду очередному выскочке, посмевшему оскорбить клуб. На худой конец — умрёт от рака лёгких, смеясь, в окружении своей семьи — клуба «Дикие Псы» и своего любимого мужа! Но вот так — нелепо, падая с балкона, из-за какого-то богатенького ублюдка?!

Ангелина Соколова раскинула руки, и прикрыла глаза. Что ж, в полёте с восемнадцатого этажа есть свои плюсы и минусы — она хотя бы научится летать. Пусть и в последний раз!.. Тело обволокло ветром, как будто выталкивающим её наверх. Но это было тщетно — в конце концов, земное притяжение никто не отменял. Девушка улыбнулась, когда услышала отчаянный крик откуда-то снизу: «АНГЕ-Е-Е-ЕЛ!!!!!!!» — и, развернувшись в воздухе, увидела своего мужа в компании с её названным братом и президентом клуба. В их глазах стоял настоящий ужас и отчаяние, — девушка падала вслед за каменными обломками балкона, и вряд ли была возможность спастись, будучи на расстоянии нескольких метров от здания. Ни деревьева, ни проводов, за которые она могла бы зацепиться и выжить… Ангел вдруг улыбнулась еще шире, и послала воздушный поцелуй в сторону мужа. До земли оставалось десять метров. Девушка перевернулась в воздухе, взглянула на ясное небо с белыми барашками пушистых облачков, на зкакат, окрасивший край неба в яркие малиново-персиковые, нежные и приятные глазу тона…

Хочу помнить. Помнить их всех!.. И плевать, что будет дальше. Жди меня, небо, полное чудес! Я иду!

Тело с влажным, противным хрустом ударилось о землю. Свет в ярких, как это странное небо, глазах, померк, делая их пустыми. Подбежавший мужчина в кожаной одежде, в жилете с надписью «Wild Dogs», поднял тело девушки на руки. Одежда и руки сразу же запачкались в крови, но мужчине было наплевать, — он смотрел в родное, любимое лицо, и не мог поверить, что его светлой Ангел, его немного безумной, по-своему очаровтельной и безбашенной, женственной и привлекательной Ангел с ним больше нет. Рядом, положив руки на плечи мужчины, стояли еще двое — президент клуба и парень с длинными белоснежными волосами и шрамом через всё лицо, — названный брат погибшей девушки. Они смотрели на её лицо — на нём всё еще не померкла улыбка, а из уголков открытых глаз, глядящих в закатное небо, скатывалась одинкая слезинка.
— Нет!!! — в отчаянии закричал мужчина. Не стыдно было плакать на виду у всех, когда сердце и душа будто умерли вместе с ней — с этой яркой, незабываемой девушкой, не влюбиться в которую было невозможно. Она была центром его мира — и теперь его мир был так же мёртв и окровавлен, как и она.

Через три дня состоялись похороны единственной девушки-саппорта МС «Wild Dogs», Ангелины Соколовой, жены лейтенанта и начальника безопасности этого самого клуба, приёмной дочери — пусть и неофициально — президента клуба, подруги и сестры, души компании и просто отличного человека. На Пражском кладбище был установлен памятник: мотоцикл, на котором сидела и курила девушка в бандане с развевающимися по несуществующему ветру волосами. На памятнике были высечны две надписи. Одна — на руле мотоцикла, гласила: «Деревья умирают стоя». Вторая — шедша по краю памятника, перед пердним колесом мраморного мотоцикла, была девизом этой девушки по жизни, и той самой истинной, которой она научила всех тех, кто был рядом. И теперь эту истинну — по отношению к ней — высекли на памятнике этому маленькому солнышку. «Бесконечный путь души приятнее, когда ты рядом. Сестра, друг, товарищ, любимая, — будь счастлива там, где проезжает твоя душа!»

***

Она очнулась там, где не ожидала. Ад, Рай, на худой конец, какие-то чертоги… Но не бесконечная дорога, на обочине которой она стояла, рядом со своим — так знакомым! — мотоциклом!.. Внезапно шум мотора отвлё девушку от разглядывания дороги и окружающего её мира. Рядом с девушкой, визжа тормозами, остановился невероятный по своим размерам и тюнингу трайк*. С него спрыгнули двое — парень с рыжими волосами и раскосыми, хиторыми глазами, и девушка, столь хрупкая и изящая, что, не будь Ангелина так растерянна, то посчитала бы её богиней красоты и образцом изящества и женственности.
— Приветики, Ангел! В общем, дело такое. Ты умерла, но у нас тут тоже укое-кто умер, и этот кое-кто — очень важен!.. И мы предлагаем тебе его заменить. Небезвоздмезно, конечно, — но решать тебе. Не заставляем, — и девушка с весёлым голосом и внешностью идеала весело подмигнула Ангелине.
— Хель, ты её только больше путаешь, — ответил ей юноша в кожанной одежде, чьи рыжие волосы трепал ветер.
— Фатум! Это же Ангел, мы же за ней наблюдали! Она же идеальная!
— Э… Я прошу меня простить за мою неучтивость, но… кто вы?
— О! Простите, юная Леди, — улыбнулся рыжий юноша. — Мы не представились. Я — Фатум, иногда меня называют Локи, иногда — Велес, иногда… Не важно, в общем. Я — Бог удачи, хитрости, озорства и проказ. А это моя прелестная сестра, Хель, её еще называют Мораной или Марой, а порой — Ладой или еще как… Она — Богиня Мёртвого Мира, властительница Серых пределов. и просто молодая богиня с шилом в заднице!.. — и юноша рассмеялся.
— Ого… — девушка опустилась на одно колено и опустила голову, выражая своё почтение двум Богам. — Чем же я обязана вашему вниманию? И чего вы от меня хотите?
— Вежливая девочка, внезапно серьбёзным, каким-то немного пугающим голосом произнесла Хель, подоходя к девушке. Взяв тремя пальцами девушку за подбородок, она подняла её голову и заставила посмотреть себе в глаза. При этом выглядела она — и ощущалась — как хищник, решивший поиграть со своей будущей едой. — Это хорошо… У нас умер Поттер, который Гарри Поттер. В одной из основных реальностей его ветки миров. И нам это абсолютно не нравится! Потому что в тот мир проник Хаос. Столь малая его частичка, что отыскать её мы не в силах — слишком малая. Но достаточно сильная, чтобы натворить бед. И ты — отличный выход из ситуации. Душа из изначального мира, — Хель облизнулась, и у Ангелины по телу табуном маленьких слоников пробежали мурашки. Было страшно, когда кто-то, для кого ты — всего лишь букашка, смотрит на тебя так. — Душа, способная изменить ход истории, неподвластная Хаосу просто потому, что сама — состоишь из Хаоса и Порядка… Мы перенесём тебя в тело умершего Гарри. Конечно, вылечим, — и, в качестве бонуса, — исполним три твоих желания. Всё, что в наших силах, но только три, — Хель жестоко усмехнулась, совершенно не соответствуя тому образу, который показала в начале их непроолжительного знакомства.

Рядом стоял её брат — Фатум, и, сложив руки на груди, с лёгкой, даже мечтательной улыбкой, наблюдал за этим. Стоящая на коленях смертная, такая забавная и такая сильная в то же время, и Хель, истинно наслаждающаяся происходящим. От Хель веяло силой, не сдерживаемой, бурлящей под кожей, как пузырьки шампанского. И девушка — она боялась, она опасалась, ей было страшно… но. Но! Во взгляде смертной, во взгляде этой души не было ни страха, ни паники — только уверенность. Эта душа уже всё для себя решила, и будет стоять на своём, что бы ни случилось. Именно поэтому они и выбрали её — из сотен умерших душ, из тысяч тех, кто жил в Царстве Хель.

— Мы сохраним тебе твои воспоминания, но эмоций от них ты не вспомнишь. Мы дадим тебе воспоминания Поттера — просто чтобы тебя не убили сразу же, как только ты проснёшься там… Ах да, и еще. Просто из женской солидарности, — Хель хихикнула, и будто по мановению руки, в единое мгновение, вернуклась к тому самому своему образу «смешливой девочки», в котором предстала перед Ангелиной изначально, — тело у тебя будет женское! — и звонкий смех заполнил этот кусочек междмирья, отдаваясь звоном хрустальных колокольчиков в голове…
— У меня нет возможости отказаться, не так ли? — спросила Ангел, снова опуская голову.
— Правильно мыслишь, — насмешливо кивнул Фатум, несколько раз показательно хлопнув в ладоши. — И каков же втой положительный ответ?
— Конечно же положительный, — Ангел улыбнулась. — Вы и правда выполните три моих желания?
— Ну, раз пообещали — то конечно да, — кивнул Фатум, приобнимая сестру.
— Чтож. Тогда… Первое моё желание — видеть магию. Это возможно?
— Нет ничего проще! Умная душа, мо-ло-дец! — Хель снова вела себя, как бесшабашная, излишне, каррикатурно весёлая и беспечная девчонка.
— Хорошо. Второе моё желание — уметь говорить не только со змеями… Желательно…
— Это оставь на моё усмотрение, — ласково, но так, что страх пробрал до костей, скалал Фатум. У Ангел перехваило нечуществующее дыхание, и девушка тлько и смогла, что кивнуть.
— И третье… Я хочу, чтобы все мои навыки и физическое состояние тела, исключая недостатки, остались со мной в новом теле.
— Мудро, девочка моя! Ты мо-ло-дец! — рассмеялась Хель. Ангел передёрнуло, — это звучало прекрасно, и в то же время жутко. — А теперь… сожми свои эфмерные зубки покрепче — будет больно!!!

И Ангел не успела даже приготовиться. Всё её существо заполнила боль, такая, какую она даже представить себе не могла. Всепоглощающая, в которой можно было захлебнуться, — именно так она представляла себе Круцио. Хотя, наверное, и то — послабее было бы… Голова раскалывалась на мириады мелких, как пылинки, осколков, и собиралась заново — в одно мгновение. Воспоминания то исчезли, то появлялись, старые и новые, какие-то фрагменты вообще незнакомых жизней и воспоминания о ком-то другом — но всё же свои… В какой-то момент Ангел уже не осознавала, где она и кто. Просто спасительная тьма забытья поглотила девушку, и она погрузилась в беспамятство…
Примечания:
_____________
*саппорт — человек, поддерживающий мотоклуб. Мотоклуб заботится о саппорте — саппорт как «младший член клуба», поддерживает своих покровителей во всём. Саппорты катаются вместе с клубом, дерутся вместе с клубом, пьянствуют вместе с клубом. Хороший саппорт — как неучтённый член клуба, как его тень, и за его спиной стоит тень клуба.

*фарси — арабский язык.

*Трайк — мотоцикл с двумя колёсами сзади и одним — спереди. Самый классный Трайк я увидела в крыму, и она называется «таракан». Ну, или в сериале «Под прикрытием-2», у президента Монголов, «Дьявола», тоже был трайк. Шикарная штука!..
Написать отзыв