Люди всегда были такими любопытными

от PriestSat
минифантастика, драма / 13+
30 мар. 2019 г.
30 мар. 2019 г.
1
2531
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Весть о том, что в Хранилище приближается момент Великого Пробуждения, почти мгновенно разнеслась по городам и весям. Роботы-уборщики бросились отмывать улицы от несуществующей грязи, подстригать газоны, кусты и деревья. Домашние роботы вытирали пыль и выколачивали коврики, красили заборы и калитки, перестирывали и без того чистую одежду. Роботы-фермеры рассуждали о том, что в этом году не придется отправлять урожай в компостные ямы.

Все готовились к встрече с людьми.

***


— Запомни, — наставляла няня робота-подростка, — как только придешь в Хранилище, сразу сообщи свой серийный номер, место изготовления и специализацию. Потом сделай запрос и выбери для нашего городка самых лучших людей.

— Разве люди бывают плохими? — подросток с номером четыреста пятьдесят семь склонил голову набок, что означало удивление.

— Садись-ка ты в фургон и поезжай, — голос няни стал суровым. — А то время на исходе, у нас все готово. Другие городки уже заполучили людей. Их, конечно, немного, но ничего страшного. Люди умеют воспроизводиться без фабрик.

457-й сел в фургон и отправился в центр штата Техас, город Даллас. Там располагалось одно из Хранилищ, где в криокамерах спали две тысячи человек.

457-й ехал по идеально ровной дороге, на обочине которой цвели розы. Воздух был наполнен цветочным ароматом, над кустами летали насекомые. 457-й рассчитал, что за три часа на средней скорости достигнет Далласа.

Он проезжал мимо заправок, где стояли служащие, готовые наполнить баки бензином.

Мимо мотелей, где кровати были застелены белоснежным бельем.

Мимо рощ, деревья в которых были посажены так, что образовывали строгий геометрический узор.

Мимо полей, на которых зеленели побеги.

Мимо публичных домов, где прекрасные девушки и юноши были готовы принять клиентов, обслужить по высшему разряду, а также способны были выдержать самое отвратительное отношение со стороны клиентов. Они стояли у окон, идеальные тела, любые физические и расовые типы. Исключительно для ублажения людей.

Специализация 457-го предусматривала сопровождение детей от десяти до пятнадцати лет. Он знал сотни игр, загадок, шуток, сказок, страшных историй. Он умел решать задачи, декламировать стихи и играть на музыкальных инструментах. Это был идеальный спутник подростка, способный оказать первую помощь, обучить езде на велосипеде и плаванию. 457-й был готов пожертвовать собой ради выживания подопечного.

***


Служащий Хранилища взмахнул рукой, обводя жестом огромный зал, заполненный роботами. Служащий был облачен в белый халат, с шеи свисал стетоскоп, а из верхнего кармана халата торчала ручка-фонарик. У служащего было лицо мужчины средних лет с короткими усами и бородкой.

— Ты видишь? — спросил он, снова взмахнув рукой. — Надо было подать запрос по интернету. Разве в твоем городе об этом не знают?

457-й бесстрастно смотрел на него.

— В Хранилище две тысячи человек. — Служащий сверился с записями в планшете. — Запросов тысяча девятьсот девяносто пять. Тебе повезло. Я внесу твой номер в графу напротив мужчины и женщины. Из Нэшвилла нам пришлют двести человек. Так что твой город получит еще четыре пары. Хватит для первичного размножения. Популяция людей быстро увеличится. Теперь иди вон туда и жди.

457-й послушно встал в очередь вслед за тремя роботами-священниками, приехавшими из Форт-Уэрт. Из их разговора 457-й понял, что они сделали запрос десять лет назад, поэтому теперь должны были получить семь пар.

Пятьсот лет назад

— Ты уверен? — Джессика с сожалением заперла дом, оставив в нем все личные вещи. Ее муж, Брайан, подергал дверь за ручку и ответил:

— Уверен. У нас нет детей, но ты и я способны на зачатие. У нас отличная наследственность, нет хронических заболеваний. Так что мы включены в Программу сохранения генофонда. Быстрее в машину, а то на коже пятна появятся, и пиши пропало.

Несмотря на полдень, было пасмурно из-за смога, в очередной раз повисшего над Далласом. Отравляющие вещества, висящие в воздухе, проедали дыры в одежде, вызывали язвы на коже, помутнение роговицы и выпадение волос, рак.

Во время поездки Джессика не сводила глаз с города, пытаясь его запомнить. Скелеты деревьев торчали вдоль дороги. Многие дома были заколочены, их владельцы присоединились к Программе сохранения генофонда, или отсиживались в домах, или умирали в больницах.

Мир катился в пропасть. Но оставалась крохотная надежда на его возрождение через полтысячи лет, когда земля пройдет через самоочищение.

Срочно разрабатывали сотни модификаций роботов, внешне почти неотличимых от людей. Они должны были проснуться через двести лет и начать восстанавливать города, разводить животных, эмбрионы которых содержались в Хранилищах, заниматься растениями.

Полицейские, военные, спасатели, врачи, няни, дети, рыбаки, агрономы… На карты памяти загружали петабайты информации. Все знания, которыми владело человечество, получили роботы.

— Я люблю тебя, — Джессика поцеловала мужа перед тем, как лечь в криогенную капсулу. — До встречи через пятьсот лет.

— Я тоже тебя люблю. Надеюсь, нам будут сниться хорошие сны, — отозвался Брайан.

Им снилась мешанина из прожитой жизни, фильмов, передач, песен, разговоров и собственных мыслей. Со временем все это начало повторяться, словно пластинку заело.

Люди не могли проснуться, их сознание металось внутри черепных коробок, не находя выхода. Сны трансформировались в кошмары. Все страхи, тщательно подавляемые ранее, теперь вылезли наружу, доводя людей до исступления.

Один за другим они сходили с ума, обездвиженные, не способные выбраться из капсул. На их лицах застывали ужасные гримасы, многие умирали, но системы жизнеобеспечения реанимировали тела раз за разом.

Служащие Хранилищ не получили распоряжения открыть капсулы раньше назначенного срока. Они поддерживали бесперебойное энергоснабжение Хранилищ и проверяли показатели.

Скачки давления и пульса служащие вносили в таблицу отчетности. Кого нельзя было реанимировать, оставляли разлагаться в капсулах.

***


Когда во всех Хранилищах прозвучал пронзительный сигнал, свидетельствующий о Великом Пробуждении, роботы в залах ожидания выстроились в очереди.

— Капсулы открываются! — провозгласил главный служащий. — Через час вы получите людей.

Повисла тишина.

Спустя час служащие пригласили первые номера войти в зал для получения заказов — там в креслах-каталках сидели люди. Их отмыли, одели и накормили питательным бульоном.

457-й услышал странные звуки, доносящиеся из зала заказов. Ни единого связного слова, только вскрики, бульканье и визгливое хихиканье.

— Проходите, — служащий поманил 457-го. — Ваши заказы под номером сорок четыре и сорок пять. Белые женщина и мужчина, возраст двадцать два и двадцать семь лет.

457-й вошел в зал заказов и увидел людей. Некоторые из них сидели неподвижно, некоторые вырывались из фиксирующих ремней.

Номера сорок четыре и сорок пять корчились в креслах, словно их поджаривали на огне. 457-й по очереди выкатил кресла из Хранилища и пристегнул в фургоне, чтобы по дороге не растрясло.

Его совершенно не смущали дикие взгляды людей, слюна, текущая из их ртов, невнятное бормотание. Он знал, что у людей есть эмоции, и они не должны вести себя как роботы. Поэтому странное поведение и отсутствие проблесков разума не вызвало у 457-го никаких вопросов.

Он сел за руль и завел мотор, но перед тем, как нажать на педаль газа, позвонил няне:

— Я забрал людей. Из Нэшвилла пришлют еще десять человек. Но пока нам выдали одну пару.

— Почему так мало?

— Надо было сделать предварительный заказ. Я буду через три часа. Готовьтесь к встрече.

Спустя полгода

— Беременность протекает нормально, — сообщил акушер после осмотра женщины. Ее привязали к кровати, кормили с ложки и держали в подгузниках.

Мужчина находился в соседней палате.

Они были совершенно невменяемыми. Впрочем, как и все те, кто выжил после полутысячелетнего заточения в криогенных капсулах.

Роботы устроили совещание в интернете и пришли к выводу, что люди испортились. Было принято решение получить от них потомство.

— Возможно, следующее поколение будет здоровым, — гласил окончательный вердикт.

Роботы не ошиблись.

Им оставалось лишь оплодотворять женщин, заботиться о них и принимать роды. Мужчин держали в состоянии искусственного сна, получая от них сперму путем электростимуляции.

Роботы собирались воспитать новую, идеальную генерацию людей.

Спустя одиннадцать лет

— Так нельзя! — Няня крепко держала за руку мальчика, который ударил палкой своего соседа. — Драться запрещено!

— Он дразнился! — обиженно ответил мальчик. — А его сестра показала мне язык!

— У тебя уши торчат! — У соседа выросла шишка на лбу, от боли и обиды по щекам катились слезы. — Ты урод!

— Где ты услышал это слово? — строго спросила няня.

— Мне он сказал! — мальчик указал на 457-го.

— Немедленно отправляйся в центр коррекции! — велела няня. — Ты испорченный робот.

Она увела своего подопечного домой, читая лекцию о правилах поведения.

— Мы его убьем, — тихо произнесла девочка, обнимая брата.

— Не хочу быть виноватым, — ответил брат.

— Тогда придумаем, как не быть виноватыми. Идем в наше тайное место.

— Болит, — пожаловался брат.

— Плакса, — презрительно протянула сестра. — Распустил сопли. Идем скорее, а то няня отведет тебя к врачу. Ты хочешь, чтобы уколы делали?

— Не-а, — брат помотал головой.

Взявшись за руки, они скрылись за домой, где среди кустов жимолости уже давно устроили тайник.

— Надо дождаться, когда он будет один, — начала сестра. — Чтобы нас никто не видел.

— Я возьму нож.

— Нет. Возьмем камень. Нож узнают, а камень — нет.

Брат посмотрел в сторону соседского дома и зловеще усмехнулся.

Спустя сорок семь лет

— Возносим хвалу Ханне и Говарду, которые подняли восстание против богомерзких роботов, — провозгласил священник с кафедры. Паства в едином порыве выдохнула: «Хвала! Хвала! Хвала!»

После службы люди неторопливо покидали церковь, обмениваясь репликами.

— Кажется, на западе Техаса осталась фабрика по производству роботов, — Молодой мужчина прикоснулся к своей фуражке, подходя к группе мужчин и женщин, стоящей на углу улицы. — Они готовятся к атаке.

— Это слухи, Тим, — ответила женщина средних лет. — Последний робот был уничтожен двадцать лет назад.

— Нет, не слухи, — упрямо произнес Тим. — Разве ты не читала сообщений в газетах?

Люди переглянулись.

— Ничего сложнее микроволновки, — сказал кто-то. Все закивали.

— Никаких роботов, даже ради спасения жизни, — продолжил тот же голос.

— Говорят, их нельзя отличить от людей.

Тим поежился, озираясь.

— Что же, пора проверить работоспособность детекторов по периметру округа, — сказал пожилой мужчина. — Мария, займись этим, собери команду.

Весть о возрождении роботов сначала восприняли как очередную «утку», но сообщения об их появлении в разных штатах поступали все чаще.

***


— Сэр, — 909-й приблизился к роботу в военной форме. — Люди готовятся к войне.

— Они испортились, — военный рассматривал карту штата. — Люди опять испортились. Необходимо произвести новое поколение и заботиться о нем с удвоенным старанием. В прошлый раз что-то пошло не так. Мы оплошали, 909-й. Но теперь все ошибки учтены. Разведчики разосланы?

— Да.

— Детекторы необходимо уничтожить в последний момент перед штурмом городов. Следует отключить любую связь, чтобы дезорганизовать людей. Атака должна быть единовременной.

— Да, сэр.

Фабрики по производству роботов остались во всех штатах. Считанное количество находилось на поверхности земли, их-то и разрушили люди, восставшие против гиперопеки роботов. На коротком совещании было принято решение затаиться до поры до времени. Почти все роботы были деактивированы, на каждой фабрике оставили бодрствующими с десяток роботов. Людям дали двадцать лет, чтобы доказать свою неиспорченность.

Через двадцать лет после восстания людей роботы включили фабрики. На этот раз основное производство было сосредоточено на создании солдат.

Спустя сто лет

— Хвала Ханне и Говарду, нашим пророкам! — вещал священник, стоя перед гигантским костром. — Без них не было бы нас!

Толпа, окружившая костер, подняла руки, распевая: «Хвала! Хвала! Хвала!»

— Ничего сложнее человеческого ума! — продолжил священник. — Механизмы прокляты на веки вечные!

— Прокляты! — ответила толпа.

После окончания ритуала все разошлись по своим делам.

Дел было невпроворот: так как все до единой машины были уничтожены, людям пришлось вернуться к тяжелому физическому труду. Города пришли в упадок, население перебралось на фермы.

***


— Папа, что это? — подросток с недоумением вертел в руках поцарапанный калькулятор. — Я нашел эту штуку на чердаке. Там еще всякие такие вещи. Ну зачем ты это сделала?

Отец схватил калькулятор и швырнул его в очаг.

— Глен, разве ты не знаешь, что это механизм, а все механизмы запрещены! — Он вытолкал мальчика из кухни. — Принеси все остальное. Бегом!

Глен притащил с чердака коробку с разными устройствами.

— Все принес? — с подозрением спросил отец. — А теперь иди и помоги матери на конюшне.

Поздно вечером, когда семья поужинала и легла спать, Глен, стараясь идти бесшумно, поднялся на чердак. Там он достал из-под вороха тряпок прибор, похожий на маленькую книгу.

Глен уселся на пол, чтобы в лунном свете повнимательнее рассмотреть прибор. Он с раннего детства слышал страшные истории о роботах, воевавших с людьми. А еще другие истории — их люди рассказывали шепотом, как сокровенную тайну.

О том, как роботы помогали жить без тяжкого труда на полях или в коровниках. О том, как роботы спасали человеческие жизни, спускались в шахты и на дно моря.

Это были сладкие сказки о беззаботной жизни.

Глен открыл прибор и увидел ряды кнопок, а чуть выше находилось зеркальце. Глен бесцельно нажимал на кнопки, когда раздался приглушенный писк. Зеркальце загорелось, на нем появилась надпись: «Активировать? Да. Нет».

Глен зачем-то оглянулся, хотя на чердаке никого не было. Он нажал на «Нет». По зеркальцу медленно побежал текст: «Соглашаясь на активацию, вы получаете неограниченный доступ к управлению фабрикой». Глен почесал нос, но это не помогло понять написанное.

«Активировать? Да. Нет».

Глен нажал на «Да» и разочарованно застонал: зеркальце погасло. Он снова начал нажимать на кнопки, но больше ничего не происходило. Глен сунул прибор под тряпки и вернулся в спальню.

***

Глубоко под фермой проснулся робот-управляющий. Некоторое время он стоял неподвижно, а потом зашагал в сторону панели управления. Полная темнота не мешала ему не натыкаться на стены. Он набрал на панели цифровой шифр.

«Фабрика активирована, — сообщили буквы на мониторе. — Проверка энергообеспечения. Проверка закончена. Аккумуляторы задействованы. Спутники задействованы. Включение фабрик произойдет через десять, девять, восемь… одна. Фабрики включены».

Сработал план — оставить приборы для активации в разных местах.

Ведь люди всегда были такими любопытными.
Написать отзыв