Покажи мне будущее

от PriestSat
минимистика, драма / 13+
30 мар. 2019 г.
30 мар. 2019 г.
1
1496
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
В доме, построенном из досок, щели были законопачены мхом. Но все равно в комнатах гулял ветер. Дочки Невана — две пары близняшек — забились в угол в кухне, рядом с очагом. Они слышали, как кричала мать, наблюдали за тем, как бегал отец — то с ведром воды, то с окровавленными тряпками в руках. Потом мать умолкла, вместо нее заплакал младенец.

— У нас братик? — спросила Амелия.

— Сестричка, — ответила Аманда.

— Я хочу ее увидеть. — Луиза привстала, но тут увидела отца.

— Сидите здесь, — приказал он. — Выйдете, когда я скажу. И чтобы ни звука, ясно? Или из леса придет большой черный человек, он заберет вас и сожрет ваши души. Вы никогда не увидите ангелов. И никому никогда не говорите, что был младенец. Он умер, понятно? Умер. Я похороню его в лесу. Если только скажете, что он был… из города приедут судьи и арестуют вашу маму.

— А за что? — пискнула Мириам.

— Она не хотела, — всхлипнул отец. — Это случайно получилось. Она убила ребенка. Придавила.

— Ох! — разом вскрикнули девочки и зажали рты руками.

— Поэтому если вы хоть упомянете о младенце, вашу маму сожгут на костре, а нас всех отправят в тюрьму. И убьют.

***


— Мы совершаем смертный грех, — простонала Тереза. Неван прижимал к груди недавно родившуюся дочку. Он завернул ее в рваную пеленку, девочка, наплакавшись, крепко уснула.

— Нет никакого греха. Он даст нам денег. У нас уже четыре девочки.

— Но нас обвинят в убийстве.

— Никто никого не обвинит. Ферма стоит далеко от города. Мы не приезжали туда полгода, твой живот не заметили. Прекрати! — прикрикнул Неван на жену. Ребенок вздрогнул, но не проснулся. — Отлежишься пару дней. Все будет в порядке.

— Девочки обо всем расскажут.

— Я сказал — нет! — Неван вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

На заднем дворе стоял слуга господина Перси — Дван. Он молча протянул Невану холщовый мешочек, в котором позвякивали монеты.

— Чтоб твой господин в аду сгорел, — пробормотал Неван, забирая деньги и отдавая Двану ребенка. — Проваливай.

В ответ Дван ухмыльнулся, показав длинные белые зубы. Клыки были такими крупными, что это напомнило Невану встречу с волком на опушке. Тогда было жутко холодно, Неван спешил срубить засохшее дерево, чтобы привязать его к лошади и оттащить к дому. Он услышал рычание позади себя, лошадь заржала, встав на дыбы.

Волк смотрел на Невана, оскалив зубы.

— Изыди, сатана, — дрожащим голосом произнес Неван. — Изыди ради господа нашего Христа.

Волк облизнулся и потрусил в чащу.

— Изыди, сатана, — и сейчас прошептал Неван.

Дван сунул ребенка себе за пазуху, легким движением вскочил на лошадь и ускакал.

***


— Наконец-то! — Перси с нетерпением ожидал возвращения Двана. — Да где же ты был? Неси в подвал, скоро ведьмин час. Ты едва не опоздал.

Перси запер ворота, потом убедился, что соседи не следят за ним, и закрыл двери и ставни на окнах.

— Клади сюда, — он указал на пол, где уже начертил тройной круг и нанес символы. Четвертый круг должен был защитить Перси и Двана от любых сущностей.

Дван и осторожно положил ребенка в круг. Девочка, очутившись на каменном ледяном полу, завозилась. Только она собралась закричать, как Перси ловко впихнул ей в рот кусок тряпки, смоченной в молоке. Затем он надел шелковый плащ пурпурного цвета. Материя была потрепанной от частого использования, кое-где виднелись подпалины и темные пятна. Перси собственноручно вышил на плаще заклинания и знаки.

— Приступаем, — сказал он. Дван взял с полки нож с изогнутым лезвием и вручил Перси. Сам опустился на колени, молитвенно сложив руки.

Перси перекрестил ребенка ножом, затем достал из деревянного ящика несколько костей, завернутых в вощеную бумагу.

— Надеюсь, что меня не обманули, — он вытащил кости из бумаги и расположил вдоль внутреннего круга. — И это останки друидов, а не ерунда с кладбища для бедных.

— Это настоящие кости друидов, — ответил Дван. — Ручаюсь за подлинность.

— Хорошо, — кивнул Перси.

От десяти свечей, прилепленных к полкам, лился тусклый, дрожащий свет. В подвале воняло сыростью, гнилью и горящим воском. Но Перси давно было наплевать на любые дурные запахи. Он терзался сомнениями при первом убийстве, у него тогда сильно дрожали руки. Но теперь Перси убивал так же просто, как Дван сворачивал головы курам или гусям.

Он был равнодушен к смерти младенцев. Со временем Перси убедил себя, что поступает милосердно по отношению к этим никому не нужным девочкам.

— Ангел Севера, покажи мне будущее, — нараспев произнес Перси. — Ангел Севера, я, сын Ингви, даю тебе эту жертву, чтобы ты соединил эту ночь с ночью будущего. Возьми душу и кровь некрещеного безымянного младенца, от которого отреклись отец и мать. Возьми кости друидов. Покажи мне будущее.

— Пора, — сказал Дван. — На счет три. Раз, два, три.

Перси вонзил нож в грудь младенца и трижды провернул в ране. Потом тем же ножом отсек голову и бросил ее в деревянное ведро. Кровью, льющейся из шеи, он щедро полил кости, продолжая взывать к Ангелу Севера.

Ему вторил Дван, раскачиваясь из стороны в сторону.

— Он здесь, — провозгласил он. — Здесь.

— Я чувствую. — Перси низко склонил голову. — Ангел Севера, прими мою жертву. Возьми кровь и душу некрещеного младенца, от которого отказались отец и мать. Возьми его и покажи мне будущее.

По подвалу пронесся легкий ветерок, но он не задул свечи. Наоборот, они стали гореть ярким пламенем, и теперь в подвале стало светло, как днем.

— Ангел Севера. Я поклялся отдать себя Властителю Ада. Я исполню эту клятву. Покажи мне будущее. — Перси наклонился, вжимая пальцы в остывающее тельце. — Покажи мне будущее. Я хочу знать, когда миру настанет конец.

У Двана закатились глаза, он затрясся, словно в припадке.

— Ангел Севера, — Перси почувствовал, как у него волосы поднимаются дыбом, — ты здесь.

— Да, — задыхаясь, ответил Дван, — я здесь. Ты доказал, Байярд Перси, сын Ингви, что достоин занять место среди адского воинства. Открой свой разум, дай мне в него проникнуть.

Перси откинул голову, закрыв глаза.

Ему показалось, что в лоб загоняют раскаленные гвозди.

Он увидел крылатое воинство, вырывающееся из разбитого зеркала. Таких зеркал было множество по всему миру, и в один миг они были разбиты изнутри, чтобы выпустить легионы демонов и духов. Перси видел незнакомый город с высокими домами, с непонятными устройствами, в которых ехали люди.

Это был настоящий конец света.

— Спасибо, — прошептал Перси. — Спасибо. Я готов.

— Нет. Еще рано. Только через три года ты сможешь покинуть это тело.

Дван рухнул как подкошенный. Свечи погасли, и Перси очутился в кромешной тьме.

Он на четвереньках выбрался из подвала и долго отмывал руки в лохани. Перси тошнило от пережитого волнения. Он провел ладонью по лбу, вытирая испарину, но на его губах застыла довольная улыбка.

Наконец его воззвания достигли цели. Будущее оказалось идеальным. Древние боги должны были занять свое истинное место, убрав лживого христианского божка.

Три года и три месяца спустя


— Я здесь, хозяин. — Дван, которого все считали недоумком из-за немоты — он разговаривал лишь в присутствии Перси и без свидетелей — прокрался к камере, где был заключен Перси. — Я принес ваш любимый нож.

— Спасибо, Дван. — Перси подставил руки, чтобы поймать нож, который Дван просунул сквозь прутья решетки на окне. Для этого Двану пришлось лечь на землю. Камера находилась в подвале тюрьмы, виднелась половина окна. — Куда ты потом отправишься?

— Сяду на корабль, плывущий в Европу. Затеряюсь среди монахов, это будет нетрудно. Я когда-то был монахом.

— Спасибо за все. — Перси не видел Двана: окно было слишком высоко расположено. — Да пребудет с тобой Ангел Севера.

— Он всегда со мной.

Оставшись в одиночестве, Перси опустился на колени и снял рубаху. Чтобы начертить круг на полу, покрытом грязной соломой, Перси пришлось изрезать левую руку.

— Ангел Севера, я, сын Ингви, вверяю себя тебе, — произнес он. — Отдаю тебе свою жизнь, кровь и душу. Будь моим проводником в аду, помоги мне получить аудиенцию у Князя Мира. Ответь мне, чтобы я знал, когда должен умереть.

Повисла тишина. В камере было холодно, жаровня с тлеющими углями давно погасла. Перси не чувствовал усиливающегося мороза, он ждал.

Послышался бой часов на городской ратуше.

— Сейчас, — произнес чей-то голос. Перси воткнул нож в грудь, но длины лезвия не хватало, чтобы добраться до сердца. Тогда Перси вспорол горло крест-накрест.

Он стоял на коленях, пока не потерял сознание. Зрение угасало, но Перси успел увидеть, как кровь впитывается в круг.

Тюремщики обнаружили заледеневший, обескровленный труп Байярда Перси, распростертый на полу камеры. Перси сжимал рукоятку короткого ножа, но на самом теле не было ни единой раны.

Труп Перси был предан огню, а прах развеяли по ветру.

О нем бы забыли навсегда, если бы не тайные записи священника, которые тот хранил в церкви.
Написать отзыв