Машинист

максиприключения, фантастика / 18+
9 мая 2019 г.
17 июл. 2019 г.
15
55538
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Предупреждение:

Все еще плохо вычитано.


4. Потери и трофеи.

Пятое шоссе, протянувшись с юго-востока на северо-запад в сторону границы с Интрией, врезалось в лесной массив и взбиралось по уступам в горы, превращаясь практически в серпантин. Боевые машины потеряли бы много времени, выбрав этот путь для наземной переброски, мешая друг другу, замедляя общие передвижения. Но одиночный трак мог добраться до ущелья по шоссе гораздо быстрее.

Отдав последние распоряжения на полигоне, Гэри Хантсман вывел из гаража «Пандинус Рекс». Это была новая модификация «Скорпиона», встречаться с которой Уиллоу и его команде не доводилось. Более маневренный и легкий «Рекс» был и куда быстрее своего предшественника, «Пандинуса» первого поколения, и требовал меньшего количества людей для обслуживания. Командир при необходимости мог выполнять сразу функции погонщика и стрелка, так что Гэри взял с собой лишь водителя и заряжающего. Оба были лучшими на своем курсе и давно ездили вместе. Последнее в боевых условиях было немаловажно. «А условия боевые», - мрачно сказал себе Гэри, уже сидя в командирском кресле.

- На месте встречи будем через тридцать минут, - сообщил по рации капитан Франц, когда «Рекс» въезжал в предгорья.

Сумерки редели, уступая место легкому утреннему туману, поднимавшемуся из ущелья. Шоссе сделало поворот на запад, в сторону Мальбурга, крупного приграничного города, а впереди тянулись бугристые травяные возвышенности, окруженные сосновым лесом, и купы беспорядочно растущих кустов барбариса. Приглядевшись, Гэри понял, что они обозначают обочины разбитой проселочной дороги, которая некогда была оживленной, теперь же превратилась скорее в широкую тропу.

Потрескавшийся старый асфальт лишь кое-где торчал из травы серыми осколками. Дорога сначала шла на подъем, а затем плавно понижалась у края ущелья, словно ныряя в плоскую овальную чашу. На дне чаши еще плескался туман, а из него на краю пропасти вставали очертания серых каменных стен и обветшалых черепичных крыш.

Город-призрак взирал на ущелье темными провалами разбитых окон, сквозь трещины в кладке стен прорастали побеги дикого винограда, на полуразвалившихся башенках, украшавших фасады некоторых зданий, зеленели молодые деревца. На самой высокой башне, поднимавшейся над городской площадью, еще сохранились часы, стрелки которых замерли, показывая половину третьего.

- Ничего себе! – выдохнул Келлер, механик-водитель, глядя в гипоскоп на руины.

- Нам на площадь. Ориентируйся на башню с часами, - сказал ему Гэри. – Из нее выйдет причальная мачта для дирижабля. Наземная команда спустится первой, мы должны будем ей помочь пришвартоваться.

Смяв колючую поросль кустов на дороге, трак въехал в город. Старинные булыжные мостовые все еще сохранились на главных улицах. На гул двигателя со всех сторон отзывалось эхо. Когда выехали на площадь, многоугольную, беспорядочно застроенную, Гэри велел заглушить мотор, и выглянул из откинутой крышки верхнего люка.

Больше года назад в почти такое же, только не солнечное, а хмурое и пасмурное утро Трэвис поила его кофе из своего дурацкого кукольного сервизика. Как бы сложилась ее жизнь, что бы она стала делать, если бы война вдруг закончилась? Он так и не спросил.

Следов гусениц на дороге не было, они успели в заброшенный город первыми, но «Муравьед», был рядом, Хантсман не сомневался в этом. Всматриваясь в сплетения полуразрушенных улочек, он слушал свежую утреннюю тишь над ущельем, стараясь уловить приближающийся рокот двигателя.

- Полковник Хантсман, говорит «Орлица Ниллуны», - прозвучало в наушниках сквозь треск помех. – Мы на подлете. Ориентировочное время прибытия десять минут.

***

- Гэри? – переспросила Верн и с отвращением скривилась. – Что за нежности? Он на нас всю свору свою науськал!

- А ты думала, будет легко? – съязвил Уиллоу без улыбки, не сводя глаз с тяжело плывущего в небе дирижабля, и торопливо перехватил шест обеими руками. – Ну, берите левее, живо! Толкайте сильнее, ребята. Макс, Верн, вы должны помочь нам.

Впереди русло выгибалось влево, делая петлю, прежде чем обрушиться в ущелье. На размытом дождями левом берегу чернели нагромождения плоских валунов, наклонно осевших в воду.

- Мы врежемся! – ахнул Ли.

- Да, именно, - изо всех сил толкаясь шестом о встречные камни, подтвердил Уиллоу. – Нам нужен угол для навесной стрельбы. Надо поставить трак передком на эти камни.

- Тогда еще левее! – просияв от догадки, вскричал Ли.

До рвущей боли в мышцах и потемнения в глазах машинисты налегли на шесты, стараясь развернуть понтон ближе к берегу. Верн и Максин, задыхаясь, вдвоем повисли на запасном шесте, толкая плот наравне с мужчинами. Общими усилиями они вырулили на мелководье у берега, и днище плота заскребло по камням.

- Всё, запрыгивай в кабину, - следя глазами за дирижаблем, Уиллоу показал Верн, чтобы она бросила шест. – Ли, давай за ней. А мы поднажмем, - добавил он, обращаясь к Жослену и Макс.

Втроем они навалились на один шест, заставляя плот повернуть и наехать передним краем на груду валунов. Верн метнулась к кормовому люку, Ли бросился за ней. Понтон накренился под острым углом, и тяжелая громада «Муравьеда» начала съезжать в воду, но тут заурчал мотор, закрутились колеса, и гусеничные ленты задвигались. По наклонной металлической платформе трак, словно по пандусу, въехал на широкий плоский валун и остановился, возвышаясь над рекой носовой частью. Ствол его орудия уперся в небо.

- Так. Наводи на баллон! – крикнул Уиллоу в открытый кормовой люк.

- Кого вы учите? – возмутился оттуда Ли.

Бросив шест, Уиллоу и Жослен спрыгнули на берег и прикатили большой камень, чтобы подпереть край плота и не дать ему съехать обратно в воду. Пушка «Муравьеда» медленно поворачивалась слава направо вслед за летящим дирижаблем, в следующий миг трак отрывисто дрогнул, и ядро прочертило в воздухе огненную дугу.

Макс, никогда не видевшая орудийной стрельбы, громко ахнула, привстав на цыпочки. Ядро промчалось левее, не задев тускло-серебристый бок дирижабля, и рухнуло далеко внизу с разрывающим слух грохотом.

***

Дирижабль появился в небе над лесом, вначале беззвучным темным пятнышком, потом сверкнул на солнце металлом обшивки, негромко гудя в вышине.

Тишина над ущельем, нарушенная его появлением, вдруг рассыпалась ревом и скрежетом каменных обломков прямо над головой у Хантсмана. Башня с часами на другом конце площади разлетелась вдребезги, будто стеклянная, наполнив воздух облаками каменной пыли и тучами обломков.

Келлер в водительском кресле вскрикнул, вытаращив глаза. Гэри нажал двумя пальцами на ларингофон на шее.

- «Орлица», это Хантсман. Что происходит?

- Хантсман, это Франц, - отозвался командир воздушного корабля, - Нас обстреливают с земли. Внизу слишком много растительности, не можем засечь огневую точку.

- Ваша главная задача – доставка техники, - ответил Гэри. – Увеличьте ход.

***

- Черт! – Уиллоу вскочил на броню, заглядывая в люк. – Если они нас засекут, нам хана. Их кормовые орудия в три раза мощнее нашего.

- Щас, щас, - пробормотал Ли, вжимаясь лицом в налобник прицела, - Я просто пристреливался, командир. Дальность полета при навесном огне у нашей машинки удовлетворительная, я его достану.

- Да, уж будь добр, - отозвалась с водительского места Верн, жавшая на газ, чтобы удержать трак на месте.

Дирижабль продолжал свой плавный полет в сторону ущелья. Кусая губы, Ли ловил в перекрестье прицела его продолговатый силуэт. От напряжения у него на спине взмокла майка, и подрагивали плечи.

- Не давите на меня! – рыкнул он, упреждая нетерпеливые возгласы ожидавших рядом товарищей, чуть отклонился назад, ненадолго задержал дыхание и нажал спусковую педаль.

Трак снова дернулся от отдачи, и Уиллоу отбросило с брони на плот, под ноги Жослену. Тот даже не шелохнулся, замерев и запрокинув голову к небу. Там, в вихре черных облаков, распустился огненный цветок, невероятной и ужасной красоты.

***

«Орлица Ниллуны» оделась пламенем в единый миг, прямо на глазах у машинистов «Рекса». Взрывом ее обшивку вспороло изнутри и разметало по небу. Ошметки железа и черно-красные языки огня летели во все стороны. Пылающей кометой дирижабль рухнул с неба на дно ущелья, заставляя горы многократно содрогаться рокочущим эхом. Воздух наполнился удушающим жаром и запахом раскаленного металла, с кисловатым привкусом, похожим на вкус крови.

Грохот падения все множил и множил эхо в горах, черный дым поднялся над пропастью, заволакивая пустынные улочки города. Тишина, наступившая после взрыва в небесах, оглушала. Келлер опять глухо вскрикнул, привстав на водительском сиденье, и тяжело опустился обратно.

- Т-там были все н-наши, - заикаясь, проговорил Гробан, заряжающий, и его губы задрожали.

Ошеломляющая пустота вокруг и внутри придавила Гэри к земле, а в следующий миг перед глазами все заволокло красной пеленой. Когда взгляд снова прояснился, Гэри обнаружил, что сидит в командирском кресле и подкручивает ручку настройки радиопередатчика.

***

Барабанные перепонки сначала разорвал железный гром падения дирижабля, а потом слух сдавила тишина. Никто из команды «Муравьеда» не мог вымолвить ни слова, все лишь громко учащенно дышали, словно только что взобрались на самую высокую гору. Клубы дыма, встававшие со дня ущелья, разъедали глаза и оседали копотью на лицах.

На потрясенном лице Макс слезы прочертили светлые дорожки по черным от сажи щекам. Жослен взял ее за руку, но у самого дрожали пальцы. Из открытого кормового люка послышались посвистывание и треск – ожила рация, которой машинисты еще ни разу не пользовались. Динамики, закрепленные на обшивке рядом с сиденьем командира, выводили переговоры на громкую связь.

- Экипаж «Муравьеда», говорит полковник Хантсман. Как слышите? – голос в динамиках звучал на удивление спокойно, неэмоционально. – Я так понимаю, вы уже на подъезде к заброшенному городу? – Хантсман взял паузу, сдерживая негромкий вздох, а когда продолжил, в его голосе промелькнула печаль и словно бы усталость. – Опять только ты и я, Эд. Жду на мосту.

Уиллоу взобрался в люк и потянулся к микрофону радиопередатчика.

- Дай мне пять минут, Гэри.

***

Разбитая дорога заканчивалась ржавым указателем, на котором уже нельзя было прочесть название города. Сломанные кусты, взрытая трава на обочинах говорили о том, что недавно здесь уже прошла другая боевая машина.

Город на краю ущелья утопал в тени, его разрушенные серые стены казались миражами, готовыми развеяться в пыль. Едкий черный дым оседал, кругом было пусто и тихо.

- Что если это ловушка? – глухо проговорила Верн, глядя в гипоскоп на каменный лабиринт впереди.

- Ловушка и есть, - спокойно ответил Уиллоу. – Притормози.

Возле указателя он открыл кормовой люк.

- Дальше ты не едешь, - сказал он Максин. – Жди здесь. Чем бы ни кончилось дело, перейди мост и ступай через границу, к перевалу. Там найдешь помощь.

- Да вы что? – возмутилась Макс и упрямо затрясла головой, - Жос, я не пойду! - ее голос задрожал и надломился.

Леру поставил ее на ноги, подняв с бокового сиденья за плечи, и подтолкнул спиной вперед к открытому люку.

- Давай, иди, - потянув Макс за низ свитера, он не стал обнимать или целовать ее, а просто привлек ближе, подержал рядом с собой и легонько оттолкнул. – Просто выживи, дурочка упрямая.

- Здесь целый трак упрямых дураков, - с трудом сдерживая слезы, пробормотала Макс, позволяя вытолкать себя на дорогу. – Давайте вы все выживете, а?

Ли грустно вздохнул и захлопнул люк.  Фигурка девушки в широких мужских брюках и черном свитере превратилась в тень, замершую на обочине, а «Муравьед» свернул на одну из извилистых улочек, в конце которой еще дымились развалины часовой башни. Солнце, выбравшись из-за леса, начинало припекать. Оно заливало ярким светом город, разгоняло тени в ущелье и зажигало искры в облаках водяной пыли над водопадом, который виднелся в стороне, справа от города. А чуть левее водопада над пропастью изгибался мост.

Сложенная из серого камня массивная постройка когда-то выглядела величественно, сейчас же на ней, как и на всем вокруг, лежала печать запустения. Булыжный настил зарос очитком, резные перила покрывала сеть трещин. Каменные фигуры грифов, пряча головы под крылом, сидели на перилах в ряд. Под опорами моста далеко внизу, плескалась на камнях, набравшая силу река. В самом конце, там, где виднелся съезд на другую сторону ущелья, ярко освещенный солнцем, стоял «Скорпион».

Он выглядел иначе, чем обычно – корпус казался более узким и обтекаемым, но лобовой щит был мощнее, с острым, как жало, наростом  посередине.

- Что за зверюга у него! – Верн чуть приоткрыла рот от удивления, наблюдая «Пандинус» в визирную щель.

Жослен и Ли только лишь встревоженно переглянулись.

- Вот и я, - Уиллоу взял микрофон рации. – Начнем?

- Я не собираюсь тебя убивать, - тут же отозвался в динамиках Хантсман, - если ты сдашься.

- Не шути так, - отрезал Эд и выключил рацию. – К черту болтовню, народ. Мы не затем так долго ехали.

- Тогда какой план теперь, командир? – спросил Ли. -  Мы его в лоб не пробьем, это не дирижабль.

- Да, вижу, летать он не умеет, - огрызнулся Уиллоу. – Поэтому мы его просто сбросим вниз.

- В смысле, протараним? – Верн нервно облизнула губы, с опаской глядя на имперский трак.

- Он легче нас, - ответил Уиллоу, разглядывая новый «Пандинус», - Разгоняйся и маневрируй, не давай ему прицелиться. Леру, заряжай. Ли, приготовиться к стрельбе по команде.

- О-ох, - тяжело то ли вздохнул, то ли застонал в ответ Жослен и потянулся к боеукладке.

Ли выкрутил реверсное колесо, наводя орудие.

- Как всегда роскошный план, мать его так, - процедила Верн сквозь зубы, перехватывая удобнее рукоятки управления. – Нас жвалами помнут при столкновении, если раньше не подстрелят. А лобовая броня у него будь здоров.

- А мы в бочок, - усмехнулся Уиллоу вкрадчиво и недобро. – Когда скажу, Ли, стреляй по гусеницам, пусть его развернет на ходу. Ну, вперед.

- Вы думали, он сдастся, командир? – с осторожной укоризной в голосе промолвил Гробан, глядя в гипоскоп.

«Муравьед» на другом конце моста разворачивал орудие.

- Я спросил, - равнодушно пожал плечами Гэри. – Заряжай. – Он повернул колесо вертикального наведения, целя в щит «Муравьеда», - Водитель, вперед.

Оба трака рванули с места к середине моста. Мелкие камешки разлетелись из-под гусениц, выпадая из крошащейся от старости брусчатки. Где-то внизу дрогнули опоры.

- Ого! – воскликнула Верн, ощутив вибрацию под днищем. – Мостик-то шатается.

- Успеем, - беспечно отозвался Уиллоу.

Трак взревел, набирая полный ход. Ущелье по обеим сторонам моста в боковых визирных щелях казалось теперь чередой смазанных цветных пятен, несущихся навстречу и исчезающих позади. Солнечные зайчики скакали перед глазами, изредка норовя ослепить, и уносились прочь. Реальным был только «Скорпион», преграждавший путь. Набирая ход, он взводил хвост.

- Уходи влево, - скомандовал Уиллоу, когда черный хвост взметнулся кверху, и мимо по воздуху чиркнуло ядро.

Мост дрогнул, где-то позади ухнуло, и со стуком осыпалась стена ближайшего здания.

- Ли, давай, - сказал Уиллоу стрелку.

Тот нажал на пусковую педаль, выпущенное «Муравьедом» ядро со скрежетом скользнуло по обшивке левого борта «Скорпиона» и, заложив дугу, срезало головы четырем каменным грифам на перилах, прежде чем упасть в воду.

- Да, что ж ты все мажешь сегодня? – возмутился Уиллоу.

«Скорпиона» качнуло от удара по касательной, но он выправился и снова набрал ход, взводя хвост для нового выстрела.

- Он тоже мажет, - обиделся Ли. - Постреляйте на такой скорости.

Расстояние между траками стремительно сокращалось.

- Езжай помедленнее, Эд, - Гэри снова до упора выкрутил реверс. Его второй выстрел был чуточку удачнее – чиркнув по броне «Муравьеда», ядро снесло курсовой пулемет. Коалиционный трак подбросило, и опоры моста снова заходили ходуном. – Сбавь немного, Келлер, я сниму им гусеницы.

- Черт! – застонала Верн, которую щелчком ядра по лобовой броне отбросило вбок и едва не свернуло челюсть. – Я разорюсь на стоматологах! – Она ладонями поспешно вытерла брызнувшие от боли слезы.

- Петляй, как можешь, - глядя на «Скорпиона» в перископ, приказал ей Эд. – Он хочет нас обездвижить.

- Лучше мы его? – предложил Ли.

- Я перезарядил, - доложил Леру.

– Готов, жду команды, - тут же добавил Ли.

«Скорпион» вырос в перекрестье прицела, загораживая весь обзор впереди.

- Целься в водительский гипоскоп, - видя выступающий над лобовой броней, обрамленный сталью окуляр, распорядился Уиллоу. – Убьем водителя!

- Изверг, - зябко передернув плечами, пробормотала Верн и крутанула рукоятку, поворачивая трак вправо, потом влево, чтобы уйти из-под прицела «Скорпиона».

Тот выстрелил, и от обшивки «Муравьеда» рядом с правой гусеницей полетели искры и куски металла.

- Не могу так! – пожаловался Ли. – Дай три секунды.

- Две, - отрезала Верн, - А то нас подобьют. Пристрелялся гад!

- Стреляй, Ли, и держитесь все, - Уиллоу приник к перископу; оба трака разделяло теперь метров пять, казалось, что в темноте за визирной щелью «Скорпиона» можно разглядеть движение. – Пора.

- Ох, вы, всешние боги! – обреченно пробормотала Верн и придержала рычаги, выравнивая трак для выстрела.

Ли нажал ногой на спуск, и ядро буквально впечаталось в стеклянную полусферу на носу «Пандинуса».

- Ну, и кто мажет? – победно заверещал стрелок.

- Есть! – крикнул Уиллоу, подскакивая на кресле. – Давай, жми! – «Скорпион» дернулся и вильнул к перилам. - Заходи слева!

Гулкий звон стали, гарь и треск переполнили нутро «Рекса». Выстрелом его отбросило вбок, к краю моста. Трехслойная лобовая броня выдержала, но ядро, пущенное в упор, угодило в единственное слабое место – гипоскоп водителя. Застряв в обшивке, оно разорвалось и осколками разворотило грудь Келлеру.

Отчаянный крик Гробана потонул в грохоте стали. Кабину заволокло дымом. Гэри нырнул с кресла вниз к водительскому отсеку, чтобы выровнять ход. Трак тащило к краю, каменные перила хрустели под напором. Шаря в дыму по приборной панели, Гэри нашел ручной тормоз и всем телом налег на рычаг.

Скрежеща по брусчатке, «Пандинус» затормозил возле последнего уцелевшего на этой стороне моста каменного грифа. Хантсман закашлялся, хватая ртом воздух, с трудом сдерживая тошноту.

- Он подставил бок, давай! – выкрикнул Жослен, когда «Скорпион» затормозил у самого ограждения, развернувшись носом к краю.

Ли смотрел перед собой вытаращенными глазами, Уиллоу до боли вцепился в железную скобу на обшивке рядом с верхним люком.

- Давай! – выдохнул он.

- Мама, я боюсь! – заорала Верн и до отказа выжала педаль газа и обе рукоятки управления.

Вильнув по дуге, «Муравьед» развернулся поперек моста и слева влетел в бок «Скорпиона». Оба трака подбросило от удара и поволокло к краю. Перила рушились, камни с них дождем сыпались вниз, обезглавленные грифы, тяжело падали на брусчатку, словно настоящие мертвые птицы, и тут же разбивались на осколки.

Скрежет брони о броню, гусениц о брусчатку до боли оглушил машинистов «Муравьеда». Ли и Жослен повисли на плечах Верн, таща ее к себе, помогая оттянуть тормозной рычаг. Застонав, словно живое существо, «Муравьед» метнулся из стороны в сторону, сдал назад и заглох среди моста, упираясь вытянутым носом в черный бок «Скорпиона».

Гигантский стальной кулак обрушился на борт «Рекса», смяв обшивку в средней части, и бросив трак на перила моста. Гэри едва успел вжаться в противоположный борт, чтобы ему не придавило ноги. Когда убийственный скрежет вокруг смолк, он понял, что остался в траке один. Заряжающего смяло как тряпичную куклу между покореженной обшивкой и приборами.

В кабине вдруг стало удушающе жарко и тесно, выбраться можно было только через верхний люк. Раздирая в клочья форменную кожанку, Гэри с трудом протиснулся к крышке люка и выполз на обшивку. «Рекс» завис над краем моста на правой гусенице, держась над пропастью на одном только честном слове.

«Муравьед» замер рядом, уткнувшись в него своим стальным лбом. Чувствуя слабость в коленях, Гэри сел рядом с люком. Под ребрами кололо, он не знал, не сломаны ли они. Верхний люк коалиционного трака начал открываться.

Поначалу Уиллоу казалось, что при столкновении он развалился на части, ослеп и оглох, настолько сильно заныли все кости, зашумело в ушах и поплыло перед глазами. Потом восприятие мало-помалу прояснилось, и Эд понял, что все еще сидит в поднятом кресле под самой крышкой верхнего люка в теперь уже остановившемся траке.  Внизу, у водительских приборов, он уловил копошение команды.

- Все живы? – спросил Уиллоу, еле ворочая языком.

- Ага, - так же через силу ответила за всех Верн. – А там чё деется?

В двух шагах слева от «Муравьеда», в проломе обрушившихся перил над пропастью замер покореженный ударом «Скорпион».

- Пойду разберусь, - пробормотал Уиллоу, борясь с крышкой люка.

Открыв ее, он выбрался на обшивку, тяжело поднялся на ноги, жадно вдыхая свежий, еще пахнущий отработанным топливом воздух, оглядел мост сверху. Перила, возле которых столкнулись «Муравьед» и «Скорпион», были почти полностью разрушены, на дальнем конце моста, ведущем в заброшенный город, по брусчатому настилу ползла трещина.

Мост явно собирался рухнуть в ближайшее время. Как и «Скорпион», накренившийся на один бок. На его обшивке рядом с башней сидел Гэри Хантсман в рваной куртке, покрытый копотью, с кровавыми потеками на лице. Увидев вылезшего на башню «Муравьеда» Уиллоу, он потянулся к портупее на боку. Эд замер, вдруг осознав, что у него нет при себе личного оружия.

Видя замешательство на лице Уиллоу, Хантсман криво улыбнулся.

- Я по-прежнему не собираюсь тебя убивать, - трясущейся рукой он вынул из кобуры револьвер и положил рядом на обшивку трака.

Каменные балясины перил дрогнули под тяжестью «Скорпиона», он просел и закачался, заваливаясь набок, скользя вниз. Гэри устало усмехнулся, и откинулся на спину. Пошарив руками вокруг себя, точно в поисках опоры, он уцепился за неровный выступ на броне и отрешенно уставился в небо над ущельем.

- Даже и не думай, - Эд быстро перешагнул с обшивки одного трака на обшивку другого; стальная махина даже не качнулась под его весом и продолжила свое медленное падение. –– Наклонившись вперед, Уиллоу поймал Гэри за ворот куртки и стащил на мост в тот самый миг, когда перила, наконец, подломились и осыпались вниз, увлекая за собой побежденный «Пандинус». – Геройской смертью не отделаешься.

***

- О, боги!!! – взобравшись на башню «Муравьеда», машинисты орали хором, заламывая руки и хватаясь за сердце.

Макс бежала к ним по мосту во весь дух, а позади нее со стуком опадала брусчатка и расширялся зияющий пустотой провал. На последних метрах ее пробежки Жослен с воплем спрыгнул вниз, бросился навстречу и, закинув на плечо, потащил к траку, на твердую землю. Верн и Ли соскочили к ним, обнимая. Уиллоу только улыбался, сидя на броне и глядя на их радость.

Мост через ущелье обрушился в течение следующего часа, не пережив последнего боя имперского и коалиционного траков. Грохот рушащихся пролетов, эхо падающих камней и плит, еще долго затихали в ущелье, пока «Муравьед» ехал к перевалу.

Кругом снова шелестел на ветру сосновый лес, машинисты, утомленные переживаниями, молчали. Макс сидела на коленях у Жослена, потому что в траке теперь было тесновато.

- Зачем? – где-то полчаса спустя Верн первая подала голос, воззрившись на командира с упреком. – Ну, зачем было его с собой тащить?

Она бросила взгляд на тонущий в тени моторный отсек, поморщилась и отвернулась. Пленник, сидевший на полу у металлической стойки, с руками, связанными ремнем Ли, выглядел безучастным и смотрел на рифленую обшивку возле своих ботинок.

- Да ты что? – Уиллоу посмотрел на водителя с ответным упреком. – Он ценный заложник. Сын графа Хантсмана! За него выкуп дадут, как годовой бюджет Долмины.

- А, тогда ладно, - без особого энтузиазма согласилась Верн и досадливо вздохнула. – Только места он занимает много. Большенький мальчик, между прочим.

- Кто-то поедет на броне, - невозмутимо предложил Уиллоу.

- Этот кто-то, конечно, я, - ворчливо предположил Ли. – Не командир, не водитель. И Макс выгонять тоже невежливо, как и людей искусства. Остается черный раб.

- Я тоже могу, - сразу же примирительно откликнулся Жослен. – Да и вообще, почему бы нам всем не подышать воздухом прямо сейчас? Погода хорошая, дорога приятная, за нами не гонятся. Может, ненадолго остановимся и передохнем на ближайшей полянке?

Он со значением взглянул на Уиллоу. Тот благодарно кивнул: командиру и пленнику следовало бы поговорить и лучше всего наедине.

- Так значит, я боевой трофей? – Хантсман заговорил лишь тогда, когда трак заглушил мотор под светлой сенью сосен, и вся команда высыпала наружу через кормовой люк, к залитой светом круглой полянке среди леса.

- У меня есть на вас некоторые виды, полковник, - подтвердил Уиллоу, подходя к нему и присаживаясь рядом на корточки, - но сначала, - он ударил Хантсмана кулаком в лицо так, что из носа хлынула кровь. – Это за Макс.

Гэри понимающе ухмыльнулся и вытер разбитый нос о рукав куртки. Потом связанными руками схватил Уиллоу за джемпер на груди, рывком притянул ближе и поцеловал. Крепко и жестко, оставив на губах медный вкус крови.

- А это за ужин, - объяснил он.

- Справедливо, - хмыкнул Эд, слизав кровь, и сел на пол напротив Хантсмана. – Что ж, теперь мы в расчете и можем поговорить о деле. Вы много чего наворотили, но, как я понимаю, из лучших побуждений, ведь вы солдат, Гэри, и стараетесь не для себя. Будь это не так, я бы оставил вас на мосту.

- Я должен быть тронут? – сухо поинтересовался Хантсман.

Перемена участи подействовала на него угнетающе, но держался он молодцом, отметил Уиллоу не без доли невольной симпатии.

- Не обязательно, - возразил он и продолжил: - Вы не задумывались, а что случится, если вас постигнет неудача? Не лично вас, как вот сейчас, а Империю в целом? Если война будет проиграна? А она будет – это время уже не за горами. Возможно, вы, как солдат, готовы к такому повороту событий: вот сейчас вы в плену, но ведете себя мужественно, как и всегда. Однако, будут ли готовы к этому ваши люди, простые мирные жители? А Она? - он наклонился вперед, заглядывая Гэри в глаза, - Это не мое дело, но, мне кажется, вы дорожите ей. Что с ней будет, когда армия Коалиции перейдет границу, войдет в Ниллуну, штурмом возьмет императорский дворец? Не окажется ли Она в жалком подневольном положении, когда от нее отвернутся даже свои?

- К чему вы ведете? – Хантсман ответил холодным, но пристальным взглядом, в котором, тем не менее, таилась тревога.

- Пора заканчивать с этой войной, - ответил Уиллоу, и на его лице вдруг сразу отчетливо проступила огромная усталость. – Пока есть шанс выйти из нее без лишних потерь. Пока вы можете Ее защитить. Как с нашей, так и с вашей стороны найдутся люди, готовые начать переговоры и решить все уже сейчас, не доводя до крайностей. Вы можете этому поспособствовать, если согласитесь мне помочь.

- У вас такие далеко идущие планы? – удивился Гэри. – Почему вы думаете, что у вас получится?

- У меня одного нет, - возразил Уиллоу. – Я никто, но вы другое дело. Вас услышат, вашего отца услышат. Если вы поговорите с ним, поможете его убедить. И ее тоже. Возможно, поначалу она не обрадуется, но позже будет вам благодарна за такой исход, который поможет ей выйти с честью из проигрышной ситуации.

Уиллоу замолчал, вопросительно глядя на Гэри. Тот медлил с ответом, смотря в открытый кормовой люк на поляну, где команда «Муравьеда» расположилась на поваленном дереве, греясь на солнышке.

- Я и не подозревал, что именно это у вас на уме, - заговорил Хантсман, наконец. – Мы враги, я пытался вас использовать во вред Коалиции, вы убили моих людей и взяли меня в плен. Но, не могу сказать, - он уперся подбородком в колени, продолжая глядеть на поляну и задумчиво сводя брови над переносицей, - что не думал о том же самом. От войны устали многие. И есть те, кто захотят вас услышать, раз вы решили об этом заговорить. Возможно, и мой отец.

- Значит, вы согласны попробовать? – уточнил Уиллоу.

- Ну, вы не оставили мне выбора, - Гэри выпрямился, откинувшись спиной на стенку позади, и усмехнулся. – Я ведь все равно ваш пленник?

- Да, - Уиллоу пожал плечами, как бы извиняясь. – И развязать вас я пока не могу. Но требовать выкуп у вашей семьи не стану. Обещаю, как только обстановка вокруг станет мене взрывоопасной, мы разберемся со всеми возникшими трудностями. А пока давайте тоже подышим воздухом.

- Эй, идите к нам! – Верн помахал с поляны рукой, Ли, Жослен и Макс обернулись с улыбками.

Уиллоу подхватил Гэри под локоть, помогая встать на ноги.

- Хорошо, - согласился тот, - Эдди.

Уиллоу придвинулся ближе, внимательно, немного настороженно заглядывая ему в глаза.

- Я не рассказывал, что Мири называла меня Эдди, - он сразу понял, что речь идет о том разговоре во время ужина в цитадели, и на его лице отразилось недоумение.

Гэри загадочно усмехнулся.

- Это рассказывали не вы. Обещаю, мы со всем разберемся. А пока подышим воздухом.


ВОТ И ВСЕ.

Слава Богу))) Благодарю тех, кто молча восхитился (с) ,  и доброго таинственного незнакомца, нажавшего на звездочку. Для всех вас я старалась, как могла.

И  -  долой войну! Будем жить.
Написать отзыв