Взятка

миниAU, флафф / 16+ слеш
Ана Амари Габриэль Рейес Джек Моррисон Джесси МакКри
14 мая 2019 г.
14 мая 2019 г.
1
4636
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Пахло замечательно… Джек с наслаждением вдохнул этот аромат свежей выпечки, мешавшийся с запахом специй и почему-то дерева, видимо, здесь не так давно был ремонт. Он опустил взгляд. Так и есть, полы были настелены свежие. Он огляделся, подмечая какие-то мелочи: солнечный узор на полу, милые пасторальные пейзажи на стенах, яркие пирожные в витринах.
— Что-нибудь выбрали? — с очаровательной улыбкой поинтересовался стоявший за прилавком парень лет двадцати, такой же домашний и теплый, как и все тут.
— Я, признаться, не особенно любитель сладкого. Удивите меня, — Джек посмотрел на пластинку бейджика, уточняя для себя имя, — Джесси.
— Да без проблем, подождите минутку, — рассмеялся тот.
Джек присел в ожидании за столик в углу, снова принялся осматриваться.
— Мы открылись совсем недавно, — болтал Джесси, возившийся с чайником. — Ремонт только недавно прошел, ничего, надеюсь, что не прогорим. Признаться, я не особенно-то верю в успех этого предприятия, в смысле, тут столько конкурентов, но папа всегда говорит, что надо верить в свои силы.
— Семейное предприятие? — с охотой поддержал беседу Джек.
— Ага. Что-то вроде того. В основном тут всем занимается па, я так, на подхвате. Он говорит, что я должен привлекать покупателей, хотя я, признаться, не особенно понимаю, как это делать. Ну то есть, я поставил рекламный щит…
Джек усмехнулся, вспоминая черную доску, на которой мелом было выведено: "Кондитерская "Марисоль" ждет вас" и намалевана жирная стрелка, утыканная вишенками.
— Может, стоит еще флаеры пораздавать?
— Может, стоит помочь мне? — проворчал откуда-то из глубин пекарни голос, от которого у Джека все внутри поджалось, чтобы потом расправиться и сладко потянуть.
Стоило признать, что этот таинственный владелец кондитерской вниманием несчастного Джека завладел всецело. Вернее, его голос. Джек не был уверен, хочет ли он вообще увидеться с этим — он бросил короткий взгляд на меню, — Г. Рейесом. Если он хотя бы вполовину соответствует своему голосу, это будет чересчур уж. Раз предприятие семейное, то где-то должна быть еще и мать семейства. Наверное, помогает мужу украшать пирожные и смеется, смахивая сахарную пудру с его носа.
Хотя особо выбора не было, увидеться все равно придется.
— Прошу, — отвлек его от размышлений Джесси, водружая на столик небольшой круглый поднос. — Выбрал самое лучшее.
Белоснежное прямоугольное пирожное было украшено чередующимися светлыми и темными янтарными полосами, вызывающими в памяти летний день, запах медовых трав, жужжание пчел.
— Великолепно, — оценил Джек.
— Кондитерская "Марисоль" — мы продаем не пирожные, а ощущения, — отчеканил Джесси.
Джек аккуратно поскреб ложечкой эти самые потеки, отправил в рот, прикрыл глаза. Кленовый сироп, как он и подозревал.
— Божественно, — оценил он.
— Очень рад, — прогудели над головой.
Джек замер, не донося ложечку до рта. Владелец "Марисоль" все же вышел лично.
— Что-то не так? — обеспокоенно поинтересовался тот.
— Все великолепно. Я даже не ожидал, что так может быть.
— Поэтому и не открываете глаза?
Джек улыбнулся, как он сам надеялся, загадочно, а не глупо.
— Наслаждаюсь ощущениями, впитываю их всем существом. Это пирожное бесподобно, не припоминаю, когда в последний раз пробовал подобное чудо, а я много чего в своей жизни ел.
— Сочту за комплимент, если вы не возражаете.
Смеялся Рейес тоже красиво, сердце Джека заныло: "Уходи. Я не хочу влюбляться еще больше, мне хватит и твоего голоса".
— Что ж, я не буду вас больше отвлекать. Мистер…
— Моррисон. Джек Моррисон.
— Гэбриэл Рейес.
Он все-таки ушел, это Джек ощутил, когда ощутил легкий холод, словно сквозняком потянуло. Он открыл глаза. Так и есть, напротив никого не было. Только Джесси вышел из-за кассы и смотрел в окно, заложив руки за спину, словно пытался рассмотреть в спешащей мимо толпе кого-то, кого давно потерял.
Джек вспомнил про чай, наполнил чашку, внимательно следя за тем, как поднимается уровень жидкости, облизывая белые гладкие стенки. Оглянулся. Около двери остановились две девушки, о чем-то заспорили, поглядывая внутрь. Джесси улыбнулся им, девушки смутились, засмеялись и все-таки вошли.
— Ой, как у вас тут красиво.
— И так пахнет вкусно.
— А еще и я красивый, — от скромности Джесси умереть не грозило.
Джек откинулся назад, улыбаясь. Наблюдать за всем этим было очень занятно. Джесси вовсю любезничал, сыпал комплиментами, девушки смеялись и пытались выбрать одно на двоих пирожное из всего разнообразия витрины. Наконец, они выбрали, убежали к столику и принялись фотографировать добычу со всех сторон.
— Еще что-нибудь? — Джесси подошел к нему, составил на поднос посуду.
Джек моргнул только сейчас сообразив, что умудрился все съесть и выпить, даже не заметив вкуса.
— Нет, думаю, что мне пора приступать к работе. Но вы меня, признаться, удивили, как я и просил.
— Отрадно это слышать. Добро пожаловать в кондитерскую "Марисоль", мистер, — Джесси отвлекся на очередного клиента, старичка, выглядевшего так, словно не понимал, куда попал.
Джек решил больше не отвлекать сверхзанятого официанта и кассира в одном лице, вышел на улицу, подышать свежим воздухом, оглянулся, улыбнулся, видя, как Джесси что-то терпеливо втолковывает старичку, потом указывает на столик и пантомимой изображает наливание чая. Старик покивал, прошел к столику и сел, оглядываясь.
— Что ж, приходится признать, что со своей работой парень справляется.
Голос оказался неожиданностью, снова отозвался внутри как басовито гудящая струна.
— Мистер Рейес, — Джеку даже оборачиваться было не нужно, чтобы понять, кто с ним заговорил. — Выбрались немного отдохнуть?
— Нет, заметил, что этот балбес отвлекся на девчонок и забыл вам вручить презент от заведения. У нас сегодня первый день, так что дарим небольшие подарки. Вот купон на бесплатное пирожное, можете его использовать в любой день.
"Не будь идиотом, Джек, просто обернись, тебе все равно придется это сделать минут через пять".
Джек вздохнул поглубже, возвращая себе уверенность, повернулся, чтобы взять полоску, встретился взглядом с Гэбриэлом и слабо пробормотал:
— Лучше бы мне купон на бесплатный нашатырь.
— Что?
— Нет-нет, ничего… А… Кхм… Спасибо, да, — он схватил цветную полоску.
Этот чертов кондитер был просто воплощением всех юношеских грез Джека Моррисона: высокий, мускулистый, смуглый. Еще и улыбался так, что Джек срочно принялся вспоминать о текущих скучных делах, наверняка опять на столе полнейший беспорядок, особенно. Если Ана снова привела на работу дочь. Конечно, у дяди Джека такие веселые цветные стикеры на столе лежат, просто необходимо ими все облепить. И степлером поиграть, скрепив между собой все черновики.
— Надеюсь, вы еще к нам зайдете?
"Можно, поселюсь у вас жить вообще?".
— О, не сомневайтесь, вы меня еще увидите.
— Мне уже следует бояться? — Рейес продолжал улыбаться.
— Возможно, — Джек встряхнулся, напоминая о работе, вытащил удостоверение. — Санитарно-эпидемиологический надзор, окружное отделение. Инспектор Моррисон.
Рейес сразу поскучнел, что Джека отчего-то огорчило.
— У меня все в порядке с санитарией, инспектор. Желаете осмотреть рабочие места?
— Желаю, — Джек нервно облизнул губы. — Надеюсь, там не очень жарко? Я… Не очень хорошо переношу, когда жарко…
— Как и в любой пекарне.
Говорил Рейес неприветливо, но несмотря на его холодный тон, Джеку казалось, что его уже запихнули целиком в духовку и теперь прибавляют температуру.
— Идемте, посмотрим, что там у вас, — слабо сказал он, нервно дергая узел галстука.
Рейес хмыкнул, двинулся вперед, не приглашая следовать за собой, хотя Джек все равно за ним тащился как привязанный, не отрывая взгляда от спутника. Горяч, чертовски горяч. Ну вот за что это все свалилось на него? Голос этот, улыбка…
— Что такое, инспектор, вам нехорошо? — слегка издевательски спросил Рейес. — Мы ведь даже еще не зашли внутрь.
— Не переношу, когда так горячо, — простонал Джек, созерцая мельтешащие перед глазами цветные пятна.
— О, Мадонна! Этого мне еще не хватало…
Вырубился Джек больше не от жары, которая доканывала последние несколько недель; а от соприкосновения лба с плечом Гэбриэла. Успел только понадеяться, что грохнуться на пол ему все-таки не позволят.
В себя он пришел, лежа на диване в какой-то незнакомой комнате, уже без пиджака и галстука, в расстегнутой рубашке, слабо дернулся, попытался сесть, осмотрелся, прислушался к ощущениям. Неплохо, в целом, голова не кружится, да и вокруг прохладно.
— Пришли в себя, инспектор Моррисон? — спросил Рейес, подходя к нему.
— Не уверен, — пробормотал Джек.
— Тогда не вставайте и не убегайте. Не хватало еще, чтобы во время проверки моей кондитерской окочурился проверяющий. Это не очень-то хорошо для бизнеса, знаете ли, тем более, для такого маленького, как мой. Вот, выпейте.
Джек послушно взял протянутый стакан, выпил. От вкуса трав полегчало настолько, что он даже смог смотреть на Рейеса почти спокойно, хотя голова снова закружилась, видимо, от тех самых трав. Джек снова стал клониться набок, моргнул, с усилием выпрямился. И обнаружил, что Рейес уже стоит рядом.
— Может, договоримся, инспектор? — тот улыбался как змей-искуситель, протягивающий яблоко. — Я навел о вас справки, вы у нас почти единственный честный и неподкупный инспектор в округе. Но вдруг мне повезет?
— Я взяток не беру, — мгновенно вспыхнул Джек. — Мне хватает и жалования.
— Так я вам деньги и не предлагаю, ну что вы.
Рейес уселся на диван, придвинулся ближе.
— Тогда о чем вы?
Джеку отодвигаться было некуда, пришлось терпеть соседство, не падать в обморок и мыслить здраво.
— Ну, скажем, — Рейес внезапно оказался сидящим вплотную. — Я очень хорош в различного вида десертах…
— Пирожное было сладкое, — закивал Джек, теряя нить разговора.
— Вы не представляете, насколько сладкий я, — выдохнул Рейес ему в губы.
Его руки уже бесцеремонно расправились с брюками Джека, наглая и уверенная ладонь пробралась под ткань белья. Джек посмотрел вниз, шокированно уставился на Рейеса.
— Да вы что, с ума совсем уже сошли? Аххх…
— Если бы вы были чем-то сладким, вы были бы мятным коктейлем с жидким азотом, инспектор, даже не сомневаюсь.
Его толкнули в плечо, заставляя упасть на диван. Джек не успел возмутиться, как уже оказался совершенно обнажен, когда Рейес рывком стащил с него брюки вместе с трусами.
— Не волнуйтесь, инспектор, скоро вы себя ощутите намного лучше, — пообещал он, поглаживая Джека по животу.
— Это вообще называется изнасилованием, — попытался возмутиться Джек.
— Ну что вы, изнасилование — это когда против воли. А вы ведь этого хотите. Знаете, вы так милы, когда возмущаетесь, испепеляете меня взглядом. И только ваш стояк портит всю картину праведного негодования. Ну, тише… Вам действительно понравится.
— А что скажет ваша жена?
— Кто? Я не женат, — Рейес раздевался.
— А сын… — Джек против воли прикипел взглядом к обнаженному телу возможного любовника. — О, Господи.
Рейес ухмыльнулся, проследив этот взгляд, сконцентрированный сейчас на его члене.
— Нравится?
— Кошмар, — бездумно сказал Джек.
Член был крупный. Еще и стоял ничуть не слабее его собственного, что внушало здоровые опасения при мысли о том, что будет, когда он окажется у Джека в заднице. Ну или во рту, тут особо не было выбора, все равно без микротравм не обойдется.
— Это вы так восторг выражаете, инспектор? — уточнил Рейес, приближаясь.
Джек все-таки сел, вытянул руку, упершись ладонью в бедро Рейеса, не подпуская того ближе.
— Так, с вас потребовать справки об отсутствии инфекции уже поздно, полагаю?
— Я в пищевой промышленности работаю, — грустно сказал Рейес. — Я здоров как три слона. Но мы сейчас к чему о работе внезапно?
Джек вздохнул поглубже и все-таки принял решение, убрал руку, позволяя подойти. И сунулся вперед, сразу же сперва лизнув, а потом и затянув в рот головку. Над головой шумно вздохнули, потом на макушку легла ладонь, по счастью, не подталкивая. Джек максимально расслабил горло, принимая член наполовину, обхватил тот у основания, прислушался к своим ощущениям. Ничего, вполне терпимо. Внутри размерчик ощущался как-то поменьше, чем сперва показалось, хотя немножко Джеку казалось, что он удав, натягивающийся на бревно секвойи.
— Это безумно возбуждающее зрелище, инспектор, — голос над головой звучал жалобно. — Но оральный секс это не просто засосать моего жеребца и приняться составлять квартальные отчеты. О… Ого? Молчу-молчу, только уберите зубы, прошу вас, не надо его обгрызать.
Джеку безумно хотелось сделать две вещи — пнуть Рейеса, чтобы заткнулся, и перестать позориться, выдавая долгое отсутствие практики в обращении с чужими членами. Он обхватил добычу рукой у основания, положил ладонь на ягодицу Рейеса и жестом показал, что тому неплохо бы самому подвигаться, а не стоять как…. Не стоять. Рейес намек оценил верно, качнул бедрами. Джек напомнил себе, что дышать лучше носом, медленно и спокойно.
— Да убери ты руку, обещаю, что не стану трахать тебя в гланды, — приглушенно сказал Рейес. — О себе позаботься.
Дрочить под сопровождение движущегося во рту чужого члена было тем еще занятием. Не особо подходящим для рабочего утра, если быть честным. Но что-то донельзя милое в этом извращении было.
— Я так понимаю, что если рискну спустить тебе в глотку, то достану потом только половину своего достоинства?
Джек предупреждающе зубы сжал.
— Понял намек.
Обкончать Рейес предпочел все-таки не Джека, а свою ладонь и немного диван.
— Салфетку, — могильным голосом сказал Джек, рассматривая себя. — Влажную. Две. Три.
— Мокрое полотенце устроит?
— Неси.
Вытирался Джек тщательно, не глядя на Рейеса. Потом оделся, тщательно затянул галстук.
— Инспектор…
— Что?
— Так мы договоримся?
Джек обернулся, оценил эту порнографичную картинку: сидящий на диване великолепный самец, который только что кого-то отсношал; отвернулся, чувствуя, как внутри снова что-то щекочется.
— Я взяток не беру. Я уже говорил. Даже натурой.
Рейес уже оказался у него за спиной, обхватил за пояс, не давая двинуться.
— А это не взятка. Ну, назовем это некоей… личной заинтересованностью, — интимно промурлыкал он на ухо Джеку. — Вы не трахаете меня проверками, а я трахаю вас.
— Нет!
— Качественно. С огоньком и выдумкой.
— Мистер Рейес!
Горячая ладонь накрыла пах Джека.
— Каждый вечер. И буду выставлять кондиционер на ту температуру, которая для вас комфортна. Так мы договорились? Да? Отлично. Жду вас сегодня вечером. Да что с вами такое? — это прозвучало уже совершенно другим голосом, не таким интимно-ласковым. — Лежите спокойно!
— А?
Джек каким-то странным образом нашел себя снова лежащим на диване, в брюках, носках и мокром полотенце на лбу. Рейес смотрел достаточно неприветливо. И ничем не выдавал то, что недавно у них был секс. Был ли? Джек моргнул, потом сел, полотенце упало на колени.
— Что случилось?
— Вы потеряли сознание. Я попытался напоить вас травяным чаем, вы снова вырубились. Больны?
Джек замотал головой.
— Ну и отлично, выметайтесь, инспектор.
Джек поморгал. Значит, все было только сном. Можно было радоваться, что на черной ткани брюк не видно, что он во сне все-таки обкончался. Джек огляделся в поисках рубашки и пиджака, обнаружил их висящими на спинке стула, быстро оделся, на этот раз наяву.
— Насчет проверки…
— Может быть, вы хотя бы дадите мне поработать неделю перед тем, как начнете тут шнырять и выписывать штрафы за просыпанную муку и напрашиваться на конверт?
Ласковым назвать Гэбриэла Рейеса было сложно. Джеку захотелось обратно в свой эротический сон, где репутацию самого честного и неподкупного госслужащего он бы с полной охотой подпортил.
— Я не беру взяток, — огрызнулся он, повязывая галстук.
— Все вы так говорите.
На этот раз его голос такого магнетического воздействия не оказывал, слишком уж разителен был контраст с тем, что был во сне.
"Потрахаться тебе надо, Моррисон. Меньше будешь думать яйцами и больше головой".
— Но готовите вы и вправду отлично, — неловко сказал он.
Рейес промолчал, только дверь открыл, безмолвно приглашая убраться. Джек поспешил это проделать.
— Я пришлю документы, — сказал он, обернувшись. — Акт проверки, в смысле.
— Вы ничего не проверили.
— Это на ближайшую неделю, как вы и просили. А потом проверю все, как и полагается, — Джек вспомнил о профессионализме. — Спасибо, что…. Ну, присмотрели за мной.
— Я уже сказал — сдохшие ищейки для бизнеса очень вредны.
Джек прикусил губу и поспешил удалиться. Акт подписать надо, ну и заодно пережить очередной облом в жизни. Ну и попытаться вытереться в служебном туалете, хотя поздно уже. Ну хоть почиститься. И умыться тоже будет неплохо.
В кабинете уже сидела Ана, закинув ноги на стол, пользуясь безнаказанностью и отсутствием директора поблизости. При виде коллеги она приспустила очки и посмотрела поверх оправы.
— Привет, Джек. Чего такой взъерошенный? Отбивался от очередного злобного ресторатора, пытавшегося засунуть тебя в мясорубку?
— Я кондитерскую инспектировал.
— А там нет мясорубок? — Ана улыбалась.
Джек вздохнул и плюхнулся за свой стол, придвинул к себе пустой акт проверки и принялся заполнять, чувствуя на себе взгляд Аны.
— Ну что? — спросил он, размашисто подписывая документ.
— Какой-то ты… Страннее, чем обычно, хотя я думала, что это невозможно. Что-то пошло не так?
— Все в порядке. Что у нас там сегодня?
Ана сбросила ноги на пол, придвинулась к столу, пощелкала мышкой, открывая расписание, сверилась с ним.
— Как всегда, юристы, юристы, юристы. А нет, еще проверка кофейни на Пятой.
— Отлично.
Ана посмотрела на него с жалостью.
— И все же что-то случилось. Дай угадаю, ты опять позорно свалился в обморок?
Джек неопределенно пожал плечами.
— Почему сразу позорно? Я гордо упал. И вообще. С чего ты это взяла?
— Ты ненавидишь кофейню на Пятой, Джек, тебя туда на квартальную проверку затолкать удалось только под угрозой увольнения. Это та самая, где на тебя прыгнула крыса… Оказавшаяся карманной собачкой клиентки.
Джек застонал, пряча лицо в ладони.
— Не напоминай.
— Ах, как она летела, ах, как она кувыркалась, ах, какую ноту ты взял.
— Напомнить, кто мне демонстрировал свое колоратурное сопрано при виде мадагаскарского таракана? — хмыкнул Джек, откидываясь назад.
Ана передернулась.
— Не напоминай. Ненавижу кафе экзотической кухни, никогда не понять толком, что там продукты, а что само приползло.
Джек усмехнулся, потом снова задумался.
— Слушай, у тебя когда-то было такое, что с тобой случалось что-то хорошее, а в итоге все оказалось сном?
— Вроде нет. А что тебе такое приснилось?
— Кое-что хорошее. Ладно. Кто на этот раз решил нас засудить?
День потек своим чередом, ничем не отличаясь от всех прочих. Про Гэбриэла Рейеса Джек не вспоминал. Ровно до того момента, как Ана, хитро глядя на него, поинтересовалась:
— Фария ведь завтра получит от любимого дядюшки Джека что-нибудь сладкое?
— Черт… — растерянно пробормотал он.
День рождения малышки Амари из головы Джека совершенно вылетел.
— Что-что?
— Получит, Ана, получит, не волнуйся.
Вот уже три года как на все праздники сладкое для девочки приносил Джек в качестве дополнения к подарку, на который просто отдавал Ане деньги, компенсируя четверть стоимости. Все были довольны. Джек — отсутствием необходимости подбирать подарок, Фария — подарком, Ана — отсутствием необходимости бегать в поисках торта.
— В этом году она любит все синее, учти это.
— Синий торт? — ужаснулся Джек. — Хорошо… Я его добуду.
Пришедшая в голову была идея была глупой, но чем дальше Джек ее обдумывал, тем больше ему казалось, что синий торт все-таки он Фарии принесет. Добывать его он в буквальном смысле побежал. Времени до закрытия "Марисоль" оставалось не так уж и много. Так что пришлось нестись, перепрыгивая через вазоны и размахивая для пущего баланса актом приемки кондитерской.
— Успел, кажется, — поприветствовал он Джесси, сгибаясь и пытаясь отдышаться.
— Добежать, чтобы подействовать мне на нервы?
Джек так и замер. Кажется, за кассой стоял не сын Рейеса, а лично сам Гэбриэл.
— У вас радикулит, инспектор? Ну или как это называется, когда заклинивает в одном положении.
Джек распрямился, протянул ему бумаги.
— Что это?
— Как я и обещал, то, что избавит вас от моего пристального внимания, — прозвучало это неожиданно горько.
— О. Я вам что-то за это должен?
Джек подумал и кивнул. Рейес потянулся к кассе.
— Синий торт, — торопливо сказал Джек. — С птичками. Сможете? Ну скажите, что да… Я готов заплатить вдвое за срочность, ну или втрое еще и за сложность. Но мне очень нужен синий торт с птицами. Завтра у одной девочки день рождения, а у меня из головы это совсем вылетело.
— Вы не слишком-то внимательный отец, так?
Джек пожал плечами.
— Не знаю, у меня нет детей. Это дочь коллеги. Ана в разводе, поэтому я обычно покупаю торт на день рождения Фарии. Ну, вроде как подарок. Так вы сможете его сделать?
Рейес вздохнул.
— Завтра в восемь вас устроит?
— Да, более чем. Я зайду перед работой. Извините, — Джек отвлекся на звонок.
— Провал, — сказала Ана. — Оказывается, завтра в том кафе, куда мы завтра водим Фарию, будет дератизация. Что делать? Я не успеваю украсить квартиру…
— Найдем другое кафе, Ана, не переживай. Сейчас посмотрим по списку, не всех же мы запугали так, что при виде нас все в припадках бьются.
Джек вытащил блокнот, принялся перелистывать.
— "Лаура"?
— Мы ее прикрыли на карантин.
— "У Джо"?
— Это пивная.
— "Виолетт"?
— На карантине. Нет, Джек, все на нашем участке нам не подходит. Либо на карантине, либо дорогой ресторан, либо пивная, либо спортбар.
— У вас там еще одна строчка есть, — отрешенно сказал Рейес, рассматривая галстук Джека. — Кафе-кондитерская "Марисоль". Не на карантине. Биться в припадке не стану. И торт можете не забирать, он вас будет дожидаться здесь.
— Ана, я нашел место, куда мы сможем отвести Фарию. Не спрашивай. Это сюрприз.
Ана хмыкнула и сообщила, что завтрашний праздник оставляет на совести Джека, раз уж его потянуло на сюрпризы.
— Синий торт, — Джек потер лицо ладонями. — Такие вообще бывают?
— Я сказал — будет. Но мы вообще-то закрываемся, инспектор.
Джек закивал и направился к двери, провожаемый смешком.
— Кстати, Джесси — мой приемный сын.
Джек остановился, оглянулся на подходящего к нему Рейеса.
— Что?
— Вы так настойчиво выясняли у меня, не женат ли я и откуда взялся Джесси.
Джек сильно пожалел и о том, что не может мгновенно провалиться сквозь землю.
— Только не упадите в обморок еще раз, инспектор Моррисон, — заботливо предупредил Рейес. — На том диване обычно спит Джесси, вас положить будет некуда.
Джек сделал несколько быстрых вдохов, открыл дверь и выскочил в вечерний раскаленный город, еще не успевший остыть от полуденного солнца. Наверное, это больше всего напоминало побег, но сейчас было наплевать. Что еще он успел сказать? И что было сном из того, что он помнил? И… И насколько хорошо Рейес успел рассмотреть стояк Джека. Вот будет смешно, если снилось только то, что проделывал Рейес.
"Отметить день рождения Фарии и больше в эту кондитерскую не соваться. Никогда".
— Инспектор…
Голос Рейеса снова пробирал до костей, снова заставлял вспоминать тот сон. Джек заставил себя даже улыбаться, когда повернулся.
— Вы ручку обронили.
— Спасибо, — Джек сунул ручку к блокноту во внутренний карман пиджака.
— А вы не пробовали носить что-нибудь… светлое? В черном вы должны падать в обмороки каждый час.
— Это летний костюм, в нем не особенно жарко, — попробовал оправдаться Джек.
И зацепился взглядом за крохотную серьгу в ухе Рейеса, пристально ее рассматривая, словно только это созерцание его и удерживало в грешном мире.
— Во сколько вы завтра придете? — прозвучало откуда-то извне.
— М? — Джек встрепенулся. — Завтра… В шесть часов.
Рейес поддержал его за локоть.
— Вы неважно выглядите, инспектор Моррисон. С вами точно все в порядке?
— Небольшое нервное перенапряжение на работе. Ничего особенного. Закон на моей стороне, но юристы просто так не сдаются. Я пойду. Надо добраться до дома. И залечь под кондиционер.
— И простудиться, оставив завтра Фарию без праздника, — в тон ему согласился Рейес.
Джек посмотрел на него, тут же пожалев об этом. Рейес улыбался.
— Постараюсь, — он кашлянул, пытаясь выровнять голос. — Постараюсь не простудиться.
— Я могу прогнать Джесси с дивана, если у вас нет дома голодного кота и кактуса, сохнущего без внимания.
Джек покраснел, хватанул ртом воздух.
— Осторожнее, инспектор Моррисон. Не самовоспламенитесь.
Надо отстраниться, уйти, не оглядываясь, а завтра отвезти Фарию в торговый центр, там точно есть какие-нибудь кафе-мороженое. Надо вообще забыть про "Марисоль". Надо наладить свою жизнь: перестать работать столько, не забывать питаться нормально и вовремя. Надо наладить личную жизнь, хоть в гей-клуб завалиться, снять напряжение.
— Так мне выгонять Джесси с дивана?
— Выгоняйте, — слабо сказал Джек. — Но почему?
Рейес пожал плечами.
— Не знаю. На меня не так часто реагируют таким образом, — он взглядом указал на ширинку Джека.
— Неужели?
— Скажем так, вы что-то там бормотали про то, что взятку натурой не берете, так что мне стало любопытно: а вдруг все-таки берете. Ну или даете? К тому же, учитывая, как бурно реагировали на мои попытки до вас дозваться…
Джек сглотнул.
— Я не всегда такой, — попытался оправдаться он.
— Охотно верю. Итак… Идемте?
Джек позволил увлечь себя на второй этаж дома. Навстречу попался Джесси, засмеялся и прошмыгнул мимо них.
— И чтоб к утру вернулся!
— Да, па. Приятной ночи.
В прохладе комнаты Джеку стало немного полегче, удалось собрать мысли воедино.
— Снимайте с себя одежду. Вам же завтра еще во всем этом на работу возвращаться, так что разумнее будет костюм убрать в шкаф.
Звучало это вполне здраво, Джек избавился от пиджака, замер, взявшись за ремень.
— Вам помочь, инспектор Моррисон? — Рейес уже стоял почти вплотную.
— Я справлюсь. Что вы делаете?
— Раздеваю вас.
Джек справился с собой, решив, что они оба вполне взрослые, да и стесняться уже поздно после того, что он тут устроил во сне, вызванном тем странным чаем.
— А теперь-то вы мне не снитесь? — попытался он перевести все в шутку.
— Не знаю, — серьезно ответил Рейес, протягивая одежные плечики. — А если и так, то что?
Джек усмехнулся, пристраивая расправленный костюм на вешалку, покачал головой. Теперь это вряд ли сон.
— А я могу узнать, что вам такое снилось, инспектор Моррисон? Выглядели вы весьма… соблазнительно, особенно когда чуть мне запястье не сломали, требуя ласки.
— Я… Что…
— Я всего-то пару раз вас погладил, как вам захорошело, — признался Рейес. — Да не смущайтесь вы так, я все понимаю — нервы, жара, а тут еще и я на вас нарычал.
— Оральный секс с вами мне снился.
Рейес хмыкнул, потер подбородок.
— Ладно. Думаю, что рискну посостязаться с вашим сновидением, инспектор, тем более, что вы, как я вижу, уже полны желания сравнить.
Джек еще осознавал смысл фразы, а Рейес уже с размаху плюхнулся на колени, высвободил его член из трусов и без малейшего стеснения приступил к минету.
— Охрененно… — с восторгом протянул Джек. — Это точно намного круче, чем сон!
Рейес довольно хмыкнул. Джек решил, что лучше ничего не уточнять, а просто наслаждаться, тем более, что Рейес отсасывал со знанием дела и высоким профессионализмом, словно на кондитерскую именно так заработал, а сейчас просто развлекается по старой памяти.
Заканчивал он все-таки рукой, хотя Джеку уже все равно было, лишь бы не прекращали ласкать. Рейес проявил себя по отношению к счастливому до одури гостю истинным джентльменом — раздел, дотащил до душа, ополоснул и сложил на диван.
— Ну как, инспектор Моррисон. Я оказался лучше, чем во сне? — лукаво поинтересовался он, поглядывая на очнувшегося Джека.
— Намного, учитывая, что во сне наши роли были совершенно зеркальны.
Рейес слегка опешил, потом расхохотался.
— Ничего, думаю, что вы и с этой частью меня познакомитесь чуть попозже. А пока что отдыхайте. Постарайтесь подремать, я разбужу вас немного попозже, чтобы покормить ужином.
— И за что мне такой идеал ниспослан? — сонно пробормотал Джек.
— Я не ниспослан, я выгнан, — хмыкнул Рейес. — Спите, инспектор Моррисон. Вам потом еще с вытребованной взяткой разбираться. Учтите, расплачиваться я намерен долго.
Написать отзыв