Плач ольховой дудки

минидрама, фэнтези / 13+ слеш
30 мая 2019 г.
30 мая 2019 г.
2
1950
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
— Темен камень мостовой
Пой, ольховая дудка, пой,
Прогуляемся с тобой
Пой, ольховая дудка, пой.
Предрассветный сырой мрак
Коль заслушался — дурак
Ты не друг, не брат — а враг
Жизнь — за ломаный пятак
Жизнь за горсточку пшена
Воровство — твоя вина
В горле сухо — мне б вина
Мы ведем неравный бой
Пой, ольховая дудка, пой
Обреченный глухой вой
Пой, ольховая дудка, пой
Собравшиеся в таверне зааплодировали молодому певцу, одобрительно засвистели. Ильери тихо вздохнул, чуть склонив голову, пряча на мгновение промелькнувшую в глазах грусть. Знали бы они, о ком сложена эта песня — наверное, погнали бы уже прочь из города, камнями придавая бодрости.
— Крысолов, Крысолов!
Ильери вздрогнул от внезапного вопля, подобрался, внимательно осматриваясь по сторонам. К нему бросилась какая-то женщина, простоволосая, растрепанная, задыхающаяся от волнения.
— Чем я могу вам помочь? — Крысолов успокаивающе улыбнулся ей.
— В моем доме… Там… Там что-то есть…
— Сейчас посмотрим, разберемся со всем. Ведите.
Дом женщины находился в черте бедняцких кварталов, серенькая, покосившаяся набок лачуга. Ильери оглядел ее, мысленно удивившись тому, что кто-то из нечисти вообще позарился на такое жилье. Что тут взять-то? Ни мучениями насладиться, ни поозоровать всласть.
— Вы ведь мне поможете?
— Непременно. Скажите только, что вам привиделось.
— Крыса, гигантская крыса. Она смотрела на меня, скалилась и я… Я так испугалась. Я никогда не видела крыс таких размеров.
Ильери вздрогнул, обхватив себя за плечи. Вот еще выяснится, что эта крыса была белоснежной — и можно смело разворачиваться и бежать прочь, обгоняя всех обычных крыс-животных, изгнанных из жилищ всего города.
— А какого цвета была эта крыса?
— Да вроде… — женщина растерялась. — Серая.
Ильери выдохнул, чуть успокоившись. Может, просто отожралась на хлебах в богатом доме, вот и… Да еще темнота, испуг, тут паук размерами с лохань покажется. И совсем не факт, что это посланцы Айрэта.
— Сейчас посмотрим, что там такое.
Ощущение дудочки в руках неизменно придавало Ильери бодрости, словно он облекался в полный рыцарский доспех, еще и щит с мечом появлялись из ниоткуда. Юноша поднес дудочку к губам и заиграл, полностью погружаясь в мир своей музыки, доверившись лишь инстинктам. И ничуть не удивился, когда из дома выбралось с пяток крыс, расселось вокруг него, зачарованно качая головами в такт музыке.
А вот теперь наступало самое сложное — нужно было увести зверьков подальше. К счастью, Ильери знал все окрестные пруды и озера, так что привычно утопить крыс труда бы не составило. Если бы не одно «но». В конце улицы показалась гигантская белоснежная крыса, села на задницу, подняла морду, принюхалась. И решительно бросилась прямо на Ильери. Женщина, успевшая уже заскочить в свою хижину, завизжала, глядя, как это чудовище безжалостно топчет и рвет своих более мелких собратьев.
Ильери отнял дудочку от губ, осмотрелся, недоуменно вертя головой в разные стороны. А потом увидел белую крысу.
— Ты?
Крыса снова села на задние лапки, расстелила хвост по земле. И ехидно запищала.
— Чт-то это? — прозаикалась женщина.
— А… Мой ручной крысюк. Ну, знаете, он загоняет мелких крыс и все такое.
Женщина сразу успокоилась, только проворчала:
— Вот чертовы Крысоловы, башка у вас не на месте.
Ильери убрал дудочку за пазуху, вздохнул, потоптался немного на месте, словно чего-то ждал, потом медленно побрел прочь. Белый крыс бежал рядом, время от времени задевая Ильери хвостом по ноге. Вскоре из какой-то неприметной щели с трудом вылез второй, черный, крупный, матерый зверь с золотой цепочкой на шее. На цепочке тихо покачивался, звеня, бубенчик.
— Ну и зачем вы сюда явились? — прошипел Ильери, не размыкая губ.
Крысы пересвистнулись, подскочили, перевернувшись через головы, встали уже людьми. Тонкий бледный светловолосый паренек и хмурый черноволосый мужчина — сын короля крыс Айрэта от первого брака Рэн и один из воинов короля, начальник стражи, Фарус.
— Отец сказал, что тебе может в скором времени пригодиться наша помощь, — заявил Рэн. — К тому же, я по тебе просто соскучился. Почему ты снова ушел, обещал же, что поживешь немного во дворце. Отец по тебе соскучился.
Ильери не удержал глупой улыбки, невольно потянулся рукой к груди, туда, где напротив сердца красовалась магическая руна.
— Молодежь, — проворчал Фарус. — Все бы вам бродить. Король отправил меня, чтобы передать, что тебе следует поторопиться в Астинн.
— Что-то с моими родителями? — перепугался Ильери. — Фарус?
— Поторопись, — повторил Фарус, пряча глаза.
Ильери вскрикнул, бросился прочь, на ходу гадая, где можно добыть коня. К счастью, Фарус был мужчиной предусмотрительным, как и все крысолаки, любил Ильери, человеческое дитя, супруга короля крыс, заботился о том в меру своих сил. И коня привел.
— Скачи, король ждет тебя в Астинне.
Это было плохо, очень плохо. Если уж Айрэт решил навестить родителей Ильери… Крысолов гнал коня, холодея от мрачных предчувствий.
— Что случилось?
Айрэт ждал его около домика родителей Ильери, поймал побежавшего супруга в объятия, прижал к себе.
— Я так соскучился…
— Я тоже. Но что произошло?
Айрэт чуть помрачнел.
— Был неурожай, Ильери. Страшная засуха погубила поля, у всей деревни не было зерна. Епископ Гаттон созвал бедняков со всех земель на пир…
— И?
Айрэт прижал его к себе покрепче:
— Он запер их в огромном сарае и запалил его. Никто не спасся.
— Мама? Папа?
— Они были там. Мне жаль, Ильери. Очень жаль.
Крысолов горько разрыдался, вцепившись в мужа. Айрэт укачивал его в объятиях, гладил по волосам, шептал что-то нежное на ухо.
— И этот епископ… Он… Он до сих пор живет? Наслаждается каждым днем? А мои родители погибли…
— Если ты только захочешь…
Ильери поднял голову и твердо произнес:
— Я хочу, чтобы ты отомстил за моих родителей, Король Крыс.
Айрэт поднял его на руки, двинулся куда-то прочь, за деревню, к озеру, из которого возвышалась башня. На самом верху башни одиноко светилось окошко.
— Я послал всех крыс и мышей, что мне подвластны, к дому епископа. Они запугали его настолько, что он бежал прочь, спасся в этой башне. Если хочешь, он умрет там от голода. Мыши его не выпустят.
— Я хочу, чтобы он мучился, — всхлипнул Ильери. — Просто мучился. И именно сейчас.
— Как пожелаешь, любовь моя. Помоги им немного.
Землю вокруг них уже усеивал серый переливающийся ковер. Ильери кивнул, достал дудочку.
— Здравствуй, дорогая, — Айрэт улыбнулся.
Дудочка так же приветливо засвистела сама, без участия дыхания Ильери, радуясь встрече с мужем.
Когда-то первая супруга Айрэта, могущественная волшебница, была коварно убита собственной сестрой. На месте ее гибели выросла ольха, из ольхи сделал себе дудочку мальчик, тогда еще не знавший ничего о том, что в привычном мире существуют не только люди. И тогда дудочка запела, рассказывая ему о случившемся. Мальчик не испугался, он сразу поверил в волшебство. С тех пор ольховая дудочка, наделенная могуществом волшебницы, помогала Ильери сражаться с нечистью и прогонять подданных своего мужа из чужих домов. И подвела она его лишь однажды, когда в замке одного из лордов Ильери столкнулся с красавцем-воином, приехавшим погостить к лорду. Тогда Крысолов привычно принялся изгонять мелкого шкодника из подвалов… Внезапно дудочка замолчала, в темноте вспыхнули алые глаза, а Ильери потерял сознание, очнувшись уже в подземном царстве Короля Крыс.
Крысолаки, оборотни-крысы, оказались милыми, приветливыми и дружелюбными. Айрэт был добр и внимателен, не соглашался лишь выпустить гостя-пленника обратно к людям. И жизнь была неплохой, а когда Ильери понял, что влюбился в короля, именно дудочка нашептала ему, что стыдиться этой любви не стоит. Вскоре на все подземное царство был устроен великий праздник — в честь возвращения королевы и в честь помолвки короля Айрэта с юношей-человеком. Вернуть жизнь волшебнице уже не мог никто, да и она сама больше желала находиться в дудочке, бродить по свету, помогать Ильери своими чарами.
И вот теперь Айрэт улыбался бывшей жене, та радовалась встрече, а мыши и крысы нетерпеливо толпились у воды, ожидая, пока им дадут возможность отправиться к башне и отомстить.
— Сыграй, любовь моя.
Ильери поднес дудочку к губам, принимаясь наигрывать печальную мелодию, сложенную им тут же, в честь умерших родителей. По воде озера пробежалась рябь, затем тонкая хрустальная дорожка пролегла к башне.
— Вот и все… Они запустят зубы ему в тело, раздернут каждую косточку.
— Спасибо, — прошептал Ильери, прижимаясь к мужу. — А Рэн снова сбежал?
— Вот негодник, весь в мать пошел. Ну, пускай странствует, чему хорошему, может, научится. А ты домой вернешься или еще не набродился по свету?
— Набродился, — всхлипнул Ильери.
Написать отзыв