Ничего личного, Поттер

от ur1ka
миниангст, драма / 13+
Гарри Поттер Драко Малфой
5 июн. 2019 г.
5 июн. 2019 г.
1
2404
6
Все главы
5 Отзыва
Эта глава
5 Отзыва
 
 
 
 
Для Гарри Кингсли был олицетворением власти: честный, неподкупный, справедливый, жестокий. Да, жестокий, ибо власть не может позволить себе мягкотелости. Приняв страну в состоянии полного развала — опустошенная казна, разрушения, недобросовестные чиновники и огромное количество арестованных Пожирателей, он за полгода сумел привести ее в устойчиво стабильное состояние. Казалось, что этот несгибаемый аврор работает по сорок восемь часов в сутки, но несмотря на это всегда находит время для друзей. Гарри ценил эти редкие минуты общения, но понимал всю сложность деятельности министра и сам на встречи не напрашивался.  Поэтому был очень удивлен, получив приглашение от министра.

Кингсли встретил его крепким рукопожатием, предложил кресло, дождался, когда выйдет принесший чай секретарь и сел напротив. Гарри с недоумением смотрел на явно раздраженного друга и начинал нервничать. Кинг сцепил пальцы в замок и несколько раз пристукнул руками о стол.
- Речь идет о Малфое. Драко Малфое, - Кинг зачем-то пояснил, хотя они оба знали, что Люциус погиб при защите Хогвартса, а Нарцисса пережила мужа лишь на сутки. Издержки магического брака. Но Гарри насторожился. Все связанное с Малфоем всегда становилось проблемой. - Ты не знаешь, но существует закон о приговоренных к смерти, поцелую дементора или пожизненному заключению последних представителях чистокровных родов. Могу сказать, что закон является необходимой мерой и всегда неукоснительно соблюдался. Этот закон  называют Правом последней воли.

Гарри понятия не имел о существовании такого закона и не понимал, зачем он нужен. Кинг предупредительно поднял руку и продолжил:
- Обычно у всех было единственное желание — продлить свой род. И почти всегда находилась чистокровная ведьма или сквибка, которая соглашалась выносить или даже стать матерью такого ребенка. Правда, в этом случае казнь откладывалась до рождения наследника, но в целом все было прилично.

Гарри задумался и признал необходимость такого закона. Каждый угасший род ослаблял Англию, а ребенка всегда можно воспитать в правильном ключе.  Но в чем проблема Малфоя? Или он захотел какую-то особенную ведьму, а Гарри должен ее уговорить?  Ну нет, ни Джинни ни Гермиону он не отдаст! Пусть Малфой изъявляет другую последнюю волю.
- Нет-нет, - Кинг чуть растянул губы в улыбке. - У этого говнюка совсем другое желание. Он хочет провести последние двенадцать часов с тобой.

- Э-э-э-э - Гарри неуверенно хохотнул, - я не по этому делу. Мне девушки нравятся.

- Кхм, а в таком ключе я даже не думал, - Кинг расслабился. - Может, он и правда спец по мужским задницам. Но не в этом случае. Он хочет поговорить. Просто поговорить. - Кинг вновь сцепил руки в замок и склонился вперед. - Гарри, - в его голосе не хватало проникновенности, но Гарри понял, что его уговаривают. - Гарри, у нас есть предположение, что напоследок Малфой может открыть пару семейных и не только тайн. Укрытые деньги, артефакты, какие-то сведения… Я тебя не как министр прошу, а как друг, пойди к нему.

Идти не хотелось, но Гарри понимал всю ответственность Кингсли перед законом, и согласился.

Азкабан подавлял даже на расстоянии, а уж внутри гнетущее ощущение только усилилось. Гарри шел за смотрителем и вдруг поймал себя на том, что старается ссутулиться, чтобы стать как можно незаметней. Или от холода. Было холодно так, словно промозглая зимняя стылость была одной из важных узниц Азкабана. И невыносимо воняло плесенью. Шли недолго. Смотритель погремел ключами, отпирая засов одинокой деревянной двери, и отступил в сторону, пропуская Гарри в комнату. Из мебели там стоял потрепанный диван напротив камина и небольшой колченогий столик рядом.
- Комната свиданий, - равнодушно пробормотал смотритель. - Сейчас приведу приговоренного. Вам положен один прием пищи и чай. Когда подавать?

Гарри спохватился и увеличил принесенную с собой корзинку.
- Спасибо, у меня все с собой. - Палочки у посетителей не отбирали, специальный артефакт не позволял заключенным даже прикоснуться к ним. Пока смотритель отсутствовал, Гарри осмотрелся, зажег огонь в камине и дополнительно навел греющие чары. Ждать пришлось не долго — словно Малфоя держали поблизости, минутах в трех ходу. Выглядел он неплохо — свежо, как только что из душа, в потрепанной, но чистой мантии и со старательно зачесанными чисто вымытыми волосами. Еще он улыбался.

Остановившись у порога, хмыкнул:
- Ты почти не изменился. Такой же мелкий.

Гарри вскинул голову и нахмурился:
- Мне сказали, что ты выразил последнее желание поговорить со мной. Если ты… - договорить не успел. Малфой тихо рассмеялся и дал понять, что хотел бы пройти к камину. Усевшись на диван, протянул руки к огню и потер ладони, с наслаждением подставляясь идущему от огня теплу.

- Не просто поговорить. А поговорить, как лучшие друзья. Представь, что встретившись у мадам Малкин, мы познакомились, подружились, но были вынуждены разойтись. И только теперь встретились, чтобы через двенадцать часов снова разойтись. Мы будем говорить о нашей жизни, девушках, приключениях так, словно нет в мире друзей ближе. Таково мое последнее желание.

Гарри сел рядом, так же неосознанно потянувшись руками к огню.
- Ну… попробую. Только один вопрос — а почему ты не захотел оставить наследника? - Взгляд наткнулся на корзинку, и Гарри принялся выкладывать завернутые в салфетки судки. Молли постаралась на славу, вложив всю душу в приготовленные блюда. Нет, она не хотела порадовать Драко, наоборот, в ее старательности было злорадство. Она прожаривала стейки из лучшего мяса, вглядывалась в этикетку запыленной бутылки, выспрашивая у продавца, лучшее ли это вино или можно купить и поэлитней.  От Гарри она потребовала подробно  рассказать, какое лицо будет у Малфоя, когда он узнает, кто готовил.

Малфой с интересом оглядел приношение и потянулся за вилкой.
- Выглядит вкусно. Наследник? А что ему наследовать? Имя, услышав которое  шарахнется большинство волшебников. Опустевшие сейфы. Разрушенный мэнор. Ну еще по мелочам: пара родовых проклятий и невзрачная внешность. Может меня и считают жестоким, но такого не пожелаю не только своему, но вообще любому ребенку.  Ты присоединишься ко мне или я могу съесть это все сам?

Зараженный его аппетитом, Гарри тоже потянулся за вилкой и положил себе пару кусочков. Ел Малфой с нескрываемым удовольствием, даже вздыхал от наслаждения. Промокнув губы, еще раз оглядел оставшуюся еду и с легким сожалением отодвинулся от стола.
- Передай миссис Уизли мое восхищение. Давно не ел чего-то настолько вкусного. Ты, кстати, уже помолвлен с ее дочерью?

- Мы решили объявить о помолвке на Рождество. - Как всегда при упоминании  Джинни у Гарри в груди зажглось маленькое горячее солнышко, такое же рыжее и яркое, как его любимая. Малфой заулыбался и подсел поближе.
- Расскажи о ней. У меня ведь даже шанса узнать  ее настоящую не было. Видел только очередную ласку, одну из рыжего выводка.

- Ну Джинни она такая… - Гарри смутился, толком не зная, как выразить в словах чувства, - она классный ловец.

- Знаю-знаю, - Драко рассмеялся, выставляя вперед ладони. - Словно родилась на метле. Меня обходила, как стоячего.

- Ты совсем не так плох, - запротестовал Гарри. С каждым словом говорить становилось все легче и проще. Никаких секретов Малфой не требовал, просто рассказы о гриффиндорских буднях, друзьях, приключениях. Каждую историю принимал с недоверчивым интересом, виновато отводя глаза, когда речь заходила о его проступках.  Пару раз, Гарри злоупотреблял своим именем и просил у смотрителя чаю, смочить пересохшее горло. Гарри пришел в Азкабан в шесть вечера, вместе с новой сменой, и в шесть утра должен был покинуть приговоренного. Казнь состоится в половине седьмого. Но пока они болтали, не затрагивая темы жизни и смерти. Просто разговор двух давно не видевшихся приятелей.

За последним яблоком они потянулись одновременно, столкнувшись руками. Рукав тюремной робы Малфоя чуть задрался, являя кусок дымчато-серой тряпки на запястье.
- Это что? - Гарри потянулся потрогать, но Драко резко отдернул руку, злобно скривившись,  тут же снова вернувшись к мягкой полуулыбке.

- Сам дурак. Поранился в камере, завязал чем пришлось. Это то, что когда-то было белоснежным батистовым платочком.

- Надо показать врачу, - встревожился Гарри. Мгновенная злость на лице Малфоя могла быть и от того, что он не сам поранился, а кто-то помог. Может быть, его даже избивают.  Он уже привстал, звать смотрителя, но Драко успел перехватить его руки.

-  Поттер, через пару часов меня не побеспокоит и Сектусемпра, не говоря уже о какой-то царапине.  Дай надзирателю поспать. Время три ночи, самый сон.

И они снова разговаривали. Вернее, говорил Гарри.  Он впервые в жизни рассказывал о себе настолько подробно, словно душу изливал. Драко не перебивал. Он слушал, сопереживал, иногда задавал  вопросы. Вино заканчивалось и разговор постепенно  становился раскованней. Дрова в камине  прогорали, в комнате ощутимо холодало, и парни неосознанно придвигались друг к другу в поисках тепла. Драко как-то совершенно естественно развернул потертый плед и прикрыл их обоих.  Плед был коротким, поэтому пришлось сесть еще плотней. После очередной истории Гарри допил вино, смачивая пересохшее горло, и замолчал, глядя на едва мерцающие угли.
- Гарри, - Драко полуобернулся к нему, выискивая взглядом что-то очень важное в его глазах, - светает.  Скоро мне уходить.  -  Он опустил голову и робко прикоснулся к руке Гарри, безмолвно прося позволения пожать ее.  Повинуясь импульсу, Гарри сжал обе руки Драко. - Ты рассказал о себе так много, что кажется это я прожил твою жизнь. Задувал нарисованные свечи в чулане, улетал от дракона, целовал самую лучшую девушку в мире. И я хочу сказать тебе нечто важное. - Он склонился к лицу Гарри и прикоснулся губами к его губам. Замер на секунду и внезапно впился жадным поцелуем, словно выпивая саму душу.

На мгновение остолбенев, Гарри пришел в себя и с силой оттолкнул Малфоя, брезгливо вытирая губы рукавом и нарастающим ужасом глядя в глаза напротив. Зеленые глаза под встрепанной черной челкой.
- Петрификус тоталус. Силенцио.  - Замерший под заклятием Гарри мог только смотреть в собственные глаза и пытаться успокоиться. - Знаешь, Поттер, дементоры питаются счастливыми и радостными воспоминаниями. После них в душе человека остается только мрак.  А что взять с волшебника, у которого вообще нет ничего радостного? Дементоры приходили ко мне и ничего не получали. Мои гости уходили голодными, какой позор.  И я дал им то, что оставалось моим и малфоевским. Я дал им крови. - Он потянул тряпку с руки Гарри, обнажая ряд глубоких порезов.  - Я кормил их и кормил… до тех пор, пока один из них не заговорил со мной. Я им не нравился. Моя душа слишком пуста для них. Представляешь, у меня, жившего в роскоши, с родителями, готовыми купить мне хоть луну с неба, не было даже младенческих радостей. Даже их безмозглого счастья от прикладывания к груди! - Драко выдохнул, успокаиваясь, - а вот у тебя, мальчика выросшего в чулане, душа содержит столько счастливых воспоминаний, что для дементоров ты привлекательней секса с шоколадным тортом вприкуску. Оказывается, они несколько раз пробовали твои эмоции и помнят вкус, как нечто запредельное. Вот мы и договорились об обмене. Моя душа уходит в твоем теле, а твоей они лакомятся. Какая-то их магия, от меня требовалось только пропитать кровью обрывок их одеяния. Но время идет, и скоро сюда придет министр со свитой. Ведь казнь последнего Малфоя случается не каждый день.

Гарри встрепенулся, надеясь, что Кингсли снимет заклинание и все поймет. Но в дверь медленно вплыл дементор и замер посреди комнаты. Драко закатал рукав и провел палочкой по чернеющей метке.
- Намного легче, чем заточенным о стену куском щебня.

Дементор припал к ране, а оторвавшись устремился к Гарри. Немного выждав, Драко закричал, ударяю в дверь кулаком.
- Дементор, здесь дементор!

Смотритель успел лишь подхватить безвольное тело. Что ж, иногда так случалось. Дементоры выходили из-под контроля, выпивая того или иного узника. В этом случае они просто устали ждать. Кингсли констатировал смерть души и по старым обычаям упокоил  и тело. То, что осталось от земной оболочки Драко Малфоя предали морю. На берег Гарри возвращался в одной лодке с Кингсли. На вопросы министра он отвечал односложно, часто невпопад. И почти у берега взмолился, прося дать ему время отойти от отвратительного зрелища. Кингсли понял его и не стал настаивать на подробном отчете.  С причала Драко аппарировал первым, но почти немедленно вернулся на уже опустевший берег, застав там только лодочника.
- Послушайте, - нерешительно начал он, - я где-то выронил кольцо, которое купил для помолвки. У меня уже нет разрешения на посещение Азкабана, но я и не собираюсь в крепость. Просто перевезите меня через пролив, и я с причала призову кольцо.

Просьба была вполне понятной к тому же исходила от Героя Британии, и дежурный надзиратель согласился оказать небольшую услугу. Кольцо не призвалось, и надзиратель принялся утешать огорченного Поттера. Увлекшись предположениями, что кольцо могло выпасть в лодке и утонуть в море,  он не заметил вбитого в почву у причала крепкого колышка с привязанной ниткой.
- Ладно, придется потратиться еще раз, -  Драко показательно вздохнул и забрался в лодку. Всю дорогу он сидел на корме и молчал. Распрощавшись с надзирателем, который заторопился назад к Азкабану, вбил ногой в берег еще один колышек, туго натянув нить.

- Я тебе не все сказал, Поттер, - произнес он в сторону Азкабана. - Моя жизнь стоит намного дороже твоей, поэтому дементоры получили не только твою душу.

Над проливом заклубился туман, достигая берега и опадая клочьями на мокрый песок. Драко чуть отступил,
- Я отдал им Англию. Им всего-то и не хватало моста «хотя бы в одну нить».

Призрачных фигур в туманных саванах становилось все больше, Драко пришлось отступить еще немного, давая им место.
- Начните с Норы. Координаты я вам давал. Только не забудьте спрятать тела. Если вы уничтожите волшебников до того, как они поймут, что вы на свободе, то сможете потом не торопясь наслаждаться магглами.

Дементор приблизил капюшон почти к самому лицу Драко и сипло выдохну,
- Еще встретимся.

- Не пугай, - Драко легко оттолкнул полуматериальную фигуру. . Затем вся голодная армия быстро ринулась прочь, растворяясь в сером тумане. Драко достал из кармана кусок савана,  повертел его в руках и аккуратно сложил. - Глупые твари, они еще не знают, что Англия тоже остров. Часть суши окруженная соленой водой. Вряд ли им удасться найти меня на Лазурном берегу, но на всякий случай оставлю.  И да, - он отсалютовал в сторону Азкабана, - ничего личного, Поттер, просто жить очень хочется.
Написать отзыв