Шкатулка с секретом

от Lina Lynx
драбблымистика, драма / 13+
29 июл. 2019 г.
29 июл. 2019 г.
11
8660
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Это место мне показала новая знакомая, Тара. Я пришла туда впервые просто для того, чтобы провести фотосессию.

Этот двор был заброшен и пуст, - даже не смотря на то, что в окнах домов вокруг горел тёплый уютный свет, а вокруг пахло озоном после дождя и свежей выпечкой из ближайшего приоткрытого окна. Закат окрашивал стену дома и окрестные переулки в нежные персиковые, розовые и оранжевые тона, и можно было бы подумать, что романтика витает в воздухе… Но в воздухе витало одиночество.

Игрушки - совершенно разные, плюшевые медведи и зайцы, дешевые пластиковые уточки и солдатики, Барби и Кены, небанальные фафоровые куклы и пищащие пупсы - все они были покинуты и брошены. Где бы ты ни находился в этом дворике, - всегда на тебя смотрели полные грусти и одиночества глаза игрушек. Они провожали меня взглядами, и я постоянно ощущала липкий взгляд в спину. По спине бежали мурашки…

Игрушки были разными; какие почти новые, а какие уже давно лежали тут. Они все были покрыты пылью и пахли сыростью, и следы прошедшего дождя как никогда доказывали, что они заброшены и покинуты. Пыль оседала на плюше и искусственной шерсти, в волосах кукол и на платьях и штанишках пупсов. На некоторых из них были рисунки маркером, - злобные рожицы, дорисованные слёзы, грустные улыбки, зубы и раскрытые рты… На некоторых были надписи - матерные и не очень; просто пошлости и глупости. Некоторым игрушкам дорисовывали половые органы или что-то подобное, и от этого становилось противно. Ну вот зачем?.. Их бы забрать, отмыть, привести в порядок… Но кто этим будет заниматься? У меня на тот момент не было времени.

Второй раз я пришла туда, когда мне было грустно. Середина весны, и цвели деревья. В воздухе пахло зеленью, а солнце светило ярко и весело, ьило в глаза, заставляя смешно чихать. Игрушки были всё теми же, ни одной новой, но в этот раз я пришла не к ним. Не совсем к ним. Я бродила между столиков с игрушечными чаепитиями, касалась пальцами грязных локонов некогда красивых кукол в пышных, порванных платьях, обесцвеченных пылью и грязью.  Я взяла с одной из грязных деревянных полок, грубо обструганных, пллюшевого мишку, и обняла его, - хоть кого-то я могла обнимать просто так, не боясь, что меня поймут неправильно или истолкуют это как предложение. Просто обнимать и молчать - вот что мне надо было тогда. Одной рукой обнимая медвежонка, я ходила вдоль полок, кончиками пальцев касаясь выгоревшего и потрескавшегося дерева, не обращая внимания на занозы в пальцах. Я гладила лица кукол и плюшевых тигров, всматривалась в высушенный каменный мешок, когда-то бывший не то аквариумом, не то бассейном, в котором лежали поломанные пластиковые рыбки и заводные кораблики.

В конце концов, поставив Медвежонка на место, я ушла, более спокойная и равнодушная, чем когда только пришла туда.

В третий раз я пришла туда глубокой ночью; не помню причины самого прихода - но я долго тут не была. За это время рядом с тем самым Медвежонком, которого я обнимала, появилась еще одна игрушка - большой синий заяц с грустно опущенными ушами, которые закрывали глаза. Но я снова взяла медвежонка.

С этим самым медвежонком я уселась на старую скрипучую качелю, которой раньше тут, по-моему, не было. Она как будто бы сама звала меня, и как только я села, всё вдруг стало не важно. Я достала пачку сигарет (вдруг начала курить, не помню когда именно, но точно недавно). Сигаретный дым карсиво улетал в ночное небо, тёплый ветер шевелил мои волосы и будто бы гладил по лицу. Я курила одну сигарету за другой, медленно раскачиваясь на качели под мерный, достаточно противны на самом деле скрип. Но меня это успокаивало. Почему-то мне казалось, что в глазах медвежонка - страх, боль и отчаяние, но я не придала этому значения…

Последние полгода, - после второго своего прихода сюда - я стала жить как зомби. Похудела так, что все кости видно, перестала нормально есть. На работе была апатична, дома могла часами лежать на кровати или смотреть в потолок. Меня не интересовали больше прогулки с друзьями, не интересовали музыка и кино. Я ничего не хотела, - хотелось только обнять того самого мишку и сидеть с ним, молчать, неподвижно смотря на падающие с неба звёзды. И эта ночь, она тоже ясная, - вот, какая тут Луна, с красноватым отливом на жёлтом боку, и звёзды вокруг светят так ярко… Сарафанчик, который я сегодня одела, был уже весь в пепле. Высокие сапожки - измазаны в грязи, перчатки - покрыты пылью, которая так легко слетала с медвежонка. Рюкзачок уже надавил застёжкой в лопатки, ног менять позу и слезать со старой скрипучей качели не было никакого желания…

Я слишком поздно поняла, что случилось. Вместе с последней сигаретой, упавшей из руки, по щеке покатилась последняя слезинка, упавшая на Мишку. Ослабевшее тело упало с качели, глаза закатились, и последнее, что я помню, - это чей-то всхлип. Возможно, что мой…

Тара привела друзей в “дворик заброшенных игрушек”, чтобы показать новую игрушку. Таре она нравилась, была как будто бы живой. Яркие каштаново-рыжие волосы, в которых уже запутались пылинки и бабочки; одежда как будто для этой куклы специально сшитая. Сарафанчик, высокие сапожки, перчаточки, рюкзачок… Кукла сидела на качеле, в руки ей кто-то вставил сигарету. Глаза за стёклами больших очков в роговой оправе были полны тоски и сожаления. Одной рукой кукла обнимала медвежонка, раньше сидевшего на полке. Кто-то, будто насмехаясь, прикрепил к новой кукле бирку: “Дура”.

Многие теперь ходят в этот дворик, чтобы посмотреть на новую кулу. Она большая, ростом с человека. У неё каштаново-рыжие волосы и грустный взгляд зеленых глаз за очками. Она курит одну и ту же сигарету уже которую осень. Она обнимает Мишку, раскачивается на старой скрипучей качеле от каждого дуновения ветра. На её лице кто-то дорисовал слёзы. Фарфоровое ухо отбито, на одежде и шершавой краске поверх фарфора - пыль и грязь. Правда, говорят, что иногда кукла улыбается, когда смотрит в окно, напротив которого сидит, - иногда там горит свет, тёплый и уютный. Оттуда иногда доносятся запахи выпечки и свежесваренного кофе.

Там живёт ведьма, о которой никто не знает. Там живёт Тара…
Написать отзыв