Паучья Королева, Крысиный Король

от Lina Lynx
сонгфикAU, фэнтези / 18+
1 авг. 2019 г.
8 сент. 2019 г.
3
10110
1
Все главы
1 Отзыв
Эта глава
1 Отзыв
 
 
 
Примечания:
Ну, вот и новая глава пожаловала! С каждым разом я стараюсь писать лучше, и мне очень важны Ваши отзывы, дорогие мои читатели, и, особенно, автор заявки. Мне важно знать, что именно вы хотите видеть в дальнейшем, как именно вы видите развитие сюжета и что вы думаете о героях. Не забывайте, прошу Вас, ставить лайки и жать "жду продолжения", а ещё - просто попробуйте, пожалуйста, поддержать меня хоть как-то. Каждый ваш отзыв и лайк приближает продолжение!
Огромное спасибо тем людям, которые пополнили "печеньковую карту" (монобанк). Вы лучшие, ребята! Если кто-то еще пожелает поддержать меня материально и дать на печеньки - в профиле и шапке есть номер карты. =*
Люблю вас всех! Приятного чтения!
Публичная бета выключена
Северус Снейп с раздражением, достойным лучшего применения, шёл по одинаковым улочкам такого же одинакового, раздражающего городка. Его реакция была весьма прозаичной: мало того, что на него повесили (точнее, повесил, обладатель длинной белой бороды с колокольчиками) восьмерых мелких остолопов из магглорожденных, которые ни бельмеса не смыслят в магии и том, как надо себя вести в магическом мире… Так еще и отправили его в самое «то» место для него, — родной, «любимый» городок! Паучий Тупик находился на другой стороне Темзы, а по эту сторону когда-то жила Лили с родителями… и Петуньей. Северусу было интересно, — у неё ли живёт мелкий Поттер? Хотя, какое ему дело до этого, — учитывая тот немаловажный факт, что Поттер в этом году поступит в Хогвартс… Мелкая копия оленя-Джеймса! Тьфу!
     Северус Снейп передёрнул плечами и осмотрелся. Заприметив неподалёку, буквально в квартале, необходимое ему здание приюта. И направился туда. Встретила его женщина, ещё более неприятная на вид, нежели недоброй памяти Джеймс Поттер или сестрёнка Лили, Петуния.
     — Добрый день, молодой человек, — неприязненно окинула его взглядом женщина. — Вы за будущим спиногрызом, или по другому поводу?
     — Я — преподаватель в специализированной школе… — начал заученную песню Снейп, и был неприятно удивлён тем, что его перебили.
     — Ааа, вы за этими… ну, проходите. Они на чердаке. И заберите их поскорее! — с этими словами женщина, даже не представившись, круто развернулась на каблуках и ушла куда-то вглубь здания приюта, напоследок крикнув:
     — Демми! Проводи гостя к Поттеру! — и была такова.

     «К Поттеру?!» — мелькнуло в голове у шокированного зельевара. Директор Хогвартса обещал и клялся Северусу, что мальчишка в безопасности, растёт в любви и заботе у сестры Лили, — и потому он искренне считал, что в Хогвартс придёт эдакое мелкое подобие оленя-Поттера, но он никак не ожидал, что директор будет так нагло ему врать! Ведь Поттер оказался тут, в приюте… Или речь совершенно не о том Поттере? Однофамилец?.. Впрочем, проще было увидеть самому. Щуплый паренёк лет двенадцати терпеливо ждал возле Северуса, готовясь провести его к «этим», кем бы они самые «эти» ни были.
     — Ведите, молодой человек, — кивнул приютскому ребёнку преподаватель, и неспешными размашистыми шагами направился вслед за бегущим вглубь здания мальчишкой. Обшарпанные стены, покосившиеся двери, вздувшийся линолеум, — вот что видел Снейп, идя по зданию приюта вслед за его «коренным жителем». Перед шаткой лестницей на чердак он остановился.
     — Вам туда, — и кивнул вверх, буквально испаряясь. Северус задумчиво взглянул на лестницу.

     «Будь эти дети боевиками, я бы ни, а что туда не полез. лестница шаткая, проём узкий, могут столкнуть или убить ещё на подъеме», — подумалось зельевару. Но что взять с детей?.. И он смело начал подниматься, тем не менее. на всякий случай, держа палочку наготове. В конце концов, его не зря боялись даже Пожиратели, дуэлянтом Снейп был отличным, а боевиком, как оказалось впоследствии, был ещё лучшим. Это неоднократно подтверждали и дружеские матчи с профессором Флитвиком…

     На чердаке его ждали. Восемь детей, уже одетых и готовых к выходу, сидели на чердаке. Девочка-негритоска висела вниз головой на потолочной балке, раскачиваясь и напевая себе под нос какую-то мелодию; ещё две девочки колдовали, не в прямом смысле, над шевелюрой темноволосого мальчишки, который сидел к Снейпу спиной. Ещё трое — два мальчика и девочка — резались в карты, не азартно, а как-то сосредоточено. Светловолосый мальчик сидел на продавленном диване и что-то читал… Но все они при виде вылезающего из люка мужчины прекратили свои занятия. Негритоска спрыгнула с потолочной балки, приземляясь, как кошка, на ноги. Светловолосый мальчик закрыл книгу и неспешно убрал её в рюкзак. Девочки доплели сложную косицу черноволосому мальчику и завязали её широкой чёрной лентой. Троица игроков ловко сложила карты в одну колоду и убрала её куда-то в столик возле продавленного дивана. И все они, как один, повернулись к Снейпу, выжидательно на него уставившись.
     — Добрый день, молодые люди, — кивнул Снейп, цепким взглядом осматривая детей. Пусть и в поношенной, но аккуратной одежде, в основном, одетые однотипно, они производили впечатление слаженной, давно сработавшейся команды. — Меня зовут Северус Снейп, и я — преподаватель зельеварения и декан одного из факультетов в школе чародейства и волшебства Хогвартс.
     — Приятно познакомиться, мистер Снейп, — кивнул мальчик, которому девочки заплетали косу. — Меня зовут Гарри Поттер, — он вежливо кивнул, и указал на девочек. — Мои прекрасные волшебницы и подруги, Роуз Лестрейндж и Трейси Девис, — по мере того, как Поттер представлял своих друзей, глаза у Северуса становились все больше и больше. Поттер, который не только абсолютно спокойно, но и даже дружелюбно воспринимает рядом с собой детей Пожирателей Смерти? Да и откуда в маггловском, Мерлина за ногу, приюте, оказались дети Пожирателей?! В новостных каналах о них ничего не говорилось, сами его бывшие коллеги были свято уверены, что дети погибли после одного из рейдов, — как раз тогда и сошла с ума Белла, став приснопамятной «Бешеной Белль»… А тут… Лестрейндж?! Девис?! Какого Мордреда?! Тем временем, Поттер продолжал наглый хакерский взлом мозга своего будущего профессора.
     — Негритяночка, моя прелестная подруга, Адаез Шеклболт. Молодой человек с книгой — это Данил Долохов. Картёжники, слева направо, так же мои друзья и соратники: Деире Нотт, Ловелл Треверс и Керро ДеВера.
     — Да какого Мордреда тут творится?! — выругался себе под нос профессор.
     — Поясните, будьте добры, — сощурился Поттер.

     Обстановка в комнате резко поменялась. Поттер, казалось бы, привычным движением, задвинул за спину девочек. Негритяночка, которую представили, как Шеклболт, мгновенно оказалась у окна, распахнутого настежь. Мальчишки, как-то незаметно для глаза, передислоцировались, прикрывая девчонок, которые что-то доставали из рюкзаков. Или делали вид, что доставали…
     — Мистер Поттер… Для вас сейчас складывается очень неправильная, на мой взгляд, ситуация, и как бы я не любил вашего батюшку и, соответственно, вас, — я не могу о таком промолчать. Правда, разговор следует вести не здесь. После того, как мы с вами купим всё необходимое для учёбы, я навещу вас, как только смогу, и подробно всё объясню. Хотя некоторые выводы вы сможете сделать и самостоятельно.
     — У меня нет причин доверять вам, но я буду ждать вашего визита, — кивнул Поттер. Обстановка в комнате стала менее напряжённой, и тем не менее, ни один из восьми детей не спускал глаз с мужчины.
      — Я так полагаю, что вы готовы к выходу. К моему огромному сожалению, портключом, — то есть артефактом для мгновенного перемещения в пространстве по известным координатам, — у нас нет возможности воспользоваться, и потому нам придётся добираться до Дырявого Котла — это проход в магический мир, — обыкновенными методами. Нас ждёт трамвай.

     Дети не задавали вопросов, а просто последовали за своим первым провожатым в магический мир. Северус Снейп тем временем думал, что магический мир ждут потрясения… одно за другим. Поттер не был похож на гриффиндорца, которым его описывал Дамблдор. Скорее он был похож на тихушника-равенкловца… или на слизеринца. На этой мысли двойной шпион сбился с шага, кинул проницательным взглядом всю честную компанию приютских волшебников, и тяжело вздохнул. Загадывать ничего не хотелось… И — Северус поклялся себе в этом, — коллегам он о таком говорить не станет. Просто для того, чтобы навсегда запечатлеть их выражения лиц и показывать своим хорошим друзьям в думосбросе. Это определенно того стоит! По губам профессора скользнула улыбка.

     ***

     Гермиона Грейнджер одевалась, намереваясь пройтись по магазинам вместе с дядей, когда в дом постучали. И буквально через несколько минут в доме оказалась волшебница. Гермиона сбежала по лестнице, когда её позвала мать, — Джин Грейнджер просто так не беспокоила свою «золотую» и любимую дочурку. А тут… Гермиона поняла, в чём дело, только когда увидела эту женщину.
     «Типичная ведьма», — подумалось девочке. Высокая сухопарая женщина с выражением всеобщего презрения на лице, одетая в старомодное платье из шерстяной ткани, с накинутым поверх пледом в шотландскую клетку (и это в середине лета, пресвятая Мария!), с высокой остроконечной шляпой, и старомодных, века из восемнадцатого, туфлях с золотыми пряжками. «Цирк на выезде, уроды на природе», — снова подумалось Гермионе. Тем не менее, то ли её развитый разум. то ли интуиция, которой гордится уважающая себя девушка, говорили ей о том, что эта женщина опасна как для неё, так и для её семьи. А потому Гермиона нацепила на своё милое личико самое умильно-удивлённое, самое отработанное — в основном с дядей, — выражение лица и сбежала по лестнице.
     — Мам, что случилось? — как будто бы она сама ещё не заметила! Мама у Гермионы была прекрасной женщиной, и потому сразу же поняла, что умная дочурка считает чурбанистую женщину, как будто пришедшую из средневековья, опасной, — и решила подыграть гениальной дочери.
      — Доченька, познакомься с профессором МакГонагалл, она преподаватель в Хогвартсе, — и улыбнулась. Макгонагалл не обращала внимания на то, что перед ней разыгрывают спектакль, а потому принимала всё за чистую монету. Гермиона нажала специальную кнопочку на пейджере, и её прекрасному и лучшему дяде отправилось сообщение о том, что «началось». Пейджер почти сразу же пиликнул в ответ, и Гермиона увидела в отражении окна красную точку ЛЦУ на спине Макгонагалл.
      — Ой, мам, так это что, был не розыгрыш?! — Гермиона смешно округлила глаза и тряхнула своими пушистыми кудряшками.
      — Нет, доча, как оказалось, это не шутка твоего бравого дяди… Присаживайтесь с миссис Макгонагалл за столик, — Джейн кивнула на столик слева от прихожей, окруженный стульями с резными спинками и освещаемый из больших, почти панорамных окон, — а я пока что сделаю чай.

     Гермиона усадила женщину за стол, и сама села напротив. Решив, что роль любознательной девочки, которая обожает точные науки, и не повредит, она стала забрасывать свою будущую преподавательницу вопросами.
     — Мэм, меня зовут Гермиона Грейнджер. Вы точно не аниматор? Потому что волшебства не может существовать! — и девочка сделала большие, круглые глаза.
     — Мисс Грейнджер, волшебство существует. Я, возможно, разочарую вас, но, тем не менее, волшебство — это реальность, от которой вам не скрыться, — Макгонагалл поджала губы и скривилась, так, как будто увидела протухший продукт. Гермионе это, мягко говоря, не понравилось, и девочка решила, что рано или поздно женщина пожалеет об этом. А сейчас интуиция просто вопила о том, что женщина опасна даже просто потенциально, и Гермиона решила придерживаться изначального плана.
      — Но это противоречит всем научным теориям, которые я знаю! Такого просто не может быть! Разве что, теория струн, которую не так давно открыли в связи с переосмыслениями формул Габриеле Венециано…
     — Юная мисс, следите внимательно. Немногие магглорожденные настолько недоверчивы к появлению чуда в своей жизни, но ради вас я постараюсь, — и Макгонагалл достала палочку.

     Как раз в это время Джейн Грейнджер принесла чай, и поставила его перед Макгонагалл и своей дочерью. Макгонагалл тем временем взмахнула палочкой, и чашка с чаем взлетела, а блюдце, на котором она стояла, превратилось в котёнка, несмело прошествовавшему по столу. Девочка распахнула глаза, воспринимая новую информацию через призму своего таланта, когда заметила какое-то странное действие, которое преподавательница сделала палочкой. Ничего «чудесного» за этим не последовало., но что-то было всё же не так.

     — Хорошо, допустим, — кивнула Гермиона, внимательно смотря на палочку женщины и следя за ней, как за иным врагом не следила. — Но разве у вас там преподают магические науки? — Гермиона нахмурилась. Очередное, едва заметное движение палочкой. И снова никакого видимого результата не последовало! Хотя… Что-то цепляло взгляд и мысли в самой Гермионе, но сосредоточиться именно на этом не получилось.
     — Конечно нет! — всплеснула руками Макгонагалл. — Зачем магу какие-то маггловские науки, когда маги ушли в своём развитии дальше, намного дальше, чем простецы?

     Гермиону такое отношение к себе и семье задело очень сильно. «Простецы, значит?!» — у девочки едва не задёргался глаз. Что ж. Если эта сушёная вобла считает, что они недостойны даже того, чтобы называться людьми… Она пойдёт в этот Хогвартс, и докажет этой сушёной старушенции, по чём нынче презрение к Грейнджер! Гермиона нахмурилась. Значит, вот как?! Мозг заработал на полную, всколыхнулось тёплое чувство в груди, которое Герми чувствовала перед каждым всплеском своих аналитических способностей.
     — Предположим, я пойду в Ваш Хогвартс. получается, что ни туда, ни сюда, ну да ладно. Маггловское образование можно будет получать и так, дистанционно, а летом сдавать переходные экзамены… А какие там условия проживания? Какие есть предметы? Есть ли подготовительные курсы для таких, как я, которые о магии только что узнали?
     — На все эти вопросы вы получите ответы на Истории Магии. Если, конечно, заменят учителя на нормального, а не на мертвеца, — Макгонагалл как будто и не обращала внимания на Джейн, и на то, как именно она себя ведёт с Гермионой. В словах магессы слышалась насмешка и презрение. — А сейчас собирайтесь, мы пойдём за покупками. Сюда я вас верну к вечеру.

     Гермиона, вопреки тому, что собиралась задать еще тысячу и один вопрос, тем не менее молча и безропотно пошла собираться! Что-то с Гермионой было не так, да и мама, Джейн, молчала, как будто кто-то заставил её замолчать…. Вот оно! Гермиона замерла на полушаге и грязно выругалась — почти так же, как ругался дядя, когда что-то в его отделе шло не по плану. Мозг выдавал тысячи вариантов, но почему-то Гермиона была более, чем уверена, что на неё и на маму наложили какое-то заклинание, которое подчиняло волю. Гермиона скривилась. Конечно, с одной стороны, это могло пойти на пользу, когда она его изучит, но с другой стороны… В применении к своей семье она просто не могла потерпеть такого обращения! И девочка решила, что при первой же возможности защитит своих родителей от подобного воздействия. Её такое отношение к своей семье бесило просто невероятно и она хотела просто напросто втоптать эту женщину в грязь, уничтожить. Как так можно вообще, считать себя пупом земли и относится как к навозным жукам к тем, кто всего лишь не владеет магией! Да за то время эта чёртова бабка могла умереть уже несколько раз, стоило только Герми кликнуть отца или подать сигнал снайперу на чердаке соседнего дома!

     Тем не менее, под воздействием заклинания, Гермиона этого не сделала, хотя будь она не закодолвана, то обязательно именно так и отреагировала на — в её понимании — нападение на свою семью! Тем не менее, Гермиона достаточно быстро собралась, и снова спустилась вниз, к странной гостье. Макгонагалл сидела там же, где и сидела до её ухода, и попивала коллекционное вино, которое Джейн Грейнджер собиралась презентовать мужу на годовщину свадьбы в сентябре. Гермиона скрипнула зубами, но, тем не менее, внешне больше никак не отреагировала на подобное, и решила, что просто потом делает кое-что. похуже, чем просто убьёт эту женщину. Она заставит её страдать. Коллекционное вино! Почти пятьсот фунтов за бутылку! Чёртова «колдунья»!

     Гермиона протянула руку женщине, и они с хлопком исчезли из кухни дома Грейнджеров, оставляя странно задумчивую Джейн Грейнджер под воздействием заклинания в большой гостиной дома.

***

    Гарри Поттер, в приюте «Грэйхаус» прозванный «Рэт Кинг»*, размышлял над тем, что происходило в его жизни. Конечно, он прекрасно понимал, что магия и волшебство, — все эти странные вещи, которые с ним происходили, — это не просто так. И этому есть какое-то объяснение. Он подумал, что он не один такой, когда подружился со своими нынешними друзьями, почти семьёй, — такими же странными, как и он, ребятами из приюта. Потом мыслей по этому поводу стало больше, потому что он услышал, — они не одни такие, и у него есть возможность улизнуть отсюда в 11 лет… До определенного момента он ещё верил в чудо, — но только до определенного. Поттер почесал лоб, на котором красовался его «молниеносный» шрам. Он его бесил, но ни срезать оттуда кожу, ни перечеркнуть его, — не получалось. Ножи соскальзывали, раскалённая проволока замерзала, — ничто не брало этот чёртов шрам. Теперь же, — у него была яркая и просто отличная возможность узнать о себе и о том мире, к которому он принадлежит, побольше.

    Северус Снейп был мрачным, хмурым и язвительным мужчиной, и на вопросы нынче отвечать отказывался. Тем не менее, кое-какую информацию он выдавал косвенно. Например, — о том, что Поттер — знаменитость в магическом мире. И сказал, что первым пунктом их похода в магическом мире будет гоблинский банк.
     — Сразу предупрежу вас, молодые люди, — с гоблинами шутки плохи. Так что будьте так любезны поумерить свой пыл, и не грубить этим милейшим созданиям. Несмотря на пугающую внешность, эти создания весьма верны своему делу, и особенно — своим вкладчикам, каковыми вы, в числе прочих, тоже являетесь. Так что будьте внимательны.

    Поттер принял это к сведению и едва заметно кивнул своей компании. Дети подобрались и стали выглядеть, как чинный выводок утят на прогулке с мамой-уткой. Понятное дело, что это выглядело странно и даже несколько смешно, — особенно в мыслях самого Снейпа, — но ни он, ни дети никак не показали своего весёлого настроения. Да и, по сути, не было его, — ведь они прибыли на Чарринг-Кросс-Роад, и вошли в дырявый котёл.
    — Это — бар «Дырявый котёл». Его владелец и бармен по совместительству, — Том. Это проход из маггловского мира в магический и обратно, так что не удивляйтесь ни тому, как себя ведут тут люди, ни тому, как это место выглядит.
    — Через это место проводят всех юных волшебников? — задался вопросом один из компании, Данил Долохов.
    — Да, молодой человек, — вместо преподавателя ответил бармен, судя по всему, именно упомянутый Том.
    — Тогда мне уже не хочется входить в это «мир»… — пробормотал себе под нос парень, тряхнув светлой головой.

    Ну, а дальше было ещё больше. Завонявшиеся мусорные баки, полные и переполненные, на заднем м дворе бара, привели в упадок настроение всех восьмерых детей, которым подобного ужаса хватило и в”родном» мире.
    — Если это — магический мир, то я не хочу быть его частью! — фыркнула девочка-негритянка. Никто это не прокомментировал, но все молча согласились. Снейп же только ухмыльнулся, думая о том, что магический мир ждёт огромное, просто потрясно большое разочарование, и не в последнюю очередь — в своём герое и кумире, которого возносили на пьедестал последние 10 лет.

    А переулок и правда был Косым. Во всех смыслах этого слова. Улочка петляла, как пьяная змея, а каждый дом был наклонён в свою строну и держался под такими мозголомными углами, что непонятно было, — его держит магия или пресловутый «авось»*. Всё это создавало впечатление какого-то неясного сюрреализма и невероятного ощущения нереальности происходящего. И, пусть это была именно Магия с большой буквы, голова пухла от обилия цветов, наклонённых чудных зданий, волнообразного зигзага улочки, — всё это здоровски давило на психику и вызывало мигрень. Тем не менее, какие-то оплоты спокойстви и стабильности тут всё же были. Другие улочки, проходы на которые сразу подметил Данил, (о чём и сообщил жестами), некоторые здания и, судя по всему, то ли дома, то ли отели, — которые то тут, то там возвышались над улочкой и её аляпистыми строениями, торча вверх, как шпили замковых башен; ну и, конечно же, нынешняя цель их путешествия, — банк Гринготтс.

    Здание поражало. Не только своими размерами, хотя и ними тоже. Огромное настолько, что в его двери спокойно прошёл бы слон или мамонт; с резными колоннами в стиле барокко и высокими стрельчатыми окнами с витражами, как будто выдернутых из эпохи готических церквей и ренессанса. То ли облицовка, то ли и правда внешняя стена была сделана из белого, с розовыми и красными прожилками, мрамора, да и плиты были настолько огромными, что не верилось, что это построили разумные, — имелись в виду люди. Ну, а когда процессия увидела гоблинов… Вера в чудеса всколыхнулась с новой силой.

    Гоблины выглядели пугающе. Низкорослые, взрослому человеку едва по пояс, серо- и зелено-кожие карлики, с острыми носами и ушами, длинными тонкими пальцами, которые заканчивались прочными даже на вид когтями, длинными настолько, что любая модница позавидовала бы, они в первую очередь выделялись глазами. Их непропорционально маленькие глаза выглядывали из-под густых бровей и нависающих над глазами надбровных дуг, а взгляды тёмных глаз были всегда цепкими и подозрительными, как будто гоблины каждый раз ждали, что вот-вот любой их гость выхватит палочку и попытается ограбить Гринготтс. Вторым, что сразу бросалось в глаза, была улыбка. Точнее, не улыбка, а акулий оскал, — потому что во рту какого-то зевающего стражника Адаез успела заметить несколько рядов зубов. Она сомневалась, было их три, или больше, но сам факт. Да и гоблины, приветственно улыбавшиеся (читай — скалившиеся) встреченным магам и их детям, добавляли красок в мрачноватую и контрастную картину банка Гринготтс. Зубы у гоблинов были треугольными, — детей передёрнуло, остро заточенными (или от природы такими, кто этих коротышек знал?..) — а главное, они неплотно прилегали друг к другу, открывая вид в зазорах на второй ряд зубов. Выглядело это пугающе и завораживающе одновременно. (прим. беты: самые милые существа, имхо)

    Снейп приветственно кивнул гоблину у свободной стойки, и кто-то из детей тихо хихикнул, пробурчав: «Свободная касса!»*, — но хорошо всё же, что никто из магического мира и тем более из расы гоблинов, не знал, к чему эта фраза.
      — Приветствую вас, уважаемый. Юные господа желают пройти тест на наследство и получить доступ к своим финансам.
    — Пусть пройдут вслед за мной, — проскрипел гоблин, буквально скальпируя взглядом всех восьмерых детей. Дети же подобрались, как маленькие зверьки перед атакой, — всё же, хоть что-то они должны были смочь противопоставить одному (!) гоблину, если то вздумает их атаковать! Но ничего такого не произошло, гоблин, представившийся как Блордак*, провёл их через почти всю залу. Они спустились в какое-то подземелье, прошли немного вперёд, и только тогда гоблин приглашающе открыл перед ними двери. Когда все дети зашли, гоблин хотел было остановить Северуса Снейпа, но почему-то не стал, что показалось детям странным. Тем не менее, стоило бы вернуться к «зале», потому что иначе как залой это место было не назвать.

     Огромное помещение, исписанное вдоль и поперёк какими-то странными символами, с желобками, отходящими к трём стенам, — ни одного желобка не вело к стене с дверью. Посреди всего этого, чётко в центре комнаты, стоял небольшой пьедестал, на котором покоилась одна только иголка, как у веретена из сказки.
     — Надеюсь, я не усну вечным сном, когда уколюсь об эту штуку, — нервно передёрнула плечами негритяночка.
     — Мисс может быть спокойна, — покачал головой гоблин. — Игла стерильна, а к глупой маггловской сказке не имеет ни малейшего отношения.
     — Маггловской? — вскинула брови девочка.
     — Я потом вам всё объясню, господа, — приказным тоном обратился к детям зельевар. — Сейчас мастер гоблин, — уважительный кивок головы к гоблину, — объяснит вам, что делать, вы чётко исполняете его указания и только после этого я, возможно, отвечу на некоторые ваши вопросы.
     — Понятно, — кивнул Поттер. Остальные семеро детей почти сразу же заткнулись, и гоблин наконец-то взял слово…

***

Ничего удивительного или нового дети о себе не узнали, — кроме наличия родственников в магическом мире. Так, например, Поттер оказался единственным наследником и представителем рода, ближайшими кровными родственниками оказались азкабанские сидельцы и семьи каких-то там бывших Пожирателей Смерти. Адаез узнала, что у неё есть отец, Кингсли Шеклболт, и почти сразу же его возненавидела. Дезире Нотт не так категорично отнеслась к своей семье, которая оказалась на свободе, а вот остальные не так хорошо отреагировали на новости. В любом случае, вне зависимости от наличия или отсутствия родственников или семьи, на свободе или нет, — они всё ещё оставались верны только друг другу. Даже появление семьи не смогло разорвать эту прочную связь между приютскими детьми, — хотя не факт, что так продолжилось бы и дальше. Почти у каждого из них оказался или детский сейф его семьи, или просто сейф с чем-то, что оставили им родители, плюс, полагающаяся магглорождённым и маггловоспитанным стипендия от Попечительского совета… В общем, дети без денег не сидели. Хотя, судя по мрачным лицам, что-то их грызло. После банка на очереди были покупки… Правда, перед тем, как их совершить, пришлось пережить весьма неприятное столкновение.

***

     Гермиона уже ненавидела эту сухопарую тощую женщину, похожую на сушёную воблу в спирту. Мало того, что эта… Женщина, с позволения сказать… Не отвечала на её вопросы, — то есть, просто игнорировала, — так она еще и постоянно насмехалась над ней и её родителями, как будто бы Гермионы рядом не было и она её не слышала!.. Это было. обидно, больно и унизительно. Гермиона в сотый раз пообещала себе, что обязательно покажет этой женщине, «где раки зимуют»! * Но, сейчас она явно не могла ничего сделать этой… «Даме», чтоб её черти побрали!.. А вела эта женщина Гермиону к огромному белоснежному зданию, стоявшему посреди аляповатой сюрреалистичной улочки. И ладно бы просто «вела», (опустим факт комментариев и оскорблений), — так нет же! Провела по самым ужасным, по мнению Герми, местам! Бар-таверна, как будто выдернутый из позапрошлого столетия и полной антисанитарии, мусорные баки перед входом в магическую улочку, а затем вообще петляющая улочка из «страны Чудес», грязный полукриминальный переулок и лавка старьёвщика!..

     Гермиона скривилась. Вот ну что за женщина! Никакого уважения, даже попыток его показать не было! Да еще и это: «Вы, мисс, конечно мало отличаетесь от тех же магглов или животных, но всё же обладаете магией, так что пожалуйста, будьте приличной собачкой и не скулите, а главное — не нагадьте на пол банка! Гоблины на меня обидятся!» Ещё бы! Будь сама Гермиона гоблином, она бы эту тварь загрызла бы, кем бы этот гоблин ни был. А вот на входе в в это самый банк — белую громаду, слепленную из пафоса и магии, Гермиона и её провожатая встретили кое-кого другого, тоже, по всей видимости, «магглокровок». Сопровождал их высокий статный мужчина в чёрном, похожий на Бетмена, а детей было не в пример больше, — целых восемь! Мужчина, названный «Северусом», тут же сцепился языками с её провожатой, а дети с любопытством и еле сдерживаемым смехом наблюдали за этим. Как минимум, весело им было от того, что Северус оскорблял Макгонагалл так, что та этого не понимала вовсе, а принимала на счёт своей «обузы», и от этого ярилась еще больше. Особенно от того, что дети Северуса стояли спокойно, и просто ждали, когда этот цирк закончится, а Гермиона, на свою голову, разочек осмелилась напомнить о том, что время не резиновое. И Макгонагалл бы воспользовалась этим, если бы Северус не преминул заметить, что даже её подопечная умнее, чем сама «старая кошка», — тут Гермиона была согласна. Снейп всё же решил удалиться, на своих условиях, а пышущую гневом Макгонагалл оставить на девочку. И Гермиона возненавидела ту женщину ещё больше.

     В банке она пренебрежительно поздоровалась с гоблином и потребовала (!) провожатого. Гермиона было заикнулась о том, какие услуги ещё предоставляет банк и нельзя ли разменять маггловские фунты, но преподавательница осадила её, и пришлось довольствоваться «жалкими» ста галлеонами. На выходе из банка Гермиона оглянулась, — и была немало удивлена и разочарована. Им вслед смотрели с презрением, — на Макгонагалл, и жалостью, — на девочку. Гермиона, сама не зная, почему, — просто так показалось прпавильным, — отвесила глубокий поклон служащим банка, правда, окончился он не очень, — вернувшаяся Макгонагалл дёрнула девочку за косу и потащила за собой, причитая о том, что: «Зубастые твари недостойны уважения, и не смейте им кланяться, мисс! Ну точно, как есть, — магическое животное!».

     Гермиона эту тётку искренне ненавидела.

(…)_-_(…)
Примечания

*Грэйхаус — англ. «Серый дом». Гипербола (литературное преувеличение), которое отображает суть и состояние приюта. Состояние — потому что приют это и правда один большой дом, но он серый — серые стены снаружи и внутри, серая приютская форма, и т.д.; и в то же время атмосфера в приюте тоже «серая», мрачная и давящая. Апатичная.
*Рэт Кинг — англ. «Король крыс», «Крысиный король», «Король-крыса». Как-то так.
*Дело в том, что в английском языке всё же есть эквивалент нашего «авось» (в значении не древней СССР-овской сумки для покупок, а фразеологизма «авось повезёт», «надеяться на авось»). Это — как бы ни банально, — слово «perhaps», которое гугл переводит как «возможно». Хотя слово, на самом деле, является таким же фразеологизмом.
*Свободная касса — да, это отсылка к МакДональдс. Дело в том, что первый Мак появился, ни много, ни мало, в 1955 году, в городке Дез-Пленз, штат Иллинойс (в настоящее время — музей корпорации). (материал из Википедии)
* Блордак, а так же другие имена гоблинов, будут взяты с Гарри Поттер Вики (вот ссылочка: https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/%D0%93%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D1%8B)
*У англичан, как и у америкосов, нет такого фразеологизма, он «непереводимый». У них есть аналоги.
Написать отзыв