Его волк

миниAU, фэнтези / 13+
Джесси МакКри Хандзо Шимада
5 авг. 2019 г.
5 авг. 2019 г.
1
2942
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Вигилант… Звучало это слово странно, если не знать его толкования. Ханзо знал. Герой-одиночка, благородный мститель, полный придурок. Последнее весьма подходило к стоявшему перед ним парню в маске на пол-лица. Наверное, как раз из-за маски подходило.
— Джесси Маккри, — представился тот.
— Зачем мне знать твое имя?
— Воспитанные люди обычно представляются друг другу, — Джесси улыбнулся.
Насколько успел заметить Ханзо, этот Маккри — какая странная фамилия, ничуть не менее идиотская, чем ее обладатель — вообще очень часто улыбался. Наверное, даже чаще, чем курил, а курил он все то время, пока не спал и не ел.
Вигилант. Невесть зачем явившийся в маленький городок на севере, забытый демонами, богами и людьми. Кажется, он пришел за чьей-то головой, ибо что еще могло понадобиться здесь такому, как Маккри? Не по старым же шахтам ему хотелось полазать и не побегать по снегу наперегонки с волками.
Это красивое слово вполне могло бы быть заменено на "охотник за головами", как считал Ханзо. Прикрываться благородными побуждениями, конечно, можно, но итог все равно один — Маккри заберет голову убитого им преступника, чтобы получить за нее деньги.
— Я не человек, — сдержанно ответил Ханзо.
— А кто?
— Не твое дело.
— Не мое, — покладисто согласился Джесси. — Так ты скажешь мне свое имя?
— Нет.
Разговор утомлял. Ханзо снова вспомнил, за что так не любил людей и почему редко являлся в город. Шумные, суетливые, громкие — они были ошибкой природы.
— Может, тогда хотя бы поможешь мне? Я ищу кое-кого…
— Это не моя проблема, не так ли?
Улыбаться Джесси прекратил, кивнул, отступив на шаг.
— Да. Моя.
— Вот и разыскивай свою жертву сам.
Вообще-то, Ханзо мог бы ему помочь, сказать, что тот, кого выслеживает этот мститель, невесть за что мстящий, направился в сторону старого рудника. И мог бы добавить, что тот вооружен. Но зачем? Люди веками истребляют друг друга, так было и так будет, к чему вмешиваться?
Да и этот Джесси Маккри не производил впечатления такого уж беспомощного новичка, взявшегося за свое первое задание по охоте на человека. Он справится.
— Ладно, дружище, в любом случае, спасибо, что поговорил со мной, — опять эта улыбка, наглая и раздражающая.
Ханзо поспешил развернуться и направиться в сторону магазина, нужно купить соль и снова вернуться в свою хижину, созерцать снег, слушать песни волков и не принимать участия в делах людей.
— Красивый он, этот приезжий, да? — сказали сзади.
Ханзо повернул голову, безо всякого интереса посмотрел на Оливию "Носочуйку", местную сплетницу, которая все про всех знала, постоянно без умолку трещала и сыпала новостями направо и налево. Именно она успела рассказать Ханзо про то, что в городок явился такой вот парень с револьвером, который на представителя закона не походил, но и преступником не являлся.
— Вот носом чую, что он весьма непростой юноша!
То, что Ханзо нимало не интересовала ее болтовня, Носочуйку не смущало.
— Красивый? Он в маске, — Ханзо решил, что стоит ответить.
— А под маской красивый…
Ханзо молча взял мешок соли, взвалил на плечо и направился прочь. Носочуйка уже вцепилась в следующего покупателя и упоенно рассказывала о том, как сегодня ночью так собаки выли по всему городу, как будто волки по улице пробегали. Ханзо про себя усмехнулся — волки в город не совались, чуяли, чья это территория.
Маккри уже нигде видно не было, должно быть, убрался выслеживать свою жертву. Ханзо озадаченно хмыкнул, поймав себя на том, что почему-то думает об этом человеке. Должно быть, это все влияние города, выбивающего из привычного состояния отрешенности.
— О, дружище! — Маккри выскочил из переулка как будто специально там поджидал Ханзо. — А где в этом городе можно найти хороший прочный ремень?
— Я тебе не друг, — заметил Ханзо, останавливаясь.
— Ну так нам ничего не мешает подружиться! — самоуверенность некоторых людей была непоколебима.
— Я не собираюсь связываться с человеком.
Очередная улыбка чуть не заставила потерять контроль. Это было странно… Ханзо ускорил шаг, покидая город, хотя что-то звало обернуться, посмотреть еще раз на этого человека. Но он все-таки справился с этим непонятным желанием.
Всю дорогу до хижины что-то кололо внутри, будто Ханзо неправильно поступил, уйдя так быстро. Отвечая на его смятение, ветер поднял горсть снега, бросил в лицо, призывая опомниться, хотя бы под ноги смотреть, чтобы не оказаться ненароком в одном из оврагов.
Что именно с ним творится, Ханзо сообразил уже, закрыв дверь, рассмеялся, глядя на свои руки. Истинный облик… Синяя кожа, клыки и причудливые узоры — красавец, сказать больше нечего.
— Юки-они, — вслух сказал он. — Ну что, жениться будем, человек?
Старинные легенды умалчивают об одном — иногда всем демонам нужно тепло человека. Не горячая кровь или содранная кожа, а обычная ласка. И тогда тянет к смертным, разыскать, обнять, приникнуть. А наутро рождается еще одна страшная легенда. Потому что мало кто из людей способен правильно себя вести. Да и если кто-то способен — все потом переврут, исказят. Красивых легенд тем, кто отличается от людей, не полагается. Даже если они, как родители Ханзо, вполне счастливы друг с другом.
Наверное, у Ханзо просто наступило то самое время, когда надо найти своего человека, развеять ненадолго холод снега. Несчастный Джесси Маккри, кажется, разыщет на севере чуть больше, чем намеревается.
— Что ж, ты меня уговорил, мы попробуем подружиться.
Это почему-то веселило. Раньше Ханзо казалось, что такая тяга к теплу людей — просто выдумка, хотя Гэндзи и уверял в обратном, говорил, что наступит время, когда старшего брата тоже настигнет снежная тоска. Ханзо помалкивал и усмехался: видел, как младший рыщет среди вьюги, разыскивает заплутавших людей и выпивает их жизни. А потом брат пропал, только ветер принес весть о том, что Гэндзи где-то в шумном мегаполисе, нашел себе человека и отогревается.
Знакомиться поближе и дружить Ханзо отправился все-таки в человеческом облике. Кто его знает, этого Маккри, всадит шесть пуль промеж глаз странному синему чудовищу, вот и вся любовь с теплом. Да и остальным людям на глаза попадаться совершенно не хочется, не уважают тут старинные японские легенды.
В городе не было ни единого следа Джесси Маккри. Ханзо прошелся по всем двум имеющимся барам, заглянул в магазин, торгующий снаряжением. Напрасно, Маккри исчез, словно солнце, проглоченное драконом.
— А красавчик в маске ушел в сторону старых рудников, вот что его туда понесло-то, — голос Носочуйки стал настоящим спасением.
Ханзо, по счастью, удалось ускользнуть раньше, чем его заметили и попытались втянуть в разговор. Дорога до рудников заняла примерно полчаса. И что-то во всем этом Ханзо сильно беспокоило, только вот что? Он остановился, задумался, осмотрелся. Ничего необычного, если не считать того, что по следам Маккри тащится изнывающий от желания обниматься демон.
По следам…
А где следы?
— Не понял, — Ханзо уставился на снег перед собой. — Он, что, летать научился?
Он даже оглянулся. Так и есть, за ним оставалась четкая цепочка отпечатков ног, а вот впереди был только взрытый десятком волчьих следов снег. Сами волки появились неподалеку, внимательно посмотрели на демона, не торопясь приближаться. Стая его уважала, как сильного противника, способного потрепать любого из них. Ханзо ценил волков за ночные песни, разрешение загонять оленей и ненавязчивость.
— Так-так, Джесси Маккри… Или Носочуйка ошиблась или я не знаю, что случилось.
Старая шахта, на которой некогда добывали железо, сама по себе ничего не прояснила. Ханзо внимательно обследовал вход, пытаясь разыскать следы и понять по ним что-нибудь. Но умение следопыта он в себе не развил по причине того, что не нашел, так что оставалось только покивать с умным видом и решить, что ничего не понятно, значит, нужно идти внутрь.
Темнота помехой не была, так что продвижение не слишком сильно замедляла. Ханзо принюхивался, прислушивался и присматривался, захваченный любопытством. О том, что Маккри мог попросту не добраться пока что до рудника, он не думал, это было бы слишком простой разгадкой тайны.
— Так-так… — далеко впереди замерцал слабый огонек.
Затем прогремел выстрел, раздался поистине нечеловеческий вопль, полный ужаса и боли, потом оборвался, слишком уж резко. Ханзо замер, раздумывая, идти туда или все-таки подождать? А вдруг это Джесси орал? Нет, надо идти. В своем истинном облике.
На перекресте трех коридоров виднелась огромная лужа крови. Никаких признаков тела не было. Ханзо осмотрелся, пытаясь угадать, кто уволок мертвеца, зачем и не стоит ли ему самому сейчас помчаться отсюда подальше? Это против человека снежный демон является достаточно грозной силой, да и то когда поблизости этот самый снег есть, а вот если там другой демон…
— Заблудился, дорогуша?
Впереди вспыхнули глаза. Два. Что немного утешало. На высоте лба Ханзо, что удручало.
— Мне пора идти, — высокомерно изрек он и попятился.
— А как же составить мне компанию? — обладатель глаз не двигался.
— Думаю, вы сами себе ее составите.
Страха, как такового, Ханзо не испытывал, но вполне закономерные опасения по поводу своего собеседника питал. Что же он такое? Демон? Кто-то из местного сонма обитателей подземелий? Ханзо напряг память, пытаясь вспомнить, кто может водиться в Америке.
Собеседник сделал шаг вперед. Ханзо замер, разглядывая его. Волк… Оборотень, так это называется. Так, волк, значит? Крупные волчьи следы на снегу, отсутствие отпечатков сапог Джесси, старый рудник, — все выстроилось в голове Ханзо в единую стройную цепочку.
— Джесси Маккри.
— Дорогуша, — волк оскалился, — так мы знакомы? Напомни, как тебя зовут, как я вообще мог забыть такую прелесть…
— Я все еще предпочитаю не сообщать свое имя.
Удивленный Джесси был тем зрелищем, которое Ханзо поклялся сохранить в памяти навечно. Где еще увидишь, как волк выпучивает глаза.
— Дружище, я не видел тебя примерно пару часов. Ты как-то посинел и подрос за это время…
— А ты ничуть не изменился, — Ханзо сделал еще шаг назад.
Желание обниматься куда-то улетучилось, осталось только желание поскорее умчаться прочь. Это не милый тануки на ветке, взирающий на луну. Это здоровенная хищная тварь, которая не так давно разорвала на части человека.
— А что ты здесь делаешь? — догадался поинтересоваться Джесси.
— Прогуливаюсь, — еще шаг.
До спасительного снега было слишком далеко. К счастью, Джесси не двигался, потом и вовсе сменил форму на волчью окончательно, опустился на все четыре лапы, потянулся всем телом. В таком положении он не казался особенно крупным, но Ханзо прекрасно сознавал, насколько обманчиво такое положение. Клыки и когти волка длиннее, в скорости они могут посостязаться, но только снаружи. В целом, в подземелье демон проигрывал оборотню во всем.
— Куда же ты, драгоценный?
Ханзо пятился молча, надеясь, что ничего под ноги не подвернется.
— Я тебя пугаю? — Джесси уселся, склонил голову набок, потом почесал за ухом лапой.
Выглядело это забавно.
— Нет.
Он действительно не пугал, просто хотелось хоть немного уравнять шансы. Все-таки, как ни крути, но это была территория Джесси, его страна, в которой возможности Ханзо были ограничены.
— Даже не хочешь ничего спросить? — Джесси не двигался с места.
— Например, удобно ли тебе передвигаться на четырех ногах? Нет, не хочу. Мне неинтересно.
— А мне интересно, что ты такое, — волк поднялся на лапы.
— Они. Демон.
— А я оборотень. Проклятый, вернее. Не повезло однажды… Жил себе, стрелял в людей, те стреляли в меня. Потом очутился невовремя в лесу, где на меня накинулся бешеный волк, укусил в плечо. Однажды я очухался в овраге голый, в крови, с гудящей башкой. А тебя кто укусил?
— Я таким уже родился. Сын Снежной девы и князя Ханамуры. И я, и брат… Отец слишком поздно узнал, кто его жена.
Поворачиваться спиной к хищнику Ханзо не рисковал. Коридор не кончался.
— А что ты делаешь здесь, драгоценный? — не отставал Джесси.
Во всех смыслах не отставал: и словесно и физически. Не приближался, но и разорвать дистанцию не позволял, делая ровно по шагу на каждый шаг Ханзо. А потом прыгнул. Ханзо шарахнулся прочь, чувствуя спиной приближение снега. Не повезло, волк сбил его с ног недалеко от выхода.
— Куда же ты, драгоценный?
Оскаленная пасть над лицом мгновенно заставила отмахнуться когтями. Волк болезненно взвизгнул, отлетев к стене, вскочил, зарычал. Ханзо не стал тратить драгоценные мгновения на то, чтобы подняться, бросился вперед, рассчитывая отогнать оборотня. Не вышло, тот извернулся, сомкнул клыки на предплечье демона, пока когти второй руки того путались в густой шерсти. Ханзо полоснул его по морде, Джесси все-таки отскочил, тяжело дыша.
Запах крови повис в воздухе, тяжелый, пряный, заставляющий в нетерпении облизываться.
— Др-р-рагоценный…
Внутри что-то от этого рычания переливалось. Хотелось в равной степени разодрать этому волку горло или подставить свое под укус. Ханзо встряхнул головой, собираясь с мыслями, оскалился. Волк припал на передние лапы, потом перевернулся на спину, подставляя брюхо. Ханзо протянул обе руки, нажал когтями.
— Почешешь? — Джесси махнул всеми лапами.
Ханзо слегка опешил: его, что, совсем не боятся? И момент, когда сам оказался распластанным под тяжелой горячей тушей, пропустил. Джесси выглядел очень довольным.
— Мы, что, играем? — Ханзо вонзил когти ему в бок.
— Можем и поигр-рать, — волк облизнулся. — В одну очень др-ревнюю игр-ру. Называется "Попр-робуй убеги". Пр-равила пр-р-росты: ты бежишь от меня к себе домой, я тебя догоняю. Выигр-раешь — оставлю тебя в покое, пр-роигр-раешь, — он умудрился прищуриться. — Покоя не будет.
К выходу Ханзо рванулся, едва лишь обрел свободу. Поиграть… Идиотское предложение, глупый оборотень, животное без капли совести! Он даже не понял, что демон всерьез готов был вспороть ему брюхо.
Метель разыгралась уже не на шутку, что было Ханзо только на руку. В таком снегопаде волк наверняка заблудится, нюх ему точно отобьет, да и чем может пахнуть снежный демон? Игра "Попробуй разыщи", только уже по правилам самого Ханзо, заставляла ухмыляться.
— Драгоценный! — силуэт волка впереди заставил резко свернуть с намеченного пути.
Как он вообще оказался на тропе? Ханзо прыжком перемахнул через особо высокий сугроб, подавив желание расхохотаться во весь голос: они все-таки играют в догонялки. Жаль, что до хижины добираться придется кружным путем, но этот зверь увязнет в глубоком снегу всеми лапами.
О том, что, возможно, стоило бы проиграть, он себе думать запретил.
О том, что демон он все-таки лишь наполовину, Ханзо вспомнил не самым приятным для себя образом: летя спиной на утоптанный снег. На грудь встала тяжелая лапа.
— Я выиграл…
Каким образом оборотень умудрился срезать путь, Ханзо не интересовался. Он смотрел в глаза оборотня, обдумывая, что сказать, чтобы дать понять, что свой выигрыш Джесси получит разве что в виде когтей в горле. А потом волк пошатнулся и завалился набок, на снегу расцвели красные пятна, волк тихо заскулил.
Самым правильным было бы оставить его лежать здесь, чтобы сам сдох, исчез навсегда из жизни Ханзо.
— Перекидывайся…
Оборотень тяжело вздохнул, дернулся, под шкурой что-то защелкало, сама шкура пошла волнами, как озеро под сильным ветром, мех стал редеть. Ханзо поморщился, отворачиваясь, процесс трансформации был не слишком-то приятен взгляду. Обернулся он уже на болезненный вздох.
Джесси лежал на снегу, скорчившись, прижимал ладонь к боку.
— Что с тобой такое?
— Пуля застряла. Я как-то сперва не обратил внимания, но, кажется, свои силы переоценил.
— Я думал, оборотни должны залечивать все раны.
Джесси посмотрел на него мутным взором, скривил губы в улыбке.
— А я думал, что снежные демоны белые.
Ханзо промолчал, наклонился, перехватывая его за пояс, поволок в хижину. Постель придется выкинуть, этот придурок точно заляпает ее кровью.
— Ты же обо мне позаботишься, драгоценный? — прохрипел оборотень.
— Добью с превеликим удовольствием.
Джесси хотел было еще что-то сказать, но благоразумно потерял сознание. Ханзо сгрузил его около очага, решив, что отмыть пол все-таки будет проще, взялся осматривать рану. Ничего опасного, просто вытащить пулю и перебинтовать.
Джесси был теплым. Тут поспорить было нельзя, с каждым прикосновением Ханзо казалось, что он все глубже увязает в паутине, шевелиться приходилось через силу, больше всего на свете он мечтал сейчас лечь рядом с Джесси, прижаться к нему и заснуть в тепле. Хотя такой сильный голод был чреват тем, что проснется демон в одиночестве, убив жертву.
— Вот и все, — решил Ханзо, осматривая перевязанного оборотня.
Остальное будет уже на совести самого Джесси, как он решит подлечиться: снова обернется волком или пойдет выкапывать из-под снега целебные коренья. Это Ханзо не интересовало.
Отойти от бессознательного оборотня было нелегко, ноги с каждым шагом наливались свинцом. Ханзо потребовалась вся выдержка, чтобы добраться до своей кровати и лечь. И не вскочить.
— Драгоценный…
Ханзо зашипел. Неужели этот волчий выродок совсем не понимает, что с такой раной разговаривать не стоит?
— Что?
— Пить…
Пришлось вставать и поить оборотня. Выглядел тот уже получше, не таким мертвенно-бледным.
— А ты красивый. Синий такой. И клыки. И когти. Синяя снежинка.
— Ты бредишь от жара, — сдержанно сказал Ханзо.
— Красивый, — с непонятной тоской повторил Джесси. — Не пара грязному псу.
— Ты волк.
Ханзо поймал себя на том, что уже почти обнял восхитительно горячего оборотня, попытался отодвинуться. Потом махнул на все рукой, перекинулся, взял Джесси на руки и отнес в постель. Тот подумал и тоже сменил форму, заняв собой всю кровать, так что Ханзо пришлось вернуться в человеческий облик и прижаться всем телом к мохнатому соседу.
— Ты будешь моей парой…
Джесси невесело хмыкнул.
— Ты моя пара, — поправился Ханзо, с наслаждением запуская руки в густую шерсть. — Волк. Красивая шкура. И лапы.
Как именно говорят комплименты оборотням? Что там хвалят вообще?
— Я зарабатываю на жизнь тем, что убиваю людей, снежинка.
— Мне наплевать на людей, — отмахнулся Ханзо.
И обнял Джесси еще крепче. Это его волк, теплый, огромный, немного глупый. Но его.
Написать отзыв