Осеннее

минидрама, фэнтези / 13+
Габриэль Рейес Джек Моррисон Джесси МакКри
5 авг. 2019 г.
5 авг. 2019 г.
1
4923
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Запах осени, чуть горьковатый, терпкий, заставляющий смутно жалеть о чем-то, ускользающем сквозь пальцы. Аромат рябины, пока что не успевшей тронуться первыми заморозками, вкус мелких диких яблок и дыма костра, который все чаще приходится разводить. Дымка над лесными озерами, колыхающаяся как дорогая вуаль аристократки на балу…
Джесси Маккри любил этот осенний излом, когда луна над лесом становится все больше похожей на огромное серебряное блюдо, тщательно начищенное; когда над головой виднеются стаи птиц, улетающих в теплые края. Золотая осень раскрашивала леса, заставляла выглядывать грибы, нагоняла мелкие моросящие дожди. Их Джесси тоже любил, легкая сырость была намного приятнее летней сухой жары, заставляющей охотника на нечисть обливаться потом в броне и шепотом костерить впивающиеся в ногу осиновые колья в сапогах.
Осень… Джесси усмехнулся, глядя в решетчатое оконце, за которым виднелся небольшой кусок неба, такой маленький, с ладонь, наверное, ничуть не успокаивающий. Где теперь та его вольная осень? Тяжелое железо на руках и шее — вот и вся твоя свобода, охотник.
В плен он попался глупо. Хотя, как сказать… Рано или поздно все охотники на нечисть так и заканчивают: гибель от клыков или когтей тех, на кого они охотятся. Кого-то заманивают русалки, кто-то исчезает в болотах, прельстившись синими огоньками, а кому-то — как самому Джесси — не везет вдвойне. Мало того, что Джесси пришлось вступить в битву с оборотнем, хотя эти твари считались вымершими еще век назад, так его после этой битвы еще и подобрал лорд-вампир, на чьих землях эта битва и произошла.
— Спи, — коротко велел он пытавшемуся подняться с окровавленной земли охотнику.
Сопротивляться приказу сил уже не было, Джесси уснул, вернее, потерял сознание. На то, что он очнется, он не рассчитывал, так что был немало удивлен, когда пришел в себя в подземной темнице.
Цепи, тянувшиеся от запястья и шеи, были вроде бы достаточно тонкими, но первое же прикосновение к ним заставило взвыть от боли. Джесси словно за раскаленное железо схватился голыми руками. Голой рукой. Второй у него не было, рукав рубахи был пуст, жалкий обрубок, заканчивающийся выше локтя, рукой назвать было сложно, на нем и цепи не было.
Странно, но этот обрубок не болел. Джесси смутно догадывался, что помогает этому тот травяной отвар, который ему молча приносит тот самый вампир. Разговаривать с охотником он не собирался, за это Джесси был ему смутно благодарен, он понятия не имел, что может сказать. Сыпать угрозами было глупо, договариваться — тем более. Никакими ценными сведениями он не обладал, кроме познаний в способах убийства таких, как его тюремщик. Наверное, без этого знания вампир спокойно проживет.
Несчастным себя из-за этого заточения Джесси не считал. Темница была довольно уютной, пожалуй, даже в чем-то получше, чем родная келья в монастыре. Постелью служила охапка свежего пахучего сена, покрытая не особенно изношенной простыней, тощая подушка и тонкое шерстяное одеяло прилагались. Крыс не было, их Джесси особенно боялся, помнил, что те с радостью пожирают ослабевших узников, даже не дожидаясь окончательной смерти тех. Места в камере хватало для того, чтобы разминать ноги и выполнять немудреные упражнения для разгона крови, благо, что и длина цепей способствовала.
Судя по тому, что где-то далеко внизу под дырой отхожего места слышался легкий гул — замок стоял над подземной рекой. Вот и верь теперь тому, что вампиров беспокоит текущая вода. С другой стороны, они туда только войти не могут, прогуливаться по берегу реки, ну или жить над источником, им ничего не мешает.
Никаких визитеров не было, кроме того вампира. Джесси от скуки даже принялся его разглядывать в те моменты, когда получалось это сделать. Симпатичный по человеческим меркам, фигура крепкая, хоть и пониже самого Джесси. А так вампир вампиром: глаза красные, морда бледная, правда, волосы не черные, а белые, ну или седые, в полумраке особенно и не разобрать.
Где-то наверху лязгнул замок, Джесси вздохнул: время еды. От приносимого он никогда не отказывался, съедал все. Отравить не отравят, а силы могут понадобиться. Он бы и шаги посчитал, если бы вампир не скользил совершенно бесшумно, возникая из темноты внезапно. Вроде никого, моргнешь: вот, нарисовался, красавец, стоит и смотрит куда-то сквозь Джесси.
— Добрый вечер, — воспитанно сказал Джесси.
Ответа он не ждал, как и всегда.
— Добрый, — внезапно расщедрился на ответ вампир.
Поднос он ставил обычно на пол, просовывал под прутья, после чего уходил примерно на час, не мешая пленнику есть, что с одной рукой сделать было сложно. Но Джесси очень старался. Иногда и хлеб припрятывал, по первости. Потом понял, что делать это глупо, кормили его по четыре раза за ночь. Хлеб, конечно, не отнимали, Джесси вообще не обыскивали.
— Ух ты. Так ты не немой?
— Нет.
— Джесси Маккри. Зовут меня так.
— Джек, — вампир перевел взгляд на него. — Ешь. Разговоры потом.
— Так мы поговорим? — не удержался Джесси.
— Мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал.
Это… интриговало. Джесси посмотрел на поднос. Хлеб, свежий, все еще горячий. Полная до краев миска каши с мясом — не сказать, что этого мяса там мало. Как и всегда, впрочем.
— И что именно я могу для тебя сделать?
— Ты что-нибудь слышал про Ведьму?
Каша как-то странно загорчила.
— Слышал, — сдержанно отозвался Джесси. — Все слышали про юную лекарку, которую обвинили в колдовстве и наведении порчи, после чего она бежала на болота, где посвятила себя нечистой силе. Но это же только легенда. Ведьму никто не видел уже многие сотни лет.
— Семьсот тридцать лет, — сдержанно уточнил Джек.
Джесси аккуратно положил ложку.
— Что-то мне есть расхотелось.
— Тебе нужны силы, так что ешь.
— Давай так, — Джесси сглотнул, — я ем, а ты рассказываешь мне, с каких темных сил ты внезапно вспомнил Ведьму.
— Долгие годы она была нашей союзницей, но некоторое время назад безумный ученый Крысенштейн бежал в Темные Земли, спасаясь от костра… Ведьма сочла, что он будет ей полезнее, чем вампиры. И в знак того, что она готова сотрудничать, она решила преподнести ему подарок… — Джек на некоторое время умолк, затем с ненавистью выдохнул. — Она отдала Крысенштейну моего мужа.
Джесси порадовался тому, что в нарушение собственных слов есть не стал.
— Твоего…
— Моего супруга. Может быть, ты слышал что-то и о нем. Тыквоголовый.
Джесси сглотнул.
— Итак, Ужас Темных Земель — твой супруг? Я слышал о нем, он у нас проходит под параграфом “Увидел — молись”.
— Молитвы против него не помогают, — педантично заметил Джек.
Джесси хмыкнул, это он прекрасно знал. Молитвы вообще не помогали зачастую даже против самого завалящего заблудшего призрака.
— Итак, одна легендарная злобная сука украла у тебя второго злобного подонка, по совместительству супруга, решив отдать его сумасшедшему ученому, при этом у нее хватает сил, чтобы удерживать его… А помочь тебе в чем-то должен я?
Вампир кивнул.
— Я догадывался, что ты понятлив, охотник. Да, ты должен вернуть мне моего мужа.
— И что я за это получу? Полкоролевства и принцессу Бригитту в жены?
— Нет, я всего лишь поищу в своей библиотеке сведения о том, как избавить человека от волчьего проклятия.
Джесси посмотрел на свою левую руку, вернее, на то, что от нее осталось, покачал головой.
— От калеки немного проку, вампир.
— Я знаю. Я предусмотрел это. У тебя будет магический протез.
Джесси перевел взгляд на Джека.
— Ты отрезал мне руку?
— Надеялся, что проклятие не успеет распространиться. Но я ошибся. Я слишком поздно заметил еще один укус. В качестве извинения за свою ошибку я оплатил создание высококлассного протеза для тебя, работы лучшего мастера.
— Этого кого? — недоверчиво прищурился Джесси.
— Линдхольма.
Это было здорово. У самого охотника на такое денег никогда бы не хватило. Королевский мастер-изобретатель был лучшим зачарователем людских земель, плату за помощь брал соответствующую.
— Значит, я должен убить Ведьму? — деловито уточнил Джесси.
— Можешь не убивать, мне без разницы, что ты сделаешь с ней. Верни мне моего супруга, — лицо вампира исказилось, клыки выдвинулись.
Джесси понадеялся, что прутья решетки смогут хоть немного защитить его. Джек немного постоял, скалясь, затем снова вернул себе привычный облик, бледный и невозмутимый, хотя Джесси уловил краем глаза, как нервно вампир стискивает в пальцах рукав роскошной кружевной рубашки.
Джесси собрал в памяти все, что знал о Темных Землях, что ему рассказывали, что он читал, а также то, что он успел узнать сам. Примерно тысячу лет назад, так много для людей и не так уж много для вампиров, грянула война, по итогам которой было заключено хрупкое перемирие. Вампиры заняли Темные Земли — западную часть материка, отделенную от земель людей тонкой полосой Чернолесья. И все было бы хорошо, если бы не одно “но”: в Темные Земли хлынули ведьмы, алхимики, наспех изучившие пару черных заклинаний колдуны. Люди со своей стороны вслед им выставили заграждением воспитанников монастырей святой Габриель, обученных уничтожать нежить и нечисть, на том все и успокоились.
Джесси Маккри был воспитанником одного из таких монастырей. Боевой монашек, как их за глаза честили. Не особенно набожный, любитель посквернословить и выпить, он в стае послушных святых псов был волком, вроде и морда та же, но что-то подозрительное в нем есть, чересчур уж дик и неприручаем. Он забирался в Темные Земли так глубоко, как никто до него. И возвращался живым, что было немаловажно. И сейчас он тоже собирался вернуться.
— Еще раз, — он посмотрел на Джека. — Я иду к Ведьме, возвращаю тебе твоего мужа, после чего ты говоришь мне, как избавиться от волчьего проклятия?
— Да, — коротко ответил вампир. — Если избавление существует, то я найду этот способ. У меня отличная библиотека.
Джесси принялся взвешивать все “за” и “против”, пока что получалось, что “за” перевешивали. Его спасли, попытались оторвать от волчьего проклятия, не обижали, сытно кормили, дадут протез руки от лучшего мастера трех королевств. А взамен просят прикончить какую-то нечисть и спасти еще одну нечисть. Ну, спасение кого угодно — это дело вполне себе доброе, а нести добро — долг каждого воспитанника монастыря святой Габриель. Получается, что спасение Тыквоголового является делом добрым, а значит, долгом Джесси. И, если разобраться, Ужас Темных Земель никоим образом самого Джесси не обидел, дорогу ему нигде не перешел, мстить ему не за что.
— Я получу свое оружие?
— Да.
Это еще больше успокоило.
— Тебе придется носить ошейник пока что, он не даст твоему проклятию вырваться. Но я очень рассчитываю, что ты не решишь сбежать.
Джесси глубоко вздохнул.
— Сделка, вампир. Я чту сделки.
— И готов поклясться?
— Да, — твердо ответил Джесси. — У меня нет счета к тебе или твоему супругу. Я выполню свой долг.
Замок лязгнул, дверь камеры отворилась, приглашая выйти. Джесси снова сглотнул, сообразив, на что подписался. Сразиться с Ведьмой, которую, по слухам, отряд специально обученных братьев-инквизиторов не смог в свое время на костер втащить.
Джек отстегнул цепи, оставив лишь ошейник, взял поднос.
— Перекусишь в столовой. Ты больше не пленник, теперь ты гость.
— Ты не произнес своей части клятвы, — заметил Джесси.
— Ничто не угрожает тебе под сводами данного замка и далее, на моих землях, под луной и солнцем, под небом вечерним и зарей утренней, в час ночи и час дня ты найдешь приют в этих стенах.
Это было не теми словами, которую ждал Джесси, но едва уловимо звякнувшая колокольчиком над ухом магия подтвердила, что клятва принята. Это тоже было неплохо, получить покровительство одного из лордов Темных Земель.
— Когда я смогу отправиться к мастеру Линдхольму?
Джек пожал плечами.
— Тебе незачем идти туда. Пока ты метался в бреду, мастер обмерил твою руку и сработал протез. Осталось лишь надеть его и привыкнуть.
— Значит, ты все предусмотрел?
— Я когда-то был военным, я привык все планировать и обо всем заботиться.
Джесси предпочел замолчать, сосредоточив внимание на красивой комнате, куда его привели. Роскошная, но не настолько давящая богатством, чтобы в ней было неуютно находиться. Джесси приходилось бывать и в таких местах, где все слепило позолотой и сверканием драгоценных камней, заставляя ежиться и ощущать себя невзрачной мошкарой. Эта столовая напоминала красивую расписную шкатулку, хотелось, не дыша, любоваться всем вокруг. Джесси напомнил себе, что ему стоит сейчас поесть.
— Я оставлю тебя, чтобы не смущать своим присутствием.
— Ты и не смущаешь.
— Живым лучше поменьше находиться в компании мертвецов, — отрывисто произнес Джек и вышел.
Джесси прикончил обед, потянулся, закинув руку за голову. Без левой руки было непривычно, от вида пустого рукава хотелось забиться в угол и завыть как тот самый волк. Кому он теперь нужен, вот такой калека? Усилием воли Джесси загнал внутрь слезы и напомнил себе, что у него будет протез работы лучшего мастера-чародея в королевстве. И что лорд-вампир из всех охотников обратился за помощью не к кому-то, а именно к нему.
В столовую неслышной тенью проскользнула девушка в темном платье и белом переднике поверх, принялась собирать посуду. За ней вошла еще одна, такая же спокойная и отрешенная.
— Проследуйте за мной, господин охотник, — попросила она.
Джесси поднялся, кивнув. Девушка повернулась и зашагала впереди. Джесси подумал, не стоит ли с ней заговорить, затем решил, что следует пока что побольше помалкивать и прислушиваться ко всему, что творится вокруг.
Привели его в купальни. Девушка жестом указала на бассейн, исходивший паром, затем безо всякого стеснения разделась.
— Что ты делаешь? — оторопел Джесси.
— Я должна сделать ваше пребывание здесь приятным. Приказ лорда.
Девушка принялась помогать ему разоблачаться, пользуясь замешательством охотника, мягко погладила по груди, улыбнулась впервые.
— У вас красивое тело, господин охотник. Сильное.
— Спасибо.
Она попятилась, увлекая его за собой, помогла сойти по широким ступеням в воду, прильнула на мгновение, беря губку, лежавшую за спиной Джесси на краю бассейна. Затем подняла на него глаза, красивые, темно-вишневые. Младшая вампирша.
— Если я вам не нравлюсь, в замке есть другие девушки.
— Нравишься, — неуклюже сказал Джесси.
— Я могу позвать сестер, чтобы вам было еще приятнее. Или мы можем быть лишь вдвоем. Как пожелаете, — она снова прижалась, легкая и гибкая. — Но сперва я помогу вам искупаться.
Прикосновения были прохладными, уверенными, она смывала с тела Джесси грязь, пот и засохшую кровь, вилась вокруг, трогая его во всех местах разом. И почему-то даже не хотелось гаркнуть, что он и сам справится с мытьем, эти прикосновения были такими нежными.
— Теперь вы чисты, — младшая вампирша снова улыбнулась.
— Мойте еду перед… едой? — неловко пошутил Джесси, вызвав улыбку вампирши.
— Так мне позвать сестер? — она прижалась к нему грудью, попятилась, увлекая за собой прочь из бассейна.
Джесси промедлил с ответом лишь несколько мгновений, а вокруг уже завились еще две девушки, скинули одежду, принялись его трогать и поглаживать, время от времени шаловливо покусывая. Эти укусы кровь будоражили настолько, что Джесси пропустил тот момент, когда они вчетвером оказались на широкой постели.
— Лежите смирно, господин охотник, — замурлыкали ему в ухо. — Мы сами все сделаем.
— А…
Ничего сказать ему не дали, закрыли холодным поцелуем губы. Джесси запоздало вспомнил, что эти земли издавна славились тем, что здесь произрастали различные травы, обладающие дурманящим свойством. Наверное, что-то такое было в воде. Или это просто были чары.
— Вам будет хорошо.
— Расслабьтесь.
— Успокойтесь.
Джесси расслабился, прикрыл глаза, чувствуя, как его ласкают в шесть рук. Затем внезапно подскочил, когда по спине прошел табун мурашек, таких знакомых. Опасность. Чужие взгляды, устремленные на него, Джесси чувствовать научился давно. Он сам не знал, как это у него получается, но чутье его никогда не подводило.
И сейчас на него кто-то смотрел. Внимательно. Неотрывно. И не сказать, что слишком добро.
— Господин охотник?
Джесси метнулся к окну, выглянул. Внизу клубился туман, наползал на подножье стены, кипел. И скрываться там мог кто угодно.
— Все в порядке, господин охотник, — одна из вампирш прижалась к нему грудью, вторая сразу же положила его руку себе на бедро. — Идемте в постель.
— Бояться нечего, здесь нет чужаков, лорд никогда не позволит непрошеным гостям приблизиться к замку.
— Вы так напряжены, это плохо, вам стоит расслабиться.
Джесси выдохнул, позволил вернуть себя в постель, снова заласкать. Ощущение чужого взгляда не пропадало, словно кто-то сидел на подоконнике и внаглую таращился на сплетающиеся тела. Но сколько бы взглядов Джесси не бросал в сторону открытого окна, он никого не видел.
А потом из головы у него вылетели все мысли. Воспитанный в строгости и суровости боевой монашек, отданный на милость умелых рук, беззастенчивых губ и пылких бесстыдных ласк, сдался на милость трех победительниц. Наверное, если бы сейчас все вампиры Темных Земель пришли по его душу, Джесси бы и рукой не шевельнул.
— Отдыхайте, господин охотник.
— Вам стоит подремать.
— Спите сладко весь день, — замурлыкали прелестницы, укладываясь с ним рядом.
Джесси, измученный постельными играми, послушно задремал. Где-то на самой грани сна ему почудились уверенные шаги в спальне, кажется, девушки мгновенно отодвинулись — или это просто ветер влетел в окно и тронул прохладой — а затем его поцеловали, уверенно, напористо, не давая отстраниться, не оставляя никакого выбора. Острые длинные клыки оцарапали губу. Джесси не мог ни двинуться, ни вскрикнуть, даже вздох сделать не мог, а поцелуй с привкусом собственной крови длился и длился. Затем в легкие снова хлынул свежий воздух, Джесси усилием воли вскинулся.
Окно было плотно закрыто, на ставни наброшен засов. Голые вампирши спали рядом, свернувшись клубочками.
— Господин охотник? — одна приподняла голову, потянулась, красивая, изящная, потянулась к нему.
— Все в порядке, — хрипло сказал Джесси. — Мне что-то приснилось. Спите.
— Так вечер уже, — вампирша улыбнулась.
Ее сестры тоже поднялись, одарили Джесси ласковыми поцелуями и выпорхнули прочь, как и были, обнаженные.
— Лорд уже ожидает вас. Помочь вам? — девушка указала на лежавшую на кресле чистую одежду охотника.
Джесси кивнул. Вампирша помогла ему одеться, расчесала волосы, мягко и бережно разобрав их щеткой, собрала их в хвост, повязав лентой. Джесси попросить их остричь постеснялся.
— Следуйте за мной, господин охотник. У лорда сейчас гость, его старинный друг почтил своим присутствием. Они ожидают вас.
— Что, оба? — удивился Джесси.
— Насколько мне известно, да.
Джесси хмыкнул, перебрал в памяти всех старших вампиров, с которыми был знаком. Таковых было немного, по пальцам левой руки пересчитать можно было. Впрочем нет, Джек ведь теперь был ему знаком.
— Добрый вечер, Джек, — Джесси шагнул в гостиную и застыл.
Навстречу из кресла поднимался Всадник, вызывая нестерпимый зуд в правом боку, куда пришелся удар его когтей, а также острое желание схватить осиновый кол и показать всю радость встречи. С этим вампиром Джесси сталкивался трижды, все три раза драка кипела бурная, с применением оружия, когтей и зубов. Последнее — со стороны Джесси. Наверное, кусать вампира глупо, но надо же было что-то делать.
— Ты…
— Я, — согласился Всадник.
Настоящего его имени Джесси не знал. Как, впрочем, и внешности. Всадник носил маску, наглухо закрывающую все лицо.
— Вижу, вы уже знакомы, — невозмутимо сказал Джек. — Какая удача. Значит, вместе работать будете без проблем.
— Что? — Джесси перевел на него взгляд, полный негодования. — Во-первых, работаю я всегда один…
— Вдвоем это намного интереснее, — перебил его Всадник.
Джесси готов был поклясться, что под маской тот глумливо усмехается.
— Все просто: он проведет тебя через болота в замок Крысенштейна. Вдвоем вы освободите моего супруга. После чего вернетесь сюда.
— А в чем подвох? — уточнил Джесси. — Начнем с того, зачем Всаднику вообще помогать мне? Может быть, он меня скинет в ближайшее болото, а тебе скажет, что я геройски погиб.
— Клянусь часом ночи и часом дня, что не причиню тебе вреда словом и делом, намерением и мыслью, пока наша цель не будет достигнута.
Джесси от досады заскрипел зубами. Клятва. Почему он должен так щедро разбрасываться клятвами всем встречным вампирам? Впрочем, это что-то вроде обоюдного договора, да и это ненадолго, только пока они не вернут в Темные Земли этот самый плененный Ужас.
— Клянусь часом ночи и часом дня, что не посягну на твою жизнь и твое существование, пока не будет в том прямой угрозы для моей жизни. До конца нашего задания.
Вообще-то существование Всадника было прямой угрозой для душевного спокойствия Джесси, но увы, подобных случаев клятвы не предусматривали.
— Отлично.
Джек подошел к столу, на котором лежало нечто, скрытое под тканью, сдернул покрывало, являя взгляду Джесси искусно сработанную металлическую руку, вернее, ее скелет.
— Мастер Линдхольм превзошел сам себя, делая ее, — Джек взглянул на Джесси. — Примерь.
— Я помогу, — вызвался Всадник.
Джесси очень хотелось заорать, что он и сам бы справился, но это показалось малодушным, так что он принялся расстегивать рубашку. Всадник стоял, повернув маску в его сторону, то ли смотрел, то ли просто задумался. Джесси вспомнил ночное происшествие, передернулся. Спрашивать, не Всадник ли сперва таращился на постельные утехи охотника, а потом еще и с поцелуем накинулся, было очень глупо.
Протез оказался неожиданно легким, Джесси, внутренне приготовившийся к тому, что придется учиться справляться с лишней тяжестью, изумленно взглянул на него. А потом плечо пронзила боль, от которой свело челюсти, разомкнуть их, чтобы хоть что-то просипеть, Джесси не мог.
Под пальцы попалось что-то холодное, Джесси вцепился в это от всей души, преодолевая эту боль.
— Скоро станет легче, — заметил Джек. — Потерпи, магия должна соединиться с твоим телом, чтобы ты не чувствовал протез чужеродным.
Джесси очень хотелось сказать, где он видел Джека вместе с его нотациями, но когда он сумел разжать челюсти, ему в рот немедленно что-то впихнули, опять же холодное. Джесси с удовольствием сомкнул зубы на этом “чем-то”, оказавшемся запястьем Всадника. Прокусил, рот немедленно наполнился чем-то донельзя горьким и ледяным, что даже сплюнуть было нельзя.
— Сглотни, — насмешливо посоветовал Всадник. — Люди ради капли крови высшего вампира готовы отдавать горы золота, а ты кривишься, когда тебе бесплатно дают.
Джесси с трудом проглотил кровь, слабым мычанием пытаясь донести мысль, что эту самую каплю в вине растворяют, чтобы пить было не так противно, а тут ему наливают натуральный продукт.
Боль схлынула внезапно, оставляя после себя лишь слабость. На ногах Джесси не удержался, повис на руках Всадника, без труда донесшего не такого уж и легкого охотника до кресла. Вызванная мысленным приказом Джека вампирша принесла бокал подогретого вина, мимоходом улыбнулась охотнику, затем удалилась.
Джесси пил вино, рассматривал протез, теперь уже цельный — магия облекла металл скелета. Вот и все, никакой дороги обратно не будет, Джек выполнил свою часть уговора, теперь нужно отплатить ему за свое спасение.
— Когда выдвигаемся?
— Через пять минут, — Всадник взял перчатки со столика. — Как только ты допьешь и оденешься. Твой плащ рядом, если ты вдруг не замечаешь.
— А мое оружие?
— Я забрал, — Всадник натягивал перчатки.
— Я надеюсь, что ты выполнишь свою часть нашей сделки, — напомнил Джек.
— Разумеется, — согласился Джесси. — Ах да. Когда миссия закончится, протез мне оставят или придется вернуть?
— Оставлю, — на лице Джека впервые проступило какое-то подобие нормальной живой улыбки.
Джесси поднялся, убедился, что на ногах стоит уже уверенно. Всадник повернулся к Джеку.
— Я выполню свою часть договора, Джек. Ожидаю того же от тебя.
— Разумеется.
Джесси почему-то это показалось веселым. Сплошные клятвы, сплошные сделки. Не вампир, а Ведьма какая-то. Но мнение насчет этого он благоразумно оставил при себе, не хватало еще нажить себе врага в лице единственного вампира, который способен узнать, как Джесси избавиться от волчьего проклятия и стать обратно человеком. Все же в людские земли соваться с этим проклятием не с руки, хех.
— Идем, — Всадник зашагал вперед.
Джесси натянул плащ, перчатку, застегнул пояс и припустил следом за ним.
Конь ожидал во дворе замка, при виде Джесси оживился, переступил с ноги на ногу и всхрапнул. С этой черной скотиной у охотника были свои счеты. Конь его уже два раза скинул в болото, спасая своего хозяина от последнего удара осиновым колом. Вроде стоял себе спокойно, меланхолично смотрел на то, как охотник добирается до припрятанного осинового кола, а потом удар, болотная вода во всех местах, а ржущая тварь уносится куда-то в сторону трясин.
— Держись крепче. Мы должны успеть добраться до замка Крысенштейна до наступления “собачьего часа”, — Всадник взобрался в седло.
— А он нас двоих унесет?
Всадник на ответ размениваться не стал, вздернул охотника за шиворот к себе в объятия, конь сорвался с места сразу же в галоп. Джесси даже не смог как следует выматериться, все равно, его бы никто не услышал. Всадник притиснул его к себе, как девицу, умыкнутую из родительского замка, но не препятствовал, когда Джесси выпрямился.
Вниз Джесси смотреть опасался, конь как-то слишком быстро для обычного животного несся прямиком по трясине. Наверх и вбок таращиться смысла было не больше, пришлось закрыть глаза. И тут же открыть — побоялся, что вот-вот упадет с коня. Рукам вампира, придерживающим его, охотник особенно не доверял.
Громада замка вырисовалась впереди неожиданно, темная на фоне звезд. Всадник остановил коня.
— План такой: я проведу тебя внутрь, доведу до комнаты Ведьмы…
— И что дальше?
— Тебе предстоит прикончить ее. Ну или уговорить отпустить Тыквоголового, как тебе будет угодно. Но я предпочел бы, чтобы ты ее просто пристрелил.
Джесси молчал. Стрелять в красивую женщину лишь потому, что она ввязалась в разборки нечисти на Темных Землях? Это все никоим образом его не касалось. Какая разница, что Ужас Темных Земель пропадет?
— У тебя договор с Джеком, — Всадник разгадал его сомнения.
— Я помню, — Джесси сглотнул, опустил взгляд на свою новую руку.
У него договор. Он должен убить Ведьму, освободить Ужас Темных Земель, узнать, как ему избавиться от волчьего проклятия. И тогда он сможет вернуться в монастырь, сделать вид, что ничего особенного не произошло, будет жить как и раньше.
— А если монстры Крысенштейна на меня нападут? — осенило его.
— Ты просто перебьешь их, — хладнокровно сказал Всадник.
Джесси прикрыл на мгновение глаза. Как можно было вот так вляпаться в то, что с ним произошло?
— Ты сказал, что забрал мое оружие? — опомнился он.
— Да, вот, держи, твой арбалет. И болты к нему.
Джесси экипировался, размял пальцы. Протез ощущался чем-то привычным, как ни странно. Словно охотник просто надел перчатку.
— Ты ведь справишься?
Участливый тон Всадника казался издевательским. Джесси с трудом подавил желание показать ему какой-нибудь непристойный жест, молча кивнул, мол, о чем речь, кровосос проклятый.
— Идем.
Джесси набросил плащ на оружие, скрывая, надвинул пониже шляпу и пошагал за вампиром. Под ноги подворачивались камни, куски лепнины и обрывки некогда дорогих гобеленов. Заброшенный замок, так и не ставший живым даже после того, как в нем поселился новый обитатель.
— Дальше мне нельзя, — Всадник остановился. — Вот дверь ее комнаты...
Джесси кивнул, шагнул к двери, занес руку, чтобы постучать, натолкнулся на насмешливый взгляд Всадника и просто распахнул створку.
— Да как вы…
Джесси выстрелил на звук голоса раньше, чем взглянул. Красивая белокурая девушка с темном платье удивленно смотрела то на него, то на засевший меж грудей арбалетный болт.
— Что? — жалобно пролепетала она.
— Покойся с миром, маленькая лекарка, — Джесси выстрелил еще раз, в этот раз болт вошел точно в сердце.
Ему не принесло радости убийство девушки, которая была виновна лишь в том, что пыталась помочь своей магией селянам, отплатившим ей черной неблагодарностью. Джесси закинул арбалет за спину, поднял  с пола тело Ведьмы, перенес на кровать, укрыл одеялом, пригладил ей волосы.
— Ты странный, — сказал Всадник, делая шаг в комнату. — Зачем ты это делаешь?
— Она и так достаточно страдала. Ты свободен?
Вампир кивнул.
— Тогда идем разыскивать Ужас Темных Земель.
— Он в подвале. Со смертью Ведьмы чары рассеются, так что я бы не советовал тебе идти к нему навстречу. Он сейчас будет немного не в настроении.
Джесси кивнул. Комната почему-то решила покружиться. Всадник подхватил его на руки, такой восхитительно холодный.
— Что со мной?
— Проклятие начинает действовать, скоро ты станешь волком.
Почему-то в его голосе звучало сожаление — или это просто Джесси показалось?
— Но Джек ведь сказал…
Понимание пришло внезапно. Джек знал, что избавиться от волчьего проклятия нельзя, он просто использовал доверчивого охотника.
— Да будьте вы прокляты, — стонуще выдохнул Джесси перед тем как окончательно потерять сознание.
— Уже…
Всадник вынес его из замка. Конь посмотрел, вопросительно заржал.
— Все в порядке. Скоро он станет моим. Забудет прежнюю жизнь. Осталось дождаться пика темноты…
Волчье проклятье все глубже врезалось в кровь охотника, охлаждая ее, меняя, стирая человеческие чувства. Всадник сидел у стены замка, держа на руках умирающего человека, время от времени гладил его по волосам. Его человек, вот уже пять лет как его, даже если он сам этого не понимает. Сколько сил и терпения понадобилось на то, чтобы подстроить ему на земле Джека встречу с последним оборотнем болот, внушить Джеку мысль, что только этот охотник сможет помочь ему и уговорить недоверчивого лорда-вампира дать клятву, что он не станет препятствовать тому, что Всадник заберет Джесси себе.
Джесси снова застонал, потом  забился так, что вся сила вампира не смогла удержать его. Одежда осела грудой ткани, среди нее завозился волк с протезом вместо передней левой лапы, жалобно застонал, запутавшись в ремне хвостом.
— Ну привет, малыш, — вампир улыбнулся.
Волк посмотрел на него, клацнул клыками. После чего, вырвавшись из плена одежды, умчался в темноту болот.
— Добро пожаловать в Темные Земли, — негромко сказал Всадник, поднимаясь. — Теперь ты дома, Джесси.
Это будет очень долгая осень.
Написать отзыв