Настоящий друг

от Kim Roven
минидрама, хeрт/комфорт / 16+
Гарри Поттер Драко Малфой Помона Спраут
11 авг. 2019 г.
11 авг. 2019 г.
1
6487
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Его на руках нежно качает смерть.

Он уже к ней готов, страха не затаЯ.

А мне невыносимо больно на это смотреть.

Друг, я не дам им убить тебя.

— Господин министр, пожалуйста! — Гарри уже не в первый раз за неделю находился в этом кабинете и у него были на то причины. — Драко Малфой не заслуживает смерти.

— Мистер Поттер, я уже говорил Вам, что всех приспешников Волан-де-Морта ожидает одна участь — казнь, — безапелляционно заявил мужчина.

— О, то есть теперь, когда он мёртв, когда я его убил, вы можете произносить это имя? — с насмешкой спросил Гарри, буравя мужчину своими изумрудными глазами. — Я, в отличие от вас всех, никогда не боялся называть вещи своими именами, так вот. Вы — трусы! Уничтожая людей, у которых не было выбора в этой войне, вы только показываете свою гнилую сущность. Жалкое зрелище, когда Министерство магии насквозь такое, — парень злился.

— Держите себя в руках. Статус спасителя мира не даёт Вам права оскорблять должностных лиц, — поднял на него взгляд член Совета магического права. Он бы уже давно выгнал этого парнишку, если бы не одно, но — этот наглец спас мир и вхож в высшие круги общества, имея большой авторитет среди магов.

— Что, правда глаза режет? — Поттеру хотелось потрепать этого мерзкого человечишку за плечи, но было нельзя.

— Мистер Поттер, — вздохнув, министр посмотрел на посетителя, мотивов которого он никак разгадать не мог, — я похлопочу о Вашей просьбе, но не думаю, что она найдёт поддержку среди Совета магического права.

— Благодарю, — добившись своего, сказал Гарри и покинул кабинет.

     Когда он в первый раз пришёл в Министерство с этой просьбой, на него смотрели изумлённо. Кто-то даже спрашивал не заболел ли он и хорошо ли себя чувствует. Поттер же был непреклонен. Рон с Гермионой отговаривали его от такой глупой затеи — спасать пожирателя смерти, пусть и спасшего ему жизнь. Грейнджер просто считала эту затею бессмысленной, а Рон и вовсе был за обеими руками и ногами за то, чтобы последнего Малфоя стёрли с лица земли. Именно поэтому сейчас их не было с Гарри — друзья уехали в Ирландию, не желая видеть позора спасителя мира.

     На пороге здания Министерства магии Поттера уже ждала беловолосая девушка в длинном нежно-голубом платье.

— Ну что? — с надеждой спросила Лавгуд, завидев друга.

— Обещал, что попробует, — сообщил вердикт мужчины Поттер, Полумна обняла его.

— Пусть только у него получится. Пусть только получится…

— Я тоже на это надеюсь, Луна.

     Только эта юная выпускница Когтеврана поддерживала Гарри в его отчаянных попытках спасти Драко, который, считай, что обеими ногами уже в могиле — до суда остались считанные дни, а на стороне Слизеринца более ни единой души. Юный маг до сих пор отчётливо помнил, как Полумна влетела к нему посреди ночи и начала кричать не своим голосом.

~~~

     Парень только уснул после сложного дня, укутавшись в одеяло, однако разместился он на диване в большой гостиной, так и не дойдя до своей спальни. Его едва начавшееся путешествие по царству Морфея прервал громкий стук в дверь. Слуга открыл гостю, который через несколько секунд влетел в гостиную. Поттер сел на диване, убирая одеяло в сторону.

— Гарри! Гарри! Спаси его! Умоляю, спаси его! — худая беловолосая девушка упала в ноги Поттеру, заливаясь слезами. — Только ты можешь это сделать! Больше некому…

     Брюнет осторожно поднял подругу и усадил её в кресло.

— Что случилось, кого спасти? — в страхе спросил волшебник.

     У него был всего один вариант того, что могло довести Лавгуд до такой истерики, что девушка сама себя не помнила. И Гарри молился, чтобы его догадка оказалась неверна, однако…

— Они схватили Драко!

~~~

     Тем утром он впервые пришёл в камеру к Малфою, куда они с Лавгуд направлялись и сейчас. Когда Гарри тогда увидел слизеринца, он был в ужасе — разбитое лицо, следы от пальцев на шее, ожоги на руках… Тогда Поттер был рад, что не взял Полумну с собой. Драко тогда очень сильно трясло от холода. Малфой в тот раз молчал, но Поттер и так понял, что его пытали. В ужасе Гарри устроил скандал и добился хотя бы нормальной одежды для заключённых и возможности встреч.

     С той ночи прошло уже три месяца и каждый божий день Луна проводит с Драко.

     Худощавый блондин сидел на полу одиночной камеры, облокотившись на холодную каменную стену. Когда до него донёсся любимый нежный голос, голубые глаза засветились. Луна — его девочка, его единственная радость. Он знал, что его дни сочтены, поэтому пытался дать своей любимой максимально всё, что мог. Ему было очень больно видеть, как с каждым днём свет оставлял её серебристо-серые глаза, кожа бледнела, плечи, ключицы, скулы становились всё виднее. Драко был благодарен ей, что она всё ещё рядом, что верит в него. А ещё он был благодарен Поттеру.

     Гарри изо всех сил старался помочь ему, вырвать из лап смерти, которые практически уже забрали слизеринца себе. Спаситель мира от Тёмного Лорда наплевал на мнение общественности и даже разругался с лучшим другом, решив во что бы то ни стало добиться максимально мягкого приговора суда для Малфоя.

     Встретившись взглядом с голубоглазым, Поттер улыбнулся. Он знал — всё, чем он пожертвовал, всё, что ему приходится терпеть из-за его позиции, относительно судьбы Драко, стоило того. Однажды слизеринец спас его. Теперь очередь Гарри.

     После этого встретившись в битве против Волан-де-Морта, Гарри отразил заклинание Рона, угодившее бы в спину Малфою и наверняка убившее бы блондина. Уизли тогда сильно удивился. А Драко обзавёлся новым, верным другом. Никто и никогда не делал для него столько, сколько Поттер с Лавгуд. Они стали для него самыми близкими людьми за всю его жизнь.

     Гарри рассказал парню о разговоре министром. В это время он смотрел с каким трепетом блондин прикасается к Луне и в который раз убеждался — он борется не зря, ведь он борется за них.

— Спасибо за всё, что ты делаешь, Гарри, — уже, наверное, в тысячный раз повторил Малфой. — Ты — потрясающий друг, — он был очень грустным. — Жаль, что ты губишь свою жизнь из-за меня.

— Не говори глупостей. Меня бы здесь вообще не было, не спаси ты меня тогда… Да и ты бы здесь не оказался, так что я просто обязан сделать всё, чтобы вытащить тебя…

— Ты же знаешь, они не пойдут на это, — покачал головой блондин. — Если же вдруг свершится чудо и меня приговорят к пожизненному в Азкабане, то навряд я там проживу дольше пары дней. Я же предатель для обеих сторон, — Драко заметил, что на глазах его любимой девушки заблестели слёзы и он тут же решил дальше не продолжать.

— Тебе нужно сбежать, — неожиданно сказал Поттер, решительно сверкнув изумрудными глазами.

— Что? Нет, — отрицательно замотал головой Малфой. Он бы очень хотел сбежать, но понимал, чем это грозит Гарри с Луной. Он не хотел, чтобы их убили из-за него.

— Да, я устрою тебе побег. В конце концов, я — один из самых сильных магов этого мира, — как ни иронично, но Поттер чувствовал себя бессильным в этой ситуации, что не давало ему покоя, угнетая.

— Дорогой, давай попробуем, — едва не плача, дрожащим голосом просила девушка, сжав худую руку голубоглазого парня.

— Я… — ему было очень сложно это сказать, ведь Лавгуд будет больно, но иного варианта не было, — не могу так поступить с вами. Простите, — он чувствовал себя виноватым, хотя и умирать было ему. — Приговор должен быть вынесен и приведён в исполнение. Я делал ужасные вещи. Я заслужил.

     Беловолосая разрыдалась. Малфой принялся дрожащими руками стирать слезинки с нежных щёк. Глядя на Гарри, пока Полумна не видит, парень одними губами произнёс: «уведи её, умоляю». Брюнет кивнул и, осторожно положив одну руку девушке на талию, а вторую — на плечо, повернул подругу к себе. У неё так скоро будет нервный срыв и Поттер этого опасался.

— Я тебя вытащу, — едва слышно произнёс маг другу, тот лишь кивнул и отвернулся.

     Ему было невыносимо видеть, как его любимая девушка плачет из-за него. Рвано выдохнув, Драко помотал головой и рухнул на деревянную дверь на ножках, которую тут именовали койкой. Однако его совсем уже не волновало удобство — за три месяца синяки, которые было возможно о «кровать» поставить, он уже получил, а от побоев охраны особо и не защитишься. Так что всё, о чём он сейчас думал, был момент, когда на последнем курсе он прогуливался в лесу и услышал душераздирающий девичий крик. Это была Полумна.

~~~

     Прогуливая одну из пар, Малфой решил пройтись по лесу, отдохнуть от окружающих его придурков и подумать, как воплотить поручение отца и Тёмного Лорда. И где-то под конец его прогулки, парень услышал, как кричит девушка. Совсем недалеко. Обычно, он бы не обратил внимания — по фамилии не положено, но почему-то эта просьба о помощи сильно задела его. Голубоглазый свернул с тропы и побежал на звук, достав палочку.

— Не трогайте меня! Нет! Не надо, пожалуйста! — во всё горло кричал кто-то.

     Вдруг между деревьев Драко заметил два зелёных плаща, склонившихся над кем-то, кто явно сопротивлялся.

— Ну и что это мы здесь делаем? — надменно спросил Малфой, хотя сердце колотилось неистово и дело вовсе не в страхе перед парнями, блондин жаждал увидеть чей возглас так его поразил.

     Слизеринцы обернулись посмотреть кто же их застукал, а девушка в страхе замерла. Драко увидел её белые волосы и сразу понял кто лежит на земле. И, что ещё хуже для нападавших, понял, что они намеревались сделать. Отчего-то эта догадка отозвалась в его душе неистовой яростью. Ему захотелось применить к ним Круцио, однако оставшийся здравый смысл взял верх.

— Остолбеней! — воскликнул блондин прежде чем его однокурсники успели сообразить, что он не на их стороне. — Летучемышиный сглаз! — слизеринцев окутали десятки летучих мышей, кусая, ударяя крыльями, полностью закрывая обзор.

     Драко решил, что, если их дезориентировать на какое-то время, может, это их хоть чему-то научит. Он присел возле замершей девушки. Она едва дышала, хотя по щекам катились крупные слёзы. Она была в шоке. Малфой стал осторожно стирать капли пальцами. Они дрожали, хотя он сам не знал от чего. Он столько лет с ней учился и ничего, а стоило ей расплакаться, как он не выдержал. Худые руки осторожно подняли блондинку с земли и прижали, будто защищая.

— Я не причиню тебе зла. Обещаю, — шептал парень, и, поддавшись какому-то неведомому порыву, едва ощутимо коснулся губами белоснежных волос.

     Луна не могла выдавить из себя ни слова. Лишь смотрела в эти голубые глаза и терялась в догадках что происходит. Она не пыталась вырваться, скорее даже напротив вдруг поняла что ей вовсе не хочется, чтобы он её отпускал. И что пока эти руки держат её, она в безопасности.

     Драко осторожно сел на большой камень недалеко от главного двора Хогвардса на выходе из леса.

— Зачем ты меня спас? — спросила-таки девушка, положив голову парню на плечо, даже не думая уходить.

— Я… не знаю, — тихо произнёс Малфой. — Только студентка Когтеврана могла так глупо вляпаться. Вернее, только ты, Полоумная Лавгуд, — только произнеся фразу, он понял что сказал.

     Однако девушку это совсем не задело. По тому, как сильно колотится его сердце, она поняла, что это всё — лишь защита из страха показать истинные эмоции. Так что она лишь крепче к нему прижалась, улыбнувшись.

— Спасибо, что не остался в стороне.

~~~

     С того самого дня они вместе. Тот случай перевернул всю его жизнь с ног на голову. Возможно, если бы не эта беловолосая, то он бы не спас Гарри и Тёмный Лорд бы победил… а Драко бы так и не узнал кто такие любимый человек и настоящий друг. Нет, он ни о чём не жалеет, кроме того, что не мог эти три несчастных месяца провести с ними.

     Затерявшись среди собственных мыслей, парень уснул.

***

     Гарри разместился в кресле в большой гостиной, а Полумна села на мягком ковре поджав ноги под себя и положив голову на колени Поттеру. Он осторожно гладил её по белым волосам, мягким, как шёлк. Парень предлагал подруге пересесть на диван или занять второе кресло, но она отказалась.

     Они молчали. Слышно было лишь треск поленьев в камине, тиканье настенных часов и стук капель дождя по стеклу. Поначалу Лавгуд дрожала, её трясло, но постепенно она смогла успокоиться.

— Я не представляю что бы я без тебя делала, — нарушая тишину, едва слышно произнесла Луна, глядя на друга снизу-вверх.

— Да ладно тебе, дорогая. Я не сделал почти ничего, — грустно сказал он.

— Для нас с Драко ты сделал очень многое.

— Как и вы для меня… но сейчас его жизнь висит на волоске, — парень тяжело вздохнул.

— Гарри, мне так страшно… — призналась сероглазая, пряча за волосами лицо.

— Я знаю, родная. Я знаю. Я что-нибудь придумаю. Обязательно. Я его вытащу.

— Гарри, — после некоторого молчания обратилась к гриффиндорцу Лавгуд, — а ты останешься здесь, когда всё закончится? Или поедешь в Ирландию за… — она осеклась, почувствовав как лежащие на тонкой девичьей шее слегка напряглись.

— Я же просил не говорить о ней, — выдохнул Поттер, прогоняя возникший любимый образ перед глазами.

— Прости, — поникла девушка.

     Перебирая белые волосы Лавгуд, парень заплутал среди собственных мыслей и не заметил как подруга уснула. Он максимально осторожно поднял её на руки и переложил на диван, укрыв пледом. Взглянув на Луну, он представил как она прижимается к Драко и улыбка появилась на его лице. Всё в его жизни слишком стремительно изменилось. Наладив отношения с Малфоем, Гарри поссорился с Роном. Уизли просто моментально выходил из себя при упоминании слизеринца. А когда Поттер заявил, что решил любой ценой уберечь Драко от суда, лучший друг пришёл в ярость, орал несколько часов подряд, а после взял Гермиону, свою сестру и уехал из Британии. Это было подло и низко с его стороны по отношению к Гарри, зная как он любил златовласку.

     А за день до этого пришла Луна и рассказала о произошедшем с Малфоем. И когда всё это наложилось одно на другое, было непонятно кто кому был больше нужен из этой троицы. Да и со временем яснее не стало. И вопрос подруги был задан вполне себе обоснованно — до суда два дня и если закончится он плохо, а Гарри уедет, Полумна останется здесь совсем одна.

      В этих мыслях парень пошёл в свою комнату и не заметил как уснул.

***

     Два дня до суда. Это было жестоко, но Поттер не позволил Полумне пойти с ним к Драко, отнимая у неё драгоценные последние часы, которые им оставались. Но он хотел ещё раз поговорить с другом, но теперь наедине.

     Он застал Малфоя сидящим на каменном полу в какой-то полной отрешённости от реального мира. И только заговорив со слизеринцем на парселтанге, парень смог привлечь внимание друга.

— Ты как? — обеспокоенно спросил Поттер, внимательно глядя на Малфоя.

— Пообещай, что не оставишь её одну, когда это случится, — в голубых глазах был раскрошенный лёд, худая рука коснулась плеча друга. — Гарри, обещай, — буквально умолял блондин.

— Я не дам этому случиться, — покачал головой парень.

— Обещай, — худая рука дрожала. Он панически боялся за свою любимую девочку.

— Драко… — блондин перебил гриффиндорца.

— Обещай мне, что не оставишь её, Гарри! — сорвался на крик Драко. Поттер был единственной его связью с миром и такое важное дело он мог доверить только ему.

— Обещаю, — сдался Гарри и это успокоило слизеринца. — Я не дам им убить тебя.

— Они не станут слушать даже тебя, — покачал головой Малфой.

— Я заставлю их… В крайнем случае, применю Империо или подменю воспоминания на ложные, — услышанное привело Драко в ужас — Гарри намерен применить непростительные заклинания, чтобы спасти его.

     Убийцу, помощника Тёмного Лорда. От осознания происходящего, у парня по коже пробежали мурашки. Он не заслужил такого хорошего отношения к себе. И уж тем более такого верного друга, как Гарри. А ведь именно из-за него Поттер поссорился с Роном, лишившись заодно и своей верной соратницы Грейнджер и любимой Джинни. Драко был уверен — он не стоит таких жертв от человека, у которого с рождения забирают самых дорогих людей.

— Нет, Гарри. Я не смей так глупо губить свою жизнь, — он смотрел в изумрудные глаза друга. — Я тебе не прощу этого, слышишь? У меня никогда не было выбора как жить, но у тебя он есть. Так живи же!

     После этого на какое-то время наступило молчание. Они просто смотрели друг другу в глаза.

— Спасибо, что пусть так недолго, но у меня впервые в жизни был настоящий друг, — тихо сказал парень. — Прости за прошлое. Мне очень жаль.

— Я буду с тобой до самой своей смерти. А будет это не скоро, — негромко произнёс Поттер, после чего бросил взгляд на часы. — Мне пора. Увидимся на суде.

     Драко грустно улыбнулся — ему будет не хватать Гарри. Гриффиндорец скрылся за дверями и из коридора послышались шаги человека в тяжёлых ботинках. Малфой вздохнул, зная, что это к нему. Вопрос был только в одном — сможет он после этого сам встать, или придётся пару оставшихся дней проваляться в лазарете.

     Взрослый мужчина вошёл в его камеру и, швырнув на пол жестяную тарелку с хлебом, ехидно улыбаясь подошел ближе к блондину.

— Жрать подано.

     Парень ничего не ответил, лишь продолжил смотреть куда-то сквозь предметы. Такое поведение начало бесить стражника, и он схватил Драко за футболку, после чего резким рывком стянул парня на пол. Голубоглазый не шевелился, тогда охранник пнул блондина в бок. Однако реакции вновь не последовало. Сапфировые глаза Малфоя стали мутными и безжизненными, он не замечал уже ничего. Голод, который мучил его первые несколько недель стал обычным состоянием, постоянные побои давали о себе знать. И если в начале он пытался как-то сопротивляться, сейчас просто сидел и ждал, когда охранник наразвлекается и покинет его тюремную камеру. Мракоборец, принёсший заключенному еду, намеревался отомстить, по крайней мере, он так говорил. На самом же деле всем этим министерским крысам просто хотелось унизить приспешников Тёмного Лорда, отыграться, ибо сами они были ни на что не способными ничтожествами. «Служителям закона» нравилось избивать и мучить их, при этом яростно утверждая, что они не сторонники, а наоборот, противники политики Волан-де-Морта. На деле же оказывалось что охрана, что законописцы, что члены Совета магического права, как и другие сотрудники этого несчастного министерства намного хуже, чем главный антагонист последних лет.

— Знаешь, парень, ты просто жалок, — усмешка. — Посмотри на себя, — шипел на него мужчина, он всем своим видом показывал насколько Малфой противен ему и что смерть будет ему подарком. Такие как он, ничего иного не заслуживают.

     Схватив Драко за отросшие белые спутанные волосы, он больно дёрнул, заставляя посмотреть на себя. Оскалившись, он вынудил чистокровного волшебника подняться на ноги, после чего буквально швырнул парня в стену. Больно ударившись горлом об один из выступающих камней, слизеринец закашлялся. Грубые пальцы вновь схватили за волосы и с силой ещё раз ударили о стену. Голова закружилась и стало понятно, что простым ушибом он не отдаляется.

— Знаешь кто ты? — с издевкой спросил мужчина. — Тварь, мерзкая дрянь которой самое место в аду. Ты ответишь за всё, что натворил, выродок. Как и твои уродские родители. Хорошо, что дементор уже высосал из них всё, что можно, — он злобно рассмеялся и продолжил свое интересное занятие, а Драко его не слушал — он уже наизусть знал эти речи.

     Мракоборец толкнул блондина на пол и не стал сдерживаться. Он колотил безоружного парня руками и ногами. На бледной коже тут же появлялись многочисленные ссадины, царапины и кровоподтёки. Ударив в грудную клетку, ему удалось сломать парню пару ребер, после чего поставить две шишки на голове. Они образовались после того как мужчина ещё несколько раз «приложил» слизеринца к твёрдой стене. Драко никак не отвечал и не защищался, молясь Мерлину, чтобы стражнику поскорее надоело это занятие и он ушёл. Так оно и произошло. После примерно получаса избиения, мужчине это наскучило и, так же швырнув Малфоя обратно на пол, он победно рассмеялся, а потом покинул одиночную клетку.

     Как только тяжелые шаги стихли, Драко с трудом дополз до своей «кровати» и забравшись на неё, превозмогая адскую боль, уснул. Сейчас это было единственным, на что он был способен, каждое движение приносило одни страдания. Хотелось исчезнуть, испариться, или хотя бы просто провалиться в беспамятство.

***

     Этой ночью Гарри никак не могу уснуть. Он ломал голову над тем как помочь другу. Нужно во что бы то ни стало не дать произойти худшему, не дать этим министерским крысам погубить парня. Но как? Его статус героя не сильно помогал в этом деле, ведь без весомых доказательств того, что Малфой стал и был пожирателем не по собственной воле, что выбора у него не было. Бессмысленно рассказывать судьям, что это Люциус принудил сына к такой жизни, что мальчик иначе не выжил бы в этой семье. Но просто разговорами, да и угрозами делу не поможешь.

— Чёрт, ну почему всё так? Он же не виноват! Наоборот, Драко мне сильно помог, — возмущался Гарри и вдруг подскочил с кровати как ошпаренный. — Точно, как же я раньше до этого не додумался! — кинувшись к шкафу, он быстро натянул на себя первое, что попалось под руку. Выбежав в прихожую, он вызвал эльфа.

     Кикимер, служивший новому лорду Поттеров, а также Блэков, появился через секунду после громкого голоса хозяина. Домовой эльф застыл в недоумении, при и этом откровенно говоря пялился на Гарри. Молодой человек чувствовал себя неловко от такого взгляда и когда его терпение лопнуло, что, надо сказать случилось довольно, быстро он спросил.

— Да что ты не меня уставился?

— Простите, хозяин, — поклонившись извинился он, — просто мне стало интересно куда Вы собрались так поздно ночью, да ещё и в таком… смелом наряде, — эльф поднял маленькие ручки закрывая лицо от возможно последующего удара по нему. Будь перед ним кто-то другой, скорее всего, догадка эльфа оказалась бы правдивой.

     Гарри же совсем по-другому относился к домовым эльфам и простым любопытством его не вывести из себя даже в такое трудное время, когда он весь на нервах. Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, он успокоил чуть шалившие нервы и поинтересовался.

— Разве с моим нарядом что-то не так? — усиленно закивав головой, Кикимер поставил перед лордом большое зеркало.

     Взглянув на свое отражение Гарри понял, о чем говорил эльф. Оказывается, одеваться в темноте для визита к министру было не самой лучшей идеей. Его и так считают едва ли не сумасшедшим, раз герой магической Британии пытается спасти пожирателя смерти, в таком интересном облике его сто процентов упекут в Мунго. Впопыхах Поттер натянул на себя нелепый светло-розовый пиджак, как он оказался в его гардеробе, известно только Мерлину, а снизу красовались небесное голубые брюки в полосочку. Поражаясь своей глупости, Гарри рванул обратно в спальню и, на этот раз включив свет, оделся прилично.

— Кикимер, мне нужно попасть к мистеру Кингсли в дом, идеально через камин.

— Как пожелаете, хозяин, — он протянул ему горшочек с летучим порохом.

     Взяв горстку в руку и встав в середину своего камина, он назвал адрес и исчез в зелёном пламени. Поттер, вышел в гостиной большого дома, в коридоре ведущем в соседнюю комнату. Первым что услышал Гарри, попавший в дом министра, были шаги, и через секунду в дверном проеме показался сам глава дома с большой чашкой кофе в руках и в белом махровом халате. Когда мужчина обнаружил нежданного гостя, он дёрнулся от неожиданности и жидкость, наполнявшая его кружку, тут же оказалась на одеже.

— Мистер Поттер, как… откуда… — пытался связать слова в предложения министр.

— И Вам доброй ночи, мистер Кингсли. Я, собственно, вот по какому вопросу: Драко Малфой должен быть оправдан. Он являлся шпионом в рядах Пожирателей, и передавал мне информацию, так же не единожды спасая из лап Волан-де-Морта, без его самоотверженного поступка мы бы не смогли победить в этой войне, — сообщил Гарри с абсолютно спокойным видом, будто они где-то днём дружески обедали.

— Ради этого Вы проникли ко мне в дом? — приподняв правую бровь, переспросил мужчина, поражаясь смелости парня. — Да что Вы себе позволяете, в конце-то концов?

— Да, именно для этого, Вы обязаны меня выслушать, — герою войны терпения и наглости не занимать. Он с Волан-де-Мортом в перепалки вступал, а уж мракоборцы после этого — так себе соперники.

— Вы с ума сошли, мистер Поттер, на часах два часа ночи! О чём Вы говорите! — возразил министр.

— Мне всё равно сколько сейчас времени, Вы выслушаете и точка, мистер Кингсли Бруствер. Поймите, я добьюсь освобождения друга любой ценой, — Гарри поднял на него свои изумрудные глаза в которых было столько уверенности и силы, что мужчине ничего не оставалось кроме как указать парню на кресло, а самому сесть на диван.

— Ну, рассказывайте, чем этот пожиратель смерти Вам так помог? Почему он такой особенный, что Вы так о нём печётесь? — поинтересовался министр.

— Всё началось с того, что мы с Роном и Гермионой, — Гарри было не приятно называть имена оставивших его друзей, которые, мало того что пытались убить Драко, так ещё и отняли любимую, — отправились на поиски крестражей. После того как нам удалось уничтожить медальон Салазара Слизерина, нас поймали охотники за головами, — начал рассказ Гарри.

     Поттеру очень повезло, что Гермиона всегда носила с собой хотя бы один пузырёк оборотного зелья. Приняв его, Гарри смог изменить внешность и охотники его не узнали. Они привели друзей в особняк Малфоев, на тот момент там находилась штаб-квартира пожирателей, как парень позже узнал от Драко. Тёмный Лорд поручил блондину опознать Поттера. Малфою-младшему не составило большого труда понять кто перед ним стоит, однако Драко так больше не мог. Он не хотел служить ни Люциусу, ни Волан-де-Морту, и это чувство взяло над ним верх. Парень соврал, тем самым спасая жизнь Гарри, который ещё на первом курсе отверг его дружбу. Драко всегда мечтал иметь хотя бы одного, но верного друга, который будет с ним на равных и, хоть на это понадобилось много времени, Поттер оказался таковым. Пусть мальчик, который выжил, не сразу доверился Малфою, тем не менее несколько встреч, посланных писем, где Драко писал о том, что собираются сделать пожиратели, убедили Поттера в том, что он на их стороне. Именно так они и подружились. Блондину даже несколько раз удавалось запутать отца, когда они неожиданно попадали на след Гарри. Он тянул время как только мог, чтобы Поттер смог найти все эти чёртовы крестражи, после чего уничтожить их. Рон и Гермиона не верили в то, что Драко, парень, который всё время дразнил, обижал и задирал их ещё с начальных классов, вдруг так изменился.

     Когда состоялась битва за Хогвардс, Драко защищал Гарри от своих же друзей. В тот момент он очень напоминал своего крёстного отца — Северуса Снегга. Он даже использовал ту же фразу, что и бывший декан факультета Слизерина.

— Не трогайте его! Тёмный Лорд сам хочет убить Поттера.

— Он очень помог мне и, если бы не Драко, я могу с уверенностью сказать, что война длилась бы ещё очень долго и ваш шанс на победу уменьшился бы в несколько сотен раз, ибо я бы уже был мёртв. Именно благодаря Драко Малфою я смог построить план действий и победить Тёмного Лорда, — закончил рассказывать Гарри.

     Несколько минут министр сидел неподвижно и молчал. Мужчина ещё раз прокручивал в голове то, что только что услышал от Поттера. Если этот парень сейчас говорит правду, в чём, конечно, сомнений не было, то Драко Малфой действительно сыграл немалую роль в их победе над Волан-де-Мортом. В таком случае планируемый к вынесению приговор совсем не соответствует его вине.

— Гарри, скажи, ты можешь чем-то подтвердить свои слова? — наконец нарушив молчание, спросил Кингсли, неожиданно перейдя на «ты».

— Я знал, что простых слов будет недостаточно. У меня есть мои воспоминания, — протягивая маленький пузырёк с голубой эссенцией, ответил он.

— Что же, с этими новыми фактами у меня больше шансов добиться смягчения приговора для… твоего друга, — встав и ободряюще похлопав парня по плечу, министр добавил, — а теперь не мог бы ты покинуть мою гостиную, я бы очень хотел поспать хоть несколько часов, — на эту просьбу герой магической Британии кивнул, однако сделав несколько шагов, остановился.

— Последний вопрос. Как вы узнали,где Драко? — он заметил, что мужчина отвёл глаза, будто сожалеет.

— Нам сообщил Рональд Уизли. Мне жаль.

     Гарри кивнул головой, ничего не сказав, снова залез в камин и скрылся в зелёном пламени.

***

     Гарри не взял Луну на суд. Её бы, собственно, и не пустили, ведь по ходатайству министра в последний день перед заседанием, оно было объявлено закрытым. Чем и обратило на себя внимание общественности, однако Совету магического права до это дела не было.

     Визенгамот — это верховный судебный орган магического мира, который представляет собой группу умнейших сильнейших и справедливейших волшебников и волшебниц, в совокупности известных как Совет магического права. Члены Совета носят одежду сливового цвета с витиеватой серебристой «W» с левой стороны. Данный Совет председательствует во время судебных процессов в одном из залов судебных заседаний 10-го уровня Министерства магии. Стены зала были выполнены из серого камня, слабо освещённого факелами. В два часа дня все судьи уже были на своих местах — судейском балконе, подсудимый — тоже — прикован цепями к креслу в центре помещения. Гарри, хотя и был свидетелем, уже сидел на соответствующей скамье.

     Когда Поттер увидел Малфоя, он сразу понял, что два предыдущих дня были для парня адом. Конечно, лекари напоили его своими настойками, что гораздо улучшило состояние Драко, но Гарри читал это в движениях, позе друга. Явно было заметно, что рёбра слизеринца сломаны, как и не успевший даже с помощью магии зажить нос. Он слегка хромал, а, значит, отпинали его не слабо. И скорее всего, не один раз. Поттер тихо выругался и отметил себе в планах на день рассчитаться с этими мракоборцами, что сделали со слизеринцем такое.

     Председательствующий Совета поднялся со своего места и начал стандартную процедуру, открывающую судебное заседание. Сегодня председательствовал как раз министр Кингсли. Он объявил состав судей, дело, которое рассматривается, кто и в чём обвиняется. Далее же к свидетельской трибуне был вызван Гарри.

— Мистер Поттер, Вы подали ходатайство о прекращении производства по делу за отсутствием состава преступления. На основании чего Вы делаете такое резонансное заявление?

— Уважаемые члены Совета магического права, уверяю вас, у меня были на то основания. Первое, и самое главное — Драко Малфой, как и великий волшебник Северус Снейп, не столько помогал Волан-де-Морту, сколько тем, кто ему противостоял. Например, он не единожды, рискуя своей жизнью, спасал меня. Так было…

     Гарри говорил долго и много, перебивать его никто не смел. Кто-то скептически мотал головой, думая как же красиво он лжёт. Кто-то зачарованно слушал, думая как же может разниться представление о событии в зависимости от того, с какой стороны смотреть и как же вне зависимости от этого все остаются далеки от истины. Кто-то боролся с предвзятостью к Драко, как к Пожирателю смерти. Поттер же пустил в ход всё красноречие, коим вообще обладал. Он совсем не смотрел на друга, переживая, что это может его сбить, ибо он до дрожи в коленях боялся, что его болтовня не поможет. Сердце колотилось неистово, но он не подавал виду. Гарри точно знал только одно — без Драко он отсюда не уйдёт.

— А доказательства у Вас есть, мистер Поттер? — придирчиво спросил один из самых ярых идейных ненавистников Пожирателей смерти, за что его, однако, нельзя винить — приспешники Тёмного Лорда убили его детей и любимую женщину.

— Мои воспоминания, — спокойно ответил Гарри, указав на бутылочку в руках Председательствующего.

     Далее следовала стадия исследования представленных доказательств, а именно — просмотр воспоминаний Поттера судьями и вынесение решений по каждому из них о их достоверности.

— Мистер Поттер, почему же Вы не представили данные доказательства ранее? — поинтересовался один из членов Совета.

— У меня были опасения за жизнь.

— Чью?

— И мою, и Драко Малфоя, — очень многозначительно сказал Гарри, пытаясь унять дрожь в руках, мимолётно глянув на друга. Прозрачно-голубые глаза неотрывно следили за Поттером уже третий час, а ногти до крови впились в ладони.

— Чем же были вызваны данные опасения?

— Вам ли не знать, уважаемый министр, как сторонники Волан-де-Морта жестоки к предателям. Просто в один из дней Вы бы нашли лишь бездыханное тело Драко в камере и Вы бы ни в жизнь не узнали причину его смерти, — его злило, что все эти вроде умные люди не понимали таких очевидных вещей.

— Итак, принимая во внимание все новые обстоятельства дела, которые, надо сказать, не отменяют совершённых Драко Малфоем преступлений, среди которых убийство более чем пяти магов, однако, совершённый им под угрозой его жизни и здоровью со стороны Волан-де-Морта и Люциуса Малфоя, объявляется голосование, — Гарри затаил дыхание, Драко смиренно прикрыл глаза. — Кто за то, чтобы приговорить Драко Малфоя к смертной казни, путём так называемого поцелуя дементора? — двадцать рук поднялось вверх. — Кто за то, чтобы приговорить Драко Малфоя к пожизненному заключению в Азкабан? — семь рук. — Кто за то, чтобы назначить условный срок на десять лет с обязательными исправительными работами на такой же срок? — двадцать три руки.

     Шок. Неверие. Драко показалось, он обсчитался. Блондин помотал головой. Невозможно. От происходящего его начало трясти, а сердце и так колотилось, будто сейчас выскочит из груди, причиняя боль из-за сломанных рёбер. И проголосуй они за смертную казнь, парень бы не так переживал. У него в голове не укладывалось, что в него будет шанс на жизнь.

— Итак, большинством голосов принято решение приговорить Драко Малфоя к десяти годам условного осуждения с обязательными работами на тот же срок. Мистер Малфой должен быть освобождён из-под стражи в зале суда немедленно. Также обращаю внимание всех присутствующих на то, что данное дело имеет гриф «совершенно секретно» и любое разглашение информации, касающейся дела, преследуется по закону, — закончив говорить, председательствующий удалился, оставив недоумевающих коллег на их местах.

     На руках щёлкнули металлические браслеты, державшие парня в кресле. Голубоглазый поднял взгляд и увидел лицо того самого охранника, искривлённое гримасой отвращения и презрения. Драко до этого не было дела. Он будет жить. Впервые жить так, как хочет он, а не кто-то ещё. Он свободен. У Гарри получилось. От волнения Малфой едва мог стоять на ногах. Он понимал, что рухнул бы на пол, если бы его не подхватил, обнимая, Поттер.

— Спасибо, — прошептал Драко, всё ещё не осознавая происходящего, ведь он уже простился с жизнью.

— Я бы не простил себе иного исхода, — негромко ответил Поттер.

     Он очень боялся, что что-то пойдёт не так, что Драко-таки убьют. Его руки ещё слегка тряслись, но уже не так сильно, как ранее. Он справился, не подведя друзей. Конечно, эта победа стоила ему дорого — потеря тех, с кем пройден длинный и опасный путь. Но он не жалел. Улыбающийся беловолосый парнишка рядом стоил того. Хотя бы потому что у Рона всегда был выбор, которого у Драко не было. И Уизли его предал, а Малфой его спас.

— Пошли, верну тебе под крыло Луну. Ты ей очень нужен. Теперь всё будет иначе, — Поттер отпустил друга и отступил на полшага, что и спасло их обоих.

     Парень не слышал ничего, но уловил резкое движение слева от себя. Он и сам не ожидал от себя такой реакции, но Гарри успел выхватить свою палочку и применить Протего прежде чем зелёный луч угодил в Драко. В сапфировых глазах зиял страх. Он не был готов потерять всё, едва обретя.

— Остолбеней! — выкрикнул Поттер, направив палочку на нападавшего. И пока все бросились хватать мужчину, Поттер быстро накинул на друга мантию-невидимку, которую прихватил с собой на крайний случай, и уволок из зала суда. — Это что за чертовщина была? Ты его знаешь? — спросил Гарри, когда они сели в машину, покинув здание через чёрный ход, дабы избежать встречи с толпой журналистов у главного входа.

— Мой охранник — ответил Малфой, снимая мантию.

— Это он тебя так? — Гарри указал на огромную ссадину на руке парня, тот кивнул. — За что?

— Не приглянулся я ему чем-то, — усмехнулся блондин. — Ерунда.

— Ерунда? — опешил Поттер. — Да у тебя как минимум рёбра сломаны.

— Знаешь, Гарри, — в глазах промелькнули осколки боли, — однажды, когда мне хватило смелости и тупости сказать отцу, что я не хочу подчиняться его приказам… он применил ко мне Круцио, — на мгновение Поттер забыл о том, что нужно следить за дорогой и едва не съехал с дороги. — Мне было одиннадцать. После этого желание сопротивляться отпало. И не столько из-за круцио, сколько из-за того, что мама вступилась за меня и он её ударил так сильно, что она упала на пол… После той истории никакие побои не страшны. Но я безропотно подчинялся ему, пока это не стало непосредственно угрожать твоей жизни.

— Мне жаль, — тихо сказал Поттер.

— В любом случае он уже мёртв, а я — свободен благодаря тебе, — улыбнулся блондин. — Только Луне не говори.

— Не скажу, дружище.

     Когда машина остановилась возле особняка и из неё вышло два парня. Не успели они пройти и метра как из дома выбежала босая беловолосая девушка в слишком лёгком для такой холодной погоды платье. Она моментально оказалась возле любимого. Драко прижал волшебницу к себе за талию, Лавгуд обняла его за шею и ногами держалась за бёдра, скрестив лодыжки за спиной парня. Гарри заметил, как друг выдохнул, скрывая боль. Но глаза его светились счастьем. Поттер улыбнулся, глядя на них. Да, именно ради этого он боролся. И победил.