Главное, подсуетиться вовремя!

максиAU, фэнтези / 16+
Вальбурга Блэк Гарри Поттер
11 авг. 2019 г.
11 авг. 2019 г.
7
28856
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Вальбурга держала на коленях вполне здорового младенца, завернутого в кружевные пеленки. Мальчик был мелковат, но уже сейчас в нем угадывались черты Блек. Довольная улыбка зазмеилась на тонких губах.
— Ты выполнила свою часть сделки, — признала леди Блек. — Вот чек на пятьдесят пять тысяч галлеонов. Если не дура, сразу переводи в золото и клади в личный сейф.
— Благодарю, миледи, — склонила голову Лилиана, а потом все же осторожно преклонила колено и поцеловала руку с длинными тонкими пальцами.
— А теперь последнее, — Вальбурга подняла палочку, а мисс Эванс сглотнула. — Обливиэйт! Ты провела почти год как личная ученица старого мага, он учил тебя чарам и кровной магии. Взамен ты полностью обновила чары на его замке или доме. Он заплатил тебе за работу пятьдесят четыре тысячи галлеонов. Их нужно спрятать, так как имя мастера известно как темного мага. Лучше всего открыть личный сейф в банке и спрятать там. Джеймсу Поттеру и его друзьям не нужно говорить об этом. Теперь ты самодостаточная ведьма и можешь принять любовь наследника Поттер, выйти за него замуж. Ты должна убедить леди Поттер признать будущего ребенка наследником. С Мастером тебя познакомила леди Блек по просьбе Сириуса. Ты за это ей починила старинный артефакт, живя у наставника и заработала тысячу галлеонов. Мастер стер тебе память и переправил в другую страну, чтобы отвести подозрения. Сейчас ты окажешься в Мюнхене. Будь осторожна, девочка, — Вальбурга вложила в руки женщины старинный подсвечник. — Портус!
     Малыш, словно почувствовав, что мать исчезла, проснулся и разразился оглушительным криком, сотрясшим стены старинного особняка.
— Силен, — восхищенно выдохнула Вальбурга. — Орион!
     Орион поднял голову, услышав детский крик. Надо же! Вальбурге удался ее сумасшедший план.
— Орион! — услышал он ее зов и с недоумением захлопнул тетрадь, где последние полгода чертил прогнозы, как спасти род. Все время получалось, что он катится к закату со скоростью магловского автомобиля. Выходит, Вальбурга смогла изменить судьбу?
     Орион спустился в гостиную, где воистину с королевским видом восседала в кресле жена. На коленях у нее благим матом орал младенец, а Вальбурга, похоже, наслаждалась этим звуком. Лорд Блек, сердито тряхнув отросшими седыми волосами, подхватил малыша и начал успокаивать. Получалось у него плохо, своих сыновей он принял только после трех лет, до этого искренне считая их кусочками мяса. Теперь же было не до жиру, быть бы живу, как говорится.
— Ты нашла кормилицу? — резко спросил он, обернувшись к Вальбурге, которая то ли с презрительным, то ли с изучающим видом наблюдала за супругом.
— Кричер уже отправился за ней. Она магла, будем держать под Империо, — резко сказала она. — Китти! Забери у Хозяина малыша и успокой.
     Появилась незнакомая молодая домовушка и протянула к младенцу лапки. Орион, крякнув, передал ей ребенка, и тот сразу же замолчал.
— Нам нужно поговорить, — вздохнул Орион. — Идем в кабинет, я позову отца.
     Через десять минут двое мужчин скрестили на Вальбурге тяжелые взгляды. Все же, Орион проигрывал отцу, мысленно признала леди Блек.
— После гибели Реджи я долго болела, — медленно начала она рассказ, Арктурус кивнул. — Именно тогда, метаясь в постели в бреду, в моем сознании выстраивались тысячи планов и развеивались как негодные. И все же, очнувшись, я поняла, если не попробовать, наш род прервется с наследованием по мужской линии. Реджи уже было не вернуть, но Сириус… Сириус, молодой, здоровый маг, только безголовый, постоянно маячил на виду. Именно в бреду я вспомнила, что говорил о приятельнице Поттера Сириус первые три курса, когда еще бывал дома. Талантливая, сильная, способная, не уступает Поттеру… Он говорил это все с ревностью, поскольку влюбился в Джеймса. Да-да, знаю… Сириус не осознает направление своих чувств, но это помешает ему завести семью в дальнейшем и родить наследника. В общем, я обратилась в Гринготтс для определения статуса одной маглокровки. Они взялись за это дело. Что смотрите? Можно натравить сову, которая царапнет человека и потом снять с птицы кровь, или купить пару капель в Мунго. В общем, банк подтвердил мои подозрения, Лили Эванс оказалась Обретенной. Гринготтс же предоставил мне информацию о ней. Девочка выросла в достаточно скромной семье служащего, жили они не бедно, но и не богато, из одежды самое необходимое, скромный быт. И еще одно, похоже, она была влюблена в Сириуса с самого начала. Однако все друзья считали, что она до пятого курса была увлечена одним полукровкой со Слизерина, а после отдала свое сердце Поттеру. Сириус, идиот, сумел оттолкнуть девочку своей преданностью Джеймсу. Как бы то ни было, я назначила ей встречу и она пришла на нее. Это случилось в начале этого года. Мы встретились в ресторане «Эдинбург» в Глазго. Двадцать первого января семьдесят девятого года я предложила ей два часа любви с Сириусом, контракт на рождение ребенка, пятьдесят тысяч галленов за семь месяцев беременности, роды и восстановление после родов. Даже девственности, — Вальбурга горько усмехнулась. — Девочка много мнила о себе, а реально… знаний нахваталась по верхам. И она не смогла устоять из-за денег, а может, и чтобы потешить свою гордость с Сириусом. В общем, я сумела связать сына и ее магическим браком.
— Как? — не поверил своим ушам Арктурус.
— Связала браком. Я сказала, чтобы ребенок был сильным, контракт нужно подтвердить на алтаре рода, — терпеливо повторила Вальбурга. — Сириус был под Империо, пришлось называть старшей в их браке Обретенную. Магия рода очень благосклонно приняла этот союз. Я не идиотка нам оставлять бастарда. Это пусть у Поттеров они рождаются, если сразу не рассмотрели Обретенную. Сына-то они не изгоняли, слышали, наверное, что он им рассказывал на каникулах. Брак хоть и магический, но достаточно свободный. Я старалась избежать связывания их эмоционально. Третьего сентября родился Финеас Сириус Блек, — торжественно закончила она. — У него только-только что был магический выброс.
— Сумасшедшая ты, Вальбурга, — покачал головой Орион. — А почему малыш не появился на гобелене? Во-вторых, Поттеры увидят ее имя.
— Давно ли ты стал таким чистоплюем в борьбе за Обретенную? — фыркнула Вальбурга. — Я заставила ее родить ребенка, одного, согласись, это достаточно мало. Расплатилась по-королевски. Поттерам она сможет родить и двух, и трех детей.
— А брак? — жестко спросил Арктурус. — Как ты скрыла их брак?
— На гобелене через два месяца отразится ребенок, рожденный в союзе Сириуса с Обретенной, имя которой окажется как Лайл Карей Катраоин, — с ноткой превосходства и заносчивости заявила Вальбурга. — Даже если Поттеры или Малфои спросят, нужно сказать им, что мы связали девушку браком, а Сири пришлось подчиниться. Все поймут, как мы поступили.
— Лилия темная и чистая, — перевел имена Арктурус. — Хитро… Все подумают, что мы раскопали ее в Ирландии или горной Шотландии. Только куда она делась, не подскажешь?
— Умерла, я в день официального рождения Финни изгоню ее из рода, — не переставая улыбаться, заявила Вальбурга.
— Что будет означать смерть, — покивал Орион. — Однако она останется его супругой. Ну что, Вальбурга, снимаю перед тобой шляпу, ты сделала нас и спасла род, а главное, избавила его в будущем от безумия. Теперь главное, чтобы мальчик выжил и вырос здоровым. И будь я проклят, если я позволю тебе так душить воспитанием этого малыша, как ты это сделала с нашими сыновьями.
— Я постараюсь… ослабить свой напор, но только если вы начнете участвовать в воспитании. Все же мальчишек должны воспитывать мужчины, — не удержалась от шпильки Вальбурга.
— Воспитаем, — кивнул абсолютно седой головой Арктурус. — Кстати, ты уже решила, кого пригласить в крестные малыша? И почему такое имя? Почему ты отвергла традицию? Он ведь станет главой рода.
— Потому что раньше и без этой традиции были великолепные, сильные главы рода! — голос Вальбурги наполнился яростью. — Достаточно будет второго имени Сириус, — фыркнула она, и потом примиряюще добавила: — Если хотите, можно добавить третье имя. Эррагал. Дзета созвездия Лиры. Почти неизвестная, но очень яркая звезда. Новая.
— Ты все продумала, — констатировал Арктурус. — Что же, соглашусь. Пусть будет Финеас Сириус Эррагал Блек. И все же, кто крестные?
— Нарцисса подойдет? — насмешливо спросила Вальбурга. — И Рудольфус Лестрейндж?
— Слабовата Нарцисса против тебя, — сказал Орион. — Сама не хочешь?
— Я ж вроде бабушка. Может, Беллу? — леди Блек кинула на свекра вопросительный взгляд.
— Не трави ей душу, — посуровел Орион.
— Нет-нет, Орион, ты не прав. Белла сможет стать ему матерью, а ей это поможет справиться с потерей и подступающим безумием, — сказал Арктурус.
— Тогда и Рудольфусу тоже не помешает… терапия, — насмешливо закончил Орион.
— Может, двойное крещение? — глаза Вальбурги полыхнули темным огнем.
— И кого ты еще хочешь? — напрягся Арктурус, от полусумасшедшей невестки можно было ожидать что угодно.
— Барти Крауч, он друг Реджи… — Вальбурга буквально на миг задумалась. — Коралл Яксли, она пока невинна, несет магию рода Яксли. Получится хорошо.
— Неплохо. Так, Вальбурга, только пойми, если сломаешь и этот хрупкий росток рода, я принесу тебя в жертву магии рода, — Арктурус был максимально серьезен, а из глаз его выглядывала ужасающая тьма.
Вальбурга покрылась мурашками, хотя считала, что уже ко всему привыкла.
— Да, дядя. Я поняла, — склонила она голову.
     Через две недели Поллукс, Арктурус, Орион и Вальбурга с удовлетворением смотрели на живого малыша, который жадно ел, гулькал, улыбался голосу кормилицы и демонстрировал розовые здоровые щечки.

     Альберт Завадский поставил свой старенький Харлей на автостоянке, слез с него и со вкусом потянулся. Он встал еще до восхода солнца, проделав путь из Тинмута, где он сейчас снимал квартиру, до Мен-эн-Тола. Русский мужик, хранящий знание об этом глубоко в душе. В конце девяностых он собрал деньги и, будучи почти тридцатилетним, рванул в старушку Англию, выбрав беспроигрышный вариант, объявив себя политическим беженцем. Что помогло ему тогда, не понятно, но после долгих мытарств Альберту выдали бессрочный вид на жительство и статус беженца с копеечным содержанием. Может быть, повезло с его историей жизни, все же он был сыном генерала, и реально, если бы захотел отсудить у мачехи часть имущества, он смог бы это сделать, если бы дамочка не оказалась с криминальными связями. Поэтому Завадский просто перевел все деньги со счетов Марины и отца, о которых знал еще от родителя, и попросту свалил за бугор. Там после многочисленных проверок он получил доступ к своему счету, на котором оказалось слишком мало для покупки приличного дома или квартиры, но достаточно для приобретения хорошего мотоцикла. Подержанный Харлей стал ему спутником на многие годы. Он жил на всю катушку, работал, путешествовал, читал, предавался любви, дурея от вседозволенности. Девушки, юноши, красивые мужчины… Чуть позже и зрелые женщины с непревзойденным шармом… Альберт, папа называл его просто Аликом, а мама Бертом, сейчас направился к популярному мегалиту Англии. Многие женщины, страдающие от бесплодия, приезжали сюда, чтобы семь раз протиснуться в каменный бублик**, а он был тем из немногих, кто решил избавиться от болей в спине. Про то, что старинная легенда говорит о том, что всяк, протиснувшийся в него, может попасть в потусторонний мир, Берти старался не думать. Как раз из каменного кольца появилась черноволосая пышечка, ее подхватил рыжеволосый детина и подтолкнул в спину на новый круг. Милая пара, признался мысленно Берти. Он частенько соглашался посидеть с детьми вечером, так что насмотрелся на супружеские пары. Его дорогой мотоцикл вызывал безотчетное доверие у англичан, широкая, добрая улыбка и открытый взгляд довершали дело. Пока молодые супруги проводили ритуал, Берти решил осмотреться. Пожухлая трава, низкое синее небо, готовое разразиться ливнем, сухой, душный воздух, молнии на горизонте и несколько машин. Потрепанный минивэн с эссекскими номерами и древний пикап из Уэльса составляли компанию его уже третьему Харлею. Берт покивал, верный байк словно перенимает часть его боли, старый друг. За эти двадцать лет чего только не было… Марину пристрелили в бандитской разборке, наследство Берти перевел сюда, купил небольшой дом в Литтл Уингинге, прикол! А на оставшиеся деньги организовал небольшой бизнес. Коттедж он сдал семейной паре. Деньги помогли чуть свободнее жить, и он за десять лет исколесил всю Европу, выучил французский, немецкий и даже начал осваивать китайский, увидев перспективу в этом направлении бизнеса.
     Супружеская пара привлекла его внимание, известив, что они закончили. Женщина разрумянилась, карие глаза ее сияли, и муж не удержался, вовлек ее в страстный поцелуй прямо на автостоянке. Берти оглянулся на вторую пару, но они фотографировались в стороне и махнули ему на мегалит, пропуская очередь. Завадский крякнул и направился к бублику, ему в этом году стукнуло уже пятьдесят, хотя никто не давал ему больше сорока трех. Вроде уже серьезный мужик, однако всеобщая вера в маленький народец, чудесные камни, Стоунхендж, продающиеся предметы гигиены от вики-ведьм, наложили свой отпечаток и на него. Берти пригладил поредевшие волосы и решительным шагом направился к камню с отверстием. Семь раз нужно было протиснуться в отверстие. Следующая пара уже стояла совсем рядом, наблюдая на ним. Когда он сунул голову в дырку последний раз, обжигающая боль пронзила его от макушки до самых пяток и выключила сознание.
     Он оказался в… аду, наверное. Темно, горячо, а главное, издалека слышны какие-то звуки. Долго он пытался различить на каком языке это, однако однажды это произошло. Он начал идентифицировать звуки по эмоциональной окраске: Злой голос, Очень грустный, Сочувствующий. Не сразу Алик сообразил, что находится внутри кого-то…
     Рождение он испытал в полной мере, словно из него делали отбивную. С этого момента его изголодавшееся сознание проделало странный финт ушами, оно стало запоминать все, что его уши слышали, пока он спал. Так, гулькая, писаясь и чмокая грудью кормилицы, Берт вдруг узнал, что его называют Финни, он наследник рода Блек, его отец Сириус, а мать Лилиана Блэк, которая думает, что до сих пор еще Эванс. Это был самый первый урок, как нужно использовать ситуацию себе на пользу, когда бабушка, а на самом деле леди Вальбурга объяснялась напоследок с Лили Эванс. Долгое время Финни сосал палец и почти сходил с ума от скуки, пытаясь понять, в какое время ему удалось воплотиться? Черт, все же этот бублик оказался волшебным, только почему он сработал на нем, а не на тех супружеских парах? Или потому, что его в том мире кроме мелкого бизнеса ничего не держало? Он пришел один, и мегалит воспринял его поклонение, а ведь ничем иным не было то семикратное протискивание в кольцо не было. И вот оно, семейство Блеков. Вальбурга в бабушках, Сириус отец, не подозревающий о сыне… Выходит, время приближается к рождению Мальчика-Который-Выжил? Потом Финни представили роду, почему это произошло не сразу, он не понял. А через неделю Поттеров убили, старых, родителей Джеймса, это Финни уловил. Через некоторое время, которое мальчик не научился еще отличать, дорогие родственнички последовательно проделали несколько ритуалов. Причем каждый считал, что он единственный озаботился этим втайне от других. Почему приставленная эльфийка и кормилица молчали, было понятно, хозяин-барин, не наше, холопское это дело. Бабушка Вальбурга колдовала на природную силу и силу прародителя, Финни гораздо позже сообразил, что бабуля желала сделать из него хорошего кобеля с цепким семенем, настрадавшись из-за Сириуса, дедушка Орион - вылепить из него умного ботаника. А вот еще один дед с седой гривой, как начал различать Финни, как раз попросил для младенца магическую силу прародителя, то бишь силу адской гончей, так он рассказывал глупому малышу, так думал. Финни, если честно, когда увидел это нечто с горящими адским пламенем глазами и зубастую морду, сотканную из тьмы, попросту обоссался, но от ужаса не смог отвести глаза. Так что дедуля Арктурус, по всему выходило, решил, что внука ждет великое будущее. Потом родственнички начали второй круг, и третий, и Финни вдруг понял, что нечто, пусть будет родовая магия, неуклонно меняет его. Осознание этого стоило Финни нескольких дней истерики. Но она закончилась, едва начался следующий круг. Ему хотелось орать матом на этих сумасшедших, живущих каждый в своих реальностях, но Финни ничего не мог изменить, а потому все продолжалось. На цифре семь все кончилось. Он только вздохнул, но Блеки устроили крестины. Двойные! Финни теперь смог рассмотреть и тетю Беллу, вцепившуюся в него как в величайшее сокровище, и дядю Руди, пустившего незаметную скупую слезу, и юного дядю Барти, принявшего его дрожащими руками, и тетю Коралл, роскошную красавицу с немного тяжелой нижней челюстью, воспринявшей ритуал как праздник. Финни едва выдержал процедуру, чтобы уже на руках Коралл не уснуть. Что Блеки ожидали от ритуала, не ясно, но с этого момента их дом стал шумным. Крестные не выводились из него, их родители, и молодые Малфои, ведь Нарцисса тоже оказалась беременной. Как ни странно, но Финни тянуло ко всем крестным, но Белла все же казалась роднее.
     Первый Йоль, Рождество и Новый год, ему уже официально два месяца, а на самом деле все четыре. Финни старательно выдает отдельные буквы-звуки, ластится к Белле и Руди, не забывает бабушку и дедушек, и Басти с Коралл. А Белла все больше очаровывается крестником, она проводит с ним по три часа ежедневно. После полугода ребенок смело льнет к ней с воплями ма-ма-ма, чем покоряет ее полностью, у нее случается ужасная истерика, от которой любой ребенок устроил бы рев, но не Финни. Он старательно жмется к маме, а она ревет белугой.
     С этого момента меняется все, Белла переселяется на Гриммо и начинает заниматься сыном. Она не стесняется этого признавать, а за ней это делает и Руди. Постепенно здесь оседает и Барти, не ладящий с отцом. Коралл начинает приходить реже, она готовится к свадьбе. Зато Белла часто приползает от круциатустерапии Лорда едва живая, берет Финни на руки и плачет ему в макушку, думая, что ребенок не понимает. Финеас от этого делает вывод, что Белла не сумасшедшая, мало того, кажется, она разочаровалась в Лорде. А он сам развивается, требует, чтобы ему читали книжки. Вальбурга, Орион и Арктурус читают вслух детские издания, а Барти, паршивец, решает учить крестника латыни. Прочитав однажды алфавит, Крауч начал дразнить Финни однотонным повторением одной буквы. Малыш подхватил эту игру и они стали так веселиться.
     На Остару в ритуале участвовали все его крестные, Лестрейнджи, Барти Крауч и Коралл с супругом, молодым мистером Шаффиком, веселым рыжеволосым парнем с россыпью задорных веснушек на лице. Финни пришлось признать, что он на самом деле впал в детство, когда многое выражается воплями, смехом, обидами и капризами. А на Белтейн всю семью Шаффиков вырезали. И Коралл заодно. Вальбурга носилась по дому, как раненая медведица, думала, кем быстро заменить крестную, чтобы откат как можно меньше ударил по мальчику. И выход нашелся. Мелания Пруэтт согласилась принять на себя обязанности второй крестной.
     Время бежало, Финни радовал семью, называл мамой и папой Белл и Руди, дядей Басти - брата отца, Барти же стал для него старшим приятелем. Крауч иногда мрачнел, уставясь на него… А между крестными начались конфликты, леди Пруэтт буквально крысилась на Беллу, которую Финни считал мамой. Так что теперь, чтобы увидеться с крестником, Мелания присылала сову с запиской, и Беллатрикс удалялась.
     Родился Драко, и восторги вокруг Финни немного утихли. Однако Белла все сильнее привязывалась к нему, так что Рудольфус уже начал сопротивляться. А через месяц появился на свет и ИЗБРАННЫЙ, Гарри Поттер. С этого момента ситуация покатилась под откос, как подорванный поезд в бездну, так, как это спланировал Дамблдор. В воздухе стала ощущаться горькая обреченность, удавка медленно затягивалась вокруг Пожирателей.

     Седьмого ноября восьмидесятого года Финни официально исполнился год. Кормилицу рассчитали, а Финни понял, что отличает Кричера и Китти от других эльфов. Это был прорыв. Барти начал с ним общаться исключительно на немецком, поскольку английскую и французскую речь малыш слышал от остальных людей. Время неумолимо отсчитывало часы и минуты, приближаясь к катастрофе, Финни же мучился над тем, как предупредить родителей о ловушке. Он ужасно боялся, что еще один удар Вальбурга и Орион не выдержат, ведь Сириус ни разу не заглянул домой, не соизволил прислать весточку.
     Тридцать первого октября восемьдесят первого года Финни нервничал, то и дело срывался на плач, требовал не спускать его с рук. Кстати, ему удалось вытрясти из взрослых правильные кубики — с буквами, но их было всего двадцать шесть, много не выскажешь. На следующий день примчался Люциус Малфой узнать насчет Лорда. Было тихо, никаких сов или фейерверков, о которых в Каноне убеждали Гарри, не было. А Финни начал старательно проговаривать «Лорд умер, Потти умерли» раз за разом, сидя на руках Рудольфа и Беллы, но его невнятную речь не понимали. Градус ожидания с каждым часом возрастал и Белла решилась:
— Нужно найти кого-то из Ордена и выпытать правду.
— Неть! Неть! Неть! — раскричался Финни, но Белла передала ребенка Вальбурге и направилась к камину с озабоченным видом.
— Белла, будь осторожна, — сказала бледная Вальбурга.
     Второго ноября Пророк принес первые новости: Сириус схвачен после нарушения Статута и убийства двенадцати маглов. Вальбурга потеряла сознание прямо за столом, у нее случился инсульт. Хорошо, что в доме в этот момент было много людей, ее смогли спасти и перевели в Мунго. А вечером Белла рассказывала новости, играя с Финни, сидящим на ее коленях.
— Вокруг шныряют Авроры. Орденцы попрятались как крысы, про Лорда никто ничего не знает.
Финни понял, что наступил его звездный час.
— Лорд умер. Поттеры умерли. Авада кедавра!
— Стойте! Вы слышите, что он говорит? — вдруг закричал Барти, кидаясь к малышу и падая около него на колени. — Финни, скажи еще раз.
— Лорд… Прийти… к Поттерам. Авада... кедавра. Поттеры... умерли. Авада кедавра. Гарри… Бум… Лорд умер… - он говорил и говорил, надеясь, что взрослые хоть что-то разберут в его невыразительной речи.
— Что это значит? — помертвевшими губами спросила Белла. — Что с моим сыном?
— Полагаю, в нем проснулся дар прорицания, — сглотнув, сдавленно выдавил Руди.
— Давайте попробуем сложить слова, — предложил Рабастан.
— Я сложил, — отозвался Барти. — Получается, что Лорд пошел к Поттерам, убил их, пытался убить их сына и сам погиб. Только… Как он мог погибнуть?
— Потти и Лорд… Родные, — губы откровенно не складывались как нужно. - Потти и Лорд род-ные, — сумел произнести по слогам Финни.
— Поттер и Лорд родственники? — удивился Рудольфус. — Сэр, как это может быть? — обратился он к Арктурусу.
— Что такое? — оторвался он от газеты.
— Поттеры могут быть родственниками Слизеринам? — конкретизировал вопрос дядя Руди.
— Почему могут? Они и есть родственные линии от Певереллов. Слизерин от Кадмуса, а Поттеры пошли от Игнотуса, его дочь вышла замуж за Поттера. Родственники они, оба, а Поттеры еще и потомки любимца смерти, — закончил краткий экскурс в историю Арктурус.
Молодые люди сидели с ошарашенным видом.
— Это что же получается, — высказался Рудольфус. — Это все? Больше ничего не будет?
— Я нашла, где Лонгботтомы прячутся, — призналась Белла.
— Что толку, если Лорд получил откат, у Поттеров работают невыразимцы, и ничего не скажут, пока сами не будут уверены, — высказался Барти.
— Похоже что так, — неохотно кивнул Руди и обернулся к Финни. — Сынок, что еще ты нам скажешь?
— Предатель Каркаров… Мамочка и папочка в тюрьме… Дядя Басти в тюрьме… Барти в тюрьме... Финни плохо… Финни плакать…
— Каркаров… А где он есть? — мрачно спросил Рабастан. — Я эту крысу давно не видел.
— Снейпа нужно спросить. Он с Игорем общался, — выдала Белла. — Дедушка, что же делать? — обернулась она к Арктурусу.
— Что-что… Затаиться. Из мэноров ни ногой, а лучше сидите здесь. И будьте готовы перевестись на материк. А Каркарова лучше закажите гильдейским, итальянским Колонна, у них осечек не бывает, — посоветовал Арктурус. — Помните, Финни теперь на вас, Вальбурга вряд ли достаточно поправится быстро, чтобы заниматься ребенком.
— Тогда мы к себе его заберем пока? — спросил Рудольфус.
— Забирайте, — махнул рукой Арктурус.
— Неть! — снова подал голос Финни. — Гарри… Поттер! Маглы… Литтл Уингинь. Тисовая улица… Четыре… Четыре...
— Интересно, он понимает, что говорит? — задумчиво спросил Барти, изучающе рассматривая крестника. — Или он просто выдает последовательность звуков?
Финни с обидой покосился на Крауча.
— Он выдал адрес, — подала голос Белла. — Сыночек, кто там?
— Гарри Поттер… Маглы… Гарри бо-бо.
— Что он так беспокоится о Поттере? — передернула плечом Белла.
— Потому что это единоутробный брат Финни, — медленно произнес Арктурус и в комнате повисла оглушающая тишина. — Вальбурга наняла Лилиану Эванс родить ребенка от Сириуса, но ухитрилась связать их браком. Финни законнорожденный наследник Блек. Его брат бастард рода Поттер и Блек, развода ведь не было.
     Слишком долго молодые люди пытались сообразить.
— Не понимаю… — потрясла головой Белла. - Тетушка сошла с ума? Подружка Поттера ведь грязнокровка!
— А, забыл сказать, Обретенная она была. Финни, едва родился, сразу выдал стихийный выброс. Первый крик, и стены трясутся, — закончил открывать тайны Арктурус.
— То есть где-то там единоутробный брат Финни бо-бо у маглов? — шипящим голосом спросила Белла. — Чистокровный, хоть и бастард?
— Ну да, — кивнул бывший лорд Блек.
— Кричер! — рявкнула Белла. — Ты сможешь отыскать ребенка, брата нашего малыша?
— Брата? — задумался Кричер. — Кричеру подсказка нужна, где искать.
— Литтл Уингинг и Тисовую улицу пойдет искать Ролтон с Паркером, — распорядился Арктурус. — Кричер, держись их. Найдете, осторожно посмотрите там насчет мажонка. Если он действительно живет у маглов, забирай, Кричер!
     Поттер появился у Блеков к ужину, и сразу оказался окружен чужими людьми. Он расплакался, и Арктурус, ожидающий сотрясения стен, радостно выдохнул, малыш явно был послабее собственного внука. Однако выброс все же случился, со стены упал портрет Финеаса Блека. Финни не мог оставить брата, поэтому примчался, вместе с причитающей домовушкой, бегущей за ним.
     Финни рассматривал брата. Анекдот, Мальчик-Который-Выжил, практически родной брат. Мальчишка оказался очень требовательным, крикливым, избалованным, решил Финни. Возможно именно поэтому Дамблдор рекомендовал Дарсли*. Чтобы не баловать Героя? Но Гарри было жаль, он лишился родителей, крестного и дома, а потому имел право плакать и горевать. Поэтому Финни подошел и обнял мальчишку и тот вцепился в него и теперь уже залился беззвучными слезами.
     Взрослые же сидели тихо-тихо, не дыша, и Поттер сразу начал успокаиваться. Мальчишки были разными, но неуловимо похожими. Поттер взял материнский цвет глаз и носик, Финни же достался овал лица сердечком и немного миндалевидный разрез глаз Лили. Финеас имел отцовскую кудрявую шевелюру, только не угольно черную, а темно-каштановую. Дальше различия увеличивались, а еще выражения лиц мальчишек привлекли внимание магов. Финни казался намного взрослее, хотя он на самом деле был старше Гарри на одиннадцать месяцев.
— Его не будут искать? — спросила Белла
— Как же! — фыркнул Руди. — Дитя пророчества. Зря мы его не знаем. Тогда получается, мы и Поттера берем? Не стоит разлучать кровных братьев.
— К вам могут прийти с обыском, дети останутся здесь. А вы с отцом собирайтесь и предупредите всех. Скоро начнется вакханалия, поборники маглов всякий страх потеряют. Лучше отгавкиваться из Европы и не с ножом у горла, — посоветовал Арктурус. — Потом я пришлю патронус, где мы остановимся, но скорее всего в Венеции. Белла, ты же помнишь наш дом?
— Помню, дедушка, — кивнула Белла.
— А теперь займитесь Каркаровым и сборами, — напутствовал их Арктурус.
Написать отзыв