Те слова

от Sumya
мидифлафф, романтика (романс) / 16+ слеш
11 авг. 2019 г.
11 авг. 2019 г.
2
16949
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Тони Инганнаморте был невезучим парнем. По крайней мере, сам он так считал. А то, что к тридцати годам у него было пять ресторанов здоровой пищи, приносивших стабильный доход - так это разве удача? Это результат его кропотливой работы.
Рестораны Тони пользовались огромной популярностью. Ещё бы! Кто, кроме него, мог так изысканно и вкусно готовить исключительно здоровую и полезную пищу? А уж какой бешеной популярностью пользовалась служба доставки ланчей в офисы - словами не описать. В интернете пользователи вовсю делились друг с другом историями о том, как им удалось похудеть, не меняя образа жизни, а просто питаясь в сети ресторанов “Godendo il gusto”.
Но Тони не был этим счастлив. То есть много денег - это хорошо, даже отлично, но разве можно деньгами утешить тоску в душе? Тони было тридцать один, и он всё ещё не встретил свою родственную душу. И фраза у него была дурацкая. Впрочем, кое-какой толк от неё был. Ведь именно из-за неё Тони стал поваром, а потом и вовсе открыл сеть ресторанов. Правда, с ресторанами помогли родители, дали, так сказать, родственный кредит. Но Тони уже всё вернул с процентами.
Если в юности у него не было особых проблем, найти, с кем потрахаться, можно было не напрягаясь, то после двадцати пяти это становилось всё труднее. Все его ровесники уже нашли свои пары и жили в мире и согласии, а малолетки Тони как-то не слишком привлекали. Тони снижал свои высокие требования к партнёру - сначала немного, потом ещё немного, потом уже много, но найти кого-то такого же одинокого и голубого, как он, становилось всё сложнее.
Поэтому вечерами, когда рестораны закрывались, Тони мог часами стоять у панорамного окна своего пентхауса и смотреть на звёздное небо, надеясь, что, может быть, завтра кто-то скажет ему: “Яйца дрозда или тыква?”
Его младший брат и по совместительству лучший друг, как умел, пытался утешить Тони. Ему хорошо: сам он обрёл своё счастье в шестнадцать и теперь уже был отцом четверых детей, впрочем, они с женой явно не собирались на этом останавливаться.
- Слушай, тебе всего тридцать один. Это не конец света. Есть те, кто вообще в старости обретают пару! Не говоря уже о тех несчастных, которые так свою половинку и не встречают. Ну и тех, кому в пару достаются маньяки и психопаты.
- Отлично утешил, - закатил глаза Тони, - спасибо тебе большое, Томазо.
- Ой, не начинай! - младший брат - та ещё заноза в заднице. - Тебе просто нравится страдать. Вот у меня на работе парень есть - талантливый прогер, тоже без пары. И не ноет, в отличие от тебя.
- И сколько же ему лет? - По воскресеньям Тони ходил на ужин к родственникам - традиция, так сказать. В этот раз выбор пал на брата.
- Тридцать два, - торжественно провозгласил Томазо, - и горя ни в одном глазу. Кира, подтверди.
Кира - маленькая, пухлая, улыбчивая жена Томазо, одним глазом приглядывала за их детишками. К счастью, они были слишком увлечены мультиками по телевизору и не пытались, по своему обыкновению, разнести дом. Самый младший мирно дремал у неё на руках.
- Я бы не сказала, - Кира смущённо улыбнулась, - мне кажется, он тоже тоскует. Просто он более сдержанный, чем Тони.
Томазо закатил глаза.
- Ты мне сейчас совсем не помогла. Тони, свет на паре клином не сошёлся. Какие твои годы? Встретишь ещё.
- Знаешь, - у Киры загорелись глаза, - а может, Броди и есть пара Тони? Ты знаешь, что у него написано?
- Не интересовался как-то, - Томазо нахмурился, а Тони навострил уши. - Могу позвонить спросить.
Тони и Кира сели на диване ждать, пока Томазо дозвонится до парня.
- Может, повезёт? - Тони сжал руку невестки.
- Ты, главное, не начинай надеяться, - Кира улыбнулась ему ласково и поцеловала в щёку, - а то потом разочаруешься, расстроишься. Ты у нас такой чувствительный.
Тони хватило совести покраснеть. Что поделаешь, он и правда был склонен к некоторой театральности в проявлении эмоций. Родители и братья посмеивались над ним, зато Кира всегда проявляла нужное понимание. Поэтому ей на Рождество доставались самые лучшие подарки.
- Так, я узнал, - Томазо вернулся с кухни, - боюсь, что новости неутешительные. У него фраза с вопросом на конце. У вас обоих вопросы, парни. Вы не созданы друг для друга.
- Чёрт! - хоть Кира и просила не надеяться, Тони всё равно уже успел размечтаться о домике с белой оградкой и совместной старости. - Да наплевать, вот пойду к тебе на работу и скажу ему эту фразу!
- Вообще-то нужно, чтобы он тебе ответил твоей кулинарщиной, - напомнил Томазо, - не отчаивайся, братишка. Нас на планете семь миллиардов, где-то и твоя половинка ходит. Просто он немного тормоз.
- А если ты ему скажешь, что нужно ответить? - спросил Тони. - Думаешь, он согласится?
Томазо и Кира переглянулись.
- Знаешь, - Кира мягко улыбнулась, - Броди, конечно, милый, но не подарок. Мне кажется, он не в твоём вкусе.
- Да наплевать, - Тони так загорелся идеей, что не хотел слушать никаких возражений.
- Погоди, - Томазо достал планшет, - у меня были фотки с корпоратива. Сам увидишь, что это даже хорошо, что не он твоя пара.
Он показал Тони фотографию, где рядом с ним стоял очень высокий полный парень, с круглыми щеками, выступающим подбородком и маленькими глазами, в руках у парня была тарелка с огромным куском торта.
Тони поморщился. Толстяков он не любил. Но с лишним весом можно было бы смириться, а вот то, что парень выглядел неухоженным и помятым, скосило его энтузиазм на корню.
- Зачем вы мне вообще его предложили? - возмутился он.
Томазо и Кира переглянулись ещё раз.
- Просто он очень хороший, - сказала Кира, - классный парень, добрый, умный, всегда на помощь придёт. Наши дети его обожают. Он с ними очень терпелив. Он только неприкаянный. Мне кажется, что ради правильного парня он бы наизнанку вывернулся. И парень был бы за ним как за каменной стеной.
Тони ещё раз посмотрел на фото. У этого Броди был живот, большой, выпирающий живот, и волосы как будто сальные. Ну кошмар же. С другой стороны, Кира и Томазо врать не будут. Может, у парня и правда золотое сердце и ангельский характер.
- Вот бы узнать его получше… - вздохнул Тони. - А он вообще гей?
- Стопроцентный, - заверил его брат, - голубее неба. Причём ты, скорее всего, в его вкусе, парни говорили, что любит он стервозных тростиночек.
- У меня отличный характер! - возмутился Тони. - И нормальная фигура. Я слежу за собой. Ему бы тоже не мешало.
На этом разговор о Броди прервался.
Тони не спал потом всю ночь. Всё думал. С одной стороны, этот Броди некрасивый, неухоженный и толстый, с другой, брат и невестка утверждали, что он замечательный парень. В конце концов все стареют, и от красоты на седьмом десятке лет вряд ли что-то останется, а вот характер - он на всю жизнь. Будет беречь Тони, уважать его, защищать.
К утру в воспалённом мозгу родился более или менее приемлемый план. Включавший в себя диету, лучших стилистов города и тотальный контроль.
В девять Тони уже звонил брату.
- Я хочу стать парой Броди! - вывалил он без приветствия.
- Да ты с ума сошёл! - тут же поставил ему диагноз брат.
- Слушай, ты сам сказал, что это просто бриллиант! Значит, мы наебём систему и будем счастливы вместе, - поделился своим гениальным планом Тони. - Ведь нигде не сказано, что фразы нельзя знать заранее, так? Если мы с ним встретимся - скажем наши фразы, то получится, что мы созданы друг для друга.
- Тони, я понимаю, что ты расстроен, что до сих пор не встретил свою родственную душу, но то, что ты предлагаешь - не выход. Что ты будешь делать, даже если Броди согласится на твой безумный план, если один из вас встретит свою родственную душу? Я имею в виду настоящую. - Томазо попытался воззвать к рациональной части души брата.
- Скажу ему, что он тормоз, и пройду мимо! - возмущённо ответил Тони.
- Родственная душа - это же не просто так, - Томазо тяжело вздохнул, - это не просто интрижка или симпатичная мордочка. Это нечто особенное - твоя вторая половинка. Ты не сможешь пройти мимо, тебя будет тянуть изо всех сил.
- Я смогу! - взвился Тони. - Вообще твоё мнение меня мало волнует! Всё, что от тебя требуется - это сказать Броди, что я предлагаю. Если он не согласится, так и говорить будет не о чем. А если согласится, ты скажешь ему мою фразу и назначишь нам встречу. Дальше будут уже наши трудности.
Томазо молчал ужасно долго, но потом всё-таки сказал:
- Чёрт с тобой, всё равно же не отстанешь. Я с ним поговорю, но учти, я всеми силами буду отговаривать его от этой затеи. Хотя, скорей всего, это не поможет.
- Почему это? - удивился Тони, он сначала хотел возмутиться, что брат собирается отговаривать его будущую родственную душу от их встречи, но потом потерял эту мысль.
- Ты очень сильно в его вкусе. Он видел твою фотографию, когда был у нас, остался под впечатлением, - признался Томазо.
- Вот видишь! - воскликнул Тони. - Мы созданы друг для друга. Иди и устраивай мою судьбу. А я пойду душ приму. Жду от тебя сообщения с местом и временем встречи.
В отличном настроении Тони отправился наводить марафет. Он помылся, побрился везде (ну мало ли), красиво уложил короткостриженые волосы в художественном беспорядке и использовал туалетную воду для особых случаев. Потом отправился на работу. Хоть сам он больше и не стоял за плитой, но предпочитал держать руку на пульсе и проводил дни в своих ресторанах, инспектируя кухню и проверяя бумаги. Иногда он всё же надевал поварской колпак ради особенно значимых гостей или просто, когда у него было соответствующее настроение. Готовить он любил. Ещё сильнее он любил похвалы своей стряпне.
СМС от брата пришло в полдень. Тони сначала ждал её с замиранием сердца, а потом увлёкся счетами от поставщиков и обо всем забыл.
“В семь вечера, пруд в Центральном парке. Фраза - “И почему они делают такие узкие проходы?” Но я тебя прошу ещё раз подумать, Тони. Так не делается…”
“Зануда”, - подумал Тони и не стал дочитывать сообщение.
Он планировал обрести свою родственную душу сегодня! И пускай вселенная с её планами на него отсосёт!
В половину седьмого он уже наворачивал круги вокруг пруда, борясь с желанием позвонить брату и уточнить, с какой именно стороны надо ждать своё счастье.
Впрочем, зря он волновался. Броди было видно издалека. Он был огромным! Высоченный толстый мужик с маленьким букетиком в руках. Тони как завидел его, так и рванул навстречу.
Они замерли друг напротив друга. Оба молчали. Тони оценивающим взглядом изучал фигуру и лицо Броди. Всё было не так уж и плохо. Толстый - похудеет, зато рост отличный. Глаза маленькие - зато губы красивые. Хотя, может, когда похудеют щеки, глаза станет лучше видно. Волосы выглядели непрезентабельно, то ли Броди переборщил с гелем, то ли не помыл голову. Но это вообще легко исправить. В худшем случае Тони будет настаивать на лысой черепушке - сейчас это модно.
Зато он взял на их первую встречу цветы. Это было мило. Тем более что это были не какие-то пафосные розы, а трогательный букетик пёстрых полевых цветочков, который был на грани того, чтобы пасть смертью храбрых, ибо стискивали его от души.
Тони улыбнулся - парень нервничал, волновался. Почему-то от этого потеплело на душе. В ответ на его улыбку Броди тоже улыбнулся. И Тони мысленно сделал себе пометку о хорошем стоматологе. Хотя улыбка была очень даже ничего, если не обращать внимание на состояние зубов.
- Яйца дрозда или тыква? - хрипло спросил Броди.
Тони открыл рот, но в последний момент сумел остановить себя от идиотского вопроса “Что?”
Он достал телефон и прочитал:
- Эм… и почему они делают такие узкие проходы?
Ничего не произошло. Никаких фейерверков, никаких особенных или новых ощущений.
- Получилось? - спросил Броди.
- Формальности соблюдены, - пожал Тони плечами. - Теперь мы обрели в лице друг друга родственные души. Ура?
- Ура, - усмехнулся Броди и протянул ему букет. - Это тебе.
- Спасибо, - Тони аккуратно взял в руки бедные помятые цветочки, - очень мило с твоей стороны. Ну что, поехали к тебе собирать вещи?
- Что, вот так сразу? - опешил Броди и даже отступил на шаг.
- А что время зря терять? - Тони решительно подошёл к нему и взял его под руку. - Мы с тобой всё решили. Теперь мы официально связаны. Ты переедешь ко мне, и мы будем жить долго и счастливо.
- Ладно, - не стал спорить Броди и позволил увлечь себя к выходу из парка, где их ждала машина Тони. И правда, золотой характер.
Тони украдкой поглядывал на руки Броди, пока они ехали к нему за вещами. В конце концов, он не выдержал:
- Я её увижу? - спросил он резче, чем хотел.
- Что? - не понял Броди.
- У тебя на руке фраза будет мне видна? - уже мягче уточнил Тони.
- Не знаю, - Броди закатал рукав толстовки.
Ничего не было видно.
- Нет, - признал Тони, - ну и наплевать. Мы всё равно будем счастливы!
- Обязательно, - Броди погладил его по руке, лежащей на руле.
Тони улыбнулся. Вот так судьба! Выкуси! Он нашел свою родственную душу, и наплевать, какие там у тебя были планы.
Броди жил в довольно небогатом районе. А его квартира представляла из себя катастрофу. Тони буквально было негде встать. Весь пол был завален какими-то запчастями, микросхемами, одеждой, коробками из-под фастфуда. Броди хватило совести покраснеть.
- Я думал, что шутки про айтишников - просто шутки, - признал Тони вслух.
- Извини, у меня не убрано, - Броди покраснел ещё сильнее, - я не думал, что ты решишь зайти в гости. А потом забыл…
- Забей, - Тони отмахнулся, он совершенно не собирался вгонять свою родственную душу в краску, тем более им тут не жить, - нам нужен план. Значит так: ты собираешь всё, что тебе необходимо на первое время, и складываешь где-нибудь в одном месте, а я пока смотаюсь за пакетами для мусора и коробками. Потом мы быстро всё упакуем - я вызову грузчиков, и мы всё перевезём ко мне.
Броди растерянно оглядел гостиную.
- Всё? - уточнил он.
- Всё, что посчитаешь нужным, - у меня большая квартира - выделю тебе комнату под твои “игрушки”. Но договоримся сразу - чтобы “игрушки” кроме этой комнаты я больше нигде не видел. По рукам?
- По рукам! - Броди яростно пожал ему руку. - Я думал, ты заставишь меня всё бросить!
- Вот ещё, - фыркнул Тони, - у каждого должно быть хобби. Я твоё, конечно, не понимаю, но это не значит, что оно неважное. Надеюсь, мне не придётся тебя к нему ревновать.
- Конечно, нет! - заверил его Броди.
Тони принялся воплощать свой план.
Вещи они паковали вдвоем с Броди. Тони хмурился всё сильнее. Шмотки Броди были дешёвыми, растянутыми, с потёртостями и катышками. Парень явно не умел за собой ухаживать. Шампунь и крем для бритья Тони втихомолку положил в мешок с мусором, он ни за что не стал бы оскорблять свою квартиру этими предметами. Туда же втихаря отправились расчёска Броди, его бритва, мочалка, какое-то убогое средство для мытья посуды (у Тони всё равно посудомойка) и прочее по мелочи. Впрочем, ни единой микросхемы он не тронул, всё аккуратно сложил в коробки и проложил уплотнителем, чтобы не сломалось, и даже лично подписал каждую коробку большими буквами, чтобы грузчики знали, что там хрупкие предметы. Как оказалось, квартиру Броди снимал, поэтому жуткая мебель к Тони не поехала.
У Тони дома они оказались далеко за полночь.
- Спать, спать, спать, - скомандовал Тони, когда грузчики занесли последнюю коробку, а он с ними расплатился. - Идём, покажу тебе твою комнату.
Он направился вглубь квартиры.
- Тут моя спальня - твоя напротив, у тебя там есть ванная и гардеробная, - Тони отчаянно зевал, - будет что-то нужно - заходи без стука. И вообще, чувствуй себя как дома. Под твои микросхемы комнату отведу в дальней части. Там две на выбор, посмотришь, где освещение больше понравится. Ты во сколько планируешь завтра из дома выйти? Может позвонишь с утра - отпросишься?
- Нет, - Броди тоже выглядел усталым, - у нас важный проект. Не могу.
- Так во сколько будешь выходить? - Тони снова зевнул. – Давай, я тебя отвезу на работу?
- Не надо, - Броди посмотрел на него испуганно, - это же далеко!
- На машине полчаса, я к Томазо иногда заезжаю. Давай выйдем в двадцать минут девятого - должны будем успеть. - Тони почесал нос, потом вспомнил: - Не будем пока вещи разбирать, сейчас принесу тебе шампунь и всё прочее на утро.
- Не надо, у меня есть! - Броди опять смутился. - Я только не помню, где лежит.
“На помойке”, - мысленно подсказал ему Тони, но вслух пошёл на хитрость:
- Пожалуйста, я настаиваю, мне было бы очень приятно, если бы ты воспользовался моим шампунем, пахнуть вместе одним запахом - это как раз для родственных душ.
- Ладно, - Броди не выглядел до конца убеждённым, но всё же согласился.
Тони с радостью обеспечил его мылом, гелем для душа, шампунем, бальзамом, бритвой и прочими принадлежностями, включая новую зубную щётку.
Спальня напротив него была гостевой, так что самое необходимое там было. После этого они легли спать в третьем часу ночи.
Тони проснулся под будильник. Вообще, будучи владельцем ресторанов, а не работником, он обычно позволял себе поваляться в постели побольше, но вчера решил, что должен ухаживать за своей новообретённой родственной душой. Поэтому отчаянно зевая, он умылся и отправился на кухню - готовить здоровый завтрак.
Броди появился на кухне, когда Тони уже поглядывал на часы и думал идти его будить.
- Наконец-то! - всплеснул Тони руками. – Думал, ты проспал. Садись за стол. Нам выходить через десять минут.
Броди замер, удивлённо глядя на вторую тарелку на столе и чашку чая.
- Это мне? - изумлённо спросил он.
- Конечно тебе, - Тони улыбнулся, - я же дипломированный повар, хоть сейчас и не занимаюсь этим профессионально. Но ради тебя буду теперь дома готовить.
- Спасибо, - Броди покосился на него с недоверием, но за стол сел.
- Ешь, - приказал Тони, - это всё вкусно и полезно.
Пока Броди ел (омлет из белков с овощами и пепперони из индейки, обезжиренный йогурт без сахара с фруктами и отрубями, цельнозерновой хлеб и зелёный чай - всё только полезное), Тони принялся выкладывать ему план, который набросал, пока готовил:
- Заберу тебя после работы, поедем купим тебе вещи, я персона публичная, и появление моей родственной души журналисты не пропустят. Кроме того, надо будет, чтобы ты сходил в салон красоты, причёска и маникюр - это программа минимум. Думаю, недельки через три можно будет устроить совместный выход в свет. Ничего особенного, просто посидим у меня в ресторане, чтобы эти стервятники фоток понаделали. А там как пойдёт.
- Это обязательно? - жевал Броди как-то вяло, если бы Тони не был бы уверен, что готовит как бог, он бы решил, что ему невкусно.
- Если у нас всё серьезно - обязательно! - отрезал он. - Пока можем никому не говорить про то, что мы родственные души. Пускай считают, что у нас просто интрижка. Но появляться вместе на публике придётся. Это идёт на пользу бизнесу.
- Ну, ладно, - Броди пожал плечами и продолжил завтракать.
Было видно, что он не в восторге от этой перспективы, но не стал спорить, и на том спасибо.
Тони решил ковать железо пока горячо:
- Скажи, пожалуйста, только не обижайся, твой лишний вес связан с каким-то заболеванием или результат… эм… иных причин?
- Я просто толстый, - невозмутимо ответил Броди.
- А не хотел бы ты похудеть? - Тони немного заискивающе улыбнулся.
Броди пожал плечами.
- Я не могу травой питаться.
- Это и не понадобится! - возликовал Тони. - Я знаю тысячи диетических блюд! И в них мясо! Много мяса! И даже десерты!
- Десерты? – похоже, себе в пару Тони выбрал сладкоежку.
- Мороженое, - он многозначительно подвигал бровями, - тортики, печенье, щербеты, желе.
- Порции наверно крошечные? - с сомнением протянул Броди.
- Не попробуешь - не узнаешь, - Тони был само коварство, - пришлю тебе на работу обед из моего ресторана. Потом сам скажешь, как тебе.
- Ладно. - Ну, точно золотой характер, не спорит вовсе. Прям не мужчина - мечта. Еще бы фунтов сто пятьдесят сбросил, и цены ему не будет.
Тони покидал посуду в посудомоечную машину и запустил цикл.
Броди до работы он довёз без опозданий.
- До вечера, - Тони чмокнул его в щеку, - не скучай.
- Пока, - Броди ему улыбнулся и поспешил в офис.
Насвистывая веселый мотив, Тони вернулся домой. Вытащил посуду, проверил холодильник на всякий случай, вдруг что-то заканчивалось, потом пошёл приводить себя в порядок. Вымыл голову, высушил волосы, заплёл маленькую косичку, для которой специально оставлял длинными парочку отчаянно вьющихся прядей и которую Томазо называл оскорблением их фамильной чести и требовал нормально подстричься. На что Тони отвечал угрозой отрастить бороду-эспаньолку и усы и подкручивать их как Сальвадор Дали. Томазо обычно после этого затыкался, а Тони радовался, что ему не придётся воплощать угрозу в жизнь, потому что борода и усы у него росли из рук вон плохо, с дурацкими проплешинами, место под подбородком вообще не желало обзаводиться волосами, позорище…
Он быстро привёл себя в порядок, оделся и занялся делами в соответствии с планом, записал Броди в медицинский центр, чтобы точно понять причины его тучности, позвонил в салон красоты, прикинул, каким маршрутом везти его с работы, чтобы купить ему нормальной одежды.
Дальнейшие действия были прерваны звонком брата.
- Весь офис гудит как улей, оказывается Броди подвёз до работы какой-то тощий дрыщ на шикарной спортивной тачке, не знаешь, кто бы это мог быть?
- Я не дрыщ! - возмутился Тони, он просто от природы худой, и невысокий, и размер ноги у него всего восемь с половиной, поэтому туфли он покупает на заказ, но он не дрыщ!
- Он что, у тебя ночевал? - Томазо попросту проигнорировал его вопль.
- Ага, - Тони зевнул, - мы вчера перевезли его вещи ко мне.
- Вы оба чокнутые, ладно ты, я тебя с детства знаю, но Броди…
- А с чего это у тебя в конторе обсуждают простого программиста? - подозрительно уточнил Тони.
- Ну… - Томазо замялся, - оказывается, что на него даже ставки делают каждый год, найдёт он свою пару или нет… Люди злые. Вот и сейчас всем интересно, ты его пара, или он просто от отчаяния обзавёлся тощим любовником.
- Хватит меня уже оскорблять! - возмутился Тони. - Я же не виноват, что ты меня всё детство объедал!
- Эй, - теперь уже Томазо перешёл на повышенный тон, - да когда это было???
- Не перестанешь прикапываться к моей фигуре, именно это я скажу на следующем телешоу, на которое меня пригласят.
- Сволочь, - буркнул Томазо, он знал, что за Тони не заржавеет. В прошлый раз, несколько лет назад, когда он сильно допёк брата, тот в одном из интервью сказал, что его брат подумывает сменить пол. Родственники на праздниках и прочих семейных мероприятиях ещё два года на него косились, а тётя Анна на день благодарения даже побила его клюкой, громко крича о распущенности.
- Короче, - Тони расплылся в довольной улыбке, - не доставай меня. Я обрёл свою родственную душу и собираюсь быть очень счастливым всю оставшуюся жизнь.
Он повесил трубку и мечтательно закатил глаза.
Дождавшись домработницу, он предупредил её, что теперь живёт не один. Заодно сделал мысленную пометку о дополнительном комплекте ключей для Броди.
В ресторане он появился в отличном настроении.
- Всем привет, как работается? - поздоровался он, спустившись из своего офиса на кухню.
Нестройный хор голосов сначала поздоровался, а потом сообщил ему, что работается всем нормально.
- Я займу плиту ненадолго? - спросил Тони у шеф-повара Уильяма.
- У нас ожидаются особые гости? - Тот нахмурился, не любил делить кухню с Тони, но готовил отлично, иначе Тони бы его не нанял.
- Нет, - Тони глупо хихикнул и тут же устыдился себя, - хочу приготовить ланч-бокс для… друга.
На кухне повисла мёртвая тишина. Разумеется, все были в курсе его проблем с личной жизнью. Он сам неоднократно на этой же кухне жаловался на судьбу-злодейку.
- Хм, - повар потер свои густые усы, - ну тогда, конечно.
- Спасибо! - Тони быстренько надел фартук и шапочку. - Я дам адрес, куда нужно будет отвезти.
Готовил он в тот день виртуозно. Индейка с клюквой и яблоками, салат из листьев одуванчика с особым соусом, немного пасты аль денте с грибами, и, конечно же, десерт - лимонное желе с малиной.
Он даже паковал всё сам, и передав пакет курьеру лично в руки, строго сказал:
- Чтобы все было доставлено теплым!
- В лучшем виде! - отрапортовал парнишка, взяв под козырёк фирменной кепки. - Даже не сомневайтесь.
- Ладно, иди уже, - усмехнулся Тони.
Вообще курьеров так не использовали. Обычно требовалось сделать заказ за сутки, чтобы на следующий день получить свой полезный обед в офис. Многие просто приобретали месячный или годовой абонемент на обеды, заранее соглашаясь с меню. Но Тони решил воспользоваться преимуществом владельца сети ресторанов и устроить для Броди персональную доставку.
- Надеюсь, вашему… другу понравится, - сказала Микки, смешливая, немного щербатая девчонка, второй год работавшая су-шефом.
- Пускай только попробует сказать, что ему не понравилось! - возмутился Тони. - Я ему эту еду затолкаю… в смысле, я буду глубоко разочарован!
- Мы так и поняли, босс, - усмехнулся Джон, повар по рыбе.
- Ладно, пойду, - Тони неожиданно смутился, потому что весь персонал кухни так или иначе на него поглядывал, - работы много.
- У нас тоже, - заверил его шеф-повар.
На том и расстались.
Тони опять погряз в счетах, заодно проверил меню всех ресторанов, рассмотрел предложения от поваров, что ещё можно было в них включить.
Кроме того, Тони, вспомнив сколько у Броди было разных “железяк”, заказал по интернету несколько стеллажей с доставкой и сборкой, предупредив домработницу, что ей надо будет пустить сотрудников доставки в квартиру и проследить за ними.
Вечером он забрал Броди с работы.
Тот сел в машину с каким-то ужасным растением в руках.
- Что это? - возмутился Тони, выруливая с парковки.
Горшок был побитый, само растение кривое, с трёмя вялыми листьями.
- Лимончик… - несчастно откликнулся Броди.
- И что с ним? - уточнил Тони.
Цветы он не любил. Впрочем, он и домашних животных не любил. Всё, за чем требовался уход, вызывало у него раздражение. На вершине этой пирамиды находились дети. Тони вполне хватало видеться с племянниками раз в неделю, своих детей он не хотел категорически.
- Он упал, - тяжело вздохнул Броди, - давно ещё. Поэтому немного криво растёт. А ещё я периодически забываю его поливать, поэтому он плохо растёт.
- Ты решил забрать его домой? - уточнил Тони. – Думаешь, дома будешь реже забывать?
Прихоть была странная. Впрочем, Тони было наплевать. Главное, чтобы Броди ограничился одним растением, а не начал тащить в дом бродячих собак, бездомных котов и сопливых беспризорников.
- Ребята в отделе сказали, что больше не могут смотреть на это убожество, - Броди снова тяжело вздохнул.
Тони покосился на растение и понял, что солидарен с коллегами Броди. Цветочек был на редкость убогим. Впрочем, вслух он этого не сказал.
- Ты тоже не хочешь, чтобы я нёс его домой? - спросил Броди после паузы.
Тони пожал плечами.
- Я ухаживать за цветами не умею. Так что полив, подкормка и что там ещё, будут на твоей совести. И постарайся не насыпать земли на пол.
- То есть ты не против? - Броди радостно оживился.
Тони фыркнул.
- Мой дом - теперь и твой дом. Я, конечно, буду не в восторге от ботанического сада, но пару цветочков ты себе точно можешь позволить, если душа просит. Поехали, завезем домой твой лимон, - решил Тони, - потом в клинику, хочу, чтобы тебя обследовали, потом, если времени хватит, в салон красоты и по магазинам. К зубному я тебя на завтра записал.
- Э? - Броди выглядел немного сбитым с толку от такого напора. - Как-то всё очень быстро.
- Ничего, - Тони скосил на него глаза и улыбнулся, - я люблю держать всё под контролем. Ты привыкнешь.
Дома Тони быстро усадил Броди за стол и заставил поесть (спаржа с беконом, салат из морской капусты, а на десерт персики гриль с лимонным йогуртом). Сам же Тони, успевший перекусить в ресторане, позвонил единственному человеку из своих знакомых, который разбирался в цветах - Кире.
И честно описал ей состояние лимона, состояние земли и всё остальное. Кире хватило такта не задавать вопросов о Броди, хотя Тони был уверен, что ей ужасно любопытно. Также он под диктовку записал все инструкции по поливу, пересадке и правильному выбору места для растения в доме. Эти инструкции и были переданы Броди, себе Тони на отдельный листик выписал удобрения и прочие “ботанические” приблуды, которыми надо было обзавестись и пообещал, что завтра съездит и всё купит сам.
Броди выглядел очень глупо, наверно, это было его растроганное выражение лица. Тони ещё раз напомнил себе, что он сам в это ввязался и что этот толстый малопривлекательный парень - теперь его партнер до конца дней. Он тяжело вздохнул, и пытаясь думать позитивно, потащил Броди в клинику.
К сожалению, анализы и обследование заняли слишком много времени, поэтому ни в салон, ни в магазин они не попали. Врачи обещали прислать анализы на следующий день, но сразу было очевидно, что у Броди серьёзное ожирение. Процент жира был в районе сорока пяти от массы тела, тогда как в здоровом теле его должно быть не больше двадцати пяти. Его вес составлял четыреста два фунта. У Тони едва волосы дыбом не встали от этой цифры. Это было в два с половиной раза больше, чем весил сам Тони. Повздыхав на эту тему, он удовлетворился предварительным диагнозом врачей, что всё конечно не очень хорошо, но поправимо.
Домой они вернулись поздно. Тони заставил Броди съесть большое яблоко и отправил спать. А сам немного повздыхал у окна. Вероятно, он поторопился, можно было подождать ещё пару лет и не кидаться на первого встречного парня. Броди вообще не привлекал его в физическом плане, на него банально не стояло. Да, характер у него был хороший, с Тони он не спорил, но этого мало. Тони плохо становилось при мысли, что репортёры сфотографируют их вместе. Похоже, он погорячился и откусил больше, чем мог проглотить. Может стоит всё это прекратить, пока не зашло слишком далеко.
Взгляд Тони упал на уродливый горшок с уродливым же растением, который он поставил к окну, как посоветовала Кира. Лимон был скрыт от взоров возможных посетителей занавеской, потому что был ну слишком страшным. Тони присел на корточки и погладил один из трёх хилых листиков.
- Привет, парень, - сказал он, - я забыл тебя поприветствовать. Я - Тони. Чувствуй себя как дома.
Тони замолчал. Если завтра он скажет Броди, что хочет всё прекратить, то и лимон тут не останется. Лимон был страшненьким, видимо Броди приютил его из жалости и не бросил. Тони задумался на секунду. Броди его не бросит, потому что… Тони просто понял, что Броди его не бросит и, скорее всего, даже не обидится, если Тони бросит его. Не такой он человек. В душе может и обидится, но вслух ничего не скажет, не будет кричать, предъявлять претензии. Заберёт свои вещи и лимон и уйдёт. Наверно, Броди так возится с этим растением, потому что оно больше никому не нужно, и если Броди от него откажется, то лимон просто завянет и его выбросят. Потому что и сам Броди никому особо не нужен. Тони глупо хлюпнул носом, жалея и Броди, и лимон. И, кажется, немного себя.
- Я знаю, что раньше ты жил с Броди, а теперь вроде как с нами обоими, только не рассчитывай, что я буду с тобой возиться - листочки там протирать или поливать. Я такой фигнёй не занимаюсь! Но вот красивый горшок я тебе обещаю. Красивый горшок с красивым поддоном и красивую лейку для поливки, и набор инструментов с красивыми ручками. Так что ты, парень, не загибайся, ладно? А то Броди расстроится. Ты же не хочешь его огорчить? Ну, а если у нас с ним ничего не выйдет с твоей реанимацией, то я позову Киру и она точно тебя спасёт. Знаешь, она какая? Ух! Видел бы ты её сад. Ладно, Лимончик, - Тони потёр рукой глаза, - спокойной тебе ночи на новом месте. Увидимся завтра.
Тони встал и пошёл к себе. Он принял решение. Он не предаст Броди. Пусть будет трудно, и пусть все будут над ним смеяться. Но теперь Броди и Лимончик - это его семья. А значит, надо просто полюбить их такими, какие они есть, но при этом внести некоторые косметические коррективы. Работы непочатый край, но Тони её не боится!
Утром он снова встал по будильнику и снова приготовил завтрак. Лимончик за ночь не потерял ни одного листочка, что было воспринято Тони как хороший знак.
- Пришлю тебе на работу обед, - Тони улыбнулся Броди, - кстати, возьми в холодильнике контейнер.
Броди послушно достал, что было велено.
- Что тут? - полюбопытствовал он.
- Это маленькие морковки и кусочки яблока и несладкой груши, - можешь перекусывать на работе, если станет грустно. Чтобы не тянуло на шоколадки. Хотя тянуть будет всё равно, - Тони вздохнул, - первый месяц - самый трудный. Продержись немного, и станет легче. Постараешься?
- Ладно, - Броди пожал плечами и с тоской поглядел на контейнер, - похоже, что здоровый перекус его не вдохновлял.
- Поехали, отвезу тебя на работу, - Тони похлопал расстроенного парня по спине, как ещё его утешить он не знал.
День прошёл сносно. Тони, правда, порывался снова приготовить обед собственноручно, но задавил в себе этот порыв, ограничившись всего тремя СМСками Броди. Сначала чтобы узнать, как ему перекус, потом чтобы узнать, понравился ли ему обед, и потом напомнил Броди, что они поедут к стилисту, заодно предупредил, что возьмёт ему еды с собой. Броди отвечал практически односложно, из чего Тони сделал вывод, что диета ему не по душе. Надо было придумать ещё что-нибудь новое вкусное!
Кроме того, с утра Тони успел смотаться в магазин для садоводов и приобрести там всё в соответствии со списком, надиктованным Кирой. Особенно ему нравился горшок лавандового цвета, расписанный хорошенькими бабочками. Взяли за него, правда, немало, зато Тони был уверен, что Лимончику точно понравится, и он передумает умирать. Лейку и опрыскиватель Тони подобрал в тон. Короче говоря, ему, пожалуй, даже понравилось совершать эти покупки.
Вечером он забрал Броди с работы и тут же вручил ему двойной контейнер с едой.
- Тут рататуй, крабы и десерт: чернично-персиковый клобер, ешь не спеша, пока доедем до клиники, как раз всё успеешь. Приборы в бардачке возьми.
- Спасибо, - Броди покосился на Тони с опаской, и не зря.
Тони успел неслабо себя накрутить, думая, что его родственной душе не по вкусу пришлось во вкусной и здоровой пище! Он уже представлял себе, как ловит ночью Броди у холодильника или как тот прячет под подушкой шоколадки. Множество шоколадок, и печенья, и чипсов! Короче, правильно Броди делал, что сидел и ел молча. Тони специально ехал не быстро, потому что вилка хоть и была пластиковой, неприятностей от неё могло быть как от настоящей.
- Спасибо, - нарушил тишину доевший Броди, - пирог был очень вкусный.
- А рататуй? - Тони бросил на него быстрый взгляд.
- Тоже, - Броди нервно сглотнул, поглядывая на Тони.
- А краб?
- Всё было очень вкусно, - заверил его Броди, - даже маленькие морковки, которые ты мне с собой дал утром, но пирог мне особенно понравился.
- Точно? - Тони немного отошёл, не услышав в словах лукавства.
- Точно, - Броди улыбнулся, - мне очень нравится всё, чем ты меня кормишь. Никогда в жизни так вкусно не ел. Но десерты всё равно самые лучшие.
- Сладкоежка, - снисходительно фыркнул Тони, настроение стремительно улучшилось.
Сначала они побывали в клинике, доктора заверили Тони, что со здоровьем у Броди пока всё в порядке, дали рекомендации по диете и физическим нагрузкам. При словах о том, что кроме изменения меню Броди также понадобится спортивная активность, Тони поморщился. Сам он спорт не любил, ни смотреть, ни заниматься.
Потом он отвёл Броди к зубному, там всё было довольно быстро, сделали панорамный снимок, набросали план лечения на три недели. После чего ортодонт должен был на специальном 3D-принтере напечатать для Броди капы для исправления прикуса. Стоило это недёшево, зато должно было быть гораздо менее болезненно, чем брекеты. На все возражения Броди Тони только отмахивался, говоря, что плохой прикус - источник многих бед. Броди пришлось смириться, особенно когда он понял, что выбор у него стоит не между исправлять кривизну зубов или нет, а между тем, будет он носить капы или брекеты.
Следующим пунктом их путешествия шёл салон красоты. Там их встретила колоритная Сандра, темнокожая шумная женщина с фиолетовыми дредами. Тони не слишком любил её вкус, но стригла она как бог. Так что, если кто и мог что-то сделать с безобразием на голове у Броди, так только она. В этом же салоне работал её муж: здоровенный лысый бугай со шрамом через всю левую щеку. Кто его не знал раньше, обычно очень сильно пугался при встрече. Но в общении парень был мил и тих, занимался маникюром. Клиентки его обожали, Тони тоже любил доверить ему свои руки. Когда Рик подошёл их поприветствовать, оказалось, что в габаритах он проигрывает Броди. Не только потому что Броди был толще, но и в росте, и в ширине плеч. А ведь Тони всегда считал Рика просто громадиной!
- Доверяю вам Броди, - Тони улыбнулся Сандре и Рику, - он очень важный для меня человек. Сделайте так, чтобы, когда я вернусь, я бы сильно удивился.
Сандра критически осмотрела Броди.
- Ну, я очень постараюсь, - сказала она, - но ты погуляй подольше.
Тони похлопал Броди по плечу.
- Не волнуйся, тебя она в фиолетовый красить не будет, - Броди выдохнул. - Сандра знает своё дело, пускай тебя не смущает её экстравагантный вид. Я пройдусь пока по магазинам, присмотрю тебе вещи, чтобы ты потом сразу пришёл и померил. Погоди-ка!
Тони извлёк из кармана сантиметровую ленту и принялся замерять Броди по всем параметрам, записывая данные в телефон. Хорошо, что Броди при своих габаритах был довольно пропорционален, в одежде он носил восемнадцатый размер, обувь оказалась четырнадцатого размера. Тони с трудом удержал себя от шутки о плавании без ласт. Вообще Броди оказался худее, чем Тони ожидал. Со стороны казалось, что он огромный как скала, но на самом деле этот эффект создавался за счёт той одежды, что он носил.
Оставив Броди в надёжных руках, Тони пошёл искать что-то, при помощи чего можно будет создать Броди новый стиль. Понятно, что запихнуть его в костюмы и рубашки с галстуками не удастся, хотя эта одежда отлично подходит для сокрытия недостатков, но Тони всё же надеялся найти те вещи, которые будут и удобными, и стильными одновременно.
Как оказалось, задачу он себе поставил на грани возможностей. Если ещё с обувью можно было что-то придумать, то вот в близлежащих бутиках одежды подходящего размера не нашлось, весь размерный ряд заканчивался на четырнадцатом. И консультанты в ответ на его вопросы, только с легким негодованием морщили носики и отправляли в магазины для “таких”. Тони был возмущён до глубины души, раньше он как-то не задумывался, что толстякам приходится сталкиваться с подобными трудностями. Остаток времени он потратил на интернет, выбрав в городе бутики, которые предлагали одежду нужных размеров. Как оказалось, она ещё и стоит дороже, чем обычная. Один из подходящих магазинов находился буквально на соседней улице, Тони не поленился смотаться туда и подобрать несколько подходящих нарядов для Броди. Магазин, конечно, был так себе, не какой-то модный дом или эксклюзив, но Тони решил, что так даже лучше, Броди начнет худеть, и через несколько месяцев вещи станут ему велики, будет не жалко выкинуть.
Потратив на свои планы пару часов, он вернулся в салон, стараясь мысленно убедить себя, что не нужно ждать чудес, и всё-таки в душе надеясь, что Сандре удалось какое-то магическое преображение.
Всё оказалось даже хуже его скромных надежд. Броди просто подстригли очень коротко, из-за чего его щёки стали казаться ещё больше, ведь они почти полностью скрывали уши. Раньше под волосами это было как-то не слишком заметно. Сандра сделала Броди чёлку, которая опускалась почти до самых глаз, не то чтобы это как-то его красило, зато теперь Тони чётко видел, что глаза у него голубые. Он удивлённо приподнял бровь, ожидая пояснений.
Сандра закатила глаза.
- Ну, прости, что обкорнала твоё сокровище, но волосы были просто жуть-жуть! Секущиеся концы, ломаные, там нечего было спасать, а так они отрастут за пару месяцев, и можно уже будет работать. Главное, использовать правильные средства по уходу. Там есть потенциал…
Тони поморщился, но постарался взять себя в руки и улыбнуться Броди.
- Ужасно, да? - Броди тоже явно не нравилось то, что получилось, но он проявлял удивительную выдержку. На его месте Тони бы уже камня на камне от салона не оставил.
- Чёлка к глазам хорошо, - Тони подошел поближе и немного взъерошил Броди причёску. - В остальном я ожидал большего, но будем надеяться, что волосы действительно быстро отрастут. Не расстраивайся.
Броди неловко пожал плечами, было видно, что ему неуютно. Тони поддался порыву и обнял его.
- Забей, - прошептал он, вставая на цыпочки, - нормально всё. Не бывает так, чтобы получить всё и сразу. А волосы - не зубы, они вырастут столько раз, сколько нужно.
Сандре явно было неловко, что она разочаровала одного из своих самых щедрых клиентов.
- Тони, там правда нечего было спасать…
Тони оборвал её жестом.
- Мы вернёмся, когда волосы отрастут, - он достал кошелёк и расплатился.
В душе он понимал, что она права, волосы у Броди и правда были в ужасном состоянии, но с другой стороны, ему было очень обидно за Броди, поэтому он решил уйти поскорее, чтобы не наговорить лишнего.
Из салона он вывел Броди за руку.
- Сейчас в один магазин зайдём и домой, - заверил он.
- Ладно. - Броди косился по сторонам и втягивал голову в плечи, похоже, что он привык прятаться за своими волосами.
- Не сутулься, - Тони легонько хлопнул его по спине, - сколиоз заработаешь!
К счастью, в магазине других покупателей не оказалось и Броди почувствовал себя уверенней. Особенно когда увидел, что продавец-консультант там тоже не худышка.
- Вещи, которые вы отложили, сейчас отнесу в примерочную, - молодой человек с пухлыми щеками и удивительной подвижностью для его комплекции улыбнулся и Тони, и Броди.
- Иди, - Тони махнул рукой в сторону примерочных, - я пока тут посмотрю.
Первый наряд Броди состоял из простых классических джинсов и поло. Джинсы оказались катастрофой, в них ноги Броди выглядели ужасным иксиком.
“Ещё и ноги кривые,” - мысленно взвыл Тони, стараясь держать лицо.
Поло было одобрено единогласно, в смысле и Тони, и Броди, и консультантом, которого звали Дэш.
- Вы не волнуйтесь, - продавец наклонился к Тони и заговорил шепотом, - если он похудеет, то ноги не будут казаться настолько кривыми.
Тони тяжело вздохнул, похоже не так хорошо он умеет скрывать свои эмоции, как думал. Если его реакцию заметил Дэш, заметил и Броди.
Второй наряд Броди получился удачней, джинсы были шире, не обтягивали ноги, но когда он наклонился, чтобы поправить штанину, залезшую в ботинок, Тони увидел край его трусов.
Край серых, застиранных трусов. Он успел поймать продавца и шёпотом сказать, что даже если им ничего не подойдет, то десять пар трусов они точно возьмут. Похоже кое-кто вообще не умел следить за собой. Дэшу было велено пробить и двадцать пар носков.
Кроме того, Тони убедил Броди, что просто необходимо приобрести три футболки, толстовку на молнии и кардиган. Рисунки и расцветки они с Дэшем подбирали так, чтобы визуально делать Броди худее. Броди послушно мерил всё, что требовалось, и только тяжело вздыхал, глядя на себя в зеркало. Тони скрипел зубами. И вышел из себя, когда Броди решил застегнуть кардиган.
- Прекрати немедленно! - заорал он. - Ты его ещё в брюки заправь! А брюки в носки! С твоей фигурой нельзя обтягиваться и застёгиваться! Сам не видишь, что ли?
Он подскочил к Броди и принялся расстёгивать пуговицы.
- Вот! - Тони резко развернул несопротивляющегося Броди к зеркалу. - Смотри! Если расстегнуть и дать свободу, то за счёт того, что кардиган темнее футболки, кажется, что ты стройнее. Неужели сам не видишь?!
- Наверно… - вопли Тони, похоже, не произвели на Броди никакого впечатления.
- Вы такие милые, - вдруг сказал Дэш. - Я когда только познакомился с женой, тоже всё время её пилил за то, что она носила сандалии с носками…
- И что, отучили? - прооравшись, Тони сдулся.
- Неа, - Дэш улыбнулся ещё шире, - привык… С родственной душой всегда так. Сначала никак не можешь понять, почему же тебе предназначен именно этот человек, а потом как будто что-то щёлкает и встаёт на место, и ты уже не помнишь, как жил до этого. Вы, видимо, недавно нашли друг друга, да?
Тони смутился, Броди тоже.
- Ну да, - наконец пробормотал Тони, - недели не прошло…
- Ничего, через месяц будете жить в полной гармонии, - Дэш мечтательно улыбнулся, - я когда встретил свою Сэмми, то похудел в два раза.
Тони оглядел полную фигуру парня скептически.
- Не верите? Я весил почти пятьсот фунтов! Сэмми даже плакала, когда поняла, что я предназначен ей судьбой. А ведь она профессиональный танцор!
Тони присвистнул.
- И как же вам удалось… - он не совсем понимал, что хочет спросить, но Дэш и так обо всем догадался.
- Просто это же судьба. Мы предназначены друг другу, поэтому нас всё время тянуло побыть вместе, хоть и казалось, что нам не о чем говорить, а потом как-то всё само срослось, в этом году уже пять лет, как мы вместе.
- Поздравляю, - кривовато улыбнулся Тони и поправил на Броди кардиган, - не застёгивай его, ладно?
- Ладно, - согласился тот.
Домой они опять приехали поздно, Дэш благородно закрыл магазин на полчаса позже, чтобы они всё смогли купить. Тони было немного стыдно за свои крики в магазине, но он понятия не имел, как надо извиняться.
Дома он показал Броди покупки для Лимончика, и было заметно, что они вызывают у парня больше энтузиазма, чем его новая одежда. Пересадку Лимончика было делать рано, Кира сказала, что сначала надо было дать растению оклематься, но Тони просто воткнул старый горшок в новый и решил, что теперь растение смотрится гораздо лучше. Листики все были на месте, что радовало. Накормив Броди на ночь пряным кремом из обезжиренного молока и творога, Тони отправился на боковую с чувством полного морального удовлетворения.
Утром Броди вышел на кухню в своей старой одежде.
- Нет, - сказал Тони, не реагируя на приветствие, - однозначно, нет. Садись - ешь. А я пойду подберу тебе то, в чём ты поедешь на работу.
- Мне бы не хотелось… - попытался возразить Броди, но был остановлен жестом.
- Я понимаю, что тебе привычнее в твоей обычной одежде, - Тони поморщился, - но будет лучше, если ты начнёшь носить то, что будет делать тебя интереснее. Вот увидишь, тебе ещё понравится!
Он поспешил в комнату Броди. Пакеты с покупками оказались не разобраны, а одежда не развешена. Тони подавил глухое недовольство.
Для первого выхода он решил, что вещи должны максимально походить на то, к чему Броди привык. Поэтому в ход пошли новые кроссовки с забавными цветными шнурками, тёмные джинсы, футболка и толстовка. Тони демонстративно оставил на кровати новые носки и трусы.
Пускай лучше Броди думает, что он бесцеремонный, чем что с Тони можно поспорить. Остальную одежду Тони развесил в шкафу Броди, успев повозмущаться, как там всё плохо организовано.
Они почти опоздали к Броди на работу, видимо, того сильно поразило то, что Тони позволил себе выбрать ему трусы, поэтому на одевание ушло слишком много времени. Тони только посмеивался себе под нос. В новой одежде, с новой прической Броди не сильно изменился, но однозначно стал выглядеть ухоженней. Первый шаг в сторону его преображения был сделан.
На работе день пролетел просто отлично, Тони не забыл уточнить, доставили ли Броди его обед, и отправил ему пару СМСок, чтобы тот про него не забыл. Настроение было настолько хорошее, что Тони даже стал подумывать открыть еще один ресторан, хотя при открытии последнего клялся, что больше в эту аферу не ввяжется.
А вот у Броди похоже всё было не так хорошо. По крайней мере, в машину он сел угрюмый и недовольный.
- В бардачке свежая клубника, - сказал Тони трогаясь, - перекуси. Сегодня только за капами и сразу домой.
- Угу, - Броди послушно достал ягоды и принялся их жевать безо всякого энтузиазма.
- Что-то случилось? - Тони просто подмывало припарковаться где-нибудь и устроить глобальный разбор полётов, но он сдерживал себя из последних сил.
В ответ Броди просто засопел.
- Я ответ услышу? - уточнил Тони после пятиминутного молчания.
Броди засопел ещё выразительней.
- Я сейчас позвоню братцу и узнаю всё у него, - пригрозил Тони.
Броди снова принялся сопеть, но в конце концов, выдавил из себя:
- Достали на работе…
- Чем именно? - Тони постарался задавать вопросы как можно мягче, чтобы вызвать желание раскрыться и поделиться сокровенным.
- Шуточки дурацкие, подколки…
- Это из-за прически? - уточнил Тони, мысленно кляня себя, что не проследил за тем, как стригли Броди, что бы там Сандра не говорила, а можно было пока и оставить длину.
- Из-за всего, - Броди тяжело вздохнул, - в основном шутят на тему того, как я тебя в постели ещё не задавил…
Тони чуть не врезался в машину перед ним.
- Что???
Это было просто возмутительно. Нет, в ресторане его тоже подкалывали, но осторожно и вежливо, в основном на тему его мечтательного взгляда и повышенной работоспособности, но оно и понятно, он ведь владелец и босс, а вот коллеги Броди, похоже, были теми ещё хамами.
- Придурки, - пробурчал он, стараясь не заводиться, - они тебе просто завидуют.
- Я знаю, - сказал вдруг Броди, - но от этого не легче.
- Что ты знаешь? - уточнил Тони.
- Ну, ты красивый, богатый, все бы хотели, чтобы их родственная душа была такой… а не как я.
Тони фыркнул и мимолётно глянул на себя в зеркало. Красивый, ага…
- Я не это имел в виду, - сказал он, - твоим коллегам нравилось думать о тебе как о неудачнике, потому что у них уже нашлись родственные души, а у тебя нет. На это можно было списывать что угодно. Ты лучше них работаешь - но у тебя нет родственной души, значит ты неудачник. Тебя повысили, но нет родственной души, значит неудачник. Так они прикрывали собственные неудачи, а сейчас у них такой отмазки больше нет. Вот они и пытаются уколоть тебя побольнее, чтобы вернуть статус кво.
Броди посмотрел на него скептически.
Тони больше добавить было нечего. Он так разозлился, что был готов схватить бейсбольную биту и пойти разобраться с этими идиотами за то, что они расстроили его Броди!
В клинике Броди выдали капы, рассказали основные моменты и назначили дату следующего визита. Так Тони и Броди оказались дома в нормальное время. То есть им надо было чем-то заняться перед сном. Оба чувствовали себя неловко.
- Ну, я это… пойду коробки разберу, - пробормотал Броди, бочком двигаясь в сторону отведённой под его вещи комнаты.
- Давай я помогу? - предложил Тони, которому совсем не улыбалось остаться одному в гостиной.
То есть раньше он бы телевизор посмотрел, или на порно подрочил, или почитал, или попробовал новый рецепт. Но сейчас ему было как-то странно оставаться самому по себе.
- Ну, давай, - Броди смутился.
Стеллажи, которые Тони заказал пару дней назад, сиротливо стояли вдоль стен. Многочисленные коробки занимали центр комнаты.
- Откуда начнём? - преувеличенно бодро спросил Тони, потирая руки.
С этого момента и потянулась их размеренная жизнь. Тони не мог для себя решить, нравится ему то, что происходит, или нет. С одной стороны, он был рад, что теперь вписывается в общество и у него как бы тоже есть родственная душа, никто не смотрит на него косо, с другой - жить с Броди было не то чтобы трудно, но как-то странно. Броди был милым парнем, Томазо не соврал про идеальный характер. Броди был тихим, уступчивым, уютным и самым нераздражающим человеком из всех, кого Тони знал.
С другой стороны, Тони страдал от того, что думал, что что-то в жизни упускает из-за своего поспешного решения связать свою жизнь с Броди. Он помнил, как его друзья, родственники и знакомые залипали на свои родственные души. Как их было не оттащить друг от друга. У них с Броди всё было не так. Они могли комфортно сосуществовать как вместе, так и врозь. Тони ничуть не беспокоили вечера, когда Броди запирался в своей мастерской, он ни капли не ревновал к хобби, которое было у его фальшивой родственной души. Ну, нравится парню что-то паять, пересобирать и разбирать, так и отлично.
Он честно попытался вникнуть в то, чем занимается Броди в качестве хобби, но у него быстро разболелась голова от терминов, и он поспешил ретироваться на кухню. В целом Тони уяснил, что Броди пытается как-то оптимизировать какие-то детали компьютера, это было как-то связано с охлаждением и нагреванием. Главное, чтобы он не делал ничего такого чтобы к ним нагрянуло ФБР, а в остальном пусть играет во что хочет.
Вообще Тони было сложно признаться в этом даже себе, но Броди ему начал нравиться. Даже его полная, округлая фигура почему-то казалась привлекательной. Особенно сильно Тони манила толстая задница Броди. То ли это было следствие влияния современной моды, то ли ещё что. Но объёмный попец Броди так и тянул его пощупать.
В первый раз поймав себя на этой мысли, Тони даже вздрогнул. Его бросило в жар. Он всегда любил подтянутые атлетические фигуры с крепкими, как волейбольный мяч, задницами. Ягодицы его любовников были небольшими и подтянутыми, и уж точно не покрытыми жиром и целлюлитом. Но тут его словно заклинило. Стоило один раз поймать себя на разглядывании толстого зада, как Тони начал заниматься этим постоянно.
Он прям наяву представлял себе, как подходит к Броди и берет его за жопу. Как эта мягкая масса оказывается у него в руках и как он сжимает её и тискает. Тони начал подумывать обратиться к врачу… Ему определённо нужен был мозгоправ, чтобы разобраться в творившейся в его голове фигне. Потому что это были какие-то очень странные эротические фантазии. Дело доходило даже до того, что Тони специально оставался в прихожей и смотрел, как Броди обувается, потому что тот наклонялся и выставлял свой зад на обозрение. Ну это ж ни в какие ворота!
К счастью, Броди ни о чём подобном даже не подозревал и задницей к Тони поворачиваться не боялся. Пока…
Вообще сближение в эротической сфере шло у них… никак. Тони уже успел пожалеть, что не заселил Броди сходу в свою спальню. Теперь, по прошествии времени, предложение съехаться выглядело бы странно. Броди практически не прикасался к нему. Тони не мог понять, то ли он не привлекает Броди в этом смысле, то ли тот стесняется и не решается сделать первый шаг. Сам Тони тоже здорово тормозил и тупил насчет первого шага: боялся не сдержаться и сходу схватить Броди за жопу. Надо было что-то делать.
В некотором смысле сдвинуть дело с мертвой точки помог случай. Броди разместился в гостиной с планшетом. Диван ему не слишком нравился, подозрительно скрипел в ответ на каждое телодвижение, в модное дизайнерское кресло Броди банально не помещался, поэтому он предпочитал устраиваться на ковре перед искусственным камином. Тони вначале возмущался таким вопиющим пренебрежением мебелью, но потом поняв, что может беззастенчиво любоваться задницей Броди, сидя за его спиной в кресле, сразу позабыл все свои возражения.
Так что неудивительно, что однажды Тони подумал-подумал и просто перебрался с кресла на ковёр рядом с Броди. Чувствовал он себя при этом идиотом, но надо же было как-то делать первый шаг или на него намекнуть… Броди, конечно, удивился соседству, но ничего не сказал. Тони на полу лежать не понравилось, хоть ковёр и был мягким и пушистым, всё равно было жёстко. В отличие от Броди, которому явно помогал справиться с излишней твердостью поверхности толстый слой жира на животе и бедрах, Тони такими запасами не располагал, и косточки на бедрах страдали от его позы.
- Так не пойдет, - пробормотал Тони и, прикинув кое-что в голове, перелёг с пола на спину Броди.
- Ты чего? - Броди испуганно замер.
- Жёстко на полу, - Тони повозился и перевернулся на спину, устроил планшет на животе, - ты же не против?
Задница Броди оказалась аккурат у него под ягодицами, и это нехило заводило.
- Да нет, - неуверенно ответил тот.
- Вот и отлично, - припечатал Тони и еще немного поелозил задницей по филейной части Броди.
Никогда раньше у него не было таких странных и возбуждающих фетишей.
Так что теперь он мог регулярно устраиваться на отдых на Броди и получил возможность периодически, будто невзначай, щупать его за жопу. А по вечерам бешено дрочить, вспоминая это ощущение.

***

Через месяц совместной жизни ему удалось уговорить Броди на первое взвешивание. К этому времени причёска Броди стала выглядеть получше, особенно радовал здоровый вид волос. Работы по зубам тоже были окончены, остались только капы. Но это процесс небыстрый, растянутый на несколько лет. Теперь Тони хотел получить подтверждение того, что и в области лишнего веса они движутся в нужном направлении.
- Давай, - убеждал Тони, - я точно знаю, что ты похудел.
- По одежде не видно, - отговаривался Броди.
- Ну, конечно не видно, ты же не сто фунтов весишь! Не тормози, нам надо знать, как продвигается твое похудение!
- А если я не похудел? – Броди, видимо, выдал ему свой главный страх.
- Значит поедем в клинику и снова пройдём осмотр, - Тони упёр руки в бока, - потому что это ненормально и бросает тень на меня как на повара, готовящего здоровую и полезную пищу! Давай же, Броди, не тормози. Я тебе за это два десерта сегодня выдам.
Броди сглотнул. Сладкоежка как он есть.
- А если ты похудел на десять фунтов, то… - Тони задумался, готовить ничего вредного он не хотел, но стимул надо было придумать, - так и быть, обеспечу весь твой отдел обедом, чтобы они тебе обзавидовались!
Броди скептически приподнял одну бровь.
- Не собираюсь с ними делиться! - возмущённо добавил он.
- Ладно, тогда романтический ужин в моём ресторане, - Тони пожал плечами, - познакомлю тебя с ребятами, они уже всю плешь мне проели своим “ненавязчивым” любопытством.
Он театрально изобразил кавычки в воздухе.
- Не хочу, - Броди покачал головой, - я… Не надо меня никому показывать.
- Да чёрт побери! - возмутился Тони, во-первых, от того, что Броди оставался таким же неуверенным в себе парнем, а во-вторых, потому что ему пока никак не удавалось загнать его на весы. - Тогда с меня минет!
- Что? - Броди вспыхнул, показывая, что прекрасно всё расслышал, но не мог в это поверить.
- Если ты похудел на десять фунтов, - Тони облизнул губы, - я устрою тебе отсос твоей жизни! А теперь хватит торговаться - марш взвешиваться.
Понукаемый Тони, Броди немного заторможенно послушался и всё-таки встал на весы. Прошло несколько томительных секунд.
- Минус двадцать семь, - сказал Тони изумлённо, когда мысленно вычел из старого веса Броди новые цифры, - я должен тебе два минета и ещё семь десятых. Карамба! Даже я не ожидал!
- Может, весы сломались? - спросил Броди, немного робко.
- Да с чего бы? - возмутился Тони. - Прекрати сомневаться - радуйся! Двадцать семь фунтов! Это ж целая гигантская индейка на День благодарения!
Он бросился обнимать Броди, всё ещё стоящего на весах.
- Но незаметно же ничего, - пробормотал Броди, обнимая его в ответ.
- Первые фунты - всегда незаметно, - заверил его Тони, - а потом просто вещи станут велики, и ты всё поймешь. Ты же рад? Рад?
- Да, - Броди подхватил его под мышки и приподнял до уровня своего роста, - спасибо.
Тони чмокнул его в нос.
- Ты тоже молодец: соблюдаешь диету и не пытаешься меня обмануть. Через год от тебя половина останется!
Броди смутился и поставил Тони на пол.
- Ты чего? - удивился тот.
- Да так, - Броди прятал глаза.
- А! - Тони расплылся в улыбке. - Бонусный минет. Сейчас организую.
- Не надо, - нахмурился Броди.
- Почему? - Тони расстроился, потому что очень хотел сдвинуть их отношения с мёртвой точки.
- Это неправильно, - Броди сошёл с весов и вышел из ванной.
- Что неправильно? - Тони нагнал его в коридоре. - Ты не хочешь минет? Потому что я очень хочу. Я, знаешь ли, не подписывался на целибат.
И он с размаху врезался в спину Броди, замершего на полушаге.
- Эй! - Тони обошёл Броди и поймал его изумленный взгляд. - Ты же моя родственная душа. Так что давай немного разнообразим нашу личную жизнь. Тем более, есть повод отметить.
Броди ничего не сказал, и приняв молчание за знак согласия, Тони за руку отвёл его в свою спальню и усадил на кровать.
- Расслабься и получай удовольствие, - усмехнулся он, бросая себе под ноги подушку.
- Погоди, - Броди, наконец, вышел из ступора, - надо помыться.
- Не надо, - отмахнулся Тони, вообще-то он был брезглив, но слишком боялся, что Броди может забаррикадироваться в ванной, поэтому пренебрёг некоторым комфортом ради достижения высшей цели, - не дёргайся. Всё хорошо.
Он ловко справился с молнией на джинсах Броди, сдёрнул их пониже, следом за ними спустил трусы.
- Отличный размер, - присвистнул он и подвигал челюстью, работа предстояла нелёгкая.
Несмотря на смущение, Броди был возбуждён. Член пока полностью не встал, но и того, что предстало взору Тони, хватало, чтобы сказать, что Броди пропорциональный парень.
У Тони было много комплексов, но вот по поводу собственного члена они отсутствовали. Потому что размер - это ерунда, а вот умение применить то, чем наградила тебя природа - это всегда аргумент в сексе.
Тони пошарил глазами по сторонам и, на всякий случай, взял с прикроватной тумбочки стакан, который разместил под правой рукой и приступил, наконец, к делу.
А точнее, двумя руками взялся за член, гоняя Броди шкурку как себе. Потом сделал глубокий вздох и лизнул головку на пробу. На вкус было как член, зря Броди дёргался, никаких посторонних неприятных привкусов не было.
“Понеслись,” - мысленно скомандовал себе Тони и взял в рот.
Броди изумлённо застонал.
Точнее, он просто застонал, но Тони решил, что стон походил на изумлённый. И довольно усмехнулся, насколько позволял занятый рот. То ли ещё будет.
Член у Броди был слишком крупным и не помещался во рту целиком. Да и побаивался Тони устраивать глубокий минет, мало ли как Броди себя поведёт. Нет большей глупости, чем пострадать от травмы горла во время минета или задохнуться. Как потом родственникам в глаза смотреть? Или ещё веселей, что напишут на твоем могильном камне? “Взял слишком глубоко и не справился.”
Тони начал неспешно, помогая себе руками. Ему нравился член Броди. Возможно слишком большой, но крепкий, необрезанный, увитый крупными венами, которые можно было приласкать языком. Двигая головой, Тони отметил как Броди вцепился в покрывало. И это было правильно. Лучше в покрывало, чем в волосы или уши Тони. Тони ненавидел, когда его тягали за уши!
Через пару минут заныла челюсть. Практики давно не было, и уж тем более практики с таким крупным агрегатом. К счастью, Броди похоже тоже скучал по сексу, потому что вскоре кончил. Правда не подумал об этом предупредить, и у Тони оказался полный рот спермы.
- Тьфу, - Тони сплюнул большую часть в стакан и утёр рот тыльной стороной руки.
Вкус спермы он терпеть не мог.
Сплюнув ещё пару раз и мечтая поскорее почистить зубы, Тони раздражённо посмотрел на любовника.
Броди был не с ним. Он лежал на спине и пространно пялился в потолок.
“Проняло,” - мысленно усмехнулся Тони и полез себе в штаны рукой.
Потому что с той секунды, как он усадил Броди на кровать, у него самого стояло. Стояло и требовало внимания. Не вставая с колен и упираясь головой в коленку Броди, Тони яростно дрочил. Ему не хватало совсем чуть-чуть. Буквально капельки, чтобы кончить. Удовольствие манило на грани, но не давалось.
Тони обиженно взвыл. И тут Броди очнулся, садясь и удивлённо глядя на него.
- Чёрт! - выругался Тони, пытаясь поймать неуловимое удовольствие.
Броди наклонился к нему, взял рукой за подбородок и немного робко поцеловал.
Тони хотел было возмутиться, но горячая рука Броди, накрывшая его член, примирила его с реальностью. Похоже, именно этого касания ему и не хватало, чтобы кончить.
Со стоном он выплеснулся себе на брюки и частично на руку.
- Хорошо, что не на ковёр, - пробормотал он, через несколько секунд, - его чистка - это сплошная разориловка.
- Да? - удивлённо спросил Броди.
- Угу, - Тони отёр руку об испачканные штаны и встал на ноги, - и в следующий раз предупреждай, когда собираешься кончить. Терпеть не могу, когда полный рот спермы. Кто-то глотает, я - нет.
- В следующий раз? - уточнил Броди, похоже даже несколько испуганно.
- Ага, - Тони усмехнулся, - секс - это слишком прекрасно, чтобы себя в нём ограничивать. Всё, я зубы чистить.
Когда он вернулся к себе, Броди уже не было. Тони задумался, каково ему было целоваться, чувствуя на губах и во рту привкус собственной спермы, и его слегка передёрнуло. Не все геи любят глотать сперму. Тот, кто это придумал - придурок, который её и во рту никогда не держал. Тони прикинул, что в следующий раз надо будет захватить с собой пару яблок, чтобы зажевать неприятный вкус и не сбегать сразу в ванну.
С этого момента в их жизни, кроме минетов, появились ещё и поцелуи. Тони целовал Броди по утрам, высаживая перед работой, встречая после неё и на ночь. Не считая просто спонтанных поцелуев. Вначале Броди вел себя робко, но потом “втянулся”. Только смущённо снимал капы перед поцелуями, хотя Тони они совсем не мешали.
Все минеты были исключительно в исполнении Тони, по крайней мере пока. Броди отделывался ручной работой. Тони не давил на него и не торопил, спокойно относясь к тому, что Броди не спешил ему сосать. Сделает минет, когда захочет. Главное, у них в жизни был наконец секс. Пусть и без проникновений, но так тоже неплохо было.
Томазо подкинул им свинью, слив родителям появление у Тони любовника. Мать, возмущённая тем, что Тони от них скрыл изменения в личной жизни, немедленно позвонила и полоскала мозги почти полтора часа. А когда Тони по дурости ляпнул ей, что Броди - его родственная душа, то отвязаться от необходимости познакомить с ним семью не представлялось возможным.
Броди выглядел здорово испуганным открывающейся перспективой.
- Не парься, - отмахнулся Тони, - мои предки классные. Там и народу-то будет немного. Томазо с Кирой и их зоопарк ты уже знаешь. Будет ещё два моих старших брата с семьями. Две тётки с маминой стороны с мужьями и детьми, но эти хотя бы взрослые, хотя могут своих спиногрызов притащить. Папа, наверно, бабушку позовет. Ну и двоюродные дядя с тёткой придут, эти скорее всего без внуков. Человек сорок - не больше.
- Сорок? - сдавленно переспросил Броди.
- Ну да, нормальный семейный ужин, - Тони пожал плечами, - это на большие праздники нас съезжается по триста человек. Не пропихнуться. На свадьбе Марси четыреста двадцать человек было. Праздновали у меня в ресторане, так танцевать пошли на улицу, чуть было под арест не попали, потому что внутри двух лишних сантиметров не было. А я её предупреждал! Но нет же, ей надо было созвать всех, кого только можно!
Он всплеснул руками, вспоминая эту свадьбу. У невесты платье было таким объёмным, что она не могла перемещаться по залу, не задевая столики. Сплошная катастрофа.
- Может, я не пойду? - Броди выглядел несчастным.
- Это ещё почему? - удивился Тони. - Не дури. Мои родители уже тебя любят - заочно. Просто потому, что ты моя родственная душа.
- Да? - Броди не выглядел убежденным.
- Сам увидишь, - заверил его Тони, - все будут за нас счастливы.
Он был прав. Папа и мама, конечно, в первый момент растерялись, увидев Броди, но быстро взяли себя в руки и бросились его обнимать. Тут же предложили называть себя просто Агостино и Грация. А дальше всё закрутилось само собой. Миниатюрная мама Тони водила Броди за собой за ручку и представляла семье.
- Это наш Броди - он родственная душа Тони. Мы так счастливы!
И все члены семьи принимались обнимать Броди и поздравлять с обретением родственной души.
Тони видел, как к середине вечера Броди оттаял, и теперь улыбался и даже вступал в разговоры с шумным семейством Инганнаморте. Дети висли на нём только так, требуя подкинуть повыше, но, кажется, Броди был не против с ними повозиться.
- Он такой милый мальчик, - шепнула мама, обнимая Тони на прощание, - тебе очень повезло.
- Ты уж с ним помягче, - добавил папа вполголоса, - характер у тебя не сахар - не обижай парня.
Тони заверил родителей, что осознал свалившееся на него счастье и будет его беречь. Броди молчал по дороге домой, сказав только, что Тони очень повезло с семьёй. Тони хотел расспросить Броди о его родных, но как-то к слову не пришлось, а потом забылось.
Ещё через месяц Броди потерял двадцать два фунта.
- Полтинник за два месяца! - восхитился Тони. - Молодчина!
- Это всё ты, - возразил Броди.
- Это мы, - отмахнулся Тони, не желая забирать себе заслугу.
На следующий день они посетили клинику, где врачи отметили позитивные тенденции. Хотя Броди надо было потерять ещё фунтов сто двадцать минимум.
А на завтра у них в квартире появился велосипед, даже не один.
- Что это? - Тони критически разглядывал “железного коня”.
- Доктор сказал, что надо заниматься спортом, иначе всё повиснет, - пояснил Броди, - вот подумал, можно кататься в Центральном парке, - я и тебе купил.
Тони не сразу заметил второй велосипед, который притулился за первым.
Броди выглядел таким воодушевлённым и счастливым, что язык не повернулся сказать, как Тони ненавидит спорт и не хочет кататься на велосипеде. Пришлось выдавить из себя улыбку и согласиться пойти в парк опробовать приобретения.
Впрочем, к концу дня Тони был готов признать, что детские воспоминания о спорте не соответствуют его текущей реальности. Ему неожиданно понравилось кататься. Броди ездил медленно, Тони даже казалось, что он слышит скрип велосипеда под всё ещё трехсотпятидесятифунтовым телом Броди. Так что Тони не приходилось за ним гоняться, как это было в детстве с братьями и друзьями. Неспешная прогулка на свежем воздухе, несмотря на прохладную погоду, была приятным разнообразием. Так что катание на велосипедах по выходным вошло в их жизнь на правах постоянного занятия. Да, немного ныли мышцы, да, после прогулки они были уставшими и потными, но зато довольными.
Броди, наконец, заметил по одежде, что стал меньше в объемах. Вещи пока можно было не покупать новые, но они стали сидеть свободней. Тони видел, как Броди нравится становиться худее, и радовался вместе с ним.
Кстати, Лимончик тоже решил не покидать сей бренный мир и, пережив пересадку, начал обрастать новыми листиками. Хотя иголки всё равно бросались в глаза явственней, чем листья. Плодов от него можно было ещё долго ждать. Но главное, что он выжил. Тони отвел ему место у окна, которое уже не было скрыто от комнаты занавеской. Потому что в некотором роде им гордился. Лимончик был молодец, и они с Броди тоже, потому что его спасли.
Вся многочисленная семья Инганнаморте, в которой кроме Томазо и Киры никто не был в курсе об их с Броди афере, постепенно знакомилась с родственной душой Тони. Так что им пришлось пережить ещё несколько шумных обедов и ужинов. Реакция у родственников на Броди была приблизительно одинаковой: вначале шок, потом жалость к Тони, но уже к концу мероприятия, пообщавшись с Броди и оценив его тихий характер и робкие улыбки, все единогласно сходились во мнении, что лучшей пары для Тони и не придумаешь.
Эти семейные встречи сильно выматывали.
- Хорошо, что твои родители не зовут нас на ужин, - пробормотал Тони, когда они ехали домой из дома его родителей, - а кстати почему?
- Они на Гавайях, - Броди пожал плечами, - сюда не приедут, но может мы их навестим, потом когда-нибудь.
- У вас не очень хорошие отношения? - уточнил Тони заинтересованно.
Для него, как для любого итальянца, семья была очень важна. Он поддерживал связи даже со своими пятиюродными братьями и сёстрами, не говоря уже о более близких родственниках.
- Да так, - Броди пожал плечами, - мы не очень близки.
- Почему? - Тони реально было интересно, потому что сам он, хоть и считал себя вполне взрослым, но звонил маме и папе по два-три раза в неделю, и их беседы не бывали короче получаса. С братьями тоже перезванивались и пересекались регулярно. Сложно было представить, что у кого-то может быть иначе.
- Да так, - снова повторил Броди, явно было видно, что он не хочет говорить на эту тему.
Тони решил придержать коней.
Впрочем, правда раскрылась через несколько дней, когда, в один из вечеров, он застал Броди за разглядыванием фотографий на планшете.
- Это твоя родня? - спросил Тони, бесцеремонно подныривая у Броди под рукой.
- Да, - Броди тяжело вздохнул, видимо смиряясь с тем, что придётся показать родственников.
На фото, которым было лет двадцать, было несколько человек. Несколько очень стройных взрослых и детей, и Броди, который уже в возрасте десяти лет выделялся своим массивным телосложением.
- А ты был крупным мальчишкой, - дипломатично заметил Тони.
- Да, - Броди выглядел совсем несчастным, - меня усыновили, потому что мама не могла иметь детей. А потом у неё родился Стив, за ним Эндрю и Ники. И они все очень похожи. Я всегда был как Шрек на фоне эльфов.
Тони забрал у него планшет и полистал фотки. Было видно, как семья с появлением собственных детей постепенно отдаляется от приёмного сына. Семейство было светленьким, тогда как Броди - тёмный шатен; кареглазым, на фоне голубоглазого Броди. Принять его за родного ребенка не представлялось возможным. Но и сами позы становились всё более говорящими. Броди был как будто чужой для них. Посторонний человек, попавший на семейное фото. Тони стало его безумно жалко, и он решил, что они никогда не поедут на Гавайи.
- Я всегда был образиной, - сказал Броди.
- Заткнись! - рявкнул Тони зло. - Никогда не смей так говорить! Ты - нормальный! Ты - симпатичный! Ты - высокий, широкоплечий, талантливый парень. Ты - мой парень! Не смей никогда говорить о себе в уничижительном ключе.
- Прости, - Броди немного растерялся от его напора.
- Идём, - бросив планшет на диван, Тони потащил его в свою спальню, - сейчас.
Он нырнул в шкаф и извлёк из его недр обычный альбом для фотографий.
- Вот смотри! - он открыл третью страницу. - Это я! Красавец, правда?
На фото криво стоял маленький мальчик. Мальчик сутулился и был ужасно тощим.
- У меня в детстве одна нога была короче другой, - принялся исповедоваться Тони, - и мне пришлось её ломать и лежать в больнице в специальном аппарате, пока она не отросла такой же как другая. А до этого мне нельзя было бегать и прыгать, потому что мог пострадать позвоночник. Я носил специальную обувь с платформой, и ребята надо мной смеялись из-за неё. Даже родной брат. Дети очень жестоки. А ещё я носил брекеты. Семья была не слишком богатой, и брекеты тогда ещё не достигли такого прогресса, как сейчас. Так что это были ужасные железки на моих кривеньких зубках. Вот, смотри, - он перевернул страницу. - Это мои очки, потому что у меня было косоглазие. А теперь смотри сюда.
На фото Тони было восемь лет. Он всё ещё был ужасно тощим. Нога была в аппарате для дистракции кости, на носу были очки в ужасной толстой оправе, Тони улыбался во весь рот, демонстрируя миру брекеты. Волосы ему никогда коротко не стригли, и из-за того, как сильно они вились, он был похож на чёрный одуванчик. Рядом с ним улыбался хорошенький Томазо, который был младше всего на год и у которого никогда не было проблем ни с ногами, ни со зрением, ни с зубами.
- Ну, что скажешь? Образина?
- Нет, - Броди яростно затряс головой, - ты такой хрупкий тут.
- Да уж, ужасно хрупкий, - припомнил Тони свои будущие переломы, ушибы и трещины, - теперь смотри дальше.
Он принялся листать альбом. И ребенок на фотографиях постепенно преображался. Исчез компрессионно-дистракционный аппарат с ноги, вслед за ним очки, последними сдались брекеты. Появилась стильная причёска, блеск в глазах, красивая улыбка, модная одежда. На последней фотографии в день выпускного, Тони, на фоне ничем не примечательного Томазо, выглядел потрясающе эффектно.
- Понимаешь? - Тони взял Броди за руку. - Не важно, что было. Важно твоё желание что-то изменить. У меня вышло, получится и у тебя!
Броди в ответ поцеловал его и прижал к себе. Тони аккуратно отложил альбом на тумбочку и решил закрепить урок минетом. Потому что минет никогда не помешает. И потому что ему хотелось поднять Броди настроение.
С того дня они больше не заговаривали о родителях Броди. Зато Тони взял за привычку возить Броди на свои еженедельные визиты к братьям и родителям, которые были искренне рады паре своего сына и брата и привечали его со всем радушием настоящих итальянцев. И хотя Броди смущало такое горячее отношение, он всё же выглядел довольным. Тони был рад это видеть, потому что Броди заслуживал, чтобы его любили.

***

Секс. Этот вопрос витал в воздухе. Даже можно сказать, стоял. Конечно, дрочить друг другу и отделываться отсосами можно было долго, но Тони хотел поебаться по-настоящему. Тем более, что за несколько месяцев совместной жизни он уже привык к Броди и начал испытывать к нему реальное влечение. Конечно, Броди не похудел разом, он уже скинул семьдесят пять фунтов, живот подтянулся, Тони даже трусливо успел испугаться, что Броди станет костлявым и на нем нельзя будет валяться. Но потом уверил себя, что на Броди поместится три таких как он, а когда Броди похудеет, то места останется только для двух.
И вообще, Тони нравился Броди, его чувство юмора, его привычка таскать Тони на руках, на плече, под мышкой. Это было ужасно глупо, но и ужасно мило. И ещё Тони тащился от того, какой у него сильный парень. Никогда прежде он не замечал в себе фетиша на силу, и вот на тебе. Стоило Броди подвинуть диван, когда Тони захотелось сделать перестановку в гостиной, как Тони накинулся на него с поцелуями, потому что его прошило желанием от плеч до самого копчика.
Забавно, но Броди всё ещё смущался, когда они делали что-то, относящееся к сексу, при свете дня, или вне спальни. На эту тему у Тони было пару теорий, но он пока никак не мог найти повода, чтобы вызнать правду. В конце концов, сил терпеть больше не было. Толстый попец Броди уже мерещиться наяву начал. Поэтому Тони, как всегда, решил взять инициативу в свои руки.
Однажды вечером, после вкусного ужина (рыба на пару, салат из риса с овощами и укропом, на десерт - яблочная гранита), Тони решил обойтись без экивоков и предложил напрямую:
- Как насчёт заняться сексом. Прямо сейчас?
Броди посмотрел на него непонимающе, а потом его лицо приняло испуганное выражение.
- Что, вот так сразу?
- Нет, конечно, - успокоил его Тони, - я сейчас помою посуду, ты пойдёшь в душ, потом я приму душ и потом мы классно потрахаемся. Презервативы и смазка у меня есть.
Броди выглядел так, будто бы Тони собирался оттрахать его как минимум слоновьим хером. Тони и собирался, не слоновьим, правда, а своим. Уж очень ему хотелось прижаться бёдрами к мягкой заднице Броди. Почему-то казалось, что это будет круто. Но и дать выебать себя он был не прочь, хоть у Броди член был немаленький. Пропорциональный его фигуре, так сказать. Когда живот подтянулся, член стал казаться ещё больше.
- Тебя что-то смущает? - с улыбкой чеширского кота уточнил Тони.
- Да нет, - Броди оттянул воротник футболки, - так я мыться?
- Иди, - Тони улыбнулся ещё шире, - я скоро. Если хочешь, приду потереть тебе спинку, или ещё что…
Броди как ветром сдуло. Тони только диву оставалось даваться. Не может же он быть девственником в тридцать два? Ну не может же, правда? Вообще, многие берегли себя для своей родственной души. Считалось, что это очень романтично. Тони же придерживался прямо противоположного мнения. Нет ничего лучше, чем встретить свою родственную душу во всеоружии. Поэтому он очень старательно готовился к тому, чтобы стать отличным любовником, и нареканий к его технике ещё ни у кого не было. Так что в этом отношении Тони чувствовал себя довольно уверенно.
Он помыл посуду, потом решил принять душ в гостевой спальне, чтобы не смущать Броди.
Тони тщательно побрил себя везде одноразовым станком, чуть не порезался, потому что волновался. Вымылся тоже с особой тщательностью. Пока не понятно было, дадут ему или он сам будет давать. На эту тему Тони ещё и порастягивал себя, мысленно коря себя, что давно забросил своего зелёного силиконового друга.
В их с Броди комнате было темно. Совсем темно. Хоть глаз выколи. Выключен свет, и плотно задернуты шторы. Тони растерялся. Как-то даже страшно было идти в полной темноте на ощупь. Он так и замер на пороге. Вроде и свет надо бы включить, но Броди же его с какой-то целью выключил? Тони тяжело вздохнул. Вот и потрахались…
Он оставил дверь в коридор открытой, подошёл к кровати и зажёг лампу. Броди лежал под одеялом, укрытый до подбородка, и смотрел в потолок.
- Ну и почему? - Тони сел на кровать к нему спиной.
Броди долго молчал. Тони тоже молчал. Даже ругаться не хотелось.
- Не хочу при свете, - наконец выдавил из себя Броди.
- Почему? - Тони не оборачивался.
Он сидел на одеяле, и босые ноги уже начали мёрзнуть. Очень сильно хотелось забраться в кровать к тёплому как печка Броди, но он не хотел этого делать, пока не выяснит, что у них за проблема.
- Не хочу, чтобы ты меня видел, - Броди тяжело вздохнул.
- Я тебя уже видел, - напомнил ему Тони.
- Не целиком, - Броди вздохнул ещё отчаянней.
Тони не выдержал и обернулся.
- Что не так-то? - возмутился он. - Мы же вроде как родственные души. Объясни мне, откуда вдруг такая конспирация?
- Я толстый, - тихо произнёс Броди и зажмурился.
Тони оглядел укутанное в одеяло крупное тело и кивнул. Собственно, для него это была не новость. Это же он покупал Броди вещи и знал его параметры.
- Ну и что? - спросил он. - А я костлявый, и на заднице у меня родинка, а на коленке шрам.
Броди распахнул глаза и уставился на него удивлённо.
- Что ты там вылупился? - возмутился Тони и принялся отвоёвывать себе часть одеяла, окончательно замёрзнув. – Думаешь, люди идеальные? Ничего подобного. У кого-то родимое пятно, у кого-то волосы на пояснице, у кого-то ожоги. Это всё мелочи.
Броди пустил его под одеяло и обнял, согревая. Тони почувствовал, что его незадачливый любовник в постель даже трусы не надел. Вот такой противоречивый парень: стесняется своего тела, а никогда ему не отказывает.
- Всё равно, - Броди шепнул ему в затылок, - у меня растяжки на животе и бёдрах, они на червяков похожи, и жир…
- Мне параллельно на твой жир, мне даже нравится. Ты - мягкий, - Тони протянул руку и пощупал Броди за живот, - и опять же, ты похудеешь, не сразу, может через пару лет, но придёшь в норму. И что, нам ждать этого времени? Да я же от спермотоксикоза сдохну!
Броди фыркнул.
- Не смейся, - Тони поцеловал его в шею, - неужели тебе не хочется?
- Хочется, - признался Броди и добавил после секундной паузы: - А ты уже… с кем-нибудь?
- Ага, - Тони усмехнулся, вспоминая бурную молодость, - я хотел предстать перед своей родственной душой героем-любовником. У меня было много практики! С годами правда оказалось труднее находить партнёров, последние полтора года обходился правой рукой и самотыком. А ты?
- Ну, в молодости, - Броди принялся запинаться, Тони не стал поднимать на него глаза, без труда представляя себе, как тот покраснел, - было пару раз, но я уже тогда был толстым… популярностью не пользовался.
Тони закатил глаза. Броди, похоже, так и не понял, что популярностью пользуется не тот, кто хорошо выглядит, а тот, кто умеет себя преподнести.
- Будем трахаться? - спросил он прямо. - Или подрочим и спать?
- Будем, - согласился Броди, - только свет выключи.
- Ни за что! - возмутился Тони. - Я так в нужное место тебе не попаду!
В комнате повисла тишина.
- Ты хочешь меня… эм… - Броди говорил с трудом.
- Конечно, - Тони усмехнулся и снова погладил его по мягкому животу, - сначала я тебя, потом ты меня, потом опять и снова… У меня на тебя серьёзные планы!
Броди перехватил его руку своей, поднес ко рту и поцеловал.
Самое время было ковать железо пока горячо. Тони накинулся на Броди с поцелуями.
Жарко, горячо и неуклюже. Вот, пожалуй, лучшие три слова, которые могли бы охарактеризовать их первый полноценный секс. Было жарко, потому что Броди отказывался расставаться с одеялом, и они трахались под его прикрытием, отчаянно потея. Было горячо, потому что когда два человека, которые хотят друг друга, наконец получают то, о чём мечтали - это всегда горячо. И неуклюже, потому что кое-кто всё равно стеснялся и ломался как школьница, а кое-кто был слишком напорист и распалён, и очень быстро кончил, потом правда исправил положение ртом, но всё же первый блин вышел комом.
Второй раз прошёл лучше, третий ещё лучше, и пошло-поехало. Броди, видимо, всё же поверил, что его тело не вызывает у партнёра отвращения, а Тони расслабился и перестал гоняться за толстой попой своего сожителя по всей квартире. Вообще Тони понравилось трахаться с Броди, особенно классно с ним было снизу. Броди был ласковым, внимательным и нежным. И член у него был что надо, идеальный размерчик. Ещё славно было то, что Броди не наваливался на Тони, после того как кончал, а то мог бы и раздавить.
Короче, секс - великая вещь! Тони был готов прибить эту фразу над входом в квартиру. Он уже и не помнил, когда у него было столько отличного секса. И настроение повышалось, и работоспособность. Броди тоже выглядел довольным. Начал проявлять инициативу, мог закинуть Тони на плечо и понести в спальню, или ущипнуть за попу. Тони вслух, конечно, громко возмущался, но в душе млел от этих нехитрых знаков внимания. Всегда приятно знать, что тебя хотят. Жить стало ещё веселей.

***

Щеки у Броди пропали внезапно. Тони просто проснулся однажды и увидел, что Броди похорошел. И лицо у него больше не круглое, а овальное, проступили скулы, глаза стали больше, они даже как будто сделались голубей, подбородок стал казаться волевым. И Броди, со своей густой чёлкой, яркими глазами, похудевшим телом и широкими плечами оказался гораздо симпатичнее Тони. Это был удар по самолюбию. Оправился Тони не сразу.
Он и так знал, что не красавец. Типичный итальянец, невысокий, смугловатый, тёмные вихры, которые приходилось коротко стричь, карие глаза, мелкие черты лица, скучные губы. Он сам сделал себя, подобрал причёску, выработал стиль, научился красиво улыбаться и для фото поворачиваться так, чтобы скрыть недостатки. Но на том, что дала ему природа, особо многого было не построить.
То ли дело Броди. За полгода он скинул уже около ста фунтов, и продолжал стабильно терять где-то около десяти в месяц. Конечно до рекордов первых двух месяцев ему было далеко, однако медленно, но верно он становился стройнее. Плечи оставались широкими, а растяжек на теле под одеждой было не видно. Из-за растяжек и повисших бочков Броди комплексовал. Так что Тони подумывал оттащить его в клинику на лазер, чтобы зашлифовать следы, а заодно и удалить лишнюю кожу, но пока процесс потери веса не дошёл до своего финала, делать это было рано.
Теперь вот сердечко ёкать начинало, каждый раз, когда Тони ловил чей-то заинтересованный взгляд на своём парне.
“Это моё! - мысленно орал он. - Мой бойфренд! Мой Броди! Я его выпестовал! Держитесь подальше!”
К счастью, Броди, казалось, этого и не замечал.
Глядя на отличные показатели потери веса, Тони не мог не удивляться:
- Слушай, ну чем ты раньше таким питался, что тебя так разнесло? Неужели ты ел один фастфуд на завтрак, обед и ужин?
Броди как раз доедал свою порцию мороженого на стевии из молока пониженной жирности.
- Да практически так и было, только я не завтракал, - признался он.
- Как не завтракал? - изумился Тони, чуть не пронеся ложку мимо рта.
Он как-то пристрастился к сладкому вместе с Броди.
- Ну, не любил завтракать, - Броди пожал плечами, - обычно пил кофе, потом на работе тоже кофе и печенье из автомата, а после забегал куда-нибудь, брал больше гамбургеры, картошечку, колу, креветки в кляре, ну и мороженое и объедался полночи.
- С ума сойти, - Тони присвистнул, - но ты же с первого дня послушно завтракаешь, ни разу не возразил.
Броди улыбнулся и поцеловал его в кончик носа:
- Я просто решил, что с тобой спорить себе дороже. Ничего страшного, что ты любишь командовать, мне это даже нравится. Да и готовишь ты вкусно.
Тони даже слегка покраснел от такого признания. С одной стороны, было приятно, с другой, Броди оказывается нравится в нём даже отрицательная черта. Воистину ангельский характер.
- Раз так, - Тони усмехнулся, - тогда слушай мою команду. В спальню, бегом марш! И если я найду тебя там одетым, то наложу дисциплинарное взыскание!
- Сэр, есть, сэр! - тут же бодро отрапортовал Броди, быстро сунул в рот последнюю ложку мороженого и поспешил прочь.
Тони закинул посуду в посудомойку, протёр стол и неспешно направился в спальню, заниматься муштрой одного отдельно взятого кадета. И Тони был уверен, что кадет будет очень стараться, и тогда в награду он получит поощрительный член. Может быть, даже не один раз.

***

Чего Тони не мог знать, так это того, что однажды может с ними произойти во время простого похода в магазин. Он заехал за Броди на работу, тот задержался допоздна, и Тони предложил заехать в круглосуточный супермаркет, с тем чтобы без очередей купить продукты. Броди перекусил в машине, Тони привез ему рыбку на пару со спаржей и маленький диетический чизкейк, так что спешить домой не было никакой причины. Тем более, что завтра была суббота.
Пока Броди размеренно толкал тележку, Тони бегал туда-сюда, закидывая продукты по списку. Он как раз нёс обезжиренный йогурт с пониженным содержанием сахара, когда увидел, как в Броди врезался какой-то подросток, бездумно толкавший свою тележку в одну сторону, а смотревший в другую.
Парень поднял глаза на обернувшегося к нему Броди и нахально улыбнулся:
- И почему они делают такие узкие проходы?
Тони уже хотел подойти к малолетнему раздолбаю и высказать ему всё что думал, как вдруг осознал, что произошло.
Броди тоже это понял. Замер, глядя на мальчишку.
“Молчи, - мысленно взмолился Тони, - просто молчи. Не говори ни слова. Просто развернись и уйди. Не бросай меня.”
Но сам же понимал, что это невозможно, что ещё секунда и он потеряет Броди. Ещё мгновение, и он останется один.
А мальчишка был хорошеньким, только молоденький совсем, не старше четырнадцати. Но милый, вихрастый, скуластый, рыжий, веснушчатый. Рядом с крупным темноволосым Броди он смотрелся как маленькое солнышко. Как искорка. Может, Броди и станет его так звать: Искорка моя.
Тони с силой закусил губу. Вот сейчас, сейчас… Он скажет слова, которые свяжут их навсегда.
- Яйца дрозда или тыква? - хрипло произнёс Броди.
- Что? - не понял пацан.
- Я говорю, что у меня уже есть любимый человек, прости.
Броди медленно отвернулся от парня и, бросив коляску, побрёл к выходу. Каждый шаг как будто давался ему с большим трудом. Тони оставил йогурты на ближайшей полке и поспешил его догнать. Он молча поймал Броди за руку и повёл вниз на парковку. Усадил в машину и повёз домой.
Броди сидел, прикрыв глаза и держась рукой за грудь. Тони испугался. Он никогда прежде не слышал, чтобы кто-то отказывался от своей родственной души. А что если Броди сейчас умрет?
Он затормозил посреди дороги, благо машин было немного и в них никто не врезался.
- Сейчас отвезу тебя назад, - сказал Тони и приготовился разворачиваться.
Выбор между потерянным для него Броди и мертвым Броди был очевиден.
- Нет, - голос у Броди был слабый, но твёрдый, - вези домой.
Он положил руку на колено Тони.
- Но… - Тони всё ещё сомневался, он слишком дорожил Броди, чтобы его потерять.
- Я свой выбор сделал. Давай домой.
И Тони послушался, мысленно клянясь себе, что если Броди станет хоть чуточку хуже, он лично оттащит того к его родственной душе.
Дома он отвёл Броди в спальню, помог раздеться и уложил в кровать. Было похоже, что у него поднялась температура.
- Может, врача? - предложил Тони.
- Нет, - Броди покачал головой, - отлежусь.
Тони не мог с ним спорить. Не после того, что Броди сделал ради него. Тони с ужасом подумал, что будь он на месте Броди, он бы ляпнул ответ раньше, чем понял, что делает. И оказался бы связан с другим человеком. С человеком, который подходил бы ему идеально, а Броди бы он выкинул за борт своей личной жизни. Да, возможно, Тони помучился бы чувством вины, но вряд ли слишком долго. И от этих мыслей становилось совсем тошно.
Он забрался в постель и обнял Броди. Потом от переизбытка чувств, принялся покрывать поцелуями его грудь и плечи.
- Нет, - Броди отстранил Тони от себя, - не сегодня. Пожалуйста.
Тони смутился.
- Я не это имел в виду… В смысле, может и это. Но нет, значит нет. Будем просто обниматься, ладно?
Броди прижал его голову к своему плечу, и Тони затих. Он лежал и слушал сердцебиение Броди, чувствовал жар его кожи. И думал, что, наверно, умер бы на месте, если бы тогда в магазине Броди сказал мальчишке какие-то другие слова.
Тони и сам не понял, когда он успел влюбиться. Но теперь твёрдо знал. Броди его. Его любовник, его возлюбленный, его жизнь. И никакие фразы на руках этого не изменят.
Наутро Броди стало лучше, но легкая температура и апатия продолжались весь уикенд. Тони старался не давить на него, просто был рядом, просто брал за руку по поводу и без, и уже ко вторнику Броди снова повеселел и стал походить на обычного себя.
О происшедшем они так и не поговорили.
Через семь дней Тони сделал ему предложение. Броди согласился сразу.
Свадьба была скромной, но элегантной. Приглашены были только самые близкие, всего-то восемьдесят человек. Даже родители Броди приехали. В общении они оказались неплохими людьми, приятными даже, просто они не любили приёмного сына и от этого Тони буквально трясло. Потому что как можно было не любить Броди? Ведь он замечательный!
Церемония проходила за городом. Тони и Броди были одеты в одинаковые цвета, но разные фасоны и даже стили. Смотрелось это странно, но Тони понравилось. Об их свадьбе написали некоторые светские издания, но поскольку самих журналистов на торжество не позвали, писать им особо было не о чем. Раньше Тони пожалел бы, что упустил возможность для пиара, а тут был счастлив, что церемония вышла камерной и тёплой, только для своих.
Впрочем, пиар он себе всё-таки обеспечил, устроив в ресторанах скидки на всё меню на неделю в честь своего вступления в брак.
А в остальном всё осталось по-прежнему. Жили они тихо и скромно. Тони готовил - Броди ел, Тони ломал - Броди чинил, Тони лез целоваться - Броди относил его в спальню, Тони сердился - Броди извинялся, а когда сердился Броди…, впрочем, за ним такого никогда не водилось. Они вместе катались на велосипедах, ездили в гости к родственникам Тони, вместе ухаживали за Лимончиком, вместе валялись на пушистых коврах, каждый занимаясь своим делом.
И Тони верил, что так будет всегда. Ведь Броди выбрал его, а он Броди. Ну, а то, что у них непарные чертовы фразы. Да кого это вообще волнует?

Пару-тройку лет спустя

Накануне рождества Тони заехал в гипермаркет “Всё для дома и ремонта” за цветочным горшком. Лимончик подрос, и ему требовалось больше места, Тони решил прикупить и ему подарок. Пусть Броди и твердил, что зимой пересаживать нельзя. Но это же не значит, что нельзя зимой покупать новые красивые цветочные горшки?
Магазин был полупустым. Действительно, что там можно было купить в качестве подарка? Тони нашел отличный серебристый горшок с ненавязчивым орнаментом и уже собирался к кассе, как вдруг услышал:
- Яйца дрозда или тыква?
Он уже собирался спросить, что это за идиотский вопрос, когда успел поймать себя за сотую долю секунды до того, как это сделал. Тони закрыл рот и даже зажал его рукой, чтобы ничего не ответить.
Он резко обернулся.
За спиной у него стоял настоящий красавец. Высокий, загорелый блондин с яркими голубыми глазами. Тони почему-то подумал, что он горнолыжный инструктор, откуда иначе такой загар зимой? Похоже, ведёт здоровый образ жизни, оценил бы готовку Тони, а вечерами они бы устраивались у камина в его шале и пили вино, глядя на огонь. Тони почувствовал мучительную боль в груди, он столько лет ждал! Где же ты был? Ведь Тони даже нашёл замену…
Броди. Мысль о нём резанула по сердцу. Он не мог предать Броди. Ведь Броди его не предал. И Броди его так нежно обнимает, и таскает на руках, и балует, и… Тони просто его любит. И у них есть Лимончик. Не важно, родственные они души или нет. Рука загорелась, и Тони потёр то место, где была написана его фраза.
Он прикрыл глаза на секунду и вспомнил улыбку Броди, а потом как в ледяную воду нырнул:
- И почему они делают такие узкие проходы?
- Что? - растерялся потенциальный горнолыжный инструктор.
- У меня уже есть муж! Я его люблю, - Тони жалко улыбнулся, похоже, что у него начала подниматься температура, руку жгло просто нестерпимо. - Я верю, что ты отличный парень и ты будешь очень-очень счастлив, просто не со мной. Прости!
И он поспешил прочь, не слушая, что ему говорят вслед и говорят ли что-нибудь.
Он едва не забыл расплатиться на кассе за горшок, который прижимал к себе изо всех сил. Удивительно, как тот не треснул. Тони с трудом добрёл до машины и поехал домой. Чем дальше он отъезжал от магазина, тем легче ему становилось, легче дышалось, меньше хотелось плакать. Вот и всё, теперь точно всё. Он навсегда останется с Броди. Это же хорошо, правда? Судьба приготовила ему классного парня, но он выбрал другого.
Несколько раз Тони притормаживал на обочине и думал, не поехать ли обратно, не сказать ли тому парню правду. Но каждый раз вспоминал улыбку Броди, его поцелуи, как он заправлял Тони отраставшие волосы за ухо, и понимал, что сделал правильный выбор.
Дома было темно, Тони удивился, потому что был уверен, что Броди уже приехал.
Тот нашёлся у окна.
- Что ты стоишь в темноте? - спросил Тони, подходя ближе и привычно подныривая под руку, чтобы прижаться к боку.
- Да так, - Броди продолжил смотреть на залитый рождественскими огнями город, - ты сегодня встретил свою родственную душу.
Он даже не спросил, просто сказал. У Тони перехватило дыхание.
- Откуда ты знаешь? - спросил он немного испуганно.
- Что ты ему сказал? - ответил вопросом на вопрос Броди.
- А что я мог ему ответить? - немного раздражённо бросил Тони. - У меня есть ты, поэтому я сказал ему твою фразу.
- Я так и понял, - Броди поцеловал его в губы, - не дуйся. Я рад, что ты выбрал меня.
Потом он взял Тони за руку и задрал рукав свитера до локтя.
- Яйца дрозда или тыква? - произнёс он медленно, обводя пальцем каждую букву.
Тони посмотрел на свою руку, света не хватало, но он увидел, что почерк изменился, вместо аккуратных ровных букв, появились мягкие округлые с забавными хвостиками. Он отпихнул руку Броди и принялся яростно расстёгивать его рукав.
- Другая рука, - подсказал тот.
Тони дергал так сильно, что оборвал пуговицы. Броди не мешал ему и не помогал.
Когда рукав удалось закатать, Тони всхлипнул. Он, как и Броди, завороженно обвёл каждую букву, как если бы он это написал.
На руке Броди, его мелким, острым почерком было написано “Эм… и почему они делают такие узкие проходы?”
Примечания:
Для тех, кто не знает “яйца дрозда” (#00cccc) и “тыква” (#ff7518) - это вполне себе настоящие названия цветов. Соответственно загорелый незнакомец просил у Тони совета в выборе цвета краски.
Написать отзыв