Призрачное счастье

минифэнтези / 13+ слеш
18 авг. 2019 г.
18 авг. 2019 г.
1
2474
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Длинная синяя ветвистая молния прорезала небо, следом обрушился раскат грома, заставивший бродячего кота подпрыгнуть и зашипеть, выгибая спину, а Сору лишь досадливо поморщиться. В такую погоду меньше всего на свете хочется ловить преступников. Нормальные люди сейчас валяются под одеялами, пьют горячий вкусный чай или просто проводят время в тепле и уюте своих домов, где струится от каминов тепло, потрескивают дрова и хочется плевать на то, что там за окном. А ненормальные нелюди в это же самое время шляются по городу, направляясь к старому заброшенному кладбищу, где какой-то ненормальный некромант творит свои черные ритуалы. Во всяком случае, именно так сказали Соре, отправляя его на ночную вылазку.
– Убью психа только за то, что он такой придурок.
Очередная молния ударила в дерево на углу, расщепив его. Сора перешел в призрачную форму, собрался обратно в паре метров от упавшего ствола. И продолжил шагать, вполголоса шипя проклятия, совершенно не действенные в магическом плане, зато здорово облегчающие душу.
Дорога к кладбищу, в солнечные или просто пасмурные дни представлявшая собой глину и вывороченные плитки, сейчас казалась совсем непроходимой. Переходить в призрачную форму надолго Сора не рискнул, пошел по самому краешку дороги. Сапоги увязали в месиве, чавкали, когда Сора выдирал ноги из грязевого плена. Отличная будет смерть, если что – застрял в грязи и был уничтожен некромантом.
Фонари здесь, разумеется, не водились. Это кладбище было заброшено вот уже семьдесят лет. И что тут понадобилось некроманту, оставалось только гадать. Сора чертыхался себе под нос, перепрыгивая с плитки на плитку.
Ворота кладбища, как и следовало ожидать, были заперты. Сора представил, как некромант лезет через эти прутья, хихикнул, больше нервно, просочился сквозь ворота. А потом стало больно, вывернуло чуть ли не наизнанку. Кажется, отправляя сюда Сору, кое-кто забыл сказать, что на этом кладбище к любому призраку приходит неумолимый Белый Песец. Камни Сарвелона, поглощающие призрачные формы, давно не использовались в местах захоронения, но тут были именно они. Сора рухнул на колени, пытаясь собраться с силами, но не преуспел.
Внезапно влияние ослабело, когда под точным ударом посоха все три камня разлетелись в пыль. Сора поднял голову и мысленно попрощался с жизнью – на него с любопытством смотрел некромант, явно тот же самый, который этой ночью потрошил могилы.
Он все еще был красив, маска не успела лечь. То ли был слишком молод, то ли достаточно силен. Все-таки второе, решил Сора, узрев руки некроманта. Ногти уже отливали металлом, слишком крепкие для того, чтобы заподозрить некроманта в том, что он специально их подтачивает ночами. Когти, которыми можно при желании и достаточной длине вспороть кому-нибудь горло на ритуале…
– Когти, – кивнул темный, словно прочитав его мысли. – Чай будешь?
– А?
– Спрашиваю, чай будешь? Он горячий. Ромашковый.
Сора поднялся, собрался с мыслями, чтобы напомнить некроманту, что полагается за такие деяния на кладбище. Но неожиданно для себя брякнул:
– Наливай.
– Пойдем, – некромант повернулся, плащ колыхнулся, хлопнул, как парус.
Чаепитие предполагалось в старом склепе, дверь которого аккуратно сняли. Внутри было не особо тепло, однако хотя бы сухо, светло от пяти факелов по стенам. А Соре вручили фляжку с самым настоящим ромашковым чаем, восхитительно горячим. Сам некромант устроился на полу, на расстеленном плаще.
– Ну и что тебе понадобилось на этом кладбище ночью? – некромант внимательно взглянул на Сору.
Глаза у него были светло-синие, выцветшие с ярко-сапфирового, видимо. В длинных волосах, собранных в хвост на макушке, русые пряди мешались с белоснежными в причудливом порядке. Однако внешне темный был привлекателен достаточно, чтобы Сора мог даже мимолетно пожалеть о выбранной тем профессии. Ну не должна пропадать такая красота под маской некромантии, становиться извращенной, гротескной пародией на прежнее совершенство.
– Вообще-то, это я должен спрашивать это. Сора Торис, городская стража.
– Верлис, некромант третьей категории, стаж работы сто сорок пять лет.
Чай встал поперек горла, Сора едва проглотил его:
– Сколько?
Верлис улыбнулся:
– Достаточно, чтобы справиться с любым, кто помешает мне. Так зачем ты сюда пришел? Я не провожу никаких ритуалов, просто устроился на ночь. Чем это мешает городской страже?
– Мне сказали, что проводишь.
Верлис красноречиво посмотрел в сторону кладбища, где как раз очередная молния осветила небо:
– Я похож на идиота? В присутствии молний проводить некромантские ритуалы… Меня сожжет первым же небесным огнем.
Сора задумался, в голове роились смутные подозрения:
– А скажи мне, некромант, камни Сарвелона тут стоят давно?
– Консультация – пять золотых.
Сора показал ему неприличный жест. Верлис рассмеялся:
– Ладно-ладно. Нет, камни тут недавно, дня два, может быть. А что? Я заметил, что они очень странно влияют на тебя.
– Неважно. Значит, меня специально отправили сюда. Чтобы я умер.
Верлис пожал плечами:
– Странные у вас в провинции нравы.
– А ты из столицы?
– Большую часть времени я провожу именно там, это правда. Ну ладно… Допивай чай, я пока проведу парочку ритуалов, небольших. Для твоего же блага.
Сора протестующе глянул, но сказать ничего не успел, Верлис пошевелил пальцами. Когти как-то особенно хищно сверкнули. Стражник не успел даже дернуться, как внутри что-то скрутило в тугую пружину, затем щелкнуло. За спиной словно раскрылись крылья.
– Что ты сделал?
– Освободил твою призрачную часть. Немножко зажало внутри. Поэтому ты иногда мог испытывать трудности с переходом.
Сора немного помолчал, потом буркнул:
– Спасибо.
Верлис откинулся назад, спиной на стену, прикрыл глаза. Сора подумал, снял мокрый плащ, потом стащил куртку, по счастью, сухую и теплую, свернул ее, просунул между спиной некроманта и каменной кладкой.
– У меня приемный отец некромантом был, – пояснил он в ответ на недоуменный взгляд. – Я знаю, что вам надо кости держать в тепле.
– А что случилось с отцом?
– Маска, – буркнул Сора. – Ему было всего сто тридцать.
– Это неплохой срок для некроманта, правда. Особенно для того, кто воспитал такого сына. Он должен был умереть на месте, но все-таки прожил достаточно долго.
– Он и сейчас жив.
Верлис улыбнулся даже с некоторым раскаянием.
– Ты сказал, что он был некромантом.
– Он теперь травник. Пытался совладать с маской.
Вообще-то, менялись некроманты не только лицом, менялось все тело, но первое, по чему можно было опознать опытного некроманта, была как раз сухая кожа, обтягивающая череп, бледные бескровные губы. Это напоминало снимаемую с покойников посмертную маску, потому так и назвали этот признак некромантии.
– С маской можно совладать, – согласился Верлис. – Не целиком, конечно.
– А как?
– Консультация – пять золотых.
– Должен буду. Так как?
– Достаточно сделать несколько проколов… ты не некромант, ты не поймешь.
– Я отцу передам.
Верлис снял с шеи какой-то плетеный шнурок:
– Просто отдай ему это, объяснять долго, там полно специфических терминов. А мне нужно торопиться, с самого утра я ухожу.
Сора взял шнурок:
– А за него сколько?
– Бесплатно. А что касается того, кто отправил тебя на смерть. Думаю, что ты сам решишь, что делать с ним.
Сора кивнул. Он не знал, за что капитан так его не любит, но догадывался, что все дело в том, что Сора отказывался закрывать глаза кое на какие дела. Убить несговорчивого призрака оказалось проще, чем уламывать.
– Дождь прекратился, гроза прошла. Можешь вернуться домой. Спасибо за куртку, – Верлис протянул ее обратно. – Спина согрелась.
Сора взял куртку, накинул на себя, потрогал плащ, все еще влажный. Некромант сидел, с любопытством разглядывая потолок и трещины на нем.
– Спасибо, что помог.
– Пожалуйста.
Сора развернулся и вышел в ночь.
Некромант уверился в том, что призрак ушел, вытащил из сумки хрустальный шар, щелкнул по нему. В шаре возникло изображение что-то сосредоточенно читающего мальчика в золотой короне. Он поднял голову, улыбнулся некроманту, показывая отсутствие переднего зуба:
– Привет, дядя, а у меня еще один зуб выпал.
– Вижу уже. Не волнуйся, фея обязательно принесет тебе подарок. Отец дома?
– Нет, он на совет ушел. А что ему сказать?
– Что я немного задержусь, у меня тут образовался один долг.
– Крупный? – заинтересовался принц.
– Очень. Пять золотых. И спасение одной честной и неподкупной души.
Принц немного подумал и серьезно кивнул:
– Хорошо, дядя.
Верлис погасил шар, закинул руки за голову и потянулся всем телом. Следовало поспать, с самого утра дел еще было невпроворот. Узнать, что там с новым капитаном городской стражи, посмотреть, насколько прочная маска у отца Соры. Ну и проверить еще одну догадку…
Фонари на улицах все еще горели, едва рассеивая хмарь утра, когда Верлис вошел в город. Верней, вышел на центральную площадь. Осмотрел некогда красивые мозаики на фонтане, поморщился.
– Убогость и запустение.
– Добрый господин, подайте монетку, – пробормотала от стены дома женщина.
Верлис осмотрел грязное платье, еще хранившее следы искусной вышивки, босые ноги, слишком изящные для нищенки руки.
– Кто ты, дама благородной крови?
– Я больше не дама, – тихо отозвалась та. – Но когда-то я была леди Элис Ланей. Но наместник бросил моего мужа в тюрьму, конфисковал наше имущество, а я оказалась на улице.
– А подать прошение королю? – Верлис развязал кошелек, потом передумал, затянул шнурок и подал Элис все целиком.
– Мне не дойти до столицы, сын тяжело болен. А так… Кто станет слушать нищенку? За меня некому заступиться теперь, мой супруг скончался в заточении. Разве что, – Элис невесело усмехнулась. – Помолиться на перекрестке в полночь, может, Чернохвост услышит.
По провинциям ходили слухи о том, что, когда отступает последняя надежда, нужно помолиться там, где сходятся воедино три дороги, тогда тебя услышит Чернохвост, огромный черный лис, который непременно заступится и отведет беду. Но в уплату он возьмет душу, этот лис из Бездны.
Верлис испустил долгий тяжелый вздох:
– Не надо молиться, я уже здесь. Садись, леди Элис.
Лис был гигантский, с рослого жеребца размером, глаза горели синим недобрым огнем, а пышный хвост был, казалось, соткан из самой Тьмы. Элис сперва вскрикнула и попятилась, но затем храбро шагнула к Чернохвосту и взобралась тому на спину. Лис сорвался с места и расстелился над дорогой, встречные горожане ахали, творили отводящие зло знаки, хватались за амулеты.
Сора еле успел отпрыгнуть к стене, когда мимо пронесся черный гигантский лис с какой-то женщиной на спине, посмотрел вслед. И направился домой, отнести шнурок отцу, да и рассказать о странном черном звере.
– Чернохвост бежит, – проскрипел отец. – Ну, быть беде во дворце наместника, разозлил он королевского советника, теперь не удержится.
– Кого разозлил? – не понял Сора. – Кстати, я тебе подарок принес.
Травник взял шнурок, повертел в пальцах, хмыкнул:
– И за что ж тебе такие подарки дорогие делают?
Менялся он на глазах, Сора никак не мог поверить в то, что это все на самом деле. Маска сползала с отца, как старая шкура со змеи, возвращая ему прежнюю внешность. Эрик Талаор писаным красавцем не был, но привлекательным вполне: зеленоглазый, улыбчивый, темноволосый.
– Значит, тот некромант не соврал…
– Чернохвост-то?
Сора оперся о стену, пытаясь осмыслить услышанное:
– Верлис – Чернохвост? Ты с ним знаком?
Отец потрепал его по плечу:
– Приходи в себя. Смотри, что во дворце наместника творится.
Сора повернулся. Над восточной частью города закручивалась черная воронка, словно гигантский смерч гулял там, сметая все на своем пути.
– Я и не помню, чтобы он так злился когда-либо.
– Так ты с ним знаком? – повторил Сора.
Отец вздохнул, словно смутился на мгновение:
– Когда-то был знаком… Причем достаточно хорошо. Ну да, это дело старое. А ты лучше в доме скройся, когда он сюда придет.
– Почему? – не понял Сора.
– Ну, представь себе – сбегает от тебя на десятом году совместной жизни муж…
Сора икнул, попятился, глядя на отца округлившимися глазами:
– М-муж?
– Это долгая история, малыш. И она совсем не похожа на красивые любовные истории, которые рассказывают менестрели.
– Ну расскажи, – не сдавался Сора.
Эрик вздохнул:
– Ладно. Теперь-то что уж. Это было давно. Я тогда только закончил обучение, искал место работы. Присмотрел себе одну неплохую должность некроманта на сельском кладбище. И угораздило меня столкнуться с Верлисом, когда я покупал на рынке продукты в дорогу. С моей стороны это была любовь с первого взгляда. Что возьмешь с мальчишки? А Верлис тогда красавцем был, по повадкам – ну чистый лис, вертелся рядом, упрашивал не уезжать. Я, дурак, купился на обещания, пошел с ним к алтарю, как был, в дорожной мантии.
Сора слушал, затаив дыхание. Только изредка поглаживал отца по руке, видя, что тому нелегко рассказывать о таком.
– Первые десять лет я еще на что-то надеялся, потом бросил это дело. Муж Верлису был нужен только для того, чтобы всех невест отвадить. А что некромант, так еще лучше – отравить сложно, убить невозможно. Я же самым сильным в выпуске был. Так я еще немного проваландался. Потом просто встал утром с постели, покидал в сумку одежду и ушел из дворца. Тебя вот нашел, когда ты среди мусора плакал.
– А хочешь, я расскажу окончание этой истории? – послышался спокойный голос от дверей. Верлис прошествовал к ним, присел в кресло напротив отвернувшегося Эрика. – Королевский советник обнаружил сбежавшего мужа и отправился его искать. Долгие сорок лет искал, не показываясь в столице и кидаясь на все некротические вспышки в провинциях. Потому что надеялся, что найдет там своего глупого мальчишку. В которого влюбился за годы совместной жизни.
– Сора, пора открывать лавку, – Эрик поднялся, игнорируя Верлиса как пустое место.
– Сора, собирай вещи, отправишься в столицу, – Верлис поднялся. – А я пока с твоим отцом побеседую. Приватно.
– Я не хочу в столицу, – Сора попятился. – Я привык тут.
– Вот так всегда, да, Чернохвост? – язвительно бросил Эрик. – Никого не спрашивая, делать все так, как хочешь ты.
Верлис хотел было что-то сказать, но передумал, шагнул к Эрику, сгребая того на плечо. Сора только зажмурился, когда из соседней комнаты донесся треск заклинаний, рев каких-то призванных существ, потом их же обиженный визг, какой-то грохот. И вопли о том, какая Верлис тварь, перемежаемые стонами, свидетельствующими об обратном.
Призрак предпочел сбежать в казармы, где уже царил хаос – новая наместница железной рукой наводила порядок. Причем чуть ли не собственноручно.
– Я могу чем-то помочь вам, леди Элис?
– Можешь. Если станешь капитаном городской стражи.
Сора немного подумал, согласился. В столицу он не хотел, он привык к этому городу и его окрестностям, к старому кладбищу, к лесам и болотам. Не все провинциалы стремятся к королевскому двору, а лишний раз злить Верлиса напоминанием о том, что у его мужа есть сын, не хотелось. Некроманты – они такие, чем дальше ты от них, тем дольше проживешь.
– Леди Элис, а у вас на примете есть хороший травник?
– А что с твоим отцом случилось?
– Ну, он, вероятнее всего, переедет в столицу. К мужу.
Наместница на несколько мгновений замерла, потом кивнула:
– Поищем.
Написать отзыв