Вкусный мир

от PriestSat
мидимистика, детектив / 16+ слеш
11 окт. 2019 г.
11 окт. 2019 г.
4
20199
 
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
Городок Аргайл был небольшим и уютным. Многочисленные туристы с удовольствием наслаждались видами первобытных лесов, а заодно пополняли городскую казну. Жители, которые не были задействованы в туристическом бизнесе, работали на лесопилке.

Аргайл ставили в пример как образец практически идеального общества. Почти полное отсутствие преступности, низкий уровень потребления алкоголя и табака, никаких дорожных происшествий — разве что олень попадет под колеса или заяц. В городе было две церкви — одна принадлежала методистам, вторая — католикам. Но особого религиозного рвения не наблюдалось, во всяком случае, никто косо не смотрел на атеистов. Словом, в городке Аргайл царили тишь и благодать.

Когда туристы обнаружили три женских трупа, это было похоже на то, как если бы посреди города приземлилась, например, статуя Свободы.

Личности убитых определили быстро, по отпечаткам пальцев. Женщины были туристками, приехали втроем, разбили лагерь в отведенном для этого месте.

Следствие почти сразу зашло в тупик. Убийцы ничего не оставили: ни следов, ни отпечатков, ни волос, ни слюны или спермы. Будто туристки сами себя разрубили на куски.

Убийства повторились через неделю. На этот раз погибли трое студентов, приехавших исследовать флору и фауну здешних лесов. Они тоже разбили лагерь на лесной поляне, установили датчики и видеокамеры. Полицейские надеялись, что хотя бы одна камера запечатлела убийц, но оказалось, что все записи были стерты.

И снова не было никаких улик.

Общественность перепугалась и громогласно потребовала найти убийц. Поток туристов, а значит, и денег, резко иссяк. Никому не хотелось умирать. Те, кто рискнули и приехали, не остановились, как раньше, в палаточных лагерях, а поселились в гостинице.

Для помощи следствию ФБР прислало двух агентов, и мало кто в участке полиции Аргайла этому обрадовался.

— Приедут городские шишки, будут перья распускать, — ругался шериф Фармер. Его помощники — Дейл и Морган — согласно закивали. — И без них бы нашли преступников.

Шериф кривил душой: у него не было ни одного подозреваемого. Все убийства пришлись на самый минимум туристов, а местные не гуляли по лесу. Опрос приезжих ничего не дал. Обыски тоже оказались безрезультатными, к тому же пришлось потрудиться, чтобы заставить туристов вывернуть сумки и рюкзаки. Все требовали разрешение от прокурора.

— Что же, придется прислуживать, — закончил свое ворчание шериф. — Когда они... О, кажется, это они приперлись. Ладно, ребята, притворимся довольными и готовыми к сотрудничеству.

В офис вошли двое мужчин.

— Агент Эоган Муйредах, — представился мужчина с черными волосами, собранными в короткий хвост.

— Агент Эрк Лонгвиль. Можете обращаться к нам по именам. — Белые волосы второго агента топорщились, как щетка. Оба были одеты не в костюмы, как ожидали полицейские, а в самые обычные футболки, кожаные куртки и джинсы.

— Мы ознакомились с материалами дела. — Эоган стоял вплотную к Эрку. И — шериф мог поклясться на Библии — держал Эрка за кончики пальцев.

— И каков ваш вердикт? — спросил шериф. В душе он терпеть не мог любые отношения, которые выходили за рамки традиционной семьи, но сейчас крайне не рекомендовалось высказывать это вслух. Особенно в присутственном месте. Поэтому он сделал вид, что ничего не замечает.

— Мы осмотрим места преступлений. — Эрк внимательно взглянул сначала на шерифа, потом на его помощников. — Проводник нам не нужен.

— Извините, но я должен направить с вами кого-нибудь из своих помощников, — возразил шериф. — Дейл, ты идешь с агентами.

— Да, сэр! — Дейл взял фуражку и направился к двери.

Агенты переглянулись и последовали за ним.

— Ого, это ваша машина? — присвистнул Дейл при виде темно-синего «Порше Кайен Купе». — Модель этого года. Дофига в ФБР платят? Податься к вам, что ли?

— Это моя машина, — уточнил Эоган. — Поехали, Дейл, помощник шерифа.

— Чип и Дейл, — без всякой улыбки сказал Эрк.

Дейлу это совсем не понравилось, но он прикинулся, что ничего такого не услышал.

Агенты превосходно ориентировались на местности, и причиной этому был не GPS. Эоган вел машину так, словно родился и вырос в этих краях. Порой он смотрел на Эрка, и Дейлу казалось, что агенты общаются на телепатическом уровне.

— Приехали, — констатировал Эоган, останавливая машину. — Дальше пешком.

Явно лишнее уточнение: в лесу почти отсутствовали проездные дороги, были только тропы для туристов. Дейл едва успевал за агентами: они шли быстро и уверенно.

— Это здесь, — сказал Эрк и взял Эогана за руку. — Чувствуешь?

Оба неподвижно застыли, вглядываясь в темные пятна на земле и траве.

— Три женщины, — Дейлу почему-то захотелось нарушить тишину. — Убиты посредством расчленения.

— Убийцы принесли их сюда. — Лонгвиль присел на корточки и, достав из кармана пакет для вещдоков, сложил в него кусок земли с кровью. — Притащили, точнее говоря.

— Второе место. — Эоган прикоснулся к его плечу. — На север.

И снова Дейл побежал, чтобы догнать агентов. Он возненавидел их всеми фибрами души — агенты полностью его игнорировали. Будто за ними увязалась собака или вообще никого не было.

— Я возьму образец почвы. — Эоган собрал немного земли с кровью. — Нам нужен дом.

— Зачем? — Запыхавшийся Дейл наклонился, пытаясь восстановить дыхание. — Есть номера в гостинице.

— Нет. — Эрк покачал головой. — Нужен дом, чтобы никто за нами не следил.

— Да не будет за вами никакой слежки! — Дейл не сдержал раздражения. — С чего вы взяли?

— Нужен дом, — упрямо повторил Эоган.

Дейл открыл было рот для возражений, но только махнул рукой. Он позвонил в офис шерифа и спросил, есть ли в городе дом, который могли бы снять агенты.

— На хрена им целый дом? — возмутился шериф. — Что они еще попросят, луну с неба?

Дейл стоял далеко от агентов, но заметил, что в этот момент Эрк повернул к нему голову, будто услышал слова шерифа.

— Сэр, ничего не могу сделать. Они заладили — дом надо, хоть тресни, — Дейл снизил громкость своего голоса и даже прикрыл телефон ладонью. — Кажется, старик Сонни решил продать свою хибару на окраине. Еще не выставил на продажу, но уже оттуда съехал. Думаю, недельку потерпит, пока агенты будут вести расследование. ФБР ведь заплатит Сонни, не так ли?

— Черт бы их побрал! — воскликнул шериф. На этот раз повернулся Эоган. Дейла пробрала дрожь, он и сам не понял почему. Фигуры агентов показались ему пугающими до чертиков, словно он увидел их посреди ночи в собственной спальне.

— Хорошо, я свяжусь с Сонни, — ответил шериф после непродолжительного раздумья. — Чем эти двое занимаются?

— Взяли образцы земли с кровью.

— Скажи им, пусть едут сюда. Пока я договорюсь с Сонни... Ты же знаешь, старик упрямый и несговорчивый.

— Да, сэр. — Дейл подошел к агентам. — Есть на примете один дом, но шериф сначала договорится с владельцем. Если вы тут закончили, то надо вернуться в офис шерифа.

— Зачем? — Эрк уставился на что-то за спиной Дейла, и помощник шерифа непроизвольно оглянулся.

Там никого не было.

— Поедем сразу к дому, — заявил Эоган. Дейлу не терпелось избавиться от их общества, поэтому он не стал спорить.

Когда они прибыли к дому, там уже стояли старик Сонни и шериф. Оба что-то обсуждали на повышенных тонах.

Сонни заткнулся при виде агентов.

— Нам нужен дом на пять дней. ФБР оплатит аренду, — сказал Эрк.

Не дожидаясь ответа, Эоган подогнал машину к гаражу и достал из багажника два пластиковых чемодана.

— Ключ, — Эрк протянул руку, и Сонни, который был способен сказать «нет» самому господу богу, без промедления вручил ему требуемое. Он побледнел и взмок, на рубашке появились пятна пота.

— Сонни? — удивился шериф. — С тобой все в порядке?

Вместо ответа Сонни круто развернулся на каблуках потрепанных ковбойских сапог и помчался к своему старому «Форду». Машина рванула с места, подняв пыль.

— Вам что-то нужно? — осведомился шериф. — Продукты, например. У нас есть служба доставки.

— Если понадобится, мы сами все купим, — ответил Эоган. — Спасибо за сотрудничество, шериф Фармер. Убедительная просьба — что бы ни случилось, прежде чем войти в дом, вы должны спросить позволения. И, разумеется, никакой слежки или видеонаблюдения.

— Многовато требований, — грубо сказал шериф. — Извините, но в самом деле, не вы тут хозяева.

— На вверенной вам территории произошло шесть убийств. — Эрк был одного роста с шерифом, но тому померещилось, что агент намного выше. — Нет улик, нет подозреваемых. Надеюсь, что вы не собирались спустить все на тормозах?

Он приблизил свое лицо к лицу шерифа, словно решил поцеловать. Шериф отпрянул, при этом уловив запах какой-то травы с цитрусовым оттенком.

Шериф пользовался самым простым дезодорантом, который ему покупала жена — что-то из линейки «Олд Спайс». Запах его не раздражал, но не особо нравился. Жена была в восторге, а шерифу хотелось сделать ей приятное.

Он считал, что от мужчины не должно нести всякой парфюмерией. Хватит лосьона после бритья и какого-нибудь дезодоранта, ну еще запах от шампуня.

— Это ошибочный вывод, — наконец ответил шериф. — Расследование идет полным ходом.

Он поспешил уехать вместе с Дейлом, ломая голову над тем, что же напугало Сонни. И шериф никак не мог забыть пронзительный взгляд фиолетовых глаз Эрка Лонгвиля.

— Это линзы, — сказал шериф. Дейл вопросительно посмотрел на него. — Чертовы линзы. Не бывает такого цвета глаз у нормальных людей.

Дейл вбил в поисковую строку браузера «фиолетовые глаза» и ответил:

— Бывает. Вот у Элизабет Тейлор были такие глаза.

— Умник, — буркнул шериф. — Сиди молча.

— У агента Муйредаха зеленые глаза, — не унимался Дейл. — Тоже редкость.

Шериф только закряхтел в ответ.

***


Агенты осмотрели дом, проверили задвижки на окнах и замки на дверях. После этого они распаковали вещи и устроились в одной из спален.

— Шериф ни при чем. Невинен как дитя. Даже почти не дрочит. — Эрк привлек к себе Эогана и поцеловал. — Заметил, как он таращился на нас?

— Да, заметил. — Эоган ответил на поцелуй, крепко сжимая Эрка в объятиях. — Люблю тебя.

— Люблю тебя. — Эрк поцеловал его еще раз и отстранился. — Надо позвонить в кафе, заказать ужин.

— Чертов Сонни, — с неудовольствием произнес Эоган, снимая куртку. — Не ожидал встретить его в этой глуши.

— Ему никто не поверит. — Эрк взял сменную одежду и полотенце. — Я в ванную, потом закажу ужин.

— Ладно, я пока что займусь своим образцом, — ответил Эоган.

В соседней комнате он застелил стол квадратным куском коричневой кожи, поставил посередине серебряную миску и четыре черные свечи. В миску сначала отправились разные сухие травы и немного оливкового масла, затем земля, взятая с места убийства. Эоган что-то прошептал, потом при помощи огнива зажег свечи и траву в миске.

Он не сводил глаз с тлеющих трав и земли, шумно втягивая носом дым.

Постепенно Эоган впал в подобие транса. Глаза закатились, тело выпрямилось, хрустнув суставами. Эогана затрясло мелкой дрожью. Когда трава и земля перестали тлеть, Эоган вернулся в сознание.

Он высыпал содержимое миски в пакет из плотной бумаги и запечатал восковой печатью, предварительно разогрев воск — на этот раз Эоган использовал огонь кухонной плиты. Печать он сделал при помощи золотого перстня, который носил на безымянном пальце левой руки.

— Я закончил, — сказал Эоган, едва в комнате появился Эрк, вытирающий волосы полотенцем. — Твоя очередь.

Эрк занял журнальный столик, тоже застелив его кожей — у агентов был свой личный набор вещей. Он провел обряд, аналогичный тому, который провел Эоган.

— Интересно. — Эрк запечатал пакет точно так же, как и коллега.

На перстнях были изображения французской лилии.

— Увидел? — Эоган протянул руку, Эрк крепко взялся за нее. — Покажи мне.

***


— Вдруг они как в фильме «Люди в черном», — Морган строил одно предположение за другим, — снаружи люди, а внутри — инопланетяне?

— Совсем свихнулся, — шериф не удержался от смеха, хотя все еще был раздражен. — Последний ум растерял, что ли? Это самые обыкновенные люди. Только духами от них разит, как от модниц каких-то. Фу, гадость. Тоже мне, мужики нашлись. И вообще, уверен, что эти двое — сладкая парочка.

Дейл и Морган глупо захихикали.

— Да уж, у нас таких не водится, — сказал Морган. — Был такой себе Винни, да и тот слинял из города несколько лет назад. Типа его права ущемляли. Да кто его ущемлял? Не трахался бы с туристами и жил бы себе — не тужил. А то стал бы заразу разносить.

— Ага, — подтвердил Дейл. — Припугнули его пару раз, так он сразу ноги в руки и бежать. Сейчас, наверное, сидит где-нибудь в крупном городе и рассказывает о нас небылицы.

— Хватит уже о дерьме всяком рассуждать, — перебил их шериф. — Лучше давайте думать, как наладить взаимодействие с агентами. Судя по всему, они не собираются делиться с нами деталями расследования. А это, знаете ли, препятствование правосудию.

— А почему сбежал старик Сонни? — вспомнил Дейл. — Он в молодости на медведя с винтовкой ходил, и я никогда не слышал, чтобы он чего-то боялся.

— Действительно, — кивнул шериф. — Короче так, парни, я поеду к Сонни. А вы дуйте к агентам. Пусть вываливают все свои гипотезы.

***


— Добрый день, шериф. — Сын Сонни, Клайв, был тщедушным мужичком, «подкаблучником», по словам отца. Он болел артритом, часто сидел в кресле-качалке на веранде. Хозяйством руководили жена и взрослая дочь. Зять постоянно пропадал на лесопилке. Сонни жил во флигеле, только обедал со всеми. — Вы к отцу? Он заперся у себя, Мириам звала его к столу, да так и не дозвалась.

— Мне он откроет, — самоуверенно сказал шериф.

Он постучал в дверь флигеля, покрытую облупившейся белой краской.

— Сонни? Это я, шериф Фармер, открой, надо поговорить.

Никто не отзывался. Шериф не отступал, и спустя минут пять дверь все-таки приоткрылась.

— Чего тебе? — зло спросил Сонни. В его бороде застряли крошки от печенья. — Пусть живут в доме сколько хотят, не надо мне никаких денег. Считайте, что это оказание помощи правосудию.

— Сонни, впусти меня на пару слов. Разговор серьезный.

Сонни чертыхнулся и захлопнул дверь. Но почти сразу послышалось бряцание цепочки, и шериф смог войти во флигель.

Старик сам наводил порядок, но из-за плохого зрения и нежелания носить очки уборка была так себе. Шериф с брезгливостью отодвинул грязную рубашку с засаленного дивана и уселся. Сонни сел напротив него, устроившись на стуле.

— Что за разговор? — он нахмурился, всем видом показывая недовольство.

— Почему ты сбежал? Никогда не видел тебя до такой степени напуганным.

— Ты ошибаешься, шериф. — Сонни шмыгнул носом. — Ничего я не испугался. Просто проголодался.

— Клайв сказал, что ты не обедал.

— Придурок, — в сердцах ответил старик. — Привык язык распускать. Мало я его ремнем порол. Я не сбежал, шериф.

— Ты что, знаешь агентов? — Шериф следил за выражением лица Сонни и заметил, что старик боится до сих пор.

— Не знаю я их. — Сонни отвернулся. — Пойду обедать. Надеюсь, Мириам оставила мне еду.

Он проскользнул мимо шерифа и вскоре скрылся в доме.

Шериф ушел ни с чем.

***


— Старик не проболтался, — сказал Эрк, выныривая из кратковременного транса. — К нему явился шериф.

— Нам нужна жертва. — Эоган держал его за руку. — Я поймаю животное.

— Только не домашнее, — предостерег Эрк. — А то будет как в прошлый раз.

— Десять лет прошло, а ты по-прежнему меня упрекаешь. — Эоган недавно принял душ, но не стал вытирать волосы, позволяя воде капать на футболку.

— Тридцать лет назад я предлагал сменить тела, но ты так к ним прикипел, — напомнил Эрк, слизывая воду с уха Эогана. — Старик нас вспомнил.

— Ты заказал ужин? — Эоган слегка улыбнулся. — Оставим секс на потом. Когда закончим с заданием. Хочу секс в комфортных условиях, а не здесь.

— Как всегда — ничего не делаем, люди сами все сделают?

— Да.

Эрк взял телефон и начал выбирать кафе или ресторан. Эоган все-таки вытер волосы и вышел из дома.

Он снова поехал к лесу и, войдя в чащу, прислонился к одному из деревьев. Указательным пальцем Эоган начертил несколько знаков на коре и плюнул на них. Спустя минуту из дупла появилась белка и прыгнула прямо в руки Эогану. Он отнес ее в машину и сунул в холщовый мешок.

Подъезжая к дому, Эоган увидел полицейскую машину.

— Как всегда, слишком любопытные, — сказал он. Белка в багажнике застрекотала. — Заткнись, тварь, а то услышат. Что вам, Чип и Дейл? То есть помощники шерифа Дейл и Морган?

Морган сверлил Эогана пристальным взглядом, отыскивая подтверждение своим теориям. Но Эоган выглядел самым обычным человеком, разве что у него были чуть влажные волосы, а на футболке темнели пятна от влаги.

— Шериф прислал нас узнать, как продвигается расследование, — ответил Дейл. — У вас есть что-то новое?

— Может, есть, а может, и нет, — уклончиво сказал Эоган. — Рано еще о чем-то говорить.

— Вы взяли землю. Для анализа?

— Да.

— И что?

— Ничего. — Эоган открыл багажник и, крепко завернув белку в мешок, чтобы она не могла дергаться, быстрым шагом направился к дому. — Я обязательно позвоню, как только откроются новые факты.

— Сбежал, — сказал Морган, глядя на дом. — Говорю тебе — это пришельцы. Под кожей у них своя кожа. Например, зеленая или серая. Точно. Серая. Слышал о серых пришельцах?

— Отвали, — Дейл сел в машину и связался с шерифом. — Агент Муйредах, боже, язык можно сломать, он ответил, что нет новых фактов. А как там Сонни?

— Сонни напуган до усрачки. Я возвращаюсь в участок, — сказал шериф. — Надо бы за агентами понаблюдать ночью.

— Вдруг они будут голыми бегать? — неожиданно предположил Морган.

— Закрой рот, — устало произнес шериф. — Господи, как же я задолбался. Жду вас в офисе.

***


— Любопытные, — повторил Эоган, задергивая шторы на первом этаже. — Ночью будут следить.

— Ничего. — Эрк отнес белку в кухню. Зверек вовсю вырывался, но Эрк не обращал на это внимания. — Пусть приходят.

— Заключим пари, когда придут убийцы? — Эоган обнял его, целуя в шею. — Через два дня.

— Три.

— По рукам. — Эоган немного прикусил кожу.

— Эй, следов не оставляй, — потребовал Эрк. — Скоро доставят ужин. Постарайся не поддаваться искушению свернуть шею курьеру.

***


Поздно вечером Дейл и Морган оставили машину подальше от дома агентов и добрались к нему пешком. Минусом было то, что дом находился на открытой местности, а ограда была чересчур низкой. Поэтому полицейским пришлось делать перебежки от редких деревьев к не менее редким кустам, пока они добрались до ограды.

— Черт, я еще днем понял, что дело будет нелегким, — пропыхтел Морган, пытаясь устроиться так, чтобы его не заметили из окон дома. — Ты бинокль взял?

— Взял. Они шторы задернули, ни черта не видно. — Дейл вручил Моргану бинокль. — Шериф сказал сидеть здесь до двух ночи. Вот ему неймется. Сам бы сидел.

— Начальство, — многозначительно сказал Морган. — Да уж, ничего мы не увидим. Шторы слишком плотные. Скорее всего, агенты спать завалились.

— Бр-р-р, — Дейла передернуло, — не хотел бы увидеть, как они трахаются.

— Надо быть человеком широких взглядов.

— Давай порассуждай мне здесь.

Полицейские честно просидели в засаде до двух часов ночи, ничего интересного не заметили и с облегчением отправились восвояси.

***


— Дебилы, — отметил Эрк. — Я бы с удовольствием выпустил из них кровь.

— У нас договор с ФБР — не убивать. — Эоган положил белку на пол кухни, предварительно расстелив оба куска кожи. — Мерзкая тварь обделалась.

— Ну да, — философски сказал Эрк. — Если бы тебя в мешок сунули, ты бы тоже кучу навалил.

— Неправда! — возмутился Эоган. — Позволь заметить, что меня не раз сжигали на костре, но я всегда сохранял достоинство.

— Ты — да, а вот тела, которые ты занимал, — нет. Но хватит пустословить. — Эрк прижал рукой извивающуюся белку к полу и воткнул в нее нож с длинным тонким лезвием. — Повелитель Ада и Создатель всего сущего, прими нашу скромную жертву и покажи нам помыслы людей этого города.

Повисла тишина. Злосчастная белка затихла, под ней растеклась кровь.

— Жертва слишком мелкая, — сказал Эрк. — Нашел бы оленя.

— Ну да. И как бы я его в дом затащил?

— Надо было морок навести на копов. Они бы ничего не заметили. — Эрк выпрямился, вытирая руки бумажной салфеткой. — Закопай эту дрянь.

— Почему я?

— Ты принес, тебе и закапывать. Я пока что кожу вымою.

Что-то бормоча себе под нос, Эоган выполнил приказ Эрка.

— Спать собрался? — спросил он, вернувшись в дом.

Эрк пожал плечами:

— Делать все равно нечего. К тому же телу нужно отдыхать.

— И то правда, — согласился Эоган.

Они улеглись под одеяло, тесно прижавшись друг к другу.

— Жаль, что ритуал не сработал, — сказал Эрк, закрывая глаза.

— Жаль.

***


Утром старик Сонни отправился в церковь. Он попеременно посещал то католический, то методистский храм. Оба священника привыкли к этому и сошлись во мнении, что Сонни все равно верующий, спасибо и на этом.

— Прости меня, отче, ибо я согрешил, — Сонни почти не спал всю ночь и выглядел древним стариком. — Не сочтите меня безумцем, но я должен это хоть кому-то рассказать.

— Да, сын мой, я слушаю. — Падре Константин был ровесником Сонни. — Не волнуйся, соберись с мыслями и поведай то, что лежит на твоей душе тяжким грузом.

— Тридцать лет назад я ездил в Сиэтл. В общем-то, по делам. Но, к сожалению, моя плоть слаба. И я согрешил. Был у падшей женщины. Заплатил ей деньги.

— Что же, сын мой, это грех. И грех серьезный. Ты раскаиваешься в содеянном?

— Да подождите, падре, не тарахтите, — характер Сонни не улучшился даже от пережитого страха. — Раскаиваюсь, да, но суть не в этом. Точнее, суть не в грехе. Вы слышали об агентах ФБР, которые приехали в наш город?

— Кто же о них не слышал.

— Вы их видели?

— Нет.

— Им можно дать лет по тридцать-тридцать пять. Но клянусь Всевышним, простите за это, я видел их в Сиэтле. Они были в том борделе. Я едва успел сбежать, там такое началось. Не знаю, работали они на ФБР или были сами по себе. Но они убили всех охранников, перерезали им горло. Я сумел вылезти из окна туалета, не в курсе, осталась ли та женщина в живых.

Падре безмолвствовал. Сонни постучал по перегородке.

— Я не лгу, падре, клянусь Девой Марией.

— Сонни! — предостерегающе воскликнул падре. — Следи за языком!

— Я не лгу! — Сонни выскочил из исповедальни и помчался к своей машине. — Они там были, оба, были в борделе. Я докажу. Вот увидите, падре, я докажу.

Он приехал домой и попросил внучку одолжить на время телефон. Заучив, как включать диктофон, Сонни отправился к агентам.

***


— Старый дурак растрепал обо всем священнику. — Эрк писал отчет в центральный офис. — Идиот. Надо было прикончить его еще в Сиэтле. Так нет. Это ты виноват, позволил ему удрать.

— Он ничего не докажет, — равнодушно ответил Эоган. Он читал новости, вольготно развалившись на диване. — О, на Ближнем Востоке снова заварушка. Я бы туда поехал. Столько душ можно было бы поглотить.

— Да перестань. Жарко, грязно, неровен час убить могут. Опять тело искать. Я к этому сосуду привык.

— Старик едет сюда. — Эоган прислушался. — Старый дурак задумал записать наш разговор. Кстати, вот тебе и жертва.

— Нет. — Эрк сверкнул глазами. — Нет. Сонни уедет без воспоминаний, но живым и здоровым. Наведи на него морок, пусть побродит вокруг дома, пока я ему память подкорректирую.

— Ладно. Напомни, почему я тебе подчиняюсь?

— Потому что я выше тебя по званию.

***


Сонни припарковал машину перед воротами и вошел во двор.

— Да что же это? — растерянно произнес он, поняв, что не видит дом. — Куплю очки, пусть Мириам радуется. Да где же эта развалюха? Пятнадцать лет тут жил, а найти не могу.

Сонни даже вытянул вперед руки, чтобы не наткнуться на дом. Он ходил туда-сюда по двору, спотыкаясь и едва не падая, но так и не нашел то, что искал.

— Какого черта я тут делаю? — Он с изумлением увидел перед собой дверь старого дома. — Надо дать объявление о продаже. Табличку повесить на ворота, вдруг кто купит. А что я хотел? Точно, очки купить. Надеюсь, доктор Родригес еще на работе.

***


— Глупец, — насмехался Эрк, глядя в окно на отъезжающую машину Сонни. — Тупой болван. Представляешь, взял у внучки телефон, чтобы записать наш разговор. Какая наивность!

— Вот священника я бы принес в жертву, — мечтательно произнес Эоган. — Тогда Отец Всемогущий точно к нам снизойдет.

Эрк перестал ухмыляться.

— Это очень рискованно. Обойдемся без ритуала.

— Души умерших почти ничего не сказали. — Эоган поднялся с дивана. — Отправим тело священника в параллельную реальность. Пусть там с ним разбираются.

— Слишком затратно.

— Нет. После его смерти останется много жизненной энергии. Задействуем эгрегор церкви.

Эрк молчал, но по его задумчивому виду Эоган сделал правильный вывод:

— Придем сегодня в половине двенадцатого ночи. Я чувствую мысли священника, нужно поместить в них идею пойти в церковь в то же время, что и мы.

— Уговорил. — Эрк принес из комнаты ножи. — Так тому и быть.

Вечером они обнаружили, что за домом снова наблюдают полицейские.

— Крысы, — фыркнул Эрк. Он ввел их в состояние паралича, наслал слепоту и глухоту. — Ничего, полежат в траве, отдохнут.

— Не забудь покров невидимости, — напомнил Эоган. — Идем. Как раз успеем к назначенному часу.

Они шли медленно, взявшись за руки и шепотом вознося молитву Господню.

Их никто не видел, хотя улицы и так были пустынными. Но кто-нибудь мог выглянуть в окно.

— Аве Сатан, — торжественно произнес Эоган, ступая на церковный двор. — Да святится имя Твое.

— Да пребудет Царствие Твое, — подхватил Эрк. Декламируя вполголоса молитву, они вошли в церковь.

Падре Константин стоял перед алтарем и никак не мог вспомнить, зачем сюда пришел. Он повернулся, услышав шаги.

— Добрый вечер, — учтиво сказал падре, — очевидно, вы — агенты ФБР. Осмелюсь заметить, что время позднее.

— Замолчи, — приказал Эрк, взмахнув рукой. Падре с ужасом понял, что не может издать ни звука. Эоган щелкнул пальцами, и двери захлопнулись.

— Позерство-то какое, — покачал головой Эрк. — Падре, извольте лечь на алтарь. Раздеваться не нужно, ритуал не тот.

— Х-м-м, сомневаюсь, что смог бы его трахнуть, — заметил Эоган, доставая кожаный сверток из-за пазухи. — Давай снимем кожу со спины, эта совсем истрепалась. — Он развернул сверток и вручил Эрку один из ножей.

— Нет. В другой раз, в другом месте. — Эрк встал справа от алтаря. — Повелитель Мира и Создатель всего сущего, прими нашу скромную жертву и покажи помыслы людей этого города.

— Повелитель Мира и Создатель всего сущего, прими нашу скромную жертву и покажи нам помыслы людей этого города, — вторил ему Эоган.

Они одновременно вонзили ножи в священника: Эрк — в сердце, Эоган — в лоб, насквозь пробив череп.

На этот раз кровь не растеклась. Ее капли начали подниматься, собираясь у потолка подобно жидкому облаку.

— Наш Отец и Повелитель, покажи помыслы жителей этого города, — в унисон повторили Эрк и Эоган.

По церкви пробежала рябь, искривляя пространство, искажая очертания предметов. Послышался треск деревянных стропил, по стенам зазмеились тонкие трещины.

— Я вижу, — благоговейно выдохнул Эрк, падая на колени.

— Я слышу, — Эоган тоже опустился на колени. — Благодарю тебя, Отче наш Всемогущий.

— Благодарю.

Они стояли так почти час, а потом встали. Не говоря ни слова, оба начертили на алтаре несколько фраз клинописью, использовав острия ножей.

Тело священника словно подернулось маревом и медленно растворилось в воздухе. Не осталось и следа крови.

Эоган завернул ножи в кусок кожи.

Они вернулись домой, как и пришли в церковь — никем не замеченными. Камеры видеонаблюдения вышли из строя и ничего не записали.

***


На следующее утро Дейл встретил шерифа неприятной новостью:

— Пропал падре Константин.

— В смысле, пропал? — Шериф сдвинул фуражку на затылок. — Он мог поехать к кузине в соседний штат. Иногда он так делает.

— Миссис Браун, которая у него хозяйство ведет и живет по соседству, сказала, что падре Константин никогда не уезжал, не оповестив ее. Трубку не поднимает, кузина ответила, что не ждала его в гости. Слушайте, ему уже семьдесят семь, здоровье ни к черту, ой, извините, сэр. Нездоровый он, язва и все такое. Не мог он просто так куда-то уйти. Старик даже в супермаркет не ездил, миссис Браун все покупала. Он от дома до церкви и обратно. Иногда к коллеге в гости наведывался.

— Надо искать. — Шериф с тоской представил прочесывание округи. — Да что же ему неймется, сидел бы дома, старый хрыч!

Помощники уставились на него, открыв рты.

— Ну что такое? — огрызнулся шериф. — Мало нам проблем? Дохлые туристы, агенты ФБР, да еще и священник пропал! За что мне это наказание? Что я такого сделал? Мухи не обидел, никого никогда пальцем не тронул! Да я даже с женой не ругаюсь!

Помощники занервничали и принялись рассматривать пол.

— Шериф, — в офис вошел Эоган. — Помощники шерифа. У нас с агентом Лонгвилем есть подозреваемые. — Он уселся на место шерифа.

Шериф обалдел от подобной наглости и чудом удержался от резкостей.

— Итак, — Эоган обвел немигающим взглядом его и помощников. — В городе есть компания, члены которой убивали ради обряда инициации.

Он заметил, что Морган перестал дышать, а потом закашлялся.

— В компанию входят шесть молодых мужчин возрастом от восемнадцати до двадцати пяти. Больше они не будут убивать, потому что второй раз взрослым не станешь.

— Имена? — коротко спросил шериф.

Эоган покачал головой.

— Имен не знаю.

— И как вы это определили? — Морган заговорил высоким голосом, словно вдохнул гелия. — Землю съели с места преступления?

— Морган! — одернул его шериф. — Извините, агент Муйредах, Эоган. Это хорошая новость. Но она же и плохая. В городе много мужчин такого возраста. Конечно, я могу допросить каждого, но на это уйдет уйма времени. Преступники скроются.

— Мы допросим каждого.

— Что? — вскинулся шериф. — Да вы с ума сошли, что ли?

— Нет. Пригласите мужчин в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти включительно. — Эоган встал. — Мы с агентом Лонгвилем будем присутствовать при этом. Просто дайте команду прийти к участку. Вам понравится результат.

Заинтригованный шериф даже забыл возмутиться.

***


Шериф сделал объявление по местному радио, приказав явиться к участку всем мужчинам в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти.

— Это необходимо для следствия. Тот, кто не явится ровно к четырем ноль-ноль, автоматически будет считаться подозреваемым в недавних убийствах, — пообещал шериф, заканчивая свое выступление.

В городе поднялся переполох. К участку пришли не только молодые люди указанного возраста, но и члены их семейств.

Шериф с помощниками стояли на крыльце участка. Агенты ФБР расположились с двух сторон крыльца.

— Много посторонних. — Эрк обратился к шерифу: — Пусть они уйдут. Нам нужен определенный контингент.

— Пожалуйста, уважаемые граждане Аргайла! — Шериф поднял руки, привлекая внимание. — Тут останутся только мужчины от восемнадцати до двадцати пяти включительно. Остальные должны уйти. Процедура недолгая, не переживайте. Мы никого не собираемся арестовывать.

Нехотя люди подчинились, и перед участком осталось около пятидесяти человек.

Эрк и Эоган неторопливо обошли толпу, всматриваясь в каждого человека. Многие не выдерживали их взглядов, опуская глаза. Многие откровенно нервничали, слышалась ругань и вопросы: «Долго мы тут торчать будем?»

— Это нечестно, — произнес Эрк, проходя мимо Эогана. — Ты форсируешь события.

— Мне надоел этот город, — ответил Эоган. — И я хочу трахаться.

Их никто не услышал.

— Да идите вы нахрен! — закричал кто-то, выбегая из толпы. Мужчина в рабочей униформе выхватил из кармана пистолет и выстрелил в Эогана, но промахнулся и бросился наутек.

— Ага, — громко произнес Эрк. — Шериф, вот один из подозреваемых.

Из толпы выскочили еще четверо мужчин и кинулись врассыпную.

— Дейл! Морган! — Шериф побежал за одним из беглецов. — Я их всех узнал!

Дейл помчался за вторым беглецом, а Морган замешкался. Сначала он разрешил людям разойтись и только потом скрылся за углом ближайшего дома.

— Да ты читер, — Эрк с силой хлопнул Эогана по плечу. — За это тебя нужно подвесить за ребра на крюках.

— Это скучно и неэстетично. Надо отправить отчет в центр и собрать вещи. — Эоган словно не заметил удара. — Или сначала поможем шерифу поймать добычу? И это не я, а ты читер.

— Давно я не бегал, — с азартом произнес Эрк. — Ну ладно, я заставил того глупца выстрелить.

Спустя час все беглецы оказались в камерах.

— Фу-у, как я устал, — взмокший от беготни шериф то и дело промакивал лицо носовым платком. — Кошмар какой. Это называется психологической атакой, да, агенты?

— Да, — кивнул Эрк. — Так и называется.

— Но вы говорили о шести убийцах. А мы поймали пятерых. Тогда где последний? О, а где Морган? Дейл?

Дейл был в лучшей физической форме, чем шериф, поэтому не так страдал от пробежки. Он жадно пил воду и едва не поперхнулся, когда к нему обратились.

— Э-э, не знаю. — Он позвонил Моргану. — Не отвечает. Что бы это значило? Может, его убил шестой подозреваемый? Может, убийца не стал убегать, а когда все разошлись, то расправился с Морганом?

— Или Морган — это шестой убийца, — встрял в разговор Эрк. — Допросите самого слабого из пойманных. Розовощекий парнишка в джинсовом комбинезоне — точно слабое звено. Он быстро расколется, вот увидите, шериф.

Шериф запамятовал, насколько сильно он ненавидел агентов. Теперь, когда дело практически раскрыли, он ощутил свободу — снова можно было ничем особо не заниматься, разве что ловить слишком юных любовников в парке или доставлять пьяных туристов в отель.

Он отвел «розовощекого» парня в комнату для допросов.

— Майкл, сынок, — ласково начал шериф, — я тебя с рождения знаю. Я с твоим дядей в одной школе учился. Ты хороший мальчик, просто тебя бес попутал. Ты сделал что-то плохое, не так ли? Если ты будешь послушным и все сам расскажешь, то твои слова судья воспримет как чистосердечное признание и помощь следствию. Ты получишь самый минимум. Ты молодой, вся жизнь впереди. Отсидишь, вернешься домой, я лично помогу тебе доучиться и получить работу или профессию. Ну же, Майкл, давай, не молчи.

Как и утверждал Эрк, Майкл не стал отпираться.

— Сэр, — он размазывал слезы по лицу, — да, я совершил плохой поступок. Но я не виноват. Это все ваш помощник, Морган. Он сказал, что раньше все мужчины проходили эту... как ее...

— Инициацию, — подсказал шериф.

— Инициацию, — согласился Майкл. — Морган сказал, что нужно пустить кровь, убить, и только после этого испытания я стану настоящим мужчиной.

— Значит, олень не подошел, — шериф разозлился, но сдержал негодование. — Лучше бы ты белку убил или зайца. Отделался бы штрафом. Так нет, надо было людей убивать. Да еще как! Зачем же вы их разрезали? Что это за зверство такое? Ты же никогда таким не отличался! Майкл! Вы принимали наркотики, да? Пили алкоголь? Ну скажи, Майкл, скажи, что вы все это творили нетрезвыми!

Последние слова он прокричал. Дейл, который присутствовал при допросе, вздрогнул. Он не впервые слышал, как кричит шериф — тот часто повышал голос на своих подчиненных, — но впервые слышал настолько сильное отчаяние.

Агенты, сидевшие в соседней комнате, переглянулись.

— До чего сладкие эмоции, — прошептал Эрк.

— Вкусные, — отозвался Эоган.

Майкл разрыдался.

— Нет, сэр, мы ничего не принимали и алкоголь не пили. Мы были совершенно трезвые.

— Боже мой, — шериф едва не схватился за голову. — Боже мой. Это убьет твою маму, у нее больное сердце.

— Простите, сэр, — икая от ужаса, пролепетал Майкл. — Простите. Я не думал, что нас найдут. Морган говорил, что никто не будет искать убийц.

***


Тем же вечером Эрк и Эоган покинули город.

— Пусть сами ловят Моргана. — Эрк с вожделением посмотрел на Эогана. — Скорее бы добраться до нашего дома. Я буду трахать тебя на всех поверхностях. На полу, на столе, на стиральной машине.

— Подожди, — прервал его Эоган. — У меня есть предложение. Морган в паре десятков миль отсюда. Спрятался на заброшенной ферме, ждет, пока стихнет буря. Как раз без свидетелей.

— Кожа.

— Кожа, — согласился Эоган. — А тело пусть гниет без погребения.

***


Перед бегством Морган успел заехать в супермаркет и накупить продуктов, чтобы отсидеться на ферме. Он давно заприметил это полуразвалившееся здание. Земля принадлежала штату, но из-за плохого состояния почвы ее не обрабатывали. Туда не ездили даже для разового секса, поэтому Морган был уверен, что сможет прожить там хотя бы три дня.

Он как раз закончил ужин, сидя в полной темноте, когда услышал шум подъезжающей машины.

«Ну ни хрена себе», — подумал Морган, хватая пакеты и уходя внутрь дома. Он знал, что рискует провалиться, половицы были сплошь трухлявыми. Но он рассчитывал покинуть дом через черный ход и добежать до леса прежде, чем его заметят.

Пакеты шуршали, гнилое дерево предательски скрипело под ногами. Морган вполголоса ругался. Но тут он услышал знакомые голоса.

«Агенты? — Морган притормозил и поставил пакеты на пол. — Перестреляю их, и вся недолга. Заодно проверю, люди они или нет».

Он достал пистолет и затаился, ожидая, пока агенты приблизятся.

— Морган, не надо играть с нами в прятки, — громко сказал Эрк. — Мы видим тебя.

— Морган, я вижу, как бьется твое сердце, — добавил Эоган. — Он собрался нас застрелить, вот умора.

— Не надо портить мое тело, — строго произнес Эрк. — Я хорошо о нем забочусь. Не курю, не пью, соблюдаю диету. Веду здоровый образ жизни. Мы — любимые дети Отца Всемогущего.

Морган не успел заметить, как агенты оказались прямо перед ним.

Ночь была безлунной, но во тьме ярко светились две пары глаз.

Фиолетовые и зеленые.

— Серые пришельцы, — только и успел пробормотать Морган, прежде чем Эрк пробил рукой его грудь и достал сердце.

Спустя день на заброшенной ферме обнаружили пакеты с продуктами и пятна крови на полу. Морган так и не нашелся, ни живой, ни мертвый.

***


— Вот, — Эоган протянул Эрку кусок кожи. — Выделку провел по всем правилам.

— Да я и не сомневался в твоих умениях. — Эрк тепло улыбнулся. — Директор Рэй нами доволен. В который раз сказал, что если бы ФБР раньше узнало о нашей высокой эффективности, то давно бы приняло нас на работу.

— Ты предлагал свои услуги еще в две тысячи первом в начале сентября, но кто бы тебя слушал.

— Эх, помнишь, как славно мы пировали на развалинах башен-близнецов?

— Это сильно раззадорило наших коллег в Нью-Йорке. Они так психанули.

— Жадины, — засмеялся Эрк.

Они устроились на террасе пентхауса и долго пили чай, глядя на закат.
Написать отзыв