Протест

от PriestSat
драбблыдрама / 13+
11 окт. 2019 г.
11 окт. 2019 г.
1
618
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
 
 
Мама сильно нервничала. Она то улыбалась, то хмурилась, то говорила без умолку о всякой ерунде. Погода, вчерашние новости, что-то о новинках кино.

— Мы скоро приедем? — Мне совсем не хотелось раздражать маму, но и слушать ее уже было невыносимо.

— Скоро, — отрывисто ответила она. — Вон тот дом.

Мама припарковала машину перед обшарпанной пятиэтажкой. Я подумала, что старухи — обычный контингент обычного двора — в курсе, зачем мы приехали. Они разом отвернулись, как только я вышла из машины.

Мама не стала набирать номер квартиры на домофоне, а кому-то позвонила. Вскоре дверь подъезда приоткрылась, но того, кто нажал на кнопку с другой стороны, не было видно.

Мы вошли в прохладный и темный подъезд. Лицо мужчины было не разглядеть из-за хирургической маски.

— Быстрее, — прошептал он. — Второй этаж.

Мы молча поднялись по лестнице, вошли в квартиру.

— Комната налево, — сказал мужчина. — Она вас ждет.

Окна в квартире были задернуты плотными шторами, прихожую освещала пыльная лампа под потолком. Мама взяла меня за руку и повела за собой.

В комнате стоял стол, накрытый темно-синей простыней, из-под которой выглядывала полоска клеенки с фруктовым узором. Свет обеспечивал торшер без абажура. Ещё я заметила два фонарика на тумбочке.

— Она готова? — спросила женщина в хирургическом костюме зеленого цвета. Ее лицо скрывала маска, а волосы были тщательно спрятаны под шапочкой.

— Да, — ответила я, — сделала клизму и ничего не ела с утра. Волосы сбрила.

— Хорошо. — Женщина кивнула в сторону невысокой ширмы. — Раздевайся и ложись на стол.

Мне совсем не хотелось показываться голой перед мужчиной, но время поджимало. Было не до приличий. Я быстро стянула с себя всю одежду и забралась на стол. Меня трясло от страха, но я старалась этого не показывать.

— Операция необратимая, ваша дочь никогда не забеременеет, — сказала женщина, смазывая йодом низ моего живота, — а теперь следите за моими действиями. Мы должны передавать друг другу это умение. Смотрите внимательно, я буду озвучивать каждое действие. Хорошо, что это не беременность, там сложнее манипуляции. В обморок не упадет? Отлично, возьмите фонарик, будете светить.

Мужчина сделал мне укол в вену. Вскоре я провалилась в темную яму, и страх исчез.

Когда я очнулась, то увидела, что лежу в незнакомой комнате. Низ живота болел, но боль можно было терпеть. Мама положила мне в рот пару таблеток и приподняла мою голову, чтобы напоить водой.

— Когда мы поедем домой? — Мой голос был хриплым, во рту сильно пересохло.

— Скоро.

— А они ушли?

— Да.

Я знала, что врачи не сидят на одном месте. Дома, где они проводили аборты или стерилизации, предоставлялись проверенными людьми. Никто не знал имен, адреса назывались прямо перед тем, как клиенты собирались приехать. Сим-карты уничтожались сразу после звонка. Стоимость операции была небольшой, чтобы хватало на инструменты и наркоз. Я слышала, что некоторые не выживали, умирали от последующего воспаления или заражения крови.

Хирурги учили тех, кто сопровождал клиентку, делать стерилизацию или аборт. В случае, если специалистов арестовывали за незаконные операции, на их место приходили другие.

Через неделю я вернулась в школу. На вопросы, где я пропадала, пришлось отвечать, что ездила к бабушке в деревню. Бабушка была в курсе случившегося и могла подтвердить, что сильно болела и нуждалась в уходе.

Никому нельзя было доверять. Мы даже не придумали секретных знаков, чтобы определять тех, кто сделал стерилизацию. Но дело было не в знаках.

Когда баррикады и митинги стали неэффективными, мы нашли способ выразить свой протест.

На тотальный запрет абортов мы ответили тотальной стерилизацией.
Написать отзыв