Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Честная сделка

от Sumya
мидиЭротика / 18+ / Слеш
19 авг. 2021 г.
19 авг. 2021 г.
6
101.986
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
19 авг. 2021 г. 26.544
 
Уходя, Саша ненавидел себя. Света плакала. Так отчаянно. Она не понимала почему. Она его любила. Самое ужасное, что и он любил её. По крайней мере, полгода назад точно. Но и сейчас её слезы разрывали ему сердце. Однако суровая реальность доказала, что Игнат был прав. С милым рай и в шалаше - это не про Сашу. Саша так не умеет.
Промучившись полгода, он собрал шмотки и ушел. Не сбежал в ночи, хотя и хотелось. Нашел в себе крохи несвойственного ему мужества и поговорил со Светой. Но она не поняла. Она эти полгода была счастлива. Не видя, как он страдает. Что его всё раздражает. От дешевого постельного белья до необходимости добираться на работу на общественном транспорте. Света жила так всю жизнь. Не она оставила шикарное существование ради него, а он ушел от богатого любовника к ней. А теперь собирался униженно проситься обратно. Но сначала нужно было взять паузу.
Саша вызвал такси. Раз уж он возвращался к Игнату, можно было перестать экономить.
Ехать было за город, путь неблизкий. Так что он просто откинулся на спинку сидения и прикрыл глаза на секунду. Потом достал телефон, удалил, и заблокировал Свету всюду, сжигая мосты. Не давая себе даже шанса вернуться к ней. Последним закинул её номер в черный список и удалил его из памяти телефона. Рука дрогнула на секунду. Он всё ещё питал к ней нежные чувства. Но еще один завтрак на четырехметровой кухне, и он мог бы начать убивать.
Он не рос в богатстве или бедности. Родители получали нормально. Он был одет не хуже одноклассников. Откуда у него эта тяга к достатку выше среднего, он и сам не знал. Ни голодного детства, ни тяжелых испытаний, как у Скарлетт О’Хара. Просто он всегда хотел жить хорошо, богато. Чтобы дом и шикарная машина, чтобы слуги, как в сериалах. Ему нравился вкус дорогого вина и черной икры. И… во всем был виноват Игнат. Если бы не он, Саша, наверное, добился бы всего, о чем мечтал, годам к тридцати-сорока. Приуменьшил бы аппетиты. Но Игнат нашел его на третьем курсе журналистского и предложил подзаработать. Сначала не напрямую, конечно, но доклады всегда выслушивал сам. Всего-то надо было соблазнить одну дамочку и уговорить её выйти за себя замуж, чтобы она бросила своего мужа. Тогда Саша ещё не понимал, во что ввязывался. Ему было двадцать, и он очень хотел денег, а Игнат щедро платил. Дамочка даже была не старой - двадцать пять лет. Холеная, в постели, правда, агрессивное бревно - из тех, кто требует всё для себя и ничего не дает в ответ. Но Саше было двадцать, и у него стояло на это белокожее тело, а мысль о финальном куше, который он сорвет, когда поведет её под венец, работала получше виагры.
В постели Алиса была болтливой. Часто жаловалась на своего мужа. Первое время Саша игнорировал эти разговоры, а потом начал прислушиваться. История была - закачаешься. Мужа ей купил папа. Практически в буквальном смысле этого слова. Алисе просто захотелось красивого одноклассника, а он ей отказал. И она пошла к папе, а тот просто объяснил семье пацана, что с ними будет, если парень не женится на его дочери. И парня заставили. Не остановило даже то, что он признался, что гей. Алиса была уверена, что волшебная сила вагинального секса мигом исправит его ориентацию. Она ошиблась. Её мужу - Арсению, приходилось пить таблетки, чтобы её трахать. У Саши волосы от этих откровений дыбом встали. Потом они завели детей. Ну, как они. Алиса не захотела портить фигуру, поэтому дети были по суррогату. Проходить неприятные процедуры она тоже не хотела, и яйцеклетки были донорскими. Детей она хотела блондинов, а Сеня был рыжим, так что сперма была тоже донорской. А так да, двое детей: дочь и сын. Саша был в шоке. Дети были на попечении нянек, а потом их отправили учиться за границу, приезжали они только на каникулы, и тогда оба родителя не знали, что с ними делать. Саша их видел несколько раз. Счастливыми эти дети не выглядели. На детях настоял отец Алисы, внуков ему захотелось. С ним Саша тоже познакомился, хотя и не стремился к этому.
Когда их роман с Алисой длился уже почти год, к нему заявился потенциальный тесть. Как оказалось, генерал ФСБ. В общем, песочил Саше мозги, но тот держался. Мол, люблю вашу дочь больше жизни, вижу себя только с ней, мечтаю на ней жениться и воспитывать вместе детей. Генерал сомневался, но Саша стоял на своем. Обещал даже её содержать. Брехня полная. К этому моменту он, конечно, уже работал. Но денег едва на себя хватало, если бы не вторая зарплата от Игната, он бы только и мог, что сводить концы с концами.
Работал он на телевидении. Не Первый канал, конечно, но и на родном питерском ещё надо было зацепиться. Вел утреннее шоу по воскресеньям. То, которое никто не смотрит, потому что нормальные люди в это время спят. Но Саша умел быть терпеливым и очаровательным. У него были определенные планы. Алиса выводила его в свет, знакомила с нужными людьми, даже с мужем познакомила. При этом она отличалась патологической ревностью и закатывала скандалы за каждый взгляд. Не то чтобы Сашу как-то тянуло на сторону. Его всё вполне устраивало. Он не был из тех, кто стремится оприходовать как можно больше женских тел. Он бы даже сказал, что либидо у него было очень сдержанным: есть потрахаться - хорошо, нет - ну и ладно, можно подрочить. Фантазий постельных у него тоже не водилось. Ему подходил обычный секс без затей. Алису, правда, иногда, тянуло на эксперименты, но Саша соглашался только на те, что не вызывали полного отторжения. Самые свои странные и злые фантазии та реализовывала за счет мужа.
Сеня, кстати, был полностью на содержании её папочки. Ему просто не разрешали работать. Саша был одновременно в ужасе и восторге. Он хотел быть на Сенином месте. Не работать и получать всё, что душа пожелает. Но Алиса какого-то черта отказывалась разводиться, но и любовника не бросала. Серьезно, они даже два Новых года встречали в расширенном составе, Сеня и Саша за одним столом по обе стороны от Алисы. Бред.
Вообще, Саша быстро понял, что Игната зацепило в Сене. Тот был как блаженный. Весь из себя такой положительный, добренький, цветы поливает и книжки читает, и вздыхает так грустно и надрывно. Глазки большие и голубые, взгляд мечтательный, губки пухлые, скулы точеные. Алиска дура, что не стала от него детей делать. Рыжий цвет волос - это даже по-своему красиво.
Сам Игнат был жестким, язвительным, злым, но в обществе Сени таял и улыбался нежно и тепло. Что только любовь с людьми творит. Впрочем, любовь года через два прошла, Игнат оказался непостоянен в своих чувствах. Как он объяснил Саше, невозможно бесконечно безответно вожделеть человека. Вожделелка перегорает. Сеня Игнату не давал, боялся тестя-генерала. Саша не был уверен, что они даже целовались. Хотя смотрелись вместе красиво, на Сашин гетеросексуальный взгляд. Высокий раскачанный темный Игнат и почти воздушный Сеня. Кстати, Игнат всегда звал его только Арсением, тому не нравилась сокращенная форма своего имени. А тесть и жена специально презрительно тянули “Сеня”.
Игнат хоть и был миллионером, но в открытую против генерала ФСБ играть не решался, потому и нанял Сашу. А когда перегорел, продолжил ему платить, просто потому что хотел помочь этому блаженному Сене. Так эта байда и тянулась пять лет.
Разрешилась ситуация по-дебильному. На одной из великосветских вечеринок Сеня и Алиса познакомились с Владом Стрелецким, восходящей звездой кино, к тому же неплохим певцом ртом. И оба на него запали. А тот ответил взаимностью только Сене. И тут бы всё и закончилось, если бы дядя Влада не был бы тоже генералом. И покруче, чем Сенин тесть. По-доброму Сеню отпускать не захотели, скорее всего, дело было не в нем самом, а в принципе. И вот, спустя полгода холодной войны, было открыто уголовное дело о коррупции и вся Сенина родня со стороны жены, сверкая тапками, скрылась за границей, оставив его одного в шикарном особняке. Особняк правда арестовали и Сеню выселили, но он сразу переехал в хоромы любовничка и зажил там долго и счастливо. В отличие от Саши. Игнат с довольства его снял, и пришлось затягивать пояс.
Саша сразу почувствовал разницу. Денег на нормальную жизнь стало не хватать. А выбирать между стрижкой в приличной парикмахерской и обедом в приличном кафе было тошно. Саша срочно принялся искать варианты и оказался большим дураком, чем сам думал. Заложил квартиру, подаренную ему Алиской, и влез в авантюру, потом взял ещё кредит, и вот уже через полгода к нему в гости пришли коллекторы. Партнеры по бизнесу идеально вовремя слиняли, оставив его расхлебывать последствия. Нет, паяльник ему в жопу никто не совал, но напугали порядочно. Вежливо напомнили, что почек у него две, а еще роговицы глаз есть и часть печени тоже можно продать, может еще что. Времени дали неделю. Саша пересрался страшно. Бросился за помощью к родителям, но что с них возьмешь? Машину - подержанную восьмилетку? Свою он к этому времени уже продал.
Тогда он и вспомнил про Игната, и кинулся ему в ноги. А тот предложил выплатить его долг, если Саша отработает полученные деньги в постели. Саша от неожиданности даже слов не мог найти.
Они были знакомы больше шести лет, и Игнат ни разу не выказывал хоть какого-то интереса в этом смысле. Да и не походил Саша на Игнатов типаж, тот предпочитал воздушных мальчиков типа Сени, а Саша был высоким, крепко сбитым мужчиной с хищным лицом. Демонический типаж. Впрочем, лицом Саша умел играть прекрасно и при желании мог состроить несчастную мордочку не хуже Сени.
- Зачем тебе? - пробормотал он тогда.
Они сидели у Игната в кабинете. Кабинет находился в шикарнейшем трехэтажном особняке на берегу Финского залива. Саше всегда нравилось это место. Красиво, уютно, уединенно, богато и до города недалеко.
- А что с тебя ещё взять? - усмехнулся Игнат. - Почку-то ты отдавать не хочешь...
Саша сглотнул.
- Я не гей, - напомнил он, - может, я как-то по-другому отработаю? Я могу любую женщину…
- Я помню, что ты по девочкам, - Игнат продолжал усмехаться, - но это делает всё интересней. Тебя же никто в задницу не трахал? Алиска страпоном не баловалась?
- Она хотела, - напомнил Саша, - но я сказал, что только после свадьбы. Так что она Сеню приходовала.
- Вот я и заберу твою вишенку, - Игнат отпил из круглобокого бокала дорогой бренди.
Саше тоже налили, но ему глоток в горло не шел. Он обеими руками сжимал бокал, рискуя раздавить изящный хрусталь.
- Я наверное не смогу, - признался он.
- Подумай, время у тебя есть.
И Саша подумал. И согласился.
Трахаться с мужиком было ужасно. Ему не нравилось. Игнат хоть и не был садистом, но его член в заднице тоже не был манной небесной. Долги Сашины после первой ночи он честно выплатил, но в ответ заставил Сашу подписать расписку на ту же сумму, чтобы тот не слинял. Саша всё подписал. Задница болела, на душе было тошно, но этот расклад был лучше, чем почку продавать.
Игнат приглашал его к себе два-три раза в неделю. Саше даже нравилось. Всё, кроме секса. Вкусный ужин и завтрак, мягкая постель, вежливая прислуга, то, что его привозили и увозили на комфортабельном авто с шофером. А вот то, что за это приходилось подставлять жопу - не нравилось. Но после пары месяцев он втянулся, да и Игнат умел подсластить пилюлю. Пригласил Сашу переехать в особняк и начал выплачивать ему “зарплату”. А деньги Саша, как мальчик Бобби из песни, очень любил.
Игнат, как и Алиса, выводил его в свет. Всем всё было ясно. Но никто ничего ему не говорил. Все улыбались. На работе, понятное дело, тоже знали, под чьим крылышком Саша очутился. И, о чудо из чудес, ему даже предложили второе шоу вести по пятницам в прайм-тайм. К счастью не политическое, а просто про проблемы города. В политику он не стал бы лезть, это говно за километр пахло, и он близко не хотел с ним стоять. А так прайм-тайм, прямой эфир, популярность, денег опять же больше.
Игнат его баловал. Точнее, как он это называл - мотивировал. Хочешь машину? Тогда учись делать минет. Не хочешь минет? Никто не заставляет, но и машину тогда покупай на свои. И Саша мотивировался. Хотя сосать хуй ему нравилось ещё меньше, чем трахаться в жопу.
Единственное, о чем Игнат его просил, вернее, требовал - это верность. Никаких походов налево. Сашу и не тянуло особо. Пока он не встретил Свету.
Света была воздушной, как Сеня. Доброй, милой, светлой. Он познакомился с ней в кафе, где любил бывать. Вначале он просто отметил про себя её фигуру: задница ничего так, грудь на уровне, губы минетные. Из-за Игната ему только и оставалось, что смотреть и дрочить дома на увиденное. Он оставлял ей щедрые чаевые, она улыбалась ему широко и искренне. Они обменивались фразами, потом фраз было всё больше. Потом Саша стал подвозить её домой после смен.
Он впервые в жизни влюбился. Никогда с ним такого не было, даже в школе. А тут все мысли были только о ней. Даже когда Игнат его трахал, Саша дрочил себе и вспоминал Свету. Сюрреализм чистой воды.
Это продолжалось почти три месяца. И всё, что Саша себе позволял - это несколько поцелуев в машине. Разумеется, Игнат узнал. Глупо было думать, что будет иначе. Саше устроили устный разнос, в назидание отобрали ключи от тачки и запретили приближаться к официантке. Саша со всем согласился, но страдал. Листал на телефоне её соцсети, думал о ней, но послушно сбрасывал все её звонки и не отвечал на сообщения. А потом не выдержал.
- Отпусти меня, - попросил он, - я так больше не могу.
Они опять сидели в том же кабинете и опять пили бренди из дорогого хрусталя.
- Я тебя разве держу? - притворно удивился Игнат.
- Я тебе должен, - напомнил Саша.
- Ты своё уже отработал, - заверил его Игнат, - хочешь уйти - тебя никто не держит. Оставляешь всё, что было куплено и подарено и - свободен.
- Так просто? - удивился Саша.
- А зачем усложнять? - Игнат пожал плечами. - Твоя дырка не волшебная, я без проблем найду новую. Держать тебя против воли - ниже моего достоинства. Долг, как я уже сказал, ты давно отработал. Старательно и с усердием. Не хочешь больше жить со мной - иди на все четыре стороны.
- Спасибо, - Саша вскочил на ноги, - я тогда пошел вещи собирать.
Тут он вспомнил, что Игнат сказал оставить всё.
- Трусишки можешь захватить с собой, - смилостивился тот, - шмотки мне твои без надобности.
Саша кивнул.
Он набил два чемодана и одну сумку своим шмотьем, прислуга помогла отнести всё вниз.
Игнат вышел его проводить. Вышколенный персонал исчез из холла как по мановению волшебной палочки.
- Счастливого пути, - усмехнулся Игнат.
- Спасибо, - искренне поблагодарил Саша, - за всё спасибо.
- Да на здоровье, - Игнат пожал плечами, - но учти, когда ты прибежишь проситься назад, тебе придется быть очень хорошим и послушным мальчиком, чтобы я принял тебя обратно.
- Я не приду, - заверил его Саша, гордо вздернув подбородок.
- Придешь, - усмехнулся Игнат, - ещё до Нового года. Будешь делать всё, что я скажу, и тогда я, так и быть, возьму тебя к себе снова. Ты будешь очень-очень стараться.
- Мечтай, - бросил Саша, злясь на него, - твой член будет мне в кошмарах сниться.
- В кошмарах тебе будет сниться дешевая еда и обувь из кожзама, - язвительно заверил его Игнат, - а мой член ты будешь вспоминать с любовью и благодарностью, как источник своего благосостояния. Вали уже, Шура. Долгие проводы - лишние слёзы. Раньше уедешь - раньше вернешься.
- Я не вернусь, - это были его последние слова Игнату.
Жизнь доказала, что Игнат был прав. Сашу тошнило от товаров по акции в Пятерочке и дешевых шампуней с противными приторными запахами.
Первое время он на это даже внимания не обращал. Точнее, отмахивался как от ерунды. Главное, Света его выслушала, поняла, приняла, простила. Он честно признался, что был содержанцем у мужика. Но Света была так рада, что он выбрал её, что ни словом его не попрекнула. Они сняли квартиру, Света съехала от родителей к нему.
Квартира была простенькой однокомнатной хрущевкой на четвертом этаже без лифта, зато с приличным ремонтом. Но Саше было все равно, он впервые за почти два года трахал сам, а не его трахали. Он трахал женщину: нежную, мягкую, ласковую, податливую, любимую. Это ли не счастье? Это было так хорошо, так правильно. Первый месяц или около того. А потом начались проблемы. Его сняли с вечернего шоу, денег сразу стало меньше. Он думал, что Игнат подсуропил, но на деле оказалось, что место надо было освободить для другого парня, у которого был покровитель, и как только все поняли, что Саша лишился своего, его быстренько заменили на нужного человека. Было обидно.
Пришлось искать дополнительные источники дохода. Саша подался вести праздники и свадьбы. Но это было мерзко и утомительно. Пьяные гости, дешевое шампанское, женщины, которые лезут ему в штаны, мужики, которые требуют, чтобы он с ними выпил. И платили не так чтобы много. Не мотивировали, как сказал бы Игнат. Особой популярностью он не пользовался, пару праздников среднего уровня в месяц вел.
Впрочем, один раз повезло, попал на день рождения большой компании, семьдесят пять лет какому-то там “...строю”. На празднике были самые сливки, Саша вел мероприятие вместе с двумя напарниками, им даже сценарий выдали и заставили выучить наизусть. Вот только среди гостей был Игнат. Раньше Саша сидел бы рядом с ним и комментировал ему вполголоса происходящее. Игнату нравились его язвительные комментарии. А теперь он был частью обслуги, хоть и на сцене, но никаких тебе лобстеров и шампанского, пей водичку и широко улыбайся. Заплатили хорошо, но иррациональное чувство обиды не отпускало его ещё долго.
Света так и работала официанткой, училась на заочном. Понятно, что Саша получал больше. Света была в восторге от того, сколько он зарабатывает, для неё это были существенные деньги. Ему даже нравилось её баловать. Вот только Света привыкла жить экономно. Покупать недорогие продукты, одеваться в недорогих магазинах, ездить на отдых в тройку в Турции. Ей хотелось откладывать деньги, чтобы совершить потом большие покупки.
Света была полна мыслей и планов: пожениться, взять ипотеку, потом она доучится, и завести детей. Саша хотел поехать на отдых на Сейшелы и джинсы из последней коллекции Dolce & Gabbana. Перспектива завести детей его пугала, почти так же как перспектива выплачивать ипотеку пятнадцать лет подряд. Его раздражала её привычка изучать цены дома, а потом идти в два-три магазина, чтобы сэкономить на скидках пятьсот рублей.
Саша так жить не хотел. Ему нравился достаток, возможность тратить деньги не задумываясь. Его бесили бытовые мелочи: самому подметать, самому ставить стирку, самому выносить мусор. Жизнь содержанца его разбаловала. Да и имидж обходился недешево: обновление прически раз в месяц, спортзал, маникюр в приличном салоне, уходовые процедуры, плюс к этому аренда квартиры, а ведь ещё нужно было светить лицом и бывать на тусовках, чтобы про него не забывали, а это шмотки, обувь, цацки, не говоря уже о подарках на многочисленные дни рождения, помолвки и свадьбы.
Нет, даже после всех этих трат деньги оставались на нормальное питание, но Света, казалось, физически не могла платить полную цену и затариваться в “Азбуке вкуса” вместо “Магнита”. Она во всем искала возможность сберечь. Додумалась до того, что предложила ему перейти на салоны красоты попроще или вовсе делать процедуры самому, а вместо личного тренера в спортклубе делать дома зарядку и не ходить туда, где чашка кофе стоит пятьсот рублей. Тогда они поругались, потому что она реально не видела смысла тратить такие деньги, а он не знал, как ей объяснить, в чем разница между дорогим и дешевым. Помирились потом, конечно, договорились, что она его деньги считать не будет. Но Саша понял, что они из совсем разных миров. Её устраивало жить так, как они живут, а он хотел большего.
Месяца через четыре он впервые подумал, что с Игнатом было лучше. Подумал и устыдился своих мыслей. Но потом стал думать об этом всё чаще. И пришел к выводу, что толстый член в заднице и бездонный кошелек любовника лучше, чем гетеросекс и безденежье. Игнат был прав, он собирался ползти обратно и умолять его принять.
Любовь разбилась о быт, они были слишком разными, чтобы быть вместе. Так что Саша собрал изрядно поизносившиеся вещички, уместив их во всего один чемодан, и сбежал. Света даже ни разу не назвала его пидарасом, хоть он и заслужил. Ему было стыдно, но он слишком любил себя, чтобы продолжать жить в тех условиях, в которых они оказались.
Подъезжая к закрытому элитному поселку, он набрал Сеню.
- Привет, можно я у тебя перекантуюсь день-два?
- Конечно, - Сеня такой безотказный, - а что случилось?
- Приеду - расскажу, - отмахнулся Саша, - позвони на охрану, пожалуйста, чтобы меня пустили - я на такси.
- Ладно.
Вот и славно. Полдела сделано. Игнат живет тут же. Оставалось только выяснить, не завел ли он себе кого, и можно брить жопу и унижаться.
Охрана их пропустила, и через двадцать минут Саша уже выгружал свой чемодан из такси. Сеня встретил его в дверях, хотя в их с Владом доме было полно прислуги. Ну что за парень?
- Игнат, что случилось? - он смотрел на него встревоженно. - У тебя всё в порядке? Нужна помощь?
- И на какой вопрос я должен ответить первым? - чуть насмешливо уточнил Саша.
Сеня смутился.
- Привет, Игнат, - в холл вышел Влад и пожал ему руку.
С Владом у Саши были сложные отношения. С одной стороны, Влад видел его насквозь и, казалось, презирал за голубизну по меркантильности, с другой - это Саша рассказал Владу всю подноготную Сениного брака, включая сексуальное насилие со стороны бывшей жены. Как потом признался Влад, именно мысль о том, что Сеня не просто несчастлив, а над ним издеваются, заставила его прибегнуть к помощи дяди и в конечном счете спасти Сеню. Так что он чувствовал себя Саше обязанным. Они приятельствовали, и Влад был единственным, кто знал про Сашины постельные приключения с Игнатом всё.
- Ребят, - Саша постарался придать себе смиренный вид, памятуя о том, что за полгода ни разу им не позвонил, а когда Сеня его набирал, отделывался короткими пятиминутными беседами, - я на пару дней только. Простите, что как снег на голову.
- А как же твоя?.. - растерялся Сеня.
- Расстались, - Саша постарался как можно более невозмутимо пожать плечами. В душе опять кольнуло болью. Он всё ещё любил Свету.
- Будешь к Игнату обратно проситься? - насмешливо уточнил Влад.
В отличие от Сени он иллюзий по поводу Саши не питал.
- Буду, - согласился тот, Сеня сразу нахмурился, - если он пока никого на моё место не нашел.
- Игнат, ну нельзя же так, - Сеня смотрел на него расстроенно, - ты же не… Тебе девушки нравятся. Нельзя из-за денег.
- Очень даже можно, - заверил его Саша, а Влад усмехнулся, - в мире десятки тысяч содержанок-женщин. Почему я не могу быть содержанцем-мужчиной?
- И сколько ты протянешь в этот раз? - уточнил Влад. - Опять через год за юбкой убежишь?
- Нет, мне одного раза хватило, - заверил его Саша. - Теперь уже только если он сам выгонит. Не знаете, есть у него кто?
- А почему сам у меня не спросишь, Шура? - а вот и Игнат собственной персоной.
Эффектное появление, как в мексиканской теленовелле, только музыки подходящей не хватает.
Саша на секунду набрал воздуха в грудь и состроил наиболее грустную и заискивающую улыбку, на которую был в этот момент способен.
Игнат разумеется не повелся и смотрел на него с усмешкой.
- Привет, - если бы они были наедине, то Саша сразу перешел бы к делу, но имея в зрителях Влада и Сеню, приходилось изображать из себя раскаявшегося блудного любовника.
- Привет, Шура, давно не виделись, - Игнат приподнял бровь, показывая, что насквозь читает все его уловки и не против посмотреть, на что он ещё способен.
- Давай поговорим наедине? - Саша потупил взор и даже ножкой шаркнул, но понял, что переигрывает, и перестал изображать из себя болезного.
- Незачем, Шура, я тебе и так всё скажу. Место вакантно. Хочешь вернуться? Поехали - обсудим условия у меня.
Всё-таки с Игнатом было легко. Он не ходил вокруг да около, всегда говорил прямо.
- Поехали, - согласился Саша.
- Игнат, - начал Сеня и запнулся, когда они оба повернулись к нему, - в смысле, Саша. Подожди. Не нужно так сразу. Останься у нас, подумай.
Блаженный, что с него возьмешь? Беспокоится за него, хотя Саша за всё время практически ничего хорошего ему не сделал.
- Спасибо, Арсений, я уже подумал. Поеду с Игнатом.
- Может, хоть на ужин останетесь? - предложил Влад, видя, как его вторая половинка начинает заламывать руки.
- Нам многое нужно обсудить, - Игнат хищно улыбнулся и жестко взял Сашу под локоток. - Мы к вам лучше послезавтра на ужин зайдем, если договоримся.
- Почему не завтра? - спросил Сеня.
- Разговор обещает затянуться, - Игнат прижал Сашу к себе и чмокнул его в висок.
- Вещи здесь оставь, - неожиданно жестко потребовал Сеня, - в воскресенье захочешь - заберешь, а не захочешь - останешься у нас.
- Арсений, не съем я его, - Игнат, кажется, даже немного обиделся.
- Мне так спокойнее будет, - тот ласково улыбнулся Игнату, и ему пришлось отступить.
Саша помахал им с Владом рукой и позволил вывести себя на улицу.
Машину Игната уже подали.
- Пока, Игнаты! - крикнул им Влад и увел Сеню с крыльца в дом.
- Терпеть не могу, когда он нас так называет, - раздраженно пробормотал Игнат.
- Я помню, - заверил его Саша.
С именем вышла дурацкая история. Когда его брали вести утреннее шоу, там уже был один утвержденный ведущий с именем Александр. Поэтому от Саши срочно потребовалось найти псевдоним, иначе нервный продюсер не соглашался дать ему место. Недолго думая он из Александра Игнатова стал Игнатом Александровым. Сеня и Влад знали его под этим именем. Да и почти все, кроме родителей, сокурсников и одноклассников. Вся тусовка, студия, канал. Даже в отделе кадров его искали как Александрова, а не как Игнатова, когда делали копию трудовой. Он же не думал тогда, что окажется у Игната в постели и что кому-то нужно будет их как-то обозначать вместе. А Влада просто перло, когда он их пару Игнатами называл. Игната же это раздражало. Хотя сам внаглую звал Сашу Шурой, а ведь Саша ему сто раз говорил, что ему так не нравится.
До дома было ехать минут десять, и они провели их в тишине. Саша понял, что до сих пор зовет дом Игната - домом, а их со Светой квартиру он называл по улице. Типа, “у нас на Пражской”. Но не домом. Похоже, подсознательно он с самого начала знал, что из этого ничего не получится.
Сидя рядом, он чувствовал едва слышный запах парфюма Игната. Этот богатый, дорогой аромат: винтажный, древесно-травяной, идеально подходящий Игнату - оказал на Сашу успокаивающее действие. Мандраж спал, стало как-то легче на душе, появилась уверенность, что всё будет хорошо.
Игнат пригласил его в свой кабинет, налил бренди и предложил:
- Начинай умолять.
- На колени вставать? - уточнил Саша, морально к этому готовый.
- Позже, - усмехнулся Игнат.
- Я был не прав, - Саша тяжело вздохнул, - я не создан для жизни в нищете. Возьми меня обратно, пожалуйста, я буду очень стараться и буду делать всё, что скажешь. Буду очень послушным.
Игнат расхохотался.
- Это сто штук тебе нищета? Наглая ты морда.
Саша пожал плечами, на самом деле с праздниками выходило почти сто двадцать, но ему не хватало, особенно когда Света поджимала губы на каждый чек, который видела. Из-за этого ему начинало казаться, что у него совсем нет денег и он тратит последнее.
Игнат усмехнулся:
- Жемчуг мелок, да, Шура?
- Просто не смог снизить планку, - Саша сделал глоток, чувствуя приятный жар и насыщенный вкус.
- Как-то ты вяленько умоляешь, - напомнил ему Игнат.
- Игнат, пожалуйста, - Саша состроил несчастное лицо в духе Сени, - я тебя умоляю, возьми меня обратно. Я буду очень хорошим. Только, пожалуйста, позволь мне вернуться!
- Уже лучше, - снисходительно одобрил Игнат, - а теперь немного мотивации: зачем мне это? Если ты не забыл, то твоя дырка не волшебная.
- Затем, что я лучший! - рявкнул Саша и тут же потупил взгляд.
Игнат расхохотался снова, даже бренди подавился.
- Разве так умоляют? - спросил он наконец, утирая слезы.
- Но это правда, - насупился Саша, - ты сам говорил.
- Это правда, - согласился Игнат, - для мальчика-натурала ты поднял искусство гейского секса на неведомые высоты. Ты очень старательный, Шура, когда хочешь заполучить очередное финансовое вливание. Эталон - я бы сказал. Мне по любви так не отдавались, как ты за деньги.
- Лучший из твоих любовников? - спросил Саша и гордо задрал нос, когда Игнат неохотно, но всё же кивнул.
- Будешь умолять дальше? - уточнил Игнат.
- А смысл ломать комедию? - ответил Саша. - Мы оба знаем, чем дело кончится. Так что давай уже, переходи к условиям.
Игнат усмехнулся.
- Ценю твою понятливость. Но сначала давай договоримся, что если ты опять решишь меня кинуть - то беги сразу на Северный полюс. Второй раз я такое не прощу.
Саша кивнул, он и сам всё знал.
- Я не понимаю, как ты меня в первый-то раз отпустил, думал, ты меня тут же прикопаешь на пляже.
- Запретный плод сладок, - философски ответил Игнат, - не эта, так другая девица. А так ты попробовал, понял, что не твое, и больше этой ошибки уже не совершишь.
- Да, - согласился Саша, - я понятливый.
- Ладно, насчет условий, - хищно усмехнулся Игнат, - думаю, ты за свои выкрутасы заслужил наказание.
Саша снова кивнул. Он знал, что Игнат захочет отыграться. Он и так любил всякие штуки с наказаниями, а тут реальный повод, как его упустить? Это было более чем предсказуемо, но нужно было выторговать себе лучшие условия.
- Только не говори мне, что ты жил монахом без меня, - имитируя язвительную манеру говорить Игната, заметил он.
- Не забывай, у кого тут деньги, - напомнил ему Игнат.
Саша поднял руки, признавая его правоту.
- Думаю, недели мне хватит, - Игнат кивнул сам себе.
- Неделя? - возмутился Саша. - Мы же в воскресенье в гости идем.
- Жестить каждый день не буду, - заверил его Игнат, - сегодня по максимуму. Потом в течение недели буду держать тебя в тонусе. В следующую пятницу ещё один насыщенный вечер, типа сегодняшнего, и будем считать, что я тебя простил.
- Это восемь дней получается! - попробовал воззвать к справедливости Саша. - А ты сказал неделю.
- Передумал, - ухмыльнулся Игнат, - будет восемь дней. Потом я тебя прощу, и мы начнем с того же, на чем закончили. По рукам?
- Я сидеть-то смогу? - на всякий случай уточнил Саша.
Игнат садистом не был. А Саша и сам знал, что бы тот ни придумал, ничего страшного с ним не случится. Поболит и поноет в паре мест, а потом заживет и пройдет. Но если перед ним заискивать и унижаться, то можно будет уменьшить суровость наказания. Игнат - отходчивый.
- В воскресенье - точно, а завтра, - тот хищно улыбнулся, - не обещаю.
Саша демонстративно испуганно сглотнул.
- Вали к себе - готовься, - приказал Игнат.
И Саша повалил.
В доме у него была своя комната. Спал он с Игнатом, но многочисленные шмотки хранил у себя. Там же иногда скрывался от любовника, когда хотел подуться.
Комнату никто не трогал. Даже вещи, которые Саша уходя решил не забирать с собой, лежали на своих местах. Игнат и правда ждал, когда он вернется.
Саша открыл секцию, где хранились костюмы. Провел рукой по разноцветной братии из шерсти, шелка, бархата и шифона. В жизни бы не признался, что скучал по ним. Каждый костюм тут был лично им заказан и вылюблен от и до. Дорогущее совершенство. В люди не наденешь, конечно, Саша бы умер на месте, если бы его кто-то в чем-то из этого увидел, но само сознание и то, как они на нем сидели, вызывали в нем теплые, нежные чувства.
Нужно было приниматься за дело. Неизвестно, когда явится Игнат, но стоило быть готовым к его появлению, чтобы не разозлить лишний раз.
Саша отправился в ванную при комнате, раздеваясь по пути. Презрительно скомкал дешевые носки и кинул их в угол. Больше ему это дерьмо не носить никогда.
Принял душ, выбрил пах и волосы вокруг ануса. Пока жил со Светой, не делал этого, радовался, что оброс обратно, но Игнат требовал абсолютной гладкости в интимных местах. Сделал клизму, морщась и тяжело вздыхая. Все эти приготовления и раньше его раздражали, и сейчас.
В принципе, на этом было всё, умасливать кожу кремом или использовать парфюм не нужно. Игнату нравился естественный запах чистого тела. Можно было лечь поспать, пока Игнат не придет его наказывать. Саша порылся в ящиках. Нашел простые белые трусы и майку от Calvin Klein, чтобы придать себе немного невинности в глазах своего карателя, и разлегся на покрывале покрасивее. Лениво подумал полистать ленту в телефоне и сам не заметил, как уснул.
Разбудил его Игнат, пощекотав подъем стопы.
Саша пискнул и совсем не элегантно подскочил на кровати.
- Что-то ты меня ни капли не боишься, - Игнат сокрушенно покачал головой, - непорядок. Я-то думал, сидишь в уголочке и дрожишь. А ты дрыхнешь почем зря.
Саша состроил жалостливую мордочку, надо ж было так облажаться.
- Я боюсь, - заверил он, - просто последние пару дней психовал так, что спать не мог. Вот и сморило.
Игнат посмотрел на него скептически. Не поверил.
- Хорошо, - он сел на кровать, - давай сюда, - он похлопал себя по коленям.
Саша понятливо соскользнул на пол и лег поперек, так, чтобы задница была высшей точкой.
Игнат не торопился и разгладил трусы у него на ягодицах.
- Ладно, засранец, - сказал он, - пришло время платить.
И без дальнейших разглагольствований врезал ему по заднице.
Саша ойкнул.
Новый шлепок, новый ойк.
Тут главное было не переборщить. Игнат хоть и бил больно, но нужно было выждать момент, чтобы показать ему, что уже совсем невыносимо терпеть, чтобы тот решил прекратить наказание.
Вообще для таких случаев у Саши даже стоп-слово было - импала. Он пользовался им всего три раза. Два по ерунде, один раз более-менее серьезно. Первый раз у него невыносимо зачесался нос, а руки были связаны за спиной - не почешешь. Игнат над ним ржал. Второй раз Игнат использовал на нем какую-то чесоточную пудру, насыпав прямо на анус, терпеть не было сил, после применения слова Игнат разрешил почесаться, предложил даже смыть. Третий раз Саша просто испугался, увидев размер дилдо, которое Игнат собирался в него вставить. Не то чтобы гигантский, но у страха глаза велики. После этого они договорились, что все игрушки будут не больше, чем собственный член Игната. Саша не сомневался, что и в этот раз, скажи он слово, и Игнат остановится. Но это было немного нечестно, да и по-хорошему, лучше дать Игнату отвести душу.
Задница загорелась. Саша умеренно охал и ерзал, показывая, что наказание его пробирает понемногу. Игнат лупил даже не в полную силу.
- Давай снимем это, - предложил он.
- Может, я уже достаточно наказан? - без особой надежды спросил Саша, приподнимая бедра, чтобы Игнату было удобнее стягивать с него трусы.
- Даже близко нет, - ответил тот, - задница едва ли розовая.
Саша максимально тоскливо вздохнул. Игнат погладил его по правой ягодице и продолжил лупить. Минут через пять Саша начал ёрзать чуть больше и стонать громче, показывая, что очень сильно страдает.
- Какой в тебе актер погиб, - рассмеялся Игнат, - ладно, хватит этого баловства, иди, принеси мне щетку.
Саша застонал абсолютно искренне. Щеткой было гораздо больнее, чем рукой.
Он распрямился и, не смея поправлять белье, пошел к столику за расческой. Сам виноват. Тогда в Италии он увидел эту шикарную щетку для волос всего-то за сто евро и упросил Игната ему её купить, потому что сам к этому моменту истратил вообще все деньги, что у него были. Игнат предупреждал, что будут последствия, кто ж знал, что такие? Сто евро ему дорого за щетку для волос из бука с натуральной щетиной кабана, после которой волосы блестят. А вот по заднице лупить этой самой натуральной древесиной не дорого!
Саша покрутил в руках щетку, тяжело и мучительно вздохнул и вернулся к Игнату.
- Неубедительно, - заверил его тот, - у тебя лоб недостаточно страдающим выглядит.
- Пошел ты! - возмутился Саша. - Всё у меня убедительно! Это не тебя по заднице дерут, так что не учи меня, как лоб хмурить!
Игнат расхохотался.
- Ложись уже, актриса погорелого театра, - он похлопал себя по коленям, - теперь я хочу послушать твои крики, и пускай они будут искренними.
Саша с максимальным достоинством попробовал снова устроиться у Игната на коленях. В живот ему упирался Игнатов член. Конечно, как иначе? Скоро этим членом его выебут. Саша поморщился.
Игнат принялся снова его драть, но медленно, давая прочувствовать силу каждого удара. Саша послушно вскрикивал.
Вообще Игнат жестоким не был. Он был экспериментатором. Редко повторял что-то дважды. Почему он для наказания выбрал именно порку, а не посадить его на гигантский силиконовый хуй или не пустить его по кругу в каком-нибудь заведении, было абсолютно ясно. Про размер искусственных хуев они договаривались, а делиться своим Игнат не любил, за что Саша и расплачивался. Так что выбор наказаний у Игната был не велик. Можно было ещё финансы ограничить - но это было бы слишком жестоко, Саша бы такого не вынес.
- Слов добавь, - велел Игнат, посильнее врезав по нижней части левой ягодицы.
- Ненавижу! - автоматически крикнул Саша.
Игнат сразу прекратил его бить.
- Кого ненавидишь? - уточнил он.
- Пельмени ненавижу, - пробормотал Саша.
- А вот это уже интересно, - Игнат поглаживал его по заднице щетинками, обычно это не больно, но по напоротой коже чувствительно, - почему?
- Потому что гадость, - Саша тяжело вздохнул. - Ты вообще ел когда-нибудь пельмени? Не в ресторане, где они готовятся с нуля день в день, а покупные, которые противно пахнут и слипаются?
- Конечно ел, я же детдомовский, - напомнил ему Игнат, - и дешевые макарошки, и кашку-размазню. Много гадости я попробовал в жизни, пока денег не заработал. Ладно, давай, перечисляй свои страдания.
И он снова отвесил Саше шлепок щеткой.
- Макароны по акции! Ходить в несколько магазинов, чтобы сэкономить! Трусы три за сто пятьдесят! Застирывать вещи вручную! - Саша искренне выкрикивал всё, чего натерпелся за эти полгода. - Стирать ночью, чтобы дешевле было! Посуду мыть! Гулять в Летнем саду, потому что это бесплатно! Ехать на маршрутке, потом на метро и снова на маршрутке! Вонючих пассажиров! Утренние сеансы в кино! Бязь!
- Что? - не понял Игнат.
- Бязь, постельное белье из неё или него шьют. Больше - никогда! Только египетский хлопок или шелк.
- Какой ты сноб, - Игнат снова перестал его лупить и тяжело вздохнул, - а был ведь нормальный мальчик из спального района. Тебе мама что, в детстве пельменей не варила?
- Варила, но в детстве они не казались такими противными, - признался Саша.
В детстве он всё ел и нос не воротил. Но жизнь с Алисой, а потом и Игнатом его испортила, и меняться обратно ему не захотелось.
- Ладно, - Игнат тяжело вздохнул, - вали на кровать. Ебать буду.
Саша скривился, но на кровать переполз.
- Трусы сними, майку пока оставь, - командовал Игнат, деловито раздеваясь, - лицом ко мне, подушку под бедра.
Саша закусил губу, трахаться лицом к лицу было тяжелее всего. Когда Игнат был сзади, еще можно было хоть как-то убедить себя, что с ним девушка, и имеет она его страпоном, а вот лицом к лицу сразу понятно, что тебя ебет здоровенный мужик. А ведь Игнат со временем начал требовать, чтобы у Саши стояло. Ему, видите ли, неприятно вялую куклу трахать - отклик подавай. Саша попробовал по Сениному примеру виагрой закидываться. Но Игнат запретил, Сене эта хрень в свое время осложнение на сердце дала. Пришлось учиться возбуждаться без фармацевтической поддержки. А как это сделаешь, если нравятся женщины? Саша близко бисексуалом не был. Ему никакие мужики никогда не нравились! Даже когда подростком был, никогда в своей ориентации не сомневался.
- Дрочи, - приказал Игнат, у него-то конечно стояло, - если не встанет - продолжу порку.
Саша принялся наглаживать член, хотя перспектива получить по заднице вызывала меньше отторжения, чем перспектива получить в задницу. Но это если выбирать между поркой и еблей, а поскольку ебать его всё равно будут, нужно было сократить сопутствующие неприятности до минимума. Он прикрыл глаза и попытался представить что-то возбуждающее. Вспомнил Свету, и рука дрогнула. Он как будто осквернял её. Думать о других не получалось, член вяло скользил в руке, было даже больновато по сухому-то.
- Ясно, - резюмировал Игнат, - давай на живот, буду мотивировать.
Саша застонал от досады, но перевернулся, улегшись животом на подушку. На самом деле, в какой-то степени, он хотел, чтобы Игнат его наказал. За Свету. За то, что он такой жалкий приспособленец, за её порушенные мечты.
Игнат достал из шкафа широкий ремень из мягкой перчаточной кожи. Он скорее обжигал, а не жалил. Они пробовали другой ремень, но от того остались синяки, и Игнат, к Сашиной радости, его забраковал. Сам Саша этот конкретный аксессуар никогда не носил, тот был слишком метросексуальным и не вписывался в его образ, но и оставить его в магазине было выше его сил. Всего-то триста двадцать евро. В тот раз он даже сам заплатил, но это не остановило Игната от того, чтобы им пользоваться.
Игнат размахнулся и припечатал его по заднице. Короткая вспышка жалящей боли и ощущение горячего тепла, разливающегося по ягодицам. Саша всхлипнул. Игнат зарядил следующий удар.
Что в Игнате было стабильно - это то, что ему всё быстро надоедало. С ним невозможно было начать трахаться в одной позе и в ней же закончить. Как с таким отношением к жизни тому не успел надоесть Саша - загадка.
Из плюсов - Игнату было скучно долго его пороть. Ударов через двадцать, он остановился. К этому моменту Саше уже и по бедрам прилететь успело.
- Ноги шире, - потребовал Игнат, - задницу раскрой.
- Нет! - взвыл Саша, понимая, что должно произойти.
Игнат молча врезал ему по заднице два раза.
- Буду лупить, пока не сделаешь, что сказано, - предупредил он.
Саша заскулил, но ноги развел и, положив на горячие ягодицы руки, раздвинул их.
- Шире, Шура, шире, - приказал Игнат.
Пришлось подчиниться.
Тонко свистнул ремень, и кончик впечатался в ложбинку между ягодицами, захватывая и анус и нежную кожу под ним, почти доставая до яиц. Саша взвыл уже по-настоящему, схватился руками за пострадавшее место, пытаясь сбить боль.
- На место, - рявкнул Игнат, - ещё раз, и я тебя свяжу.
Саша почувствовал, как по лицу потекли первые слезы.
Пришлось лечь как лежал и снова развести ягодицы, открывая уязвимые места для новых ударов.
- Пожалуйста, пожалуйста, - взмолился он. - Не надо!
Вместо этого Игнат ещё раз ударил его по тому же месту.
Саша снова взвыл.
- Пожалуйста! - выкрикнул он. - Не надо! Я всё сделаю!
- Ты и так всё сделаешь, - напомнил ему Игнат, - ещё три.
Это он Сашу пожалел, сообщил, сколько ещё терпеть. Знать, когда наступит конец мучениям, всегда легче, чем гадать в неизвестности.
- Спасибо, - всхлипнул Саша, показывая, что понял.
Он впился в болящие ягодицы изо всех сил, чтобы только не отпустить и не дать Игнату повод продлить это наказание.
Удары три, четыре и пять были такими же болезненными и мучительными. Игнат не торопился, давал время прочувствовать боль от каждого.
После он забрался на кровать, сел перед Сашей на колени. Саша поднял глаза и увидел член в нескольких сантиметрах от своей головы.
Игнат многозначительно покачал ремнем.
- Соси, - приказал он, - если я не кончу через пять минут, получишь еще. Руки с задницы не убирай.
Это значит, ублажить его требовалось одним ртом, без помощи рук.
Саша застонал, но пожалел свое очко, которому ещё предстояло быть выебанным. После такой порки - это всегда больнее.
Он сделал глубокий вдох и взял член Игната в рот. Знакомая тяжесть прошлась по языку. Знакомый вкус. Знакомый запах. Не сильный, но мужской. Такой, что внутренний голос принялся кричать: ты охренел? Это же мужик! А ну плюнь!
Но Саша не слушал этот внутренний голос. Да, мужик. Да, член, а не киска. Но тут главное техника. Облизать, обсосать, взять глубже, сделать тесно во рту, работать головой. Игнат ему совсем не помогал. Саша посмотрел на него снизу вверх. Он вцепился обеими руками в ремень и стискивал его, прикрыв глаза.
“Вот как? Пытаешься оттянуть момент? Хрен тебе!” - мысленно бросил ему Саша и удвоил усилия.
Практики не было полгода, челюсть ему об этом завтра обязательно напомнит, но техника не забылась. Саша с пошлым чмоком выпустил член изо рта, нагнулся ниже, облизал Игнату яйца, прошелся языком по всей длине и обвел головку по кругу, перед тем как снова взять член глубоко в рот. На действительно глубокий минет он не решился, поза неудобная, да и руки не помешали бы, так что просто активно сдавливал во рту максимальную длину, которую был способен, без того чтобы пропустить в горло, и активно работал головой, не забывая издавать хлюпающие звуки, которые нехило заводили его самого, когда ему минетили. Он чувствовал, что уже недолго осталось.
- Твою мать! - крикнул Игнат, кончая. - Блять! Блять!
Проняло, значит. Саша улыбнулся, насколько позволял набитый рот.
Игнат ругался, только когда совсем не мог себя контролировать. Саша проглотил, сколько смог, позволив части спермы сползти по подбородку.
Игнат откинулся на спину и тяжело дышал. Саша отпустил наконец свои многострадальные ягодицы и лег на бок. Краем покрывала отер с лица сперму. Не ему стирать! Не ему развешивать и гладить. Или сдавать в химчистку. Хорошо-то как, почти оргазм.
- Что разлегся? - Игнат пихнул его в плечо.
- Жду, когда ты в себя придешь, - честно признался Саша, - дальше издеваться будешь?
- Конечно, - заверил его Игнат, - пошли в душ.
Саша максимально жалобно простонал, но помня, что у Игната всё ещё ремень в руках, сполз на пол и потопал, куда было сказано.
Под душ была огорожена часть ванной комнаты. Прозрачная стена и дверь, большая лейка на потолке, куча форсунок по стене и углам, чтобы создавать при необходимости эффект массажа. Саша любил тут плескаться, впрочем, в апартаментах Игната был такой же, даже больше.
Игнат широкими движениями размазал по груди гель для душа. Хороший, дорогой гель с восхитительным ароматом, после которого кожа не сохла. Саша без команды по своей воле взял в руки мочалку и принялся его мыть. От плана максимально смягчить свою участь он не отказался, а значит, нужно было угождать Игнату в мелочах. Игнат милостиво согласился на его помощь, а потом сам принялся мыть Сашу. Это было неприятно. Не то чтобы противно - это осталось далеко в прошлом. Просто признавать, что тебя трогает другой мужик, было паскудно.
- Ладно, - Игнат прихватил Сашу за ягодицу, - предлагаю выбор.
- Мне он не понравится, - констатировал Саша.
- Тебе он и не должен нравиться, - напомнил Игнат, - это наказание.
- Жги, - тяжело вздохнул Саша.
- Сто ударов по очку.
Саша дернулся. Сто? Да там от ануса ничего не останется. Он один раз получил двадцать, и потом болело неделю.
- Или? - нервно сглотнул он.
- Римминг, - Игнат шлепнул его с силой.
Саша ойкнул.
Его затопило облегчением. Римминг - это не страшно, даже наоборот - приятно. Игнат несколько раз ему это делал, как и минеты. Почему-то ему это реально нравилось. Видимо, чисто гейская фишка. И тут до Саши дошло.
- Ты хочешь, чтобы я?.. - он запнулся.
- Да, детка, давно пора. - Игнат привалился к стене, позволяя воде стекать по груди и плечам. - Или порка дырки. Только тебе выбирать.
Оба варианта были отвратительными. С одной стороны ужасная боль, которая сопровождала каждый шаг и становилась адской, когда нужно было идти в туалет, с другой - засунуть язык в жопу мужику. Он же сблюет. Саша покачнулся и тут же был пойман Игнатом за предплечье.
- Ты в порядке? - спросил тот, ловя его взгляд.
И Сашу отпустило. Он так увлекся игрой, что и сам поверил, что всё по-настоящему. Но на самом деле, стоит ему сказать “нет”, и Игнат всё прекратит. Он и правда не садист.
- Да, дай мне минутку, - попросил он.
Игнат кивнул и отошел, чтобы включить массаж. Вода стала поливать со всех сторон. Саша мучительно размышлял, что ему делать. Он уже почти созрел на болящую дыру, которую, в чем он ни капли не сомневался, сегодня ещё и выебут с оттягом, когда понял, что римминг рано или поздно придется делать. Не сегодня, так потом. Смысл откладывать неизбежное?
Он посмотрел на Игната и кивнул. Тот усмехнулся в ответ и выключил массаж.
- Фронт работ покажи, - потребовал Саша.
Игнат заржал, развернулся, немного наклонился и руками развел ягодицы.
Дырка как дырка, вроде ничего страшного.
- Можно я волосы сбрею? - попросил Саша.
Почему-то казалось, что если они попадут ему в рот, его точно стошнит.
- Ну сбрей, - хохотнул Игнат, - если так хочется.
- Очень хочется, - язвительно заверил его Саша.
Он взял свою бритву и крем для бритья. Встал за Игнатом на колени, заодно прикидывая, как ему лучше будет потом лизать, и принялся за дело.
Видимо из-за необычного ракурса, да и не брил он раньше мужиков, тем более в таких местах, он Игната умудрился немного порезать.
- Зараза! - возмутился Игнат, как только его защипало.
- Прости! - взмолился Саша.
Он сгонял за ватным диском и перекисью, благо и то и другое было в шкафчике за зеркалом, и аккуратно промокнул ранку.
- Тут чуть-чуть совсем, - заверил он Игната, - крови не много. Я правда не хотел.
- Штраф заработал, - ответил ему тот, - сам мне напомнишь, когда отсюда выйдем.
- Ладно, - Саша тяжело и жалостливо вздохнул, - ты хочешь, чтобы я тут тебе… отлизал?
- Можем и в комнате, - Игнат пожал плечами, - но мне кажется, тебе тут психологически проще будет, пока сверху течет вода, будешь знать, что у меня там всё чисто.
- Да, - согласился Саша, - спасибо.
Кровь остановилась.
Игнат оперся руками о стену, расставил ноги и выставил задницу. Саша, как был, на коленях подполз и положил ему руки на ягодицы.
Надо было как-то решиться. Девушкам он римминг не делал, только куни.
- Давай уже, - скомандовал Игнат, - не оттягивай неизбежное.
- Заткнись, - совсем не подобострастно огрызнулся Саша.
Приблизил лицо к этой заднице и носом потерся о правую ягодицу. Сделал вдох и коснулся губами кожи рядом с анусом.
На вкус как кожа, без запаха или какого-то неприятного вкуса. Он языком провел снизу вверх от самых яиц до копчика, но снова обходя анус.
- Шур, тебя не укусят, - мягко сказал Игнат.
- Заткнись, - повторился Саша.
У него никак не получалось заставить себя засунуть туда язык или прикоснуться губами. Так и кружил вокруг. Наверное, он так и не решился бы. Игнату явно надоело ждать, он завел руку назад и, прихватив Сашу за волосы, вжал его лицом себе в задницу. Саша дернулся, попытался вырваться, но потом обреченно позволил ему это, губами чувствуя складки ануса.
Он высунул самый кончик языка и робко лизнул, тут же спрятав язык обратно в рот. И был вознагражден стоном со стороны Игната.
“Нравится, сука? - Саша мысленно распалял себя. - То ли ещё будет, ты у меня будешь скулить как сучка!”
Он представил, как Игнат воет и умоляет его, а потом, как он его трахнет. И Игнат будет плакать и умолять о пощаде. И у него будет болеть жопа, но Саша его не пощадит. А всего-то надо его вылизать до беспамятства.
Это была его собственная фантазия, не сказать, что эротическая, скорее реваншистская. Он хотел отыграться на Игнате, сделать с ним всё, что тот творил с самим Сашей. Иногда фантазию портило то, что Игнат скорее всего наслаждался бы девяносто девятью процентами Сашиных действий. Но, в целом, именно мысли о мести иногда помогали ему настроиться на нужный лад. Вот и сейчас он сказал себе, что его задача довести Игната до истерики и это приблизит его к осуществлению мести.
Саша высунул язык и принялся лизать короткими движениями. Игнат снова застонал, на этот раз протяжно. Саша усмехнулся. А потом попытался применить всё, что с ним делал Игнат, когда был на его месте. Он буквально целовался с его анусом, пропихивая язык поглубже.
Игнат дрочил. Так что было понятно, что Саше надо довести его до оргазма. Одной рукой он принялся ласкать местечко между яйцами и анусом, откуда можно было достать до простаты. Изнутри было бы удобнее, но и отсюда получалось нажать куда нужно.
- Да, блядь! - простонал Игнат. - Вот так! Глубже! Давай!
И Саша дал. На куни вообще не похоже, но он по себе знал, что анус - чувствительная штука, так что принцип ясен. Просто больше касаний.
Игнат наконец, кончил, залив спермой стену. Он опустился на колени и прижался к кафелю лбом.
“Знай наших”, - мысленно усмехнулся Саша.
Набрал в руку воды, прополоскал рот, внутри себя прикидывая, что ему меньше нравится: римминг или минет? Трах в жопу стоял на первом месте, он был самым приемлемым. Пассивный секс - это как будто не с тобой, да, ты подмахиваешь, но это тебя берут, тобой командуют. А вот что минет, что римминг - это ты сам делаешь. Тут уже не отвертеться. Ты активный участник процесса. Саша решил, что римминг лучше минета. При римминге тебе хотя бы никто в рот не кончает.
- Укатал ты меня, - подал голос Игнат, - иди сюда.
Саша послушно подполз вплотную.
Игнат крепко ухватил его за затылок и поцеловал с языком.
Саша дернулся. Поцелуи шли в списке даже ниже минета. Поцелуи - это личное. Это особенное. Это лицом к лицу. Игнат, к счастью, не был любителем поцелуев сам, так что это бывало не часто. Саша, помедлив секунду, ответил на поцелуй, чего уж там, он только что анус ему лизал, глупо ломаться.
Через пару минут Игнат отпустил его, напоследок погладив по щеке.
- Молодец, - похвалил он его, - хороший мальчик. Послушный.
- Да, я такой, - усмехнулся Саша, признавая его правоту, - может, спать?
- Я тебя ещё не выеб, - напомнил Игнат, - потом, так и быть, спать.
- Ты не натрахался ещё? - пробурчал Саша. - Дважды уже кончить успел, - сказал он, с ужасом осознавая, что сейчас услышит.
- Тем труднее придется твоей заднице, я буду долго-долго её сношать.
Саша застонал. Так вот в чем был план Игната. Не порка. Это было просто развлечение. Он собирался отыграться на Сашиной прямой кишке. После такого перерыва долгий трах был бы мучением.
- Пощади! - взмолился он.
- Никакой пощады! - рассмеялся Игнат, пихнув его в плечо. - Тебя сколько не было? Полгода? И что, ни разу ни на полшишечки?
- Нет, - пробурчал Саша.
Он понимал, что этим дело кончится, поэтому и поехал к Сене, рассчитывал там перекантоваться пару дней, заодно задницу растянуть.
- Совсем-совсем не трогал? - не унимался Игнат.
- Вообще нет! - возмутился Саша. - Я задницей только срал!
- Пошляк, - хохотнул Игнат, - и простату не дрочил?
- Без этого нормально было, - смутился Саша, потому что простату он ласкал. Снаружи, правда, но всё-таки. Не сразу, месяца через три после ухода от Игната.
- И эта, твоя, тоже не лезла туда пальчиком, как их учат в женских журналах? - не унимался Игнат.
- Отстань от неё! - разозлился Саша. - Она не такая!
- Что ж ты тогда от неё ушел?
Саша закрыл глаза.
- Она хорошая, даже замечательная, просто совсем меня не понимает. Ей и так хорошо. Дешево и хорошо. Я так не могу. Не могу есть невкусный хлеб и колбасу, когда знаю, какие они должны быть. Не могу спать на бязи, когда есть хлопок. А ей лишь бы сэкономить. Лишь бы дёшево или бесплатно. Зачем идти в кино, если можно дома посмотреть? Зачем спортзал, если есть ролики в интернете с теми же тренировками? И ей не объяснить. Она реально не видит разницы между пирожными за двести рублей и за две тысячи. Говорит, и то и то сладко. Я просто не мог больше это терпеть. А если уж от неё уходить, так почему бы к тебе не вернуться. Ты хотя бы знакомое зло.
- Ясно, - вздохнул Игнат, - знаешь, чего мы не можем простить людям?
- Чего? - вяло спросил Саша.
- Того, что они не оправдывают наши ожидания, - ответил Игнат. - Ты видел вашу жизнь одним образом, а она - другим. И теперь вы оба разочарованы и обижены. Это пройдет. Тебе ещё повезло, что вы детей не завели.
- И ипотеку не взяли, - поддакнул Саша.
- Тем более, - согласился Игнат. - Хватит рассиживаться, - скомандовал он. - Вытирайся, и идем в спальню.
Пришлось идти. Сашу немного потряхивало, что эмоционально, что физически происходящее было слишком сильной встряской. Он уже и забыл, как интенсивно ощущается Игнат. Из него как будто била энергия, которой он заряжал остальных, хотели они того или нет.
Саша посмотрел на сбитое покрывало и за уголок стащил его на пол.
- Опять вещи разбрасываешь, - укорил его Игнат.
Саша пожал плечами, потом, поморщившись, сказал:
- Ты мне обещал штраф, просил напомнить.
- Точно! - Игнат недобро улыбнулся. - Давай на кровати на колени, и ноги широко, чтобы дырка была видна.
- Бля, Игнат, только не бей меня там! - взмолился Саша. - Ну серьезно!
- Бить не буду, - заверил его Игнат, - так, баловство одно. В кино увидел, хотел попробовать.
- Небось, научное кино, - пробурчал Саша, - с подтвержденными фактами, по Дискавери показывали.
- Прости, что разочаровываю, но порнушка одна! - заржал Игнат. - Где же? - Он копался в своих штанах, которые ранее аккуратно повесил на спинку стула. - А, вот!
В руках он сжимал обычную банковскую резинку.
Саша смотрел на него как на идиота.
- Что замер? Давай-давай, лягушечкой разлегся.
Выхода не было - Саша лег, как было сказано, раскинув ноги и изображая из себя распятую для опытов лягушку.
Игнат присел между его ног на корточки.
- Если не будешь мне мешать - обойдусь пятью, - пообещал он. - Расслабь дырку, не зажимайся.
Саша закусил одеяло и стиснул его же в кулаках, но междужопие расслабил, как было велено.
А потом Игнат что-то сделал, и в самом центре ануса, там, где кожа такая нежная, щелкнуло острой болью. Саша заголосил и покатился по кровати, прикрывая руками пострадавшее место и скуля.
- Ты чего? - испугался Игнат. - Шура?
- Сука, - взвыл Саша. – Больно!
- Не больнее же, чем ремнем, - возразил Игнат.
Саша хотел выматерить его, но понял, что вообще-то это правда. После первой острой вспышки, боль понемногу уходила, растворялась. В принципе, оценивая произошедшее, он признал, что ремнем больнее, здесь он перетрусил от неизвестности.
- Что ты сделал? -  смущенно спросил Саша.
Игнат растянул между пальцами одной руки резинку, а другой оттянул и отпустил, как из рогатки выстрелил, только без пульки.
- И от этого так больно? - ещё сильнее смутился Саша.
- По-моему, ты просто сам себя напугал, - заметил Игнат.
- Это ты меня напугал! - тут же огрызнулся Саша. - Напустил таинственности, еще и целой неделей мучений угрожаешь! А так я вообще не видел, что ты делаешь…
Он еще раз потер ложбинку между ягодицами и насупился.
- Смотреть - больнее, - Игнат присел рядом и погладил его по голове, - это как с комаром, он тебя пока кусает, ты может и не чувствуешь ничего, а как увидишь - становится сразу нестерпимо больно. Хочешь прекратить?
Саша тяжело вздохнул. Злиться на Игната, когда он вот так его жалеет, было практически невозможно.
- У тебя там еще обширная программа?
- Только это и трах.
- Ладно, - Саша пожал плечами, - я и правда заслужил.
- Ты же помнишь свое стоп-слово? - уточнил Игнат.
- Помню - не психуй. Давай, отыгрывай свою фантазию об издевательствах над таким беззащитным мной, - милостиво разрешил Саша и опять разлегся лягушкой.
- Тогда этот не засчитывается, - радостно возвестил Игнат, - всё равно ещё пять осталось.
Саша застонал и заржал одновременно. Вот ведь зараза.
Во второй раз этот щелчок, или как это можно было назвать, оказалось вытерпеть легче. Саша, конечно, вскрикнул, но по постели больше не катался. Игнат делал длинные паузы между щелчками, каждый раз требуя расслабленную, беззащитную мишень. Шестого укуса боли Саша ждал как манны небесной, но после сразу услышал:
- Не двигайся! Руки не тяни.
А так хотелось погладить бедный анус. Сначала ремнем, а потом вот ещё резинкой. Где Игнат вообще такое порно увидел, извращенец?
Саша горестно застонал, готовясь умолять о милости. Но в этот момент влажный язык прошелся по пострадавшему месту, и жалобный стон превратился в облегченный. Игнат жестко прихватил его за ягодицы и принялся вылизывать, практически целуя анус взасос. После порки он был немного припухшим и очень чувствительным. Саша стонал в голос, давая понять, как ему происходящее нравится. За весь вечер это было самое приятное из того, что с ним произошло. У него даже встал.
Вообще за время, проведенное с Игнатом, Саша понял, что член не всегда встает от эротического возбуждения, иногда это просто реакция на определенный набор действий. Именно так он и наладил секс с Игнатом, как тот и хотел - с физическим откликом. Всего лишь пришлось приучить организм к тому, что когда его ебут в жопу - он кончает, и организм перестроился, привык реагировать эрекцией, оказавшись в знакомой ситуации.
Игнат вылизывал его со знанием дела. Только на секунду прервался и потребовал:
- Не кончай!
- Да блин! - возмутился Саша, но руки к своему члену тянуть передумал.
Только и осталось, что тереться чувствительной головкой по кровати. Игнат остановился через пять минут и спросил:
- Так или на спине?
- Давай так, - попросил Саша.
Игнат присел перед ним.
- Облизывай, - приказал он, - никакой тебе, подлому изменщику, смазки.
В жопе от слюны разве что не хлюпало, но слюна быстро сохнет, так что без смазки будет больнее. А ещё перерыв, а ещё порка, а ещё Игнат кончил уже дважды. Саше стало себя очень жалко.
- Ты бы хоть резинку надел, - попробовал он, - я последний раз до отъезда отсюда проверялся.
- А я рисковый, - фыркнул Игнат, - сосать будешь или так тебя трахнуть?
- Буду, - обиженно пробурчал Саша и принялся за дело.
А на резинке была бы смазка. Не много, но лучше чем ничего.
Саша всесторонне облизал Игнату член, стараясь оставить на нем как можно больше слюны.
- Хватит, - усмехнулся Игнат, - ну, держись, - он нагнулся и поцеловал Сашу в лоб, - не завидую я твоей заднице.
Саша несчастно на него посмотрел и всхлипнул, но его проигнорировали.
Игнат снова зашел сзади, крепко взял его за бедра и принялся медленно и неумолимо вставлять член. Шло туго. Всё-таки перерыв сказался. Саша как мог расслаблялся, помня весь свой предыдущий опыт, но всё равно скулил.
- Больно. Больно! - пожаловался он.
- Терпи, - немилосердно посоветовал ему Игнат.
Он не торопился, но и не жалел его. Просто натягивал его дырку на свой елдак. А Саша чувствовал, что его имеют, что им пользуются как вещью. Нужно было переключиться, подумать о хорошем. О вкусном завтраке. О дорогих шмотках. О тусовках, на которые они вместе пойдут. Но терпеть не было сил.
- Игнат! - взвыл он, не особо надеясь на милость. - Пожалуйста!
- Ладно, - сказал Игнат и вытащил.
Щелкнула крышка, на анус полилась смазка.
Саша благодарно выдохнул. Он действительно был благодарен. Он бы сейчас расцеловал Игната, если мог.
В этот раз член пошел легче, хоть и без растяжки, но по скользкому, расслабленному проходу он вошел весь, и Игнат принялся его неторопливо ебать.
- Дрочи, - приказал он, и Саша послушался.
Пропихнул одну руку себе под живот и принялся надрачивать опавший член.
Тут была палка о двух концах. Если не встанет - Игнат будет недоволен. Если встанет, но кончить раньше Игната - будет больно. Важно удержать баланс.
Игнат никуда не торопился. Анус ныл, но Саша дрочил член, не забывая сжимать задницу ритмично, подталкивая Игната к тому, чтобы кончить побыстрее.
Ещё, иногда такое бывало, что Игнат измучивал его настолько, что он никак не мог кончить. Член стоял, но не кончалось. У этого даже какое-то научное объяснение было. Член болел, дрочить его было мучительно, но и не дрочить не получалось. Оставалось только сбить возбуждение холодной водой и перетерпеть. К счастью, было такое только пару раз, Игнат потом следил, чтобы до этого не доводить.
- Люблю твою задницу, - пробормотал Игнат, - тугая дырка, старательная.
Саша только промычал в ответ, пытаясь не сбиться с ритма.
- Переворачиваемся.
Да блин! Ну не мог Игнат трахаться в одной позе больше пяти минут, скучать начинал.
И вот он пристроился сверху, закинув Сашины ноги себе на плечи.
- Я так не гнусь! - возмутился Саша, которого сложили буквально пополам.
- Ты каждый раз это говоришь, - усмехнулся Игнат, - так что заткнись и дрочи!
Пришлось зажмуриться и дрочить. Смотреть в довольную Игнатову морду не хотелось.
Игнат трахал его равномерно, как поршень или фак-машина. Саша дрочил, стараясь удержаться на грани и не сорваться в оргазм.
- Давай на бок, - приказал Игнат.
- Да блять, кончи ты уже! - взмолился Саша, которого безжалостно уложили на правый бок и опять вставили сзади.
Анус уже откровенно дергался от боли.
- Терпи, - пропыхтел Игнат, - это твое наказание как-никак.
- Я уже очень-очень наказан, - заныл Саша, - я всё понял и раскаялся. Я больше так не буду! Я исправлюсь! Я буду хорошим! Послушным!
Игнат вроде бы заржал, но ничего не ответил. Впрочем, ему и не надо было. Он ускорил движения бедрами, Саша задрочил быстрее, не забывая работать задницей. Наконец Игнат кончил, залив ему внутрь сперму. Саша выдохнул и попытался выдоить из себя оргазм. Ничего не получалось, у него слезы на глазах выступили.
- Дай я, - Игнат, посмотрев минут пять за его мучениями, снова перевернул его на спину и наделся ртом на Сашин член, тот только руку успел убрать.
Из задницы потекло, Игнат пропихнул в Сашу пару пальцев и начал целенаправленно надрачивать простату, синхронно двигая головой. Саша зажмурился. Постарался поймать мысль о том, как приятно кончать, какое удовольствие доставляет оргазм, но вместо этого опять представил Игната с растраханным анусом, жалобно скулящего и просящего остановиться. И тогда только кончил.
Игнат глотать не стал, сплюнул то, что попало в рот, на одеяло. Этим же одеялом вытер Саше член и задницу.
- Спи, - приказал он, - я в душ.
- Спасибо, - пробормотал Саша.
Он очень сильно хотел, наконец, уснуть.
Проснулся он тоже один. Не сразу понял, где он, оказалось, что Игнат перенес его к себе. Интересно, догадался его во что-нибудь завернуть или светил его голой оттраханной задницей в коридоре?
Саша сладко потянулся, чувствуя ломоту в теле, ощущая нежность хлопка и легкий приятный аромат чистого постельного белья. А потом понял, что что-то не так.
Сунулся под одеяло.
- Вот сукин сын!
Игнат надел на него клетку для члена, а в задницу запихнул пробку. И ровно как Игнат и говорил про комариные укусы, пока Саша этого не увидел, его ничего не беспокоило. А теперь сразу зачесался член, а задница стала напоминать о вчерашних мучениях.
Клетка, типа пояса верности, была из медицинской стали. Саша и раньше пару раз её носил. Состояла из трех частей: большое кольцо с длинным штырем, уходящим к яйцам, в которое продевался член, к ней с одной стороны крепился решетчатый каркас, не дающий члену разгуляться, а с другой к краю штыря - пробка. Прикручивалось все простыми винтиками. Одевалось и снималось за минуту. Можно было использовать винтики с замками, но Игнат этого никогда не делал. Требовал от Саши носить и не снимать добровольно.
Саша сразу раскрутил тот винт, что удерживал пробку. С мучительным стоном вытащил её из задницы. Пробка оказалась елочкой. Нижний шарик самый широкий, второй самый маленький, а верхний - средний по размеру. По Сашиным прикидкам, самый широкий шарик был сантиметра четыре в диаметре - не больше, а всего длина елочки меньше десяти сантиметров. Та часть, которая приходилась на анус, и вовсе не превышала полутора сантиметров. Вполне терпимая игрушка, если бы анус не был таким измученным и опухшим после вчерашнего.
Саша аккуратно его ощупал, едва касаясь. Края по всему кругу были одинаково болезненными. По-хорошему надо было оставить его в покое и не совать туда ничего, но с другой стороны, маленькая пробка лучше, чем большой дилдо. Клетку с члена он тоже снял. Помял член в руке, осмотрел. Но тут ничего не было. Саша аккуратно убрал член обратно в клетку, гадая, сколько ему так ходить.
Елочку в себя пропихивать было сложнее, анус не давался, отказываясь расслабляться. Пришлось надавить посильнее, от чего стало больно. Матеря Игната про себя, Саша закрутил второй винтик обратно.
В дверь постучали.
- Войдите, - разрешил он, прикрывшись одеялом до шеи.
- Добрый день, Александр Сергеевич, - вежливо поздоровалась одна из горничных.
Саша так и не научился их различать: одна Полина, вторая Дарья, одна светлая, вторая темная. В остальном похожи и фигурами и прическами. Так что он не заморачивался. Была еще Клара, но у неё каре, так что её он запомнил.
- Добрый, - ответил он.
- Игнат Александрович просил спросить, вы спуститесь на завтрак или вам сюда подать?
Саша прикинул за и против.
- А он что, дома? - удивился он.
- Суббота, - коротко пояснила то ли Полина, то ли Дарья.
- Точно, - поморщился Саша, завтра на работу, - я спущусь, попросите подождать меня.
- Конечно, - девушка кивнула и вышла из комнаты.
Персонал у Игната был выше всяких похвал. Саша не знал, сколько Игнат им платил, но отрабатывали они каждую копейку.
Он встал из кровати, сходил в санузел Игната. Ссать пришлось сидя, чтобы не разбрызгать, потом еще член мыть ручным биде, и не вытрешь нормально. Одна морока с этой клеткой.
Встал вопрос что надеть. Раньше в шкафу у Игната хранилась часть Сашиных вещей. К его удивлению, так было и сейчас. Он без проблем нашел и свои трусы и носки, рубашку от Dior, брюки Marc Jacobs, туфли, пошитые на заказ. Игнат реально ждал его возвращения. Сука прозорливая.
Саша оделся и поспешил в столовую. Этажей в особняке было три. Лестница с улицы вела сразу на второй. Там был большой холл, столовая, гостиная с камином, бильярдная, домашний кинозал на десять персон. На первом была жилая часть для прислуги, кухня, пост охраны, тренажерка и бассейн. Верхний этаж был личным, там располагались спальни и кабинет Игната. На первый этаж можно было попасть еще из гаража и со стороны залива, а с третьего этажа вниз вела кованая уличная винтовая лестница. Спуститься по ней зимой было бы проблематично.
Игнат нашелся в столовой, он и правда ничего не ел - ждал Сашу. Пахло - божественно. Свежая выпечка, цитрусовые нотки, ароматный бекон. Саша с наслаждением втянул носом этот запах еды нормальных людей.
- Доброе утро, - поздоровался Игнат.
- Доброе, - немного настороженно отозвался Саша.
Он чувствовал легкую неловкость, не зная, как завести разговор. Пока спускался по лестнице, елочка тыкалась в простату, от чего член порывался встать, но был жестоко остановлен клеткой.
- Как себя чувствуешь? - спросил Игнат.
- Нормально, - пожал плечами Саша.
Он сел на своё место, чуть поморщившись. Задница болела от порки не сильно, а вот чертова ёлочка знала свое дело.
Прислуга испарилась.
- Долго мне так ходить? - спросил Саша, глядя, как Игнат пьет свой черный чай.
- Как - так? - усмехнулся тот.
- Ты знаешь как… - буркнул Саша, но Игнат изображал полное непонимание, - с пробкой в заднице и членом в поясе верности?
- Ах, так? - Игнат продолжил усмехаться. - Неделю.
- Да ты издеваешься! - возмутился Саша.
- Ни капли, - возразил тот, - клетку тебе запрещено снимать. А пробку буду вынимать я, по твоей просьбе, исключительно для медицинских и естественных нужд.
- Игнат, - заныл Саша, - это вредно!
- Всего лишь не очень полезно, - ответил тот, - ничего, неделю потерпишь. Впрочем, могу заменить ежевечерней поркой, как вчера.
Саша закатил глаза.
- Нет уж, лучше с пробкой похожу.
- Я так и думал, - улыбнулся Игнат.
Дальше они завтракали молча.
- Что думаешь делать? - спросил Игнат после того, как они вышли из столовой.
- Не знаю, в бассейне пойду поплаваю, - ответил Саша, у него и правда не было планов.
- Не советовал бы, - Игнат наклонился к нему, чтобы слуги не услышали, что он говорит, - соленая вода не для твоей бедной дырочки.
Саша возмущенно насупился. Вода в бассейне была из залива, насосы закачивали её, она проходила систему очистки, в бассейне работал подогрев, а потом воду сливали обратно, закачивая новую порцию. Саша не знал, насколько это законно и затратно. Но плавать в морской воде было прикольно.
- Ты во всем виноват, - буркнул он.
О спорте тоже пришлось забыть, с пробкой, давящей на простату, не поприседаешь.
- Я работать пойду в кабинет, - предупредил Игнат, - тебе сейчас нужно в туалет?
Саша покраснел. Позывов особых не было, но пробка всегда немного раздражала прямую кишку. Да и надо бы, а то потом уйдет Игнат к себе, кто знает, когда появится.
Он кивнул.
- Идем, - ухмыльнулся Игнат.
Как же Саша его ненавидел в эту секунду.
Они поднялись на третий этаж в комнату Саши.
Игнат присел на кровать и многозначительно похлопал себя по коленям.
- Без этого обойтись нельзя? - возмутился Саша. - Давай я просто сам её выну, а потом вставлю?
- А в чем же будет мое развлечение? - уточнил Игнат.
- Сука, - пробормотал Саша, раздеваясь ниже пояса.
- Так трудно вещи нормально сложить? - Игнат раздраженно посмотрел, как Саша бросил скомканные брюки на кровать.
- А зачем? - фыркнул тот. - Слуги погладят, если сомнутся. Да и модель вышла из моды, пора избавляться.
- Ты как гламурная сучка, - Игнат закатил глаза.
- Я люблю модные красивые вещи! - возразил Саша, укладываясь к Игнату на колени. - Ты тоже не в секонд-хенде ходишь.
- Но именно твои шмотки занимают в моем доме шкафы в двух комнатах, - Игнат принялся неторопливо раскручивать винтик.
Саша пожал плечами, что поделаешь. Он чувствовал себя счастливее, покупая что-то новенькое.
- Пояс снимал? - спросил Игнат, притормозив.
- Да, утром, - ответил Саша без страха. Запрета от Игната утром не было, так что он не мог его обвинять в каких-то нарушениях, - хотел проверить на повреждения. Потом обратно надел.
- И как повреждения? - уточнил Игнат, поигрывая с ёлочкой.
- В пределах, - заверил его Саша и начал ёрзать. - Прекрати! Я весь член о клетку обобью!
- Ладно, - смилостивился Игнат, - вдохни и медленно выдыхай.
Саша сделал, как было сказано, и Игнат одним плавным движением вытащил из него пробку.
Саша мучительно застонал.
Игнат хлопнул его по заднице.
- Что разлегся?
Саша вскочил.
- Держи, - Игнат отдал ему пробку, - времени тебе полчаса. Не уложишься - продлю ношение ещё на неделю.
- Сука, - бросил ему Саша и получил ещё раз по заднице.
- За языком следи, - напомнил Игнат, но не зло, с усмешкой, показывая, что не злится, а больше развлекается.
Саша фыркнул и потащился в санузел.
Понятно, что о нормальном походе в туалет и речи не шло. Это было бы издевательством над собой. Пришлось опять делать клизму. Бедная микрофлора. Игнат в него ещё и кончил вчера. Сука! Саша сделал пометку прикупить в аптеке каких-нибудь пробиотиков или чего-то в этом роде и попить.
Насадка у спринцовки хоть и была тонкой, и смазал он её щедро, но вставлять её в себя было мучительно. Впрочем, Саша признавал, что он не самый терпеливый парень на свете. Пока вода лилась внутрь, воображение рисовало нерадостные картины того, что так пройдет целая неделя. По две клизмы в день: утром и вечером, и каждый раз просить Игната вытащить пробку. Саша только надеялся, что тому надоест раньше и он отменит наказание дня через два.
После того как спринцовка опустела, Саша дал воде время на работу, а сам принял душ и вымыл пробку, обработав её антисептиком.
Прощаться с клизмой было тоже болезненно. Анус явно не был благодарен за такие издевательства. Убедившись, что последняя капля покинула его тело, Саша вымыл анус при помощи тоненькой струйки биде. Никакой бумаги, даже самой дорогой, она бы ощущалась, как наждачка.
К Игнату он вернулся до установленного времени, абсолютно голым.
- Давай сюда, - Игнат отложил в сторону свой телефон и снова разместил Сашу у себя на коленях.
На кровати лежал тюбик заживляющей мази. Саша отдал пробку. Игнат смазал её и снова втолкнул в многострадальный анус. Саша стонал очень громко, чтобы было слышно, как он страдает. На самом деле мазь была с охлаждающим эффектом, а Игнат действовал очень осторожно.
- Молодец, - Игнат снова шлепнул его по заднице, - красиво воешь.
Саша принялся одеваться.
- Если нужно будет - не стесняйся зайти ко мне или позвонить, - Игнат замер в дверях. - В крайнем случае, сам вытащи.
Саша кивнул.
Вот всегда так. Игнат над ним издевается, а потом напоминает, что Саша во всем этом добровольный участник и это их игра, и он может остановить её в любую секунду. После этого становится мучительно стыдно. Потому что Саша прекрасно понимал, что он продался с потрохами за материальные блага. И никакой жертвой происходящего он не является, даже жалеть себя стыдно.
Игнат ушел, а Саша передумал одеваться и устроился на кровати пятой точкой кверху, листая ленту в телефоне. Бездумно лайкая чужие фотки и посты. Потянуло в сон, но он боролся с собой. Лучше было лечь спать пораньше с вечера. Его утренний эфир был с шести тридцати до половины десятого. А до эфира ещё нужно было просмотреть последние изменения в сценарий, загримироваться, поздороваться с гостями и снять их мандраж перед камерой, который был почти всегда. Крутые звезды на утреннее шоу в воскресенье не ходили. Обычные люди. Саша умел их расслабить, расположить к себе, сделать так, чтобы они не сутулились и не хихикали, нервно теребя одежду или волосы. Так что на эфир он приезжал за полтора часа, из дома для этого приходилось выходить в четыре утра.
Вообще того извращенца, который придумал утреннее шоу в воскресенье в прямом эфире, следовало казнить какой-нибудь особо жестокой казнью. Рейтинги - нулевые, с тем же успехом можно было старые советские комедии в это время показывать. И главное, шоу было совсем не интересным. Стандартный набор тем: готовим вкусняшку, лайф-хак по починке, гость, у которого красивые цветы на балконе или огромные тыквы на даче, или кот умеет мяукать “мама”, пять спортивных упражнений на все случаи жизни, список культурных мест, куда можно сходить, модные советы и прогноз погоды на неделю. В целом схема рабочая, но как же скучно это преподносилось. Саша старался своей подачей расшевелить это болотце, но никому кроме него это было не нужно.
Позвонил Влад. Саша удивленно моргнул, ладно бы Сеня, но Влад?
Накинув на себя покрывало, Саша сел на кровати и включил видео.
- Привет! - сказал он.
- Привет, - откликнулся Влад.
Саша молчал, раз Влад позвонил, значит пускай сам и говорит, что ему надо.
- Ты как? - спросил наконец Влад, не выдержав игры в молчанку, было видно, что ему очень неуютно.
- Нормально, - пожал плечами Саша, - жив.
Что он ещё мог сказать? Пожаловаться на больную попку и пробку в нежном месте? Так настроения на это не было.
- С тобой всё в порядке? - снова спросил Влад. - Хочешь, я тебя оттуда заберу?
- Ты ебанулся что ли? - ласково уточнил Саша. - Я тут изо всех сил пытаюсь закрепиться, а ты - “заберу”.
- Точно всё в порядке? - продолжил допытываться Влад.
- Мне тебе жопу на осмотр предоставить, чтобы ты мне поверил? - возмутился Саша. - Я могу, за мной не заржавеет.
Влад закатил глаза, но ощутимо расслабился.
- Сеня всю ночь не спал, - поведал он, - и утром порывается к вам поехать тебя спасать.
Теперь уже Саша закатил глаза.
- У него других занятий нет? Открой ему приют для бездомных животных. Пускай туда своё желание быть матерью Терезой изливает.
- Я бы открыл, но боюсь, что приют всем составом переедет к нам.
Они оба усмехнулись.
- Ладно, - решил Саша, - давай я ему позвоню и скажу, что со мной всё в порядке.
- Буду очень благодарен, - тяжело вздохнул Влад.
- Не ной - сам его выбрал, - напомнил Саша, - даже войну ради него устроил.
- Я не ною, просто он иногда слишком хороший. Тяжело на его фоне быть приземленным. Чувствую себя старым циником.
Света тоже была слишком хорошей. Не амбициозной, доброй, открытой, простой. Всё это с приставкой "слишком". Саша тоже чувствовал себя прожженным на её фоне.
Он нахмурился и скомканно попрощался с Владом.
Перед звонком Сене он всё же оделся и только после этого начал вызов. Сеня ответил почти сразу.
- Игнат? Тебя забрать? Мы сейчас приедем!
- И тебе привет, - усмехнулся Саша, - не надо меня забирать. Со мной все в порядке. Специально звоню тебе это сказать, чтобы ты не психовал.
Сеня ему не поверил.
- Это тебя Игнат заставляет это говорить? - спросил он. - Моргни два раза, если я прав!
Саша от его богатой фантазии едва не моргнул.
- Ты с дуба рухнул? - уточнил он. - Сеня, в себя приди. Я тут на добровольных началах. Я сам хотел сюда. Ничего меня Игнат не заставляет. Я рад, что вернулся, и рад, что он меня принял обратно.
- Ты не серьезно, - на лице у Сени появилось сомнение.
- Слушай, я не знаю, как тебя убедить, да и не должен это делать. Но ты сам подумай! Хватит выставлять Игната каким-то палачом. Мы поговорили и потрахались - всё! А ты его, между прочим, очень обижаешь своим поведением. Он тебе поводов для такого не давал!
Сеня смутился.
- Он выглядел хмурым, когда вы уезжали.
- Как и девяносто процентов времени, - парировал Саша, - у него почти всегда ебало недовольное или презрительное.
Сеня фыркнул.
- Знаешь, он даже шмотки мои не выкинул, из тех, что я не забрал, когда уезжал. Он меня реально ждал обратно. Сам подумай, стал бы он это делать, если бы хотел причинить мне вред?
- Наверное нет, - признал Сеня.
- Будем считать, что у нас был кризис и мы его пережили, - заключил Саша, пересел поудобнее и поморщился, чертова пробка прямо в простату ткнулась.
- Тебе больно! - воскликнул Сеня. - Ты мне врешь! Он с тобой что-то сделал!
- Ну ты ебанутый, - Саша закатил глаза, - задница у меня болит. У меня полгода анального секса не было. Понятно, что после перерыва будет болеть. Не психуй на пустом месте, меня Игнат даже мазью заживляющей смазал, прежде чем работать уйти.
Он не стал уточнять, при каких обстоятельствах это было. Это точно не для нежных Сениных ушей, Владу можно было бы рассказать, он всегда с удовольствием слушал о Сашиных злоключениях, выстебывая его страдания. А Саше надо было с кем-то делиться, вот он и присел Владу на уши. Тот пытался от него отбиться, но после угрозы выбрать в качестве жилетки Сеню - смирился и позволял выговориться. Но жалеть отказывался, считая, что Саша сам пиздец своего несчастья. Иногда давал толковые советы. В общем, странные у них были отношения.
Сеня покусал губу. Ему только плюшевого медвежонка в руках не хватало для полноты образа.
- Может, ты зря вернулся? Ты же не такой. Тебе это не нравится. Ты ведь с девушкой жил.
- С девушкой ничего хорошего не вышло, зря только её сгоношил, - повинился Саша, - не могу я так - жить на свои. Мне хочется всё и сразу. Мне нравится иметь прислугу. Не заниматься бытом, не экономить, - он сильно поморщился. - Я готов платить за это своей задницей. Тем более, согласись, Игнат не самый плохой вариант. Молодой, привлекательный, не извращенец, не жадный, не тупой. Богатый. Я сорвал куш, когда он решил со мной связаться. Да, я предпочел бы киску, типа твоей Алисы, но и так нормально. Толпы богатых баб, мечтающих меня озолотить, у дверей не стоит, а Игнат - вот он, рядом.
- Ты не должен так себя принижать, - Сеня снова принялся заламывать руки, - ты не содержанец. Ты работаешь! Ты мог бы сам всего достичь.
- У меня нет таланта и связей Влада или деловой жилки Игната. Да, я зарабатываю, но миллионером мне не стать. И если я не могу быть миллионером, то я могу быть с миллионером, - заключил он, - тысячи женщин живут так, почему мне нельзя? Чем я хуже?
Сеня посмотрел на него грустно.
- А как же любовь?
Саша закатил глаза.
- А она того не стоит. Я попробовал - деньги лучше. Ладно, не еби мне мозг, завтра на ужин к вам придем, там поговорим. И, пожалуйста, не веди себя с Игнатом, как с преступником, он этого не заслужил. Если хочешь кого-то обливать презрением, то лучше меня. Я тут - проститутка, а он всего лишь берет, что само плывет ему в руки.
- Не говори так, Игнат, - нахмурился Сеня, - я тебя не осуждаю. Просто беспокоюсь.
- Я ценю, - заверил его Саша, - но ты давишь.
- Прости.
- Забей, мне даже приятно, что ты обо мне заботишься.
Они немного неловко улыбнулись друг другу и на этом расстались.
Саша лег на спину, вспоминая, что когда-то презирал Сеню, а потом, поняв, что тот не бесхребетный, а просто хороший человек и жертва обстоятельств, стал относиться к нему ровно. Иногда он даже отвлекал Алиску, чтобы так не терзала мужа, уговаривал её уехать куда-нибудь на пару недель вдвоем, давая Сене передышку. Она так сильно ненавидела мужа. И реально насиловала его страпоном. Пару раз Сеня даже попадал в больницу. Зная всё это, тяжело было смотреть ему в глаза. Но Сеня ни на кого не озлобился. Он всегда улыбался Саше, и от этого становилось неловко.
Хорошо, что Влад его спас. Жаль, что Сашин рыцарь на белом коне оказался не дамочкой, а мужиком. Но это лучше, чем если бы такого рыцаря вовсе не случилось.
Через полчаса Влад прислал сообщение, что Сеня уснул, и поблагодарил за помощь. Как наседка над цыпленком, право слово.
До обеда Саша разбирал остатки гардероба, прикидывая, в чем из этого можно будет поехать на завтрашний эфир. Нашел только одну приличную сорочку. Срочно надо было заполучить свои шмотки обратно и растрясти Игната на новые. После обеда он хотел пошляться по дому, но на каждый шаг чертова пробка напоминала о себе, так что он устроился в спальне Игната и с планшета смотрел сериал.
На ужине он вежливо спросил:
- Скажешь водителю, чтобы он завтра отвез меня на эфир?
- Конечно, - согласился Игнат, - отвезет и заберет, и завтрак тебе приготовят и вовремя подадут.
- Спасибо, - Саша улыбнулся, а потом озвучил то, о чем давно мечтал: - Можно я больше не буду работать? Там всё равно копейки по сравнению с тем, сколько ты на меня тратишь.
- Нет, не можно, - возразил Игнат, - ты без работы станешь скучным, и я тебя брошу. Кто мне сплетни пересказывать будет? Да и что ты будешь делать без работы? Сам от себя на стену полезешь, а там уже и до поиска острых ощущений не далеко. Сторчишься. Работай, Шура. Хочешь - смени место, но чтобы при деле был.
Саша закатил глаза.
- И ничего не сторчался бы, - возмутился он, - почему Сене можно сидеть дома, на полном содержании Влада, а мне нельзя?
- Нашел с кем сравнивать, - усмехнулся Игнат, - Сеню страшно одного в реальный мир выпускать. А ты маленькая пиранья, запросто укусишь, когда надо будет. Это моё условие, ты - работаешь! А если вдруг останешься без занятия - я его тебе найду.
Саша скорчил недовольную морду. Он бы предпочел не ездить на эфиры. Глупо работать за зарплату, когда твои расходы превышают её на порядок. Амбициозным он никогда не был. Известность ему была не нужна. Игнат - тупой придурок, если считает, что Саша не нашел бы себе другого занятия, чтобы развеять скуку, кроме наркотиков.
После ужина они отправились в спальню к Игнату, там опять повторилось всё как утром: Игнат вытащил пробку, а Саша пошел делать себе клизму, мысленно кляня его на чем свет стоит. Вот только после гигиенических процедур Игнат не стал ставить пробку на место, а демонстративно показал презерватив.
- Ну нет же! - взвыл Саша. - Дай зажить хотя бы день.
- Никакой пощады, - усмехнулся Игнат, - да и там практически всё зажило уже.
К сожалению, это было правдой, припухлость по сути спала, болевые ощущения притихли, ещё день, и ничего не будет напоминать о пережитом опыте.
- Заметь, - Игнат показал тюбик с заживляющей мазью, - я о тебе забочусь. Буду смазывать тебя в процессе, так сказать.
- Скотина, - буркнул Саша и подошел, чтобы Игнат снял клетку.
- Это лишнее, - отмахнулся тот, - давай на живот. А потом можешь спать - тебе рано вставать.
- Ты издеваешься сейчас что ли? - возмутился Саша. - Ты меня так трахать собрался? Сам же требовал отклик!
- Передумал, - ухмыльнулся Игнат, - это слишком жестоко по отношению к тебе. Так тебя поимею.
Саша зашипел сквозь зубы. Правда была в том, что оргазм делал анальный секс приемлемым. Игнат знал, чем его пронять.
- Пожалуйста, - попросил он.
- Нет, ты наказан! - напомнил Игнат.
- Что, так всю неделю? - не поверил своим ушам Саша.
- Будешь думать в следующий раз, что делаешь.
Пришлось ложиться на живот и подставлять жопу. Под пах Саша подпихнул подушку, чтобы не давить клеткой на член. Игнат отымел его со знанием дела, специально проезжаясь членом по простате. От чего Саша стонал и скулил. Простата и так была за день надрочена пробкой, а тут ещё и это издевательство. Кончил Игнат в презерватив, так что мыться Сашу не пустили, а снова заткнули задницу пробкой и, поцеловав в висок, пожелали сладких снов. Какой тут сон? Он еще минут сорок вертелся, уговаривая себя, что если по-быстрому в ванной снять клетку и подрочить, то Игнат в жизни не узнает. Но было страшно, что узнает. Может и не выгонит, но запрет уже на месяц и на ключ. Это он может. Саша так умаялся, крутясь на кровати, что и сам не заметил, как уснул.
Разбудил его будильник на фитнес-браслете. Саша выбрался из-под тяжелой руки Игната и, найдя халат, отправился к себе.
Принял душ, высушил волосы. Средств для укладки не было, так что он просто оставил волосы как есть, на студии попросит гримера зафиксировать лаком. Оделся, кайфуя от того, что снова может использовать шикарные аксессуары. Конечно запонки с бриллиантами и часы от Jaeger-LeCoultre - это был перебор для утреннего эфира. Это даже для вечернего шоу было слишком, но Саша просто не мог удержаться. Душа пела от того, что эти дорогие великолепные вещи снова были ему доступны. Тем более, что он одевался в сине-серой гамме, а у часов был синий ремешок. Саша счел это достаточным, чтобы сделать выбор в их пользу.
В столовой его уже ждал накрытый завтрак, а Клара сообщила, что водитель прогревает авто. Саша рассмеялся. Его отличного настроения не могла испортить даже пробка в заднице. Неприятно - но фиг с ним, не велика цена за все эти блага.
В машине он аккуратно повесил пиджак на вешалку и, достав подушку, нагло улегся спать. Сорок минут сна утром - это бесценно. Доехали без пробок. Водитель даже вышел, чтобы открыть ему дверь. Жаль, никто не видел.
В студию Саша буквально вплыл, излучая довольство.
- Привет, Оля, сделай что-нибудь с волосами, - попросил он, садясь на грим.
- Сколько раз повторять: я гример, а не стилист, - огрызнулась та.
- Но ты же всё знаешь и все умеешь, - подлизался Саша, - не могу же я идти в эфир в таком виде.
Оля скривилась и пробормотала что-то типа “задолбали”.
- Кто тебе уже успел с утра настроение испортить? - спросил Саша, потому что Оля на самом деле была неконфликтной и позитивной девочкой.
- Догадайся, - закатила она глаза, - наша Принцесса задерживается, у меня будет только пятнадцать минут на грим, а ещё у неё, видите ли, засосы, которые необходимо замаскировать. Не могла, блять, надеть с шеей что-нибудь!
Она, наконец, подняла взгляд на Сашу и нахмурилась.
- Что у тебя морда такая довольная? - спросила она.
- Да так, - Саша таинственно улыбнулся и пожал плечом, - поможешь с прической?
- Как будто у меня есть выбор! - закатила она глаза.
Прибежала помощница редактора - Аня.
- Я тебе скинула последние правки по сценарию. Вместо жаб будут грядки. Жабы изволили почить в бозе сегодня ночью. Не могли подождать денек! Я, блять, зря их названия транслитерировала с латыни?
Саша сочувственно покивал.
- Гости уже тут? - уточнил он.
- Едут, - скривилась Аня, - замена-то срочная. Ещё хорошо, что согласились приехать. Я тебе скинула инфу по грядкам. Картинки, сам понимаешь, не будет, так что держись, на Принцессу надежды нет. Сам знаешь, какая она деревянная.
Оля громко фыркнула. Саша участливо поцокал языком.
Принцессой прозвали его соведущую, появилась она пять месяцев назад и умудрилась настроить против себя всю съемочную группу. Её папа был богатеем, а доченьке хотелось известности. Но её взяли только в утреннее шоу, потому что таланта там отродясь не водилось, начиная от убогой дикции и заканчивая полным неумением вести себя в кадре. Тут даже папкины деньги не спасли, ему просто дали посмотреть запись, и он отстал, а Саше страдать. За пять лет у него сменилось несколько соведущих, но такого не было ни разу. Он буквально ненавидел эту Таню. Чем-то она ему напоминала Алиску, то же самомнение, то же видение себя пупом Земли, повадки, снисходительные до оскорбительного обращения, но Алиса хоть не совсем глупой была, с ней было о чем поговорить. А такой эталонной тупой пизды Саша прежде никогда не встречал.
Оля уложила ему волосы и принялась за грим. Саша смотрел на телефоне обновленный сценарий, запоминал имена гостей. На студии работал телесуфлер, но и он бывало глючил, так что нужно было заранее подготовиться.
- Нет, я решительно хочу запихнуть тебе в морду кусок лимона, - пробурчала Оля, заканчивая с пудрой, - нельзя быть таким довольным в шесть утра.
Саша усмехнулся.
- Ещё как можно, - заверил он.
- Колись, что случилось? - продолжила допытываться Оля. - Девушка твоя беременна?
Саша сразу погрустнел.
- Мы расстались.
- Жаль, - посочувствовала Оля.
- Что я слышу? - появился продюсер шоу - Костя. - Ты опять холост?
Пробегавшая мимо Аня тоже притормозила.
- Нет, - Саша покачал головой.
А потом демонстративно той рукой, что в часах, поправил прическу.
- Сука! - воскликнул Костя, хватая его за запястье. - Я этих часиков сто лет не видел! К папику своему вернулся?
Аня с Олей ахнули.
Саша многозначительно усмехнулся.
Скрывать личную жизнь в телевизионной среде было бесполезно. Здесь всё про всех знали. Полгода назад он ещё не успел в студию войти, а ему уже сочувствовали, что его олигарх его выставил. Саша даже не пытался их разубедить, что сам свалил.
- Игнат, я тебя Христом богом молю! - воскликнул Костя. - Попроси своего папика, чтобы Принцессу из шоу убрали! Он ведь крутой кент - он сможет.
- Игнат, пожалуйста! - хором взвыли девчонки.
- Сил нет терпеть, - добавила Аня.
- Я… - Саша смутился, - спрошу, но ничего не обещаю. Он не любит вмешиваться в мою работу. Она его мало волнует.
- Спроси, брат, спроси! - Костя его порывисто обнял. - Спасителем нашим будешь!
Аня с Костей учесали, а Оля тихо добавила:
- Хорошо, что ты к нему вернулся, снова глаза заблестели, а то последний месяц весь потухший был.
Саша пожал плечами, что тут скажешь.
Принцесса явилась к семи. Так что первые полчаса Саша мужественно вел шоу один, на ходу переиначивая сценарий. На грим у Принцессы ушло ещё полчаса, и в эфире она возникла только в полвосьмого. Во время рекламы вошла в кадр, согнала Сашу с места, чтобы сесть правой стороной к камере.
- Ненавижу жаб, - сказала она.
- Так их и не будет, - откликнулся Саша, позволяя Оле припудрить себе лоб и подбородок, - заменили на грядки.
- А мне почему не сказали? - моментально взвилась Принцесса.
- А почту свою ты принципиально не смотришь? - язвительно спросил Саша.
- Ой, заткнись, - огрызнулась та, - прям строишь из себя…
Она не договорила и бесцеремонно прихватила его за рукав.
- Это что, бриллианты?
Саша небрежно стряхнул её руку и поправил манжет, чуть прикрывая запонки краем пиджака.
- Да, - невозмутимо ответил он, - желтое золото, шестьдесят шесть бриллиантов. Это подарок.
Тут он не соврал. Это и правда был подарок от Игната, причем просто так, без повода или просьбы. Просто он однажды отдал их Саше и сказал, что они напоминают ему его глаза. Было приятно. И сами запонки тоже шикарные: с имитацией пуговиц, на синем фоне тонкие золотые цепочки вместо ниток, а по окантовке бриллианты. Сашины любимые запонки. И стоили дороже, чем часы, он потом в интернете посмотрел. Ужасно жалко было их тогда оставлять.
Принцесса на него вылупилась как баран на новые ворота.
- Выходим из рекламы через пять, четыре, - начали отсчитывать в наушниках.
Саша победно усмехнулся и повернулся к камере:
- С возвращением, - сказал он, сверкая зубами, - а сейчас мы хотим рассказать вам, куда можно будет сходить в следующий уикенд.
Ему показали, что камеру с него убрали и переключили на картинку.
- В пятницу нас ждет премьера в Мариинском театре, это постановка молодого польского режиссера…
До следующей рекламы Принцесса так и не смогла связать двух слов. Она начинала говорить, но запиналась, и Саша бодро её перебивал, перехватывая инициативу. Раньше он пытался ей помочь. Выхода особо не было. Но сейчас, чувствуя за спиной поддержку Игната, он размазывал эту Таню в прямом эфире на радость себе и съемочной команде.
Как только пустили рекламу, Таня зашипела на него:
- Ты что творишь? Как ты смеешь?
- Как я смею? - притворно удивился Саша. - Это как ты смеешь говорить так, будто у тебя хуй во рту застрял? Почти полгода на эфире, а дикция как у беззубой. У тебя вообще совесть есть? Опаздываешь постоянно, вырезы эти, - он презрительно посмотрел на её блузку, - говорить внятно так и не научилась. А гонору - как будто ты звезда эфира. Надоела ты мне хуже горькой редьки. Либо учись говорить нормально, либо сиди молча, сиськами сверкай.
- Ты, ты!!! - задохнулась от возмущения Принцесса.
- Выходим из рекламы через пять, четыре, - привычно пробубнил наушник.
Рекламы утром в воскресенье было мало.
- Да пошел ты! - воскликнула она, вскакивая. - Да что ты о себе возомнил? Мудак! Сволочь! Тупица! Пидарас!
Из рекламы они уже вышли, но Таню это волновало мало. Саша смотрел на неё немного обалдевшим взглядом. Он-то умел держать лицо. Его один раз в рекламу собака за палец тяпнула, а он молчал и улыбался, когда начался эфир. Потом матерился, конечно, почем зря, пока ему первую помощь за кадром оказывали.
Наушник надрывался истошным криком, требуя переключиться на сюжет. Как только дали знак, что пошел сюжет, Саша встал с дивана и, прихватив Таню за локоток, повел её на выход.
- Нафиг - это сюда, - сказал он и выпихнул Таню за двери студии.
Все, кто были на площадке, аплодировали.
Саша невозмутимо вернулся на свое место и улыбнулся в камеру.
- Моя коллега нас покинула, но это не повод не узнать, что можно приготовить из вкуснейших слив. Вы любите сливы? Я - обожаю! Венгерка - мой любимый сорт. А ещё я люблю сливовый компот и варенье. Что ещё можно сделать со сливами, вам расскажет мой коллега Антон Романов в своей рубрике “Готовим по-питерски”.
Все сюжеты шли в записи, так что Саша просто откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза.
- Ну ты дал, - восхитилась Оля, поправляя ему грим.
- Не могу больше её терпеть, - признался Саша, - накатило. Уволят - и фиг с ним. Игнат мне другую работу подгонит.
- Эх, где бы мне олигарха встретить? - мечтательно закатила глаза Оля.
Саша хотел бы ей рассказать про прелести анального секса, порку, пробку в заднице, римминг и прочее, но не стал. Смысл жаловаться, если сам на это подрядился? Знал, на что шел, когда возвращался. Это он в первый раз не понимал, как это будет. Во второй таких оправданий у него не было. Так что он просто промолчал.
Эфир он довел до конца один. Таня на площадку так и не вернулась. Зато сразу после эфира его вызвали к главному. Не к самому главному, тот по воскресеньям не появлялся, а к его заму.
В кабинете нашлась довольная Таня.
- Ты уволен! - выкрикнул большой начальник ему в лицо.
- Ну, ладно, - Саша пожал плечами.
- Ты работы в городе не найдешь! - продолжил тот брызгать слюной. - Даже в самой паршивой газетенке!
- Ладно, - Саша ещё раз пожал плечами и ушел.
В спину ему неслись проклятия.
Пофигу на это шоу. Больше не надо за него держаться. Пускай Игнат ему другое место ищет, раз уж хочет, чтобы Саша работал.
Водитель его уже ждал и снова открыл ему дверь.
- Домой, Александр Сергеевич? - вежливо уточнил он.
- Да, домой, - ответил Саша, мысленно делая зарок всё-таки выучить имена прислуги.
Дома он быстро перекусил и нашел Игната в кабинете, где был вынужден просить освободить себя от пробки.
- Давай сам, - отмахнулся тот, - у меня переговоры важные. Но сразу как закончишь - на место вставь.
- Хорошо, - согласился Саша, - спасибо.
Настроение поднялось.
Закончив с гигиеническими процедурами, он стал думать, что бы такого сделать, чтобы не завалиться спать. После утренних эфиров спать всегда хотелось просто ужасно. Но если лечь днем, то собьется весь график сна на неделю.
Прикинув, что анус уже зажил, Саша пошел плавать.
Большой теплый бассейн с морской водой. Что может быть лучше? Он с удовольствием неспешно разгребал воду руками, и пробка внутри почти не мешалась. Он сегодня на эфире и вовсе про неё забыл. На дорожку бегать с ней, конечно, не пойдешь, а вот плавать в самый раз. Из воды он вылез, когда кожа на пальцах рук окончательно съежилась.
Обедал один, без Игната, видимо, переговоры затянулись. На сытый желудок спать захотелось ещё сильнее. Саша сдался и пошел к себе. В конечном счете, утренних эфиров у него больше не будет. Можно в последний раз испортить себе сон.
Разбудил его Игнат.
- Хватит спать, мы в гости идем. Забыл?
- Уже? - промямлил Саша спросонья. - Я сейчас.
- Поторопись, через полчаса выходим.
Полчаса - это жестоко. Саша на скорую руку принял душ. Волосы высушил феном и, плюнув, затянул на затылке куцый хвостик, в конце концов, Сеня и Влад - не светская тусовка, и так сойдет. Надел брюки и бежевый свитер из тонкой шерсти. С удовольствием выбрал себе новые часы на вечер. Глаза были красноваты, но, в целом, выглядел он достойно.
Игнат скептически оглядел его хвост, но ни слова не сказал. Он сам был за рулем. Это к лучшему. Иначе сидели бы на заднем сидении, и Игнат мог бы к нему полезть. А так всё чинно и безопасно.
Сеня и Влад вышли их встречать в холл.
- Здорово, Игнаты! - радостно выкрикнул Влад.
- Тебе когда-нибудь надоест? - раздраженно спросил Игнат, пожимая ему руку.
- Никогда! - с пафосом ответил Влад.
Сеня и Саша рассмеялись.
В целом ужин прошел хорошо, еда была вкусной, трепались они обо всем и ни о чем. Саша скучал по таким вечерам. Раньше они регулярно собирались вчетвером, даже на отдых вместе ездили. Когда он ушел к Свете, то с Сеней и Владом поддерживал минимальные отношения, потому что это было уже не то. Да и заслуга в том, что они хоть как-то общались, была Сени, без его инициативы они бы и вовсе потеряли контакт. В гости к ним Саша за всё время ни разу не съездил. Без Светы не хотел, а с ней неловко было бы.
Под десерт Сеня сказал:
- Смотрел твой эфир.
- М? - Саша оторвался от малинового мороженого. - И как тебе?
- Что у вас там произошло? Куда ты соведущую дел? Почему она на тебя орала?
- Что, прям орала? - включился Влад.
- Ты не видел? - ухмыльнулся Саша.
- Я в такую рань сплю, - усмехнулся тот.
- Надоело её прикрывать, - Саша пожал плечами, - вот я и высказал ей всё, что думаю. У неё крышу снесло, начала прямо в эфире на меня гнать. Все так обалдели, что не сразу нас выключили. Кстати, - он повернулся к Игнату, - меня уволили. Ты грозился, что работу мне найдешь - вперед.
Игнат усмехнулся.
- Уже, Шура.
За столом повисла тишина.
- В смысле? - уточнил Саша.
- Я уже нашел тебе работу, - Игнат пристально принялся рассматривать ложку в руке, крутя её туда-сюда. - Ты возвращаешься в вечернее шоу по пятницам.
- Правда что ли? - Саша вскочил. - Ты не шутишь?
Игнат улыбнулся и покачал головой.
- Завтра тебе позвонят.
Саша его обнял.
- Спасибо!
Потом смутился своего порыва и сел на место.
- Как ты узнал? - спросил Сеня. - Тоже шоу смотрел?
- Слухами земля полнится, - пространно ответил Игнат, съехав с темы.
Но Саша и так догадался, что смотрел и что понял, что уволят, и устроил его возвращение  в более престижное шоу. Как же хорошо, когда у тебя за спиной такие крепкие тылы.
После ужина Сеня утащил его от Игната под предлогом забрать вещи.
- Саша, ты уверен? - спросил он, передавая чемодан.
Саша закатил глаза.
- Ты слышал? Он вернул меня в “Вечерний П”. Я снова буду вести шоу, которое смотрит народу больше, чем полтора пенсионера-жаворонка. У меня будут нормальные темы, репортажи, гости! Денег - больше. Известность! Уважение! И это после пары ночей. О чем тут говорить? Я не просто уверен, я теперь никуда от него не денусь. Будет выгонять - вцеплюсь зубами в косяк и не дам себя выставить.
- Саша, - Сеня выглядел совсем несчастным, - деньги - это ещё не всё.
- Что б ты понимал, - огрызнулся Саша, - ты когда последний раз на свои жил?
Сеня опустил глаза. Потому что никогда. Сразу после школы перешел под крылышко тестя, а оттуда к Владу. Сеня ни дня не работал.
- Вот и молчи, - припечатал его Саша, но потом смягчился: - Я ценю твою заботу, но ты совсем не понимаешь, о чем говоришь. Игнат - не Алиска, он меня не заставляет. Я сам хочу. Он обо мне заботится по-своему. Хочет, чтобы я работал, хотя проще было бы посадить меня дома и оставить без средств к существованию.
Сеня вспыхнул. Тема была больная. Он хотел пойти на работу, но Влад его не пускал. Точнее отговаривал всячески и был достаточно убедителен. Но Сене в отличие от Саши было неловко ходить в содержанцах. Зато отсутствие работы позволяло ему мотаться с Владом по гастролям, съемкам клипов и вообще везде его сопровождать.
- Идем, - Саша покатил чемодан, а другой рукой приобнял Сеню за плечи, - если мне будет нужна помощь - я тебе позвоню.
- Обязательно, - тут же откликнулся Сеня, - и мы с Владом сразу приедем.
Саша закатил глаза. Эту энергию, да в мирное русло. Зря Влад его на коротком поводке держит.
После ужина они еще посидели вчетвером, домой возвращались за полночь. Дома Игнат снова вытащил пробку, только чтобы быстро трахнуть Сашу, и после этого они легли спать.
Саша чувствовал себя обделенным. Оргазма не было два дня уже, это можно пережить, но когда тебя вот так трахают, совсем не заботясь о твоем удовольствии, это обидно.
Утром Игнат растолкал его и потребовал минет. Пришлось спросонья сползать на пол и, отчаянно зевая, сосать. Когда Игнат свалил на работу, Саша даже рот не пошел полоскать, вернулся на кровать и принялся досыпать. Проснувшись, очень пожалел о своем опрометчивом поступке, во рту было особенно противно.
Нужно было что-то решать с гигиеной. Игнат уехал в шесть и вернется не раньше пяти вечера, ждать его было не вариант. Саша написал ему сообщение с просьбой разрешить вытащить пробку, решил, что если Игнат не ответит в течение получаса, он сделает это без разрешения. Игнат ответил и разрешил.
После душа и завтрака Саша опять плавал. Потом маялся дурью, выбирая новые шмотки на сайтах любимых магазинов и складывая их в корзину, прикидывая, когда можно будет раскрутить Игната на первый “транш” и что из выбранного он хочет в первую очередь.
Позвонили с работы и позвали в вечерку. Саша милостиво согласился.
В остальном дома было решительно нечего делать. Раньше он мотался в город, сорил деньгами, торчал в модных местах, трепясь за жизнь с такими же, как он сам. Мог проводить время в тренажерке Игната, куда вызывал тренера и массажиста. Сейчас доступен был только массажист, но Саша не хотел, чтобы он увидел клетку, слухов потом не оберешься. Пробка не давала заниматься спортом, можно было сильно намять внутри, а деньги тратить не получилось бы ввиду их отсутствия. К вечеру Саша на стенку от безделья лез.
Вернувшись, Игнат с ним поужинал, но снова учесал к себе, у него были какие-то важные переговоры с Латинской Америкой. Саша чуть не взвыл. Он-то рассчитывал хотя бы кино с Игнатом посмотреть. Они оба были любителями прокомментировать происходящее на экране и обладали схожим чувством юмора.
Вечером Игнат дал ему время на гигиену, а потом снова выеб, не снимая клетки с члена, хотя Саша и просил об этом.
Вторник прошел ещё скучнее, его даже для утреннего минета не будили. Не то чтобы он этого хотел, но делать было совсем нечего. Даже в гости не пойдешь, Сеня с Владом уехали в Москву на запись новогоднего шоу.
Из развлечений - прислали первый драфт сценария на пятницу. И Саша от скуки успел изучить его вдоль и поперек. Дважды.
Впрочем, Игнат вернулся раньше обычного и в приподнятом настроении.
- Подписываемся на следующей неделе, - возвестил он. - Эти колумбийцы вынесли мне весь мозг.
- Колумбийская мафия? - уточнил Саша.
- Типун тебе на язык! - возмутился Игнат. - Только мафии мне не хватало. Ты ещё про кокс пошути, будешь сотым, кто это сделает.
Саша насупился, потому что он вообще-то собирался. Даже шутку хорошую придумал.
После ужина Игнат потащил его к бильярдному столу и затеял бильярд на раздевание. Точнее, если выигрывал Игнат - Саша раздевался, а если наоборот, то Игнат переводил ему десять тысяч рублей. Финальным призом было сто тысяч или секс на бильярдном столе. Саша проиграл. Пришлось нагибаться над столом, одежды на нем к этому моменту совсем не осталось. Впрочем, душу грели семьдесят выигранных тысяч. Игнат сначала трахал его так, потом положил на спину, а сам забрался сверху. Потом поставил его на столе раком. В общем, как всегда. Предусмотрительная прислуга в двери не ломилась.
Вечером, незадолго до того времени, когда пора было бы идти спать, Игнат предложил:
- Хочешь, я вытащу пробку на оставшийся срок, а клетку сменим на силикон?
- И что я за это должен буду сделать? - тут же принялся выяснять понятливый Саша.
- Хочу тебе клизму сам поставить, - ответил Игнат.
- Извращенец, - простонал Саша, уже понимая, что согласится.
Даже с учетом выигрыша, на шоппинге не разгуляешься, но хоть спортом в зале можно будет позаниматься.
- Это значит “да”? - уточнил Игнат.
- Это значит “да”, - с тяжелым вздохом подтвердил Саша.
Пришлось идти на третий этаж, чувствуя пристальный взгляд неотступно следовавшего за ним Игната. Саше было ужасно неловко, и он краснел. Хоть и понимал, что это тупо. Игнат ему в задницу язык засовывал, а тут всего лишь наконечник спринцовки. Но все равно щеки горели, а живот поджимался.
Саша привел Игната к себе. Разделся догола, небрежно покидав одежду на кровать, и пошел готовить инструмент экзекуции. Игнат тоже зачем-то разделся.
Саша заткнул раковину пробкой, включил теплую воду и набрал спринцовку.
- Держи, извращенец, - он торжественно передал Игнату зеленое резиновое изделие.
- И это всё? - разочарованно протянул тот.
- А чего тебе не хватает? - не понял Саша.
- А где грелка? Мыльный раствор? Шланг? Наконечник? Этим вообще реально промыться?
- Так, - Саша напрягся, - ты опять какую-то гадость смотрел?
- Читал, - скромно уточнил Игнат.
- А ну быстро признавайся, что ты там вычитал? - возмутился Саша.
Игнат вроде бы даже смутился.
- Клизма с мылом и чесноком, горячая, - принялся перечислять он, - заливается в грелку. Литра два, не меньше. Наконечник толстый с двойным баллоном.
- Каким ещё баллоном? - не понял Саша.
- Надувным, - охотно пояснил Игнат, - его в задницу вставляешь и подкачиваешь, чтобы раздулся и не давал воде выйти наружу.
Саша вздрогнул, представив себе это.
- Ни за что! - объявил он. - Никаких двух литров, мыла и надувных баллонов. Вот тебе спринцовка, вот смазка. Хочешь - вставляй, не хочешь - иди отсюда. Но я со своей стороны буду считать сделку выполненной и буду требовать от тебя того же.
Игнат хитро на него посмотрел.
- Ладно, - протянул он, - в другой раз. Я и правда не оговорил условия. Поворачивайся.
Саша сделал глубокий вздох и повернулся к Игнату спиной, нагнулся и взялся руками за сиденье унитаза.
Игнат несильно шлепнул его по внутренней стороне бедра, без слов требуя раздвинуть ноги шире. Пришлось послушаться. Игнат неспешно освободил его от пробки и кинул её в раковину.
- Вставляй аккуратно, - попросил Саша, - она, конечно, мягкая, но если резко…
- Я тебе не наврежу, - перебил его Игнат, - расслабься. Мы потом как-нибудь в доктора поиграем. Я видел, есть такая штука металлическая - в задницу вставлять, а потом раскрывать, прикольно будет.
У Саши от подобных перспектив очко сжалось практически до состояния булавочной головки.
Игнат действительно аккуратно смазал Саше задницу и не спеша ввинтил в неё наконечник спринцовки.
- Сразу всё не впрыскивай, - снова попросил Саша, - дави медленно.
- Хорошо, - согласился Игнат и неспешно начал сжимать спринцовку.
Внутрь потекла теплая вода. Саша немного выгнул спину и мысленно приказал себе терпеть и не дергаться. Пол-литра в него вошло меньше чем за минуту.
- Вытаскиваю, - предупредил его Игнат.
Как только носик покинул его тело, Саша крепко сжал задницу.
- Ну, это всё, - сказал он, разгибаясь.
- И сколько ты так будешь? - уточнил Игнат.
- Минут пять, - признался Саша, - нужно дать время воде сработать.
- А что ты делать пока будешь?
- Ждать! Блять, Игнат, что я ещё-то делать могу?
- Страдать, - подсказал тот, - клизма должна вызывать спазмы, и ты должен потеть и плакать.
- Господи, я даже знать не хочу, что ты там читаешь! Потеть-то почему?
Игнат реально выглядел расстроенным. Саша лишний раз напомнил себе, что Игнат не садист, а экспериментатор - любитель всего нового, а ещё его содержатель. А значит, за свои деньги заслуживает того, чтобы его развлекали.
- Ладно, - смилостивился он, - давай я пострадаю. Можешь влить в меня ещё пол-литра.
Игнат посветлел лицом и бросился набирать спринцовку.
Удерживать в себе уже литр воды было тяжело. Саша не потел, но маялся. Очень тянуло в туалет. Он переступал ногами и всячески старался показать, что мучается. Игнат зрелище оценил.
- Давай, двадцать приседаний! - потребовал он.
- Ты охренел? - ласково уточнил Саша. - Из меня же польется сразу. И пахнуть будет не розами! Опять эту гадость где-то вычитал?
Игнат кивнул.
- А если польется, то я начну всё сначала, - сказал он, - и так до тех пор, пока не сможешь удержать воду.
- Игнат, - Саша решил воззвать к его голосу разума, - сам подумай, что будет. Это совсем не эстетично, не вкусно и не эротично. Хватит на сегодня. Пусти меня уже просраться.
Игнат закатил глаза. Саша погладил себя по животу одной рукой, и уже был готов пальцами второй затыкать задницу, чтобы не приключилось аварии.
- Ладно, - сделал предложение Игнат, - давай так. Ты сядешь на унитаз и будешь считать до ста. На цифре сто я выйду.
- Хорошо, - моментально согласился Саша.
Он осторожно присел на унитаз, сжал зубы и кулаки, скрестил ноги. От привычной позы опорожниться потянуло ещё сильнее.
- Считай, - напомнил Игнат, - и не торопись.
- Один, два, три, - послушно начал Саша, мысленно кляня Игната на все лады.
Он раскачивался взад-вперед под каждый счет. Как же хотелось избавиться от воды.
Игнат присел напротив него на корточки и внимательно смотрел в глаза. От этого было ещё и мучительно стыдно. Саша краснел и запинался. У Игната стояло. Саша молился, чтобы тот не передумал и не решил потребовать минета, пока Саша так удобно сидит. У Игната всегда вставало на его страдания. Он говорил, что у Саши такое лицо делается, что его сразу хочется выебать с особой жестокостью. Жестокости на самом деле не проявлял, но трахал жестко, на грани боли.
- … сорок один, сорок два, сорок три…
Игнат улыбался, явно кайфуя от Сашиных мучений, и даже демонстративно поглаживал член, не отводя от Сашиного лица глаз. От усилий удержать всё в себе у Саши на лбу выступил пот. Не врали эти “писатели”, которых начитался Игнат.
- … семьдесят девять, восемьдесят, восемьдесят один…
В животе булькало, и начались боли. Саша не выдержал и зажмурился.
- … девяносто восемь, девяносто девять, сто!
Саша открыл глаза.
- Вали отсюда! - рявкнул он Игнату.
- Ухожу-ухожу, - тот неспешно встал на ноги и вальяжно пошел на выход.
- Пошел вон! - закричал Саша, и когда дверь за Игнатом, наконец, закрылась, отпустил себя.
Вода вырвалась со всеми эффектами: звуками, запахами. Но было плевать. Было так хорошо наконец от неё избавиться.
- Чеснок, - пробормотал Саша, - мыло, надувной баллон… Ни за что в жизни!
До него только сейчас дошло, что зря он выгонял Игната. Надо было оставить его на “представление”, тогда можно было бы сразу отбить у него интерес к клизмофилии.
- Ой, дурак стеснительный, - обругал себя Саша, мысленно делая пометку не забыть эту идею в следующий раз, когда Игната потянет на подобные эксперименты.
С унитаза он слез через пять минут. Вода покидала его толчками, вот казалось уже всё, а нет, ещё не всё.
Вяло спустил воду, пошел мыться. Из душа снова сбежал на унитаз, откуда-то в нем ещё нашлось немного воды.
- Никогда больше, - пробормотал он, вытирая лоб.
Домывшись, он вернулся в комнату. Голый Игнат валялся на кровати и листал что-то в телефоне.
- Ты как? - уточнил он.
- Жить буду, - заверил Саша, - только давай больше не будем это повторять.
Игнат не ответил.
- Одевайся, идем ко мне, - сказал он и подал Саше халат.
Саша опять отметил, что по-своему Игнат о нем заботился. Не ушел к себе, бросив Сашу одного, дождался, халат приготовил. Он позволил Игнату завязать на себе пояс и отвести в его спальню.
В комнате Игнат уложил Сашу на спину и заменил железную клетку на мягкую из силикона. У пояса верности на самом деле было сложное устройство, кольцо устанавливалось за мошонкой, клетка надевалась на член, между ними вставлялись специальные силиконовые штифты, которые позволяли подогнать конструкцию под правильный размер. И, разумеется, закрывалось это всё на замок. Впрочем, Игнат использовал тонкий пластиковый шнур, который, при необходимости, легко можно было перерезать любыми ножницами. После жесткой стали нежный силикон ощущался, как поглаживание. Саша сразу почувствовал себя лучше. Ровно до того момента, как его снова поставили раком и выебали без малейшей надежды на удовольствие. Игнат ещё и специально по простате проезжался. А силикон, хоть и не давал члену встать полноценно, но и не полностью этому мешал. Между тем, организм, измученный несколькими днями постоянного давления на простату, буквально молил о разрядке. Но Игнат был неумолим, и, кончив, лег спать. Сука такая!
Среда прошла куда веселее. Саша заказал себе нормальные шмотки на пятницу, чтобы предстать перед зрителями во всём блеске, так сказать. Доставили в тот же день, чем изрядно его порадовали. Огорчило его то, что деньги совсем кончились.
Прикинув, достаточно ли он вчера постарался, страдая на потеху Игнату, Саша набрался наглости и спросил у того, можно ли записать на его счет буквально парочку очень нужных уходовых процедур. Игнат милостиво ответил согласием. Саша решил, что где парочка, там и пять, и поехал в шикарный салон красоты при медицинском центре, расположенный рядом с их элитным поселком. Где не преминул воспользоваться услугами парикмахера, маникюрши, косметолога и массажиста. Из салона он вышел другим человеком, со стрижкой и укладкой волосок к волоску, здоровым цветом лица, отполированными ногтями, а также с кучей уходовых средств и средств для укладки.
За всё надо платить. И за ужином Игнат напомнил об этом.
- Ты, когда днем звонил и просил оплатить твой счет, где всё только самое нужное, как-то умолчал, что нужного там на триста тысяч.
- Ну, Игнат, так получилось, - протянул Саша, сделав умоляющее лицо.
- Триста штук, - строго напомнил Игнат, - а ты даже сусальным золотом не покрыт.
- Я отработаю? - предложил Саша, уже понимая, что так и будет.
- Вот именно, - согласился с ним Игнат.
Отрабатывать пришлось на фак-машине. Игрушка стояла в отдельной комнате, и Сашу бесила мысль, что тут ходит прислуга, пыль смахивает и прекрасно знает, для чьей задницы это предназначено. Но он как обычно утешал себя мыслью, что они бы с радостью так же зарабатывали себе на жизнь, только им никто не предлагает.
- Мне денег не жалко, - напомнил Игнат, жестом показав Саше раздеваться, - но бесит, когда ты пытаешься меня обмануть.
- Что, без смазки? - совсем несчастно спросил Саша.
Это он кривлялся. Без смазки - значит порвать ему задницу, а на это Игнат никогда не пойдет. Но надо же как-то показать, что он раскаивается и очень боится.
- Наоборот, со смазкой, - хищно улыбнулся Игнат, - с очень щедрым количеством смазки.
Саша встал раком по платформе, Игнат неспешно прикрепил его руки и ноги ремнями.
- Не туго? - уточнил он.
- Нормально, - заверил Саша.
Стоять было удобно, платформа была обита чем-то мягким, типа искусственной кожи, в комнате было тепло. Вот только поза жопой вверх была унизительной, а перспектива быть оттраханным искусственным членом в эту самую жопу делала ситуацию ещё хуже.
Игнат показал ему дилдо яркого фиолетового цвета.
- Вот этот.
Саша пожал плечами, как будто от него что-то зависело. Но самотык был не слишком большим, сантиметров двенадцать - не больше, зато объем стандартный.
Пока Игнат возился сзади, привинчивая дилдо на машину, Саша тяжело вздыхал, чтобы точно было понятно, как ему тяжело.
- Смазка, - Игнат щелкнул крышкой и видимо смазал дилдак, потом полез Саше в задницу.
Нет, за смазку, тем более обильную Саша был очень благодарен, но подозрительно это было. Пока Игнат отлаживал машину и приставлял дилдо к Сашиному анусу, стало понятно, что смазка была не обычная, а с эффектом тинглинга. Проще говоря - жжется. Саша её терпеть не мог. Наверное, если бы её применять в малых дозах или смешивать с другой, то можно было бы добиться интересного разогревающего эффекта, но когда плескать и втирать так щедро, как это сделал Игнат, пожар в жопе был обеспечен. Хорошо ещё, смывалась она легко.
- Поехали, - скомандовал Игнат и запустил механизм.
Дилдо мягко проникло внутрь и вышло наружу.
- Нормально? - уточнил Игнат, склоняясь к Сашиному лицу.
- Угу, - подтвердил тот.
- Простату задевает?
Велико было искушение соврать, но это могло выйти боком.
- Нет.
- Сейчас исправим, - усмехнулся Игнат и принялся регулировать платформу так, чтобы Сашина задница выгнулась ещё больше, - скажи, когда.
Саша застонал. Опять его простату будут терзать, а кончить не дадут. Игнат реально придумал для него наказание. Потому что Саша уже был готов сам к нему на член залезть, лишь бы кончить.
- Сейчас, - простонал он, когда дилдо неприятно прошлось по нежному месту внутри.
- Хорошо, - Игнат зафиксировал платформу, - выдрать бы тебя.
- Пожалуйста, не надо, - опять жалобно попросил Саша, - я всё осознал и исправлюсь!
- Врешь ведь, - вздохнул Игнат.
- Вру, - пришлось признать Саше, - но не бей меня, пожалуйста. У меня и так жопа горит.
- Сильно горит? - оживился Игнат.
- Терпимо, - поморщился Саша, - если не сжиматься.
- Тем более надо тебе всыпать, - решил Игнат и шлепнул его по правой ягодице.
Саша охнул, сжал ягодицы и тут же расслабил. Игнат хлопнул его по другой ягодице. Саша застонал. И начал вертеть задницей, насколько позволяли фиксаторы.
В заднице и правда полыхало, но это Сашу мало беспокоило. Либо через полчаса жжение пройдет, либо Игнату раньше надоест, и Саша сможет пойти помыться. Дилдо тоже не сильно причиняло неудобства, за прошедшие дни Саша подрастянулся и вспомнил почти забытый навык расслаблять дырку, так что больно не было. А вот то, что ему насильно дрочили простату, было мучительно и крайне неприятно. Член, как будто понимая сексуальную суть происходящего, пытался встать, но упирался в клетку. Ужасно сильно хотелось кончить.
Через пару минут Игнату надоело его шлепать и он переместился вперед.
- Соси, - он достал член и пихнул Саше в лицо, - кончу - выключу.
И Саша с энтузиазмом принялся за дело. Руками опять не помочь было, так что он работал ртом и головой. Игнат, зараза такая, прихватил его за волосы, сильно, на грани боли. От этого Саша почувствовал себя как в ловушке. Он зажмурился и представил, что это Игнат на его месте. Распятый, с горящей жопой, елдаком, таранящим очко, и сосущий Сашин член, не имея возможности увернуться. Фантазия была такой яркой, что у самого Саши заломило в паху. Зато паника отступила, а головой он заработал активнее.
Кончая, Игнат прихватил его за уши и буквально до носа натянул на свой член. Из глаз брызнули слезы. Саша подавился, закашлялся, хорошо ещё, сперма носом не пошла.
Отдышавшись, Игнат ослабил хватку.
- Ты как? - он присел перед Сашей на корточки.
- Урод, - Саша снова закашлялся, - ты.
Игнат похлопал его по щеке.
- А ты хороший, послушный мальчик, отработал все свои траты.
Он выключил фак-машину, расстегнул Сашу, помог ему встать на ноги, даже бутылку воды дал. Где только взял не понятно.
Саша прополоскал рот и сплюнул прямо на пол, там и так уже была лужа его слюны и спермы Игната. Потом жадно напился.
- Помочь одеться? - предложил Игнат, который даже не раздевался, только ширинку расстегивал.
- Сам справлюсь, - пробормотал Саша.
- Голова кружится? - уточнил Игнат и насильно усадил Сашу на платформу.
- Немного, - признался Саша, - душновато здесь.
- Надо будет вентиляцию провести, - кивнул Игнат.
Он мягко погладил Сашу по голове. Сашу передернуло от этой ласки. Вроде его и жалеют, но то, как его до этого мучали, не забылось.
“Маникюр, педикюр, стрижка, массаж, биоревитализация”, - напомнил он себе и послушно потерся щекой о руку Игната.
- Хороший мальчик, старательный, - похвалил тот.
Он всё-таки помог Саше одеться и довел до спальни, а там проводил до ванной.
К этому времени Саша уже полностью пришел в себя, но принимал заботу.
В заднице почти не пекло, но Саша всё-таки вымыл себя изнутри. Смыл с тела пот. Промыл струей душа член, не желавший успокоиться.
В спальне Игнат опять потянул его в постель, Саша, отчаянно стараясь скрыть зевки, послушно улегся на бок и дал себя трахнуть. Заснул в процессе.
Утром перед уходом на работу Игнат растолкал его.
- Чего вчера не сказал, что спать хочешь? - спросил он полушутя-полусерьёзно, присев у кровати на корточки, чтобы их с Сашей лица были на одном уровне.
- Ты не кончил? - не понял Саша.
- Я не трахаю дохлые тела, - строго сказал Игнат, - нужно было сказать, что ты не хочешь.
- Ну, я же наказан, - напомнил Саша, - мне положено мучаться.
- Только поэтому? - продолжил допытываться Игнат.
Саша закатил глаза.
- Я тебя не боюсь. Стоп-слово помню. Просто вчера такой умаянный был, что решил, что от меня не убудет.
- Ладно, - Игнат не выглядел убежденным.
- Хочешь минет? - предложил Саша. - В качестве компенсации за вчерашнее?
- Побереги силы, - Игнат распрямился, - я решил сегодня провести финальную стадию твоего наказания, а то завтра - эфир, ты поздно вернешься и будешь вялым. Неинтересно мучать.
- Хорошо, - улыбнулся Саша. Чем раньше это закончится - тем лучше. Да и завершение наказания означало, что с него снимут пояс верности и можно будет, наконец, кончить. От этих мыслей член опять попытался встать.
- Хорошо? - притворно строго уточнил Игнат.
- В смысле - ужасно, - исправился Саша, - и я кошмарно боюсь, что ты там ещё придумал, чтобы наказать такого беспомощного и беззащитного меня.
- Так-то лучше, - усмехнулся Игнат, - спи.
И Саша послушно уснул. Продрых почти до полудня и, перекусив, начал готовиться к ночи. Снова обрил себя в нужных местах. После того как он избавится от пояса верности, можно будет записаться на эпиляцию в салон. Анус немного ныл после фак-машины. Из-за действия смазки Саша особо не почувствовал, что ему натирает. В принципе ничего страшного, пройдет. Он только надеялся, что Игнат не замыслил для него чего-то, что может усугубить ситуацию. Саша смазал пострадавшее место мазью и счел себя готовым к любым испытаниям.
До вечера он ещё успел изучить окончательный вариант сценария. Созвонился с соведущим, просто чтобы потрепаться и снять небольшой мандраж. Прикинув, что Игнат захочет начать развлекаться сразу после ужина, поставил себе клизму незадолго до его приезда. И лишний раз понадеялся, что что бы там Игнат ни придумал, клизмы с чесноком и чем там ещё это включать не будет.
Настроение было хорошее.
Игнат тоже выглядел довольным за ужином.
- Через полчаса у бассейна, - сказал он Саше и ущипнул его за задницу.
У бассейна, так у бассейна. Саша переоделся в плавки и халат и потопал вниз.
Кроме бассейна в помещении стояло джакузи с кучей режимов массажа, там же был выход в небольшую парилку и в спортзал. Вообще Саша любил это место.
Прислуга принесла закуски и вино и испарилась.
Вскоре подошел Игнат, тоже в халате. С собой он принес несколько бумажных мишеней и пистолет.
Саша пригляделся и понял, что пистолет не настоящий, из тех, что стреляют пластиковыми шариками-пульками. У него в детстве такой был.
- Ладно, - Игнат хлопнул в ладоши, - программа на сегодня. Играем в тир, кто больше очков наберет, тот и выиграл.
- А какие у нас призы? - уточнил Саша.
- Выигрываешь - получаешь обратно все свои привилегии и ключи от тачки, - ответил Игнат.
- И деньги на обновление гардероба! - потребовал Саша.
- Хорошо, - согласился Игнат, - но если я выиграю, то пояс верности ты не снимешь.
- Что, вообще? - ужаснулся Саша, который стрелял в последний раз в детстве из того самого пистолетика.
- Там дополнительное условие будет, - ухмыльнулся Игнат.
- Ты темнишь! - возмутился Саша.
- Так интересней, - отмахнулся от его претензии Игнат, - раздевайся, мишень рисовать буду.
- В смысле? - не понял Саша.
- В смысле, ты стреляешь по бумажным мишеням, а я по твоей заднице.
Саша застонал.
Игнат довольно заржал и показал маркер.
Саша сбросил халат и стянул плавки. Зачем только надевал?
Пришлось забраться на лежак раком и терпеливо ждать, пока Игнат выводил у него на заднице круги. Под конец тот щелкнул Сашу по анусу.
- Десять очков!
- Ты мне по яйцам не попадешь? - нервно спросил Саша.
- На, прикрой, - Игнат передал ему кожаный мешочек.
Саша послушно упаковал семейные драгоценности в защиту.
- Я должен это видеть! – Саша дошел до туалета, где над раковиной висело зеркало.
Задница выглядела забавно.
- Ну ты и криворукий! – крикнул он Игнату. - Что трудного нарисовать ровные круги у меня на жопе?
- Сам бы попробовал! – возмутился Игнат, пришедший вслед за ним с телефоном. - Я программист, а не художник. Стой ровно, я на память хочу запечатлеть.
- Только чтобы лицо не попало в кадр, - не стал спорить Саша, пускай балуется.
- Думаешь, я буду перед кем-то хвастаться? – усмехнулся Игнат, выбирая ракурс.
- Думаю, что если ты когда-нибудь проебешь свой телефон, то последнее, что я хочу видеть - это мои интимные фотки, слитые в интернет.
- Какие мы нежные, - Игнат наконец сделал понравившийся ему кадр и показал Саше.
Было почти эротично. Только задница, ноги до колен и часть спины.
- Фоткаешь ты лучше, чем рисуешь, хотя тут явная заслуга талантливой модели, - заключил Саша и тут же взвизгнул, Игнат совсем не ласково ущипнул его за правую ягодицу.
- Идем, великий критик, - Игнат потянул его за собой обратно к бассейну.
Саша пошел, потому что а какие ещё у него были варианты?
Игнат разлил вино и предложил Саше.
- До скольки очков играем? - уточнил тот.
- Три подхода по пять выстрелов, - ответил Игнат, отпивая. - Кто больше очков набрал, тот и выиграл.
Он закрепил мишень на стене между двумя фигурными колоннами.
- Десять шагов.
- Да я в жизни с такого расстояния не попаду! - возмутился Саша.
- Можно с пяти, но учти, в твою жопу я буду стрелять с такого же расстояния.
Саша заметался, с одной стороны, шансы на победу были невелики, но с десяти шагов они равнялись нулю, а с другой - задницу было жалко. Он помнил из детства, как больно били пульки, если стрелять вблизи.
- Давай семь шагов, - предложил он.
- Как скажешь, - усмехнулся Игнат.
Он отмерил расстояние и подтащил лежак, обозначая линию.
- Если ты вдруг окажешься мастером спорта по стрельбе - я тебя убью, - предупредил Саша.
Игнат заржал.
- Я просто не верю в твердость твоей руки, - отмахнулся тот, - да и при любом исходе я в выигрыше. Давай вставай под мишень.
- Как мне? - неловко уточнил Саша.
- Лучше нагнись, - посоветовал Игнат, - чтобы по пояснице не прилетело. Пистолет игрушечный, траектория может быть непредсказуемой. Повредить не должно в любом случае, но не будем рисковать.
Так Саша оказался у стены, нагнувшись и держась руками за колени.
- Ноги шире, - потребовал Игнат, - ещё шире. Мне десять очков не видно!
Саша застонал, но послушался.
- Задницу выпяти, - продолжил командовать Игнат, - и не зажимайся, я хочу видеть расслабленную мишень.
- Сука, - пробормотал Саша, но ноги согнул, поясницу выгнул, а жопу расслабил.
- Ну, держись, - предупредил Игнат.
Звук выстрела был звонким, Саше прилетело аккурат в центр правой ягодицы.
- Ой! - он подскочил и принялся тереть больное место.
- Дай посмотреть, - Игнат убрал Сашину руку, - семерка. И не три больше, а то не видно, куда я попал. Все сомнения буду засчитывать в свою пользу.
Саша обиженно засопел. В принципе было не больно. Скорее страшно и паскудно самому подставлять жопу под выстрелы. Игнат – массовик-затейник, извращенского разлива.
Следующий выстрел пришелся ближе к “десятке”, Игнат записал на свой счет восемь очков. Саша дураком не был и понимал, что Игнат по-любому ему в анус выстрелит, просто надеялся отделаться одним таким выстрелом.
Третий ушел вверх и по косой. Ноль очков. Саша приободрился.
Четвертый пришелся на другую ягодицу и принес Игнату еще пять очков.
Последний, пятый, ударил аккурат в кожаный мешок, который Игнат выдал Саше для прикрытия яиц. Боли не было вообще.
- Сантиметра бы на два выше, - возмутился Игнат, - и было бы в яблочко! А так девять.
- Не согласен, - возразил Саша, распрямляясь, - это не мишень, тут - ноль!
- Какой ещё ноль? - возмутился Игнат. - Я тебе практически в шоколадный глаз попал!
- Не попал, а на яйцах моих мишени нет, так что не засчитываем! - Саша решил стоять на своем. Проверить, как Игнат считает очки, он не мог, оставалось полагаться на его честность, поэтому Саша решил хоть тут настоять на своём и дать себе худо-бедно какие-то шансы на победу.
Игнат пристально на него посмотрел, своим фирменным агрессивным взглядом, но Саша и правда его не боялся.
- Так ведь интересней, - напомнил Саша, - и ты сам сказал, что по-любому в выигрыше, а в твердость моей руки не веришь. Так дай мне фору. Выстрел по яйцам - ноль очков.
Игнат оскалился.
- Уговорил.
Саша довольно усмехнулся.
Он забрал у Игната пистолет и вертел его в руках.
- Покажи, как заряжать.
- Там обойма на двадцать пуль, - отмахнулся Игнат, - тебе хватит.
Саша вытянул руку и прищурил глаз.
- Ты так не попадешь, - Игнат подошел сзади, и Саша сразу напрягся, - давай покажу.
Игнат развернул Сашин корпус.
- Целься чуть левее, его вправо ведет, видимо, дуло скривленное внутри.
- Спасибо, - Саша чуть поежился, Игнат так и не отошел, стоял рядом, и можно было почувствовать тепло его тела.
Он прицелился и выстрелил.
- Пять, - прокомментировал Игнат.
Мишень не рвалась, оно и понятно, не настоящие пули, а всего лишь пластик.
Саша продолжил стрелять, но как ни старался, много очков не набрал.
Игнат просуммировал результаты: у Саши было двадцать два, а у самого Игната только двадцать.
Настроение поднялось, шопинг замаячил на горизонте.
- Перерыв, - объявил Игнат, - идем поплаваем.
Саша не стал спорить и, скинув защиту для яиц, с разбегу прыгнул в бассейн. Не заморачиваясь плавками.
Игнат отпил вина и присоединился к нему. Они затеяли возню, пытаясь притопить друг друга. Игнат был сильнее, но Саша юрче. Так что шансы были приблизительно равны. Саша, конечно, чувствовал бедром стояк Игната, но пока тот ничего не предпринимал, не собирался проявлять инициативу.
Провозившись минут десять, они утомились и выбрались на бортик. Игнат подтянул блюдо с клубникой и принялся её уничтожать, Саша решил, что тоже хочет, так что они ели из одной тарелки, болтая ногами в воде.
- Пойдем ещё постреляем, - предложил Игнат, - надевай защиту на яйца.
Саша серьезно отнесся к сказанному, и мошонка вскоре была под надежной защитой.
- Хороший маркер, - заметил Игнат, - водостойкий.
- Я что, так всю жизнь ходить буду? - возмутился Саша. – С мишенью на жопе?
- Не кипишись, - отмахнулся Игнат, - сойдет за пару недель.
- Как же я тебя ненавижу! Мне теперь ни на массаж не записаться, ни на эпиляцию! А от бритья у меня раздражение, между прочим!
Игнат только демонически хохотнул.
- Вроде бывает депиляционный крем, - заметил он.
- Меня не берет, - пожаловался Саша, - точнее, берет, но не до конца. Получается с проплешинами, а если передержать, то тоже раздражение.
- Бедный ты, несчастный, - поддел его Игнат, - какие муки претерпеваешь.
- Ага, - подтвердил Саша, снова становясь под мишень.
- Ноги шире, - напомнил Игнат, - и так, чтобы я хорошо видел, куда целюсь.
- А ты просто туда не целься, - пробурчал Саша, - и проблем не будет.
Но задницу выпятил.
Игнат явно пытался попасть ему в самый центр мишени. Из-за этого пули дважды ударяли по яйцам и не засчитывались.
Игнат набрал двадцать шесть очков, выбив две девятки и одну восьмерку. Девятки, кстати, получать было больно. Кожа в ягодичной щели была нежной, а пульки, хоть и игрушечные, летели с ускорением и кусали чувствительно. Саша прикинул, что на утро задница будет покрыта точечными синяками.
Сам он настрелял двадцать восемь, попав один раз в девятку, другие выстрелы были не столь удачными.
- Финальный раунд! - Игнат удовлетворенно потер руки. - Давай ты первый.
Он заменил в пистолете обойму.
- Почему это я первый? - удивился Саша.
- Потому что я практически набил руку, и если ты проиграешь, потому что у тебя очко будет болеть - ты скажешь, что это я виноват, - Игнат выглядел ужасно самодовольным.
Саша нервно сглотнул, прикинув, насколько болезненно будет трахаться после таких выстрелов.
В этот раз он целился долго и сумел выбить две восьмерки, семерку, шестерку и пятерку. Тридцать четыре очка. В сумме с его предыдущими достижениями получалось восемьдесят четыре. У Игната было сорок шесть, чтобы обставить Сашу ему нужно было не меньше тридцати девяти.
Саша уже слышал звон монет, становясь на место. Даже сам без напоминаний раскорячился.
И первый выстрел опять попал по мошонке.
- Твою мать, - выругался Игнат.
Саша усмехнулся. До победы было рукой подать. И тут…
- А-а-а!!!
Игнат попал туда, куда хотел. Саше даже показалось, что пулька залезла ему в задницу.
- Ха! - обрадовался Игнат. - Так-то!
Саше понадобилось время, чтобы встать ровно и снова подставить задницу под выстрел.
- А-а-а!!!
Игнат опять попал в анус.
- Сука! Больно же!
Саша растер пострадавшее местечко.
- Не тяни кота за яйца, - прикрикнул Игнат.
Пришлось снова выставляться, что было практически физически невозможно. Организм боролся с разумом, не давая подставляться под боль.
В четвертый выстрел Игнат тоже не промазал.
Саша выл. На глазах выступили слезы. Было не так больно, как унизительно и обидно. Но и больно тоже.
- Можно прекратить? - спросил он без особой надежды.
- Можно, - разрешил Игнат, - если засчитаем победу мне.
Саша вытер слезы и принялся очень быстро соображать. Игнату для победы не хватало девяти очков. Шанс, что он попадет в место, за которое дают от девяти до десяти очков - высок, но может же и на мошонку опять попасть или в восьмерку, тогда победа останется за Сашей.
- У тебя сейчас пар из ушей пойдет, - усмехнулся Игнат.
- Заткнись, я думаю!
- Ну, думай-думай, великий комбинатор. Я пока ещё искупаюсь.
Саша обрадовался передышке. Подошел к столику, отпил вина, закинул в рот сыр и виноград и решил, что была не была. В худшем случае ещё один маленький синяк, а самому лишить себя шанса на выигрыш - тупо. Даже если он проиграет, то рано или поздно и пояс верности снимет, и деньги заработает. Плюс, пусть Игнат развлекается. Чем лучше у него настроение, тем быстрее Саша получит всё, что хочет.
- Иди стрелять! - крикнул он Игнату.
- Надумал всё-таки? - усмехнулся тот, одним слитным движением вытаскивая себя из воды. Бассейн ему очень шел. У Игната вообще была фигура пловца, широкие плечи, узкие бедра, только чересчур развитая мускулатура на груди портила впечатление. Саша считал, что Игнат гармоничнее смотрелся, если бы не был столь раскачан.
- Надумал, - подтвердил он, - кто не рискует, тот не пьет шампанское.
- Молодец, - рассмеялся Игнат, - иди на место.
При ходьбе точки, в которые попали пульки, терлись друг о друга. Саша это чувствовал и морщился.
С последним выстрелом Игнат не затягивал и, как только Саша предоставил ему цель, сразу спустил курок.
- А-а-а! - надеждам пришел конец.
Игнат попал в область между яйцами и анусом, тоже довольно нежную и к жестокому обращению не приученную.
- Девятка, - возвестил Игнат.
Набрал ровно столько, сколько было нужно, чтобы обставить Сашу на одно очко.
- Твоя взяла, - признал Саша, растирая ложбинку между ягодиц, - поздравляю с победой.
Игнат хохотнул.
- Иди сюда, буду праздновать!
Сашу в очередной раз трахнули. Ничего нового. Для разнообразия Игнат трахнул его с видом на бассейн, заставив Сашу нагнуться над тумбой для прыжков в воду. Точнее, сначала перегнув Сашу через тумбу, потом посадив на неё, а потом велев забраться на тумбу раком. Саша порадовался, что Игнату не пришло в голову трахнуть его на краю бассейна, башкой под водой. Впрочем, и без этого было больновато. На вчерашние натертости от фак-машины наложились точечные синяки. Анус был против такого обращения.
После секса они перекусили, и Игнат, хитро улыбнувшись, спросил:
- Хочешь снять клетку?
- Ты знаешь, что хочу, - Саша закатил глаза, - давай уже рассказывай, что ты там ещё придумал.
Игнат выдержал театральную паузу, но всё-таки не смог продержаться достаточно долго, чтобы Саша начал его расспрашивать.
- Я сниму с тебя пояс верности, и ты должен будешь кончить у меня на члене без рук. Получится - обратно не надену. Если нет, то будешь ходить в клетке, пока не кончишь.
Саша заскрипел зубами.
- Игнат, не издевайся, на анальный оргазм не все геи способны, а уж я тем более.
- Не преуменьшай свои способности, - Игнат хитро улыбнулся, - я уверен, что ты сможешь. Тем более после недели воздержания.
Саша застонал.
- Какая же ты сволочь. И сколько у меня будет времени?
- Сколько хочешь, - Игнат развел руками, - но попытку надо заслужить.
- Это что, еще не всё? - возмутился Саша.
- Просто небольшой стимул, чтобы ты лучше старался, - Игнат буквально лучился самодовольством, - сейчас приду.
Он накинул халат и ушел, а Саша беспомощно посмотрел на свой член, укрытый силиконом.
- Что делать-то? - спросил он.
Член предсказуемо не ответил. Саша этого и не ждал и полез в Гугл читать, как испытать анальный оргазм. У него раньше в закладках были форумы для геев на двух языках: родном и английском. Там найти нужную информацию было проще, чем гуглить. Но он, дурак такой, все закладки поудалял, когда съехался со Светой. Никакой дальновидности и предусмотрительности.
Саша по памяти вбил адрес наиболее популярного гейского форума, Гугл помнил пароль, набрал в поиске “анальный оргазм” и углубился в чтение.
К моменту возвращения Игната он уже имел почти что план действий.
Игнат притащил с собой деревянную хрень, больше всего похожую на биту для игры в лапту.
- Что это? - уточнил Саша, приблизительно догадываясь об ответе.
- Весло братства! - радостно возвестил Игнат и сделал замах. – Знаешь, что такое “penny pushing”?
- Могу перевести, если нужно, - пожал плечами Саша, - типа толкать пенни или это какая-то идиома?
- Нет, не идиома. Это традиция в американских братствах, когда они принимают новых членов, то подвергают их разным унижениям и испытаниям. Толкание мелочи носом - одно из них.
- А весло зачем? - уточнил Саша.
- Для придания ускорения, - Игнат улыбнулся во все зубы.
- Вот объясни мне одну вещь, - начал Саша, - когда ты всё успеваешь? И бизнесом миллионным руководить, и гадость всякую находить. И даже где-то её заказывать.
- Я многозадачен и владею искусством тайм-менеджмента, - заверил его Игнат, - надо же делать перерывы, не единой работой живем. И это время я трачу на изучение нового.
- Нет чтобы теорию относительности изучать, - пробурчал Саша. - И что теперь?
- А теперь ты встанешь на коленки и будешь толкать копейку носом вокруг бассейна.
- Ты охренел, - констатировал Саша.
Игнат ухмыльнулся.
- Можешь не толкать, - согласился он, - но тогда клетку не сниму.
Саша долго и протяжно застонал.
- То есть сначала я ползаю на коленях и толкаю копейку, заметь, носом, а потом ещё и должен кончить на твоем хере жопой.
- Ага, - довольно улыбнулся Игнат, - один круг penny pushing дает тебе право на одну попытку.
- Какая же ты сука, - взвыл Саша.
- А нехрен было меня бросать, - напомнил Игнат, - у меня было время, чтобы придумать, как тебя наказать.
Саша растер лицо руками.
- Ладно, хер с тобой. Долго толкать?
- Один круг вокруг бассейна. Зацени, я даже копейку нашел.
Монетка упала на пол, и Саша удивился тому, какая она маленькая.
Он давно не видел железных денег, платя везде картой с телефона.
Бассейн у Игната был двадцатипятиметровым, так что, с учетом узких сторон, Саше нужно было проползти меньше ста метров. Вроде и не много, но весло выглядело устрашающим.
- Ты мне всю задницу отобьешь, - пожаловался Саша, - у меня же эфир завтра, я не сяду.
- А ты не останавливайся, бить буду, только если на месте замрешь, - Игнат многозначительно помахал веслом, - может, и вовсе с невредимой задницей дистанцию пройдешь.
В это Саша не верил, не такой Игнат человек, чтобы заморочиться с покупкой игрушки, а потом ни разу её не использовать.
- Один круг, я толкаю носом копейку, и ты бьешь меня, только если я остановлюсь? - спросил он.
- Если не будешь двигаться вперед, - уточнил Игнат, - верчение на месте не считается. Толкаешь исключительно носом, но если нужно, можешь помочь губами, никаких рук или других частей тела. Оцени мою доброту, в одной из версий penny pushing предполагалось делать членом, который, как ты понимаешь, даже в возбужденном состоянии не до колена.
- И как тогда? - не понял Саша.
- Там очень интересная поза получается, - ухмыльнулся Игнат, - но это продвинутый уровень, отложим для другого раза.
Саша мысленно выматерился.
А потом, решив не тянуть кота за яйца, встал на колени и примерился носом к копейке.
И почти сразу понял, что будут проблемы. Вокруг бассейна была уложена плитка, что логично. Но вот между плитками ожидаемо оказались швы. Саше всегда было интересно, зачем они и почему нельзя уложить вплотную? Если копейка попадала краем в шов, то приходилось потратить время, чтобы вытолкать её оттуда.
- Блять, - пробормотал Саша и уже громче добавил: - Если я из-за тебя завтра сидеть не смогу - ты труп!
- Это как стараться будешь, Шура! - весело ответил Игнат.
- Ладно, - Саша тяжело вздохнул, - начали что ли.
И принялся толкать монетку носом.
Игнат шел рядом. В первые несколько раз, когда копейка застревала в шве, он терпеливо ждал, пока Саша её вытолкнет, давая ему привыкнуть, лишь легонько, символически шлепая Сашу по заднице.
Саша понял, что монетку нужно не просто вести носом, а перед швом толкать её резко вперед, чтобы она его проскакивала.
Колени начали намекать, что им не нравится ползать по кафелю, а Саша прополз только половину от двадцати пяти метров.
В очередной раз пихнув монетку носом, он умудрился сделать это слишком сильно, и та, отскочив от края шва, встала на ребро и покатилась в бассейн.
- Твою мать! - взвыл Саша и бросился за ней. Ну как бросился, пополз.
- Без рук! - крикнул ему Игнат.
Монетку Саша успел затормозить, буквально упав на неё лицом у самого края.
И только облегченно выдохнул, как получил мощный удар по заднице.
- Блять! - снова взвыл Саша.
Весло расплющило ему жопу. Было ужасно больно.
- Хватит лежать, - потребовал Игнат, - толкай!
И Саша потолкал. Вперед и в сторону от бассейна. Это увеличивало дистанцию, зато давало шанс, что если копейка снова укатится, Саша успеет её догнать.
Теперь Игнат не щадил его. И стоило Саше застрять на месте, выталкивая монетку из шва, как он сразу получал удар веслом по заднице, иногда даже не один.
К ноющим коленям присоединились локти, про задницу и говорить было нечего. На глазах выступили слезы. Но Саша сжал зубы и полз, и толкал чертову копейку, как будто от этого зависела его жизнь.
Финишировал он с горящим задом и болящим телом. Просто упал на бок и закрыл глаза. Игнат присел рядом.
- Молодец, - похвалил он Сашу, - не сдался.
- Если бы я сейчас пошевелиться мог, я бы тебя убил, - пробормотал Саша, - у меня на жопе сплошной синяк, на коленях, наверное, тоже.
Игнат потрогал его колени.
- Надо было по тренажерке тебя гонять, там ковер. Чего не сказал?
Саша приоткрыл один глаз.
- Там и швов нет, монетка бы не застревала. Твоя кровожадная душенька довольна? Я достаточно настрадался? Простишь меня, наконец?
Игнат ухмыльнулся.
- Ты ещё мне анальный оргазм должен, Шура. Право на попытку ты завоевал.
Саша застонал.
- Только давай не сегодня. У меня, кажется, всё болит. Я так точно жопой не кончу.
- Ладно, - согласился Игнат, - поднимайся, пойдем спать.
- Хочешь минет? - спросил Саша, так же лежа на боку. - У тебя стоит.
- Подрочу, - отмахнулся тот.
- Дрочить, при живом содержанце? - хохотнул Саша. - Это извращение. Давай хоть я тебе подрочу.
- Шура, ты встать на ноги не можешь, - сказал Игнат, - я не ставлю своей целью заморить тебя до смерти.
Но Саша понял, что не может отпустить эту ситуацию просто так. Нужно было дать Игнату кончить, а то что это за ночь мучений, когда его трахнули всего один раз?
Он перекатился и плюхнулся в бассейн. Игнат предсказуемо прыгнул за ним.
Соленая вода хорошо держала. Однако правую коленку защипало, он умудрился её сбить, анус тоже напомнил, что он попользованный без особой нежности. Саша развернулся к подплывшему Игнату и ухватил его за член.
- Сдурел? - уточнил Игнат.
- Тебе же никогда не дрочили в бассейне, - улыбнулся Саша, намекая любовнику на новый опыт.
- Ты на ногах не стоишь.
- Зато в воде я как рыбка, - отмахнулся Саша, - Игнат, не заставляй себя уламывать. И держи меня что ли, а то утону.
- Хреновая из тебя рыбка, - заметил Игнат, уступая уговорам.
- Какая есть, - беззлобно огрызнулся Саша, прикидывая, как дрочить половчее, а не дергать Игната за член в попытках удержаться рядом.
Но Игнат сам решил эту проблему, прижав Сашу собой к стене бассейна и удерживаясь на руках. Саша расслабился, убедившись, что не утонет и не оторвет своему содержателю самое главное.
Дрочить он умел не особо. То есть себе, понятное дело, без проблем. Но вот другому... Они с Игнатом дрочкой мало развлекались. Да и интимно это было до ужаса. Лица близко, глаз не отвести. Стыдно и неловко. Но раз уж сам напросился, отступать было поздно. В попытках отвлечься и побыстрее закончить, Саша закрыл глаза и поймал своими губами губы Игната. Если тот и удивился, то вида не подал, наоборот, быстро перехватил инициативу и принялся целовать Сашу с энтузиазмом.
Так что Саша сам загнал себя в ситуацию, когда он и целовал Игната, и дрочил ему, прижимаясь всем телом. А ведь Игнат ему разрешил пойти спать. Ну не идиот ли инициативный? Сам нарвался.
Дрочить пришлось довольно долго. Игнат, в отличие от Саши, кончал каждый день, и сегодня уже успел насладиться его задницей.
В какой-то момент Игнат отлепился от его губ, но стал целовать в подбородок и шею.
- Только засосов не наставь, - сдавленно попросил Саша, - у меня эфир завтра.
Игнат невнятно пробормотал что-то, давая понять, что услышал.
Когда Игнат, наконец, кончил, Саша был уже без сил. Игнат всё-таки в момент оргазма прикусил ему кожу или засосал сильно, но ниже ключицы, не видно будет.
Дальнейшее Саша помнил как в тумане. Как Игнат, придя в себя, выталкивал его из бассейна, как помогал с халатом, как вел до комнаты.
- Надо соль смыть, - напомнил Игнат у себя в спальне.
- Не хочу, - честно признался Саша.
- И колено надо смазать.
- И задницу, - согласился Саша, - но я спать. Будешь трахать - не буди.
Однако Игнат его не послушал, хотя Саша несколько раз абсолютно искренне просил его отстать, затолкал в душ, потом залил колено перекисью, а анус и задницу смазал заживляющей мазью и только после этого дал уснуть.
Впрочем, на следующий день Саша был ему очень благодарен, осматривая себя в ванной. На коленях остались синяки, на одной даже ссадина, задница носила следы весла, но не сильные, следов от пулек он не разглядел, локти просто ныли, как и некоторые мышцы, которые вчера оказались задействованы. Мишень на заднице почти не смылась, и Саша заскрипел зубами, глядя на неё.
Игнат свалил к себе в офис ранним утром, а Саша поднялся только к полудню. После мытья неспешно позавтракал и пошел к себе одеваться к эфиру.
На кровати лежал небольшой футляр. Саша аж в руки хлопнул, когда увидел. Игнат и раньше дарил ему подарки за старание. В футляре лежали часы Zenith, по Сашиным прикидкам стоимостью миллион рублей, не меньше. Розовое золото, коричневая крокодиловая кожа, очень лаконичные, но при этом эпатажные, изящные, но однозначно мужские, в его стиле. Восхитительные!
Саша ласково погладил бочок часов по оправе и едва не замурлыкал от удовольствия. Вытащил их из футляра и застегнул на руке. Смотрелись просто обалденно.
Он сфоткал свою руку с часами и отправил Игнату.
“Спасибо!!!”
И через пару минут получил:
“Заработал, Шура.”
И кому-то может было бы обидно, но Саша, наоборот раздулся от гордости. Не зря вчера старался. Много кто может похвастаться, что за одну ночь получает часы Zenith?
Он однозначно решил, что наденет их на “вечерку”.
Позвонил Влад.
- Привет! - Саша махнул рукой в камеру.
- Мандражируешь? - уточнил тот.
- Ещё нет, - отмахнулся Саша, - смотри!
Он похвастался часами.
- Балует тебя Игнат, - усмехнулся Влад, - за какие это заслуги?
- Сейчас расскажу! - хитро улыбнулся Саша. - Значит, сначала мы играли в тир…
- Нет, - взмолился Влад, - ну, нет же…
- Тогда я сейчас позвоню Сене и ему расскажу, - перешел к угрозам Саша.
- Сука, - надулся Влад, - рассказывай про свой тир.
И Саша рассказал, опустив некоторые подробности и полностью оставив за рамками историю про дрочку в бассейне. Владу, хоть он и морщился и всячески выказывал недовольство, понравилось. Особенно та часть, в которой Саша носом толкал монетку и получал по заднице.
- Синяки остались? - уточнил он.
- Да почти нет. Сидеть не мешают, - отмахнулся Саша. - Слушай, раз уж сам позвонил, у тебя анальный оргазм есть?
- Ну, предположим, что есть, - ответил Влад, - тебе-то зачем?
- Игнат хочет, чтобы я жопой кончил, - признался Саша, - мне кажется, это нереально.
- Вполне себе реально, - заверил его Влад, - главное прелюдию подольше и покачественней. Чтобы все рецепторы, что есть в заднице, настроить на нужный лад. В идеале не кончай до этого пару дней, тогда проще будет.
- Я неделю в поясе верности хожу, - пожаловался Саша, - и Игнат его не снимет, если я задницей не кончу.
- Бедолажка, - поржал Влад, - что, целую неделю?
- Смешно ему, а меня неделю в жопу пользуют, а удовольствия никакого, ну, кроме часов, - Саша с нежностью дотронулся до ремешка.
- Жестоко Игнат с тобой, - Влад вроде даже посочувствовал.
Саша пожал плечами. На самом деле он считал, что еще легко отделался, потому что Игнат мог его член на месяц упаковать в чехол с шипами, а Саша и слова бы ему не сказал.
- А на что похож анальный оргазм? - спросил он. - Типа просто жопа сжимается или член тоже кончает?
- По-разному, бывает и без эякуляции оргазм, просто удовольствием прошивает, а спермы нет, одна смазка прозрачная. Тогда член остается стоять и можно словить второй оргазм уже от обычной дрочки. А бывает кончаешь стандартно. А жопа по-любому сжимается, - не удержался от колкости Влад.
Саша поморщился.
- Не делай такое лицо. Анальный оргазм на наказание не тянет, - заметил Влад, - лучше настройся правильно, потом ещё сам будешь трахать себя вибратором, чтобы поймать этот кайф.
- Ни за что! – принялся яростно отрицать Саша. - Ни один оргазм не стоит того, чтобы ебать себя в жопу.
- Тяжко тебе, меркантильному натуралу, - притворно посочувствовал ему Влад.
- Ты себе даже не представляешь как, - заверил его Саша. - Ладно, мне собираться пора, а то ещё в пробку встрянем. Будете смотреть?
- Сеня точно будет, а я краем глаза погляжу, - ответил Влад. - Ни пуха ни пера!
- К черту! - радостно и абсолютно искренне ответил ему Саша.
На том и расстались.
На работу Саша поехал в приподнятом настроении, одет он был в новые модные шмотки, часы грели душу, а перспектива кончить вечером наполняла организм предвкушением, как будто пузырьки шампанского неслись по венам.
Но всё хорошее настроение сошло на нет, когда он увидел, что у входа на студию стоит Света.
У Саши всё внутри оборвалось. За эту неделю он и забыл, как она мило выглядит. Эти щечки, этот взгляд, эти трогательные плечики. Захотелось подойти к ней, обнять, поцеловать, прижать к груди и никогда не отпускать. Как он вообще мог её оставить?
Саша потянулся, чтобы самому открыть себе дверь, не дожидаясь шофера, и взгляд упал на часы.
Вот поэтому. Потому что со Светой его ждет нищета, а с Игнатом - богатство. Потому что со Светой ему придется пробиваться самому, а одно только имя Игната откроет ему все дороги. Света - это повзрослеть, взять на себя ответственность, завести детей, собаку и купить квартиру на свои. Игнат - это возможность быть вечным ребенком, ни за что не отвечать, а в случае необходимости прятаться за его спиной от всех невзгод. Света - это хорошо, но скучно, а Игнат - это пиздец, зато бодрый.
Розовое золото и коричневая кожа аллигатора. Выбор очевиден.
Саша засунул свою нежность и восхищение поглубже, натянул на лицо обычное для Игната презрительное выражение и подошел к бывшей.
- Сашенька, - обрадовалась Света.
- Что ты здесь делаешь? - раздраженно спросил Саша. - Я же тебе объяснил, что между нами всё кончено.
- Сашенька, - Света жалостливо поджала губы, - пожалуйста, нельзя же так резко всё обрубить. У нас всё было хорошо, и ты вдруг…
- Это у тебя всё было хорошо, - оборвал её Саша, - ты на мои деньги жила. И осуждала меня за каждую покупку. А мне и денег было мало, и осуждения твоего я не заслуживал.
Вблизи Света была ещё милее, и больше всего Саше хотелось взять её за руку и уйти куда-нибудь, где они будут счастливы. Но он также понимал, что такого места не существовало. Они не живут в вакууме, вокруг полно народу, на всё нужны деньги, а любовью сыт не будешь.
- Сашенька, - ещё грустнее произнесла Света, - нам же хватало. Всех денег не заработаешь. Они - не главное. Нельзя же из-за них расставаться. Это неправильно.
- Очень даже главное, - возразил Саша, начиная злиться, он не знал, как до неё донести важность денег, - деньги - это всё. Если их нет - то ничего нет. Без них нет еды, одежды, дома. Ничего нет.
- Но у нас же были деньги… - снова начала Света.
- Их было недостаточно, - Саша ласково дотронулся до её лица, - мне - недостаточно. Ты хорошая, замечательная девушка. Кому-то с тобой очень повезет, но этот кто-то не я.
Света заплакала.
- Я люблю тебя, - прошептала она.
- Я тоже тебя люблю, - тихо ответил Саша, - но деньги я люблю больше. И я выбираю их.
И Света опять не ударила его, не обозвала, она просто развернулась и, утирая слезы, пошла прочь.
А Саша с настроением на нуле пошел в студию.
Он вяло сидел на гриме, почти не отвечал на шутки соведущего и вообще имел неподобающий для шоу настрой. От самого себя было тошно. Что он за человек такой? Сделал больно любимой, а ведь она, забыв о гордости, пришла к нему, чтобы попытаться вернуть. Саша буквально хотел разорвать себе грудную клетку, чтобы вытащить оттуда болящее сердце.
За пять минут до эфира позвонил Игнат.
Саша слышать его не хотел, но потом всё же решил ответить, не стоит злить того, кто тебя содержит.
- Почему ты с ней не ушел? - без расшаркивания спросил Игнат.
Понятно, шофер настучал, сволочь. Хотя, может и нет, и без него на студии были желающие подсуропить Саше.
- Потому что я выбираю деньги, - огрызнулся Саша.
- А голос почему такой несчастный? - уточнил Игнат.
- Потому что ненавижу себя за это. Я сделал ей больно.
- В этом случае, утешь себя тем, что ей будет без тебя лучше, - посоветовал Игнат, - ты не ебал ей мозги годами, а значит у неё будет время встретить кого-то получше.
- Утешил, - раздраженно ответил Саша.
- Это правда, ты - не подарок. Ты капризен, ребячлив, не знаешь цену деньгам, не любишь брать на себя ответственность, двуличен. Врагу бы такого возлюбленного не пожелал, а уж тем более приличной девушке.
- Что ж ты меня тогда взял себе? - возмутился Саша, характеристика от Игната ему совсем не пришлась по душе.
- Потому что мне импонирует твоя незамутненная меркантильная искренность. Заключив нашу сделку, ты идеально выполняешь её условия. Я получаю то, за что плачу, и даже больше. Ты как лучший в мире аттракцион, как фейерверк, на который не устаешь смотреть, как любимый десерт, который никогда не надоест. Я ценю в тебе именно те черты, которые другие сочли бы недостатками. Наш союз заключен на небесах.
- Или в аду, - пробурчал Саша, хотя слова Игната и подняли ему настроение и самооценку.
- Неважно. Мы созданы друг для друга. А твоя девушка никогда не сделала бы тебя счастливым, и ты бы её счастливой не сделал. В долгосрочной перспективе - точно. Она не из тех, кто сможет бесконечно есть любимый десерт, рано или поздно вспомнит о картошке.
- И это говорит мне человек, который не может начать и закончить трахаться в одной позе, - подколол Игната Саша.
- Это потому что я сам разноображу свой десерт, используя имеющиеся ингредиенты. Это моё удовольствие. А ты отличный материал. Так что бросай хандрить и иди блистай в эфире.
- Будешь смотреть? - спросил Саша.
- Обязательно, - заверил его Игнат, - а после заеду за тобой. Поужинаем где-нибудь на твой вкус. Надо же отпраздновать твое возвращение в вечерку.
- Закажи столик в “Блоке”, - тут же оживился Саша.
- Как скажешь.
Настроение выправилось. И эфир прошел нормально. Саша старался показать себя с лучшей стороны. Он бодро прошел по сценарию, с соведущим они не пытались друг друга задавить. Саша был рад вернуться.
После эфира он немного потрепал языком со съемочной группой. Они, казалось, были рады его возвращению. Про Свету он больше не вспоминал. Как раньше позабыл про обещание помочь избавиться от Принцессы. С глаз долой - из сердца вон. Попрощавшись со всеми, он вышел на улицу и сел в поджидавшую его машину.
- Молодец, Шура, - похвалил его Игнат.
- Спасибо, - Саша не мог ничего с собой поделать, он был падок на комплименты. - Сеня тоже написал, что хорошо прошло.
- Ужинать? - уточнил Игнат.
- Да, хочу лобстеров!
На ужине настроение всё ещё было хорошим, ему способствовала по-настоящему вкусная еда и достойное шампанское. Игнат поддерживал беседу на нейтральные темы, позволяя Саше болтать, строить планы на отпуск. Изредка к их столику подходили люди, засвидетельствовать свое почтение Игнату. Тот жал руки, тем, кто не знал, представлял Сашу как друга. Но, впрочем, все всё понимали. Саше было наплевать, пока Игнат рядом, ему все будут улыбаться и тоже жать руки.
Домой вернулись далеко за полночь. Даже трахаться не стали, просто сразу уснули.
Утром Саше не дали спать.
- Проснись и пой! - Игнат безжалостно толкал его в бок.
- Отвали, - потребовал Саша, пытаясь остаться в царстве Морфея, - трахай так.
- Так неинтересно! - возразил Игнат и принялся его щекотать.
- Ненавижу тебя! - возмутился разбуженный Саша, отбиваясь руками и ногами.
- Ты разбиваешь мне сердце! - Игнат приложил руку к груди.
- Я спать хочу, - пожаловался Саша, - а тут ты с хером наперевес. Трудно было подождать, пока я высплюсь? Или трахал бы не будя!
- Я и так до десяти тебя не будил, - ответил Игнат, - сколько вообще можно дрыхнуть?
- До бесконечности, - поделился Саша, - ладно, ебарь-террорист, чего хотел-то?
- Хочу посмотреть на твой анальный оргазм.
Саша закатил глаза.
- Не факт, что у меня получится.
- От попытки я тоже удовольствие получу, - заверил его Игнат.
- Даже не сомневаюсь, - фыркнул Саша. - Ладно, я к себе, приходи через полчаса.
- Давай так, - потребовал Игнат.
- Нахер иди, пока зубы не почистишь и не побреешься - ко мне даже не приближайся, а поскольку ты опять без резинки полезешь - мне нужно подготовиться.
Теперь пришла очередь Игната закатывать глаза.
- Ты такой брезгливый.
- А кто вчера говорил, что ему нравятся мои недостатки? - поддел его Саша. - Придется это доказать.
Он выскользнул из кровати, натянул халат и потопал к себе.
Игнат пришел ровно через полчаса. Не иначе как с секундомером стоял в коридоре. Сашу поражало его внутреннее чувство времени. Ему даже было любопытно: это врожденный талант или Игнат каким-то образом себя натренировал?
Сам Саша времени зря не тратил, покончив с гигиеническими процедурами, он, по совету Влада, пробуждал в заднице рецепторы, лаская анус и простату. Член, заключенный в силиконовую клетку, активно рвался наружу и Саша дорого бы дал, чтобы иметь возможность сжать его в руке. Казалось, что хватит всего одного касания, чтобы кончить.
Игнат, сука затейническая, приперся не просто так, а с наручниками.
- Решил сделать всё более веселым, - сказал он, поигрывая кожаными манжетами, - руки тебе все равно не понадобятся.
Саша молча протянул запястья. Черная кожа снаружи, внутри мягкая замша, и короткая цепочка между браслетами. Игнат старательно застегивал вычурные пряжки, подгоняя ширину ровно под объем запястий Саши. Наручники были сделаны на заказ. Где-то у Игната в загашнике ещё лежал набор из темно-красной кожи, в который, кроме наручей, к тому же входили ошейник, пара кандалов на ноги, обвязка на грудь и специальные ремни, которыми можно было привязывать лодыжки к бедрам. С ним они почти не играли, Саша был уверен, что это потому, что Игнату терпения не хватало его правильно упаковывать.
- Руки за голову заведи, - попросил Игнат.
Саша послушался и закинул руки на шею, для надежности сцепив пальцы в замок.
- Вот теперь идеально, - Игнат улыбнулся.
Он поддел пальцем пластиковую застежку на клетке и легко её разорвал. Медленно освободил Сашин член. Тот тут же показал свою готовность к развлечениям. Градусов на сорок пять где-то.
Игнат легонько коснулся подушечкой указательного пальца головки. Саша подался бедрами вперед и застонал.
Игнат довольно хохотнул. Отошел, сел в кресло и приглашающе похлопал себя по бедрам.
- Можешь приступать.
- Вылижи меня, - то ли потребовал, то ли попросил Саша.
- С чего вдруг? - усмехнулся Игнат.
- С того, что мне нужно максимально расслабиться и возбудиться, - ответил тот, - и смазку прихвати, а то руки мне сковал, я теперь беспомощен.
Игнат вернулся к кровати и толкнул Сашу в плечо, принуждая лечь на спину. Тот послушно откинулся назад и забросил ноги Игнату на плечи.
- Наглый до невозможности, - притворно посетовал Игнат.
- Заткнись и займись делом, - также притворно строго приказал ему Саша.
Игнат взял его за ягодицы и поднял к своему рту.
Саша почти сразу начал протяжно стонать. Всё-таки это была очень сложная неделя. Игнат пытал его пробкой и сексом, заставив ценить возможность получать удовольствие. Сейчас Саша уже хотел оргазм - не важно каким образом. Через жопу, так через жопу.
Невероятно сильно хотелось взять в руку член, но Саша сдерживал себя изо всех сил, вцепившись пальцами себе в волосы. Игнат ласкал его с энтузиазмом. Саша не смог бы наверняка сказать, нравилось ли это ему или он таким образом стремился достигнуть своей цели.

- Хватит с тебя, - сказал Игнат, оторвавшись, - идем в кресло.
- Почему туда? - Саша пытался справиться с задачей встать с кровати без помощи рук.
- Хочу видеть, как ты кончишь, - ответил Игнат.
Он уселся в кресло, достал смазку и щедро полил ей свой член.
- Садись, - приказал он.
- Лицом? Спиной? - уточнил Саша, подходя.
- Спиной, - велел Игнат и взял свой член в руку, - медленно. Я помогу.
Он и правда помог Саше без проблем опуститься на член. Саша увидел, что отражается в зеркале, стоящем прямо напротив кресла. Ясно. Игнат желал зрелища.
Саша зажмурился и постарался сосредоточиться на ощущениях. Он на пробу повел ягодицами, пытаясь нащупать правильный угол. Поза доставляла неудобство. Из-за того что Саша не мог помогать себе руками, а ноги не доставали до пола, у него совсем не было упора, чтобы толкаться вверх-вниз.
Он завозился, пытаясь понять, как лучше выкрутиться.
- Игнат, освободи мне руки, - попросил он, - я не смогу так толкаться.
- Нет, - возразил Игнат, - ты мне так весь вид закроешь. Откинься назад.
Саше ничего не оставалось, как его послушать и прижаться спиной к груди Игната.
- Согни ноги и поставь мне на бедра, - продолжил командовать Игнат.
Так Саша оказался практически на корточках.
- А теперь двигайся.
Саша тяжело вздохнул. Ну не жалко Игнату собственных ног, кто он такой, чтобы возражать? Поза была ужасно неустойчивой, рук для балансировки не хватало, а член из-за всей этой возни утратил вертикальное положение. Но делать было нечего. Он начал неспешно двигать тазом вверх-вниз, скользя спиной по груди Игната.
- Хороший мальчик, - похвалил его Игнат.
Руки у него были свободны, поэтому он трогал Сашу за ребра, тискал соски, которые никогда не были эрогенной зоной. Саша мечтал, чтобы Игнат скользнул ниже и приласкал его член. Но таких милостей ждать не следовало, так что он сосредоточился на поиске правильного угла и порадовался, что у Игната каменно стоит. И что у него с таким стояком хватает терпения на то, чтобы дать Саше время.
- Ах! - угол он нашел, член Игната идеально уперся ему в простату. Теперь нужно было держать ритм и не отвлекаться.
Игнат продолжал его неспешно тискать и изредка целовать в плечо, но Саша игнорировал это, пытаясь сосредоточиться на ощущениях. Он мысленно перебирал все свои эротические фантазии, стараясь столкнуть себя за грань, но каждый раз чуть-чуть не хватало. Бедра устали от позы. Саша мысленно подгонял себя. Кончить жопой всё равно придется. Но лучше это сделать с первого раза, чем заработать новую попытку, получая битой по заднице. Он представил себя на месте Игната, как он бьет того по заднице веслом, а у Игната в жопе пробка или вибратор, и каждый удар отдается внутри. Игнат ползет, толкает монету носом и плачет. Именно эта фантазия сдвинула его за грань. Из члена в несколько толчков выстрелила сперма.
- Да-а! - Саша застонал, насаживаясь сильнее.
На каждое правильное движение, при котором член проходился по простате, его прошивало странным удовольствием, одновременно похожим и непохожим на оргазм.
- Молодец, - Саша едва заметил, как его похвалил Игнат.
Тот сам принялся поддавать бедрами и скоро спустил Саше в задницу.
Дыхание выравнивалось с трудом. Саша ощущал себя ужасно липким и противным, он весь был покрыт потом и спермой, своей и чужой. Но искорки удовольствия ещё не покинули его тело, так что ему было, по большому счету, наплевать. Всё кончилось. Он кончил. Он вернулся.
Игнат вел себя тихо, не тащил в душ, не требовал продолжения, только аккуратно убрал Сашины руки с шеи и переложил на живот, накрыв сверху своими руками. Саше было плевать. Ему даже было наплевать, что он сидит на другом мужике с его членом в жопе. Было просто хорошо.
Так они просидели минут пять. Тело остыло, стало прохладно.
- Надо в душ, - сказал Саша.
- Надо, - согласился Игнат.
- Сними с меня, - Саша тряхнул руками.
Игнат неспешно его освободил. Саша потер запястья, но там даже следов не осталось.
Мылись они вместе, но без поползновений. Сашу, после сильного вымученного оргазма, тянуло в сон. Тело было вялым и как будто немного чужим.
- Ты как хочешь, а я спать, - пробормотал Саша, вытираясь.
- Соня, - поддразнил его Игнат, - даже завтракать не будешь?
- Не, - отмахнулся Саша, - потом.
- Ладно, спи, - разрешил Игнат, как будто Саша нуждался в его разрешении.
Перед тем как лечь, Саша проверил телефон.
- Влад предлагает снять лазертаг на вечер и поиграть вчетвером, - сказал он одевавшемуся Игнату.
- Без меня, - ответил тот.
- Да ладно тебе! - Сашу даже желание спать покинуло. - Поехали. Поиграем. Весело будет.
- Тебе что, четырнадцать? - усмехнулся Игнат.
- А тебе уже шестьдесят? - парировал Саша.
- Если ты настаиваешь, - сдался Игнат, - напиши Владу, пусть его служба безопасности вместе с моей проверит место. Если обе одобрят, то поедем!
- Ура! - Саша победно вскинул кулак. Ему нравилось тусить с Владом и Сеней, да и пострелять из лазерных пистолетов было бы прикольно.
- Кстати, - Игнат что-то достал из кармана, - носи, пожалуйста, и не снимай.
На ладони лежала золотая печатка. Саша оставил её, как и всё остальное, когда уходил. Желтое золото, шестнадцать крохотных черных бриллиантов и пятьдесят белых, а ещё маячок, на всякий случай.
- Конечно, - он забрал печатку и надел на мизинец.
- Спать не передумал? - уточнил Игнат.
- Не, - Саша укрылся одеялом, - позвоню Владу и посплю ещё пару часиков.
- Я скажу, чтобы завтрак для тебя придержали.
- Спасибо, - зевнул Саша, - Игнат…
- Что?
- Я рад, что ты меня принял обратно.
- Я же обещал, - усмехнулся тот. - Я тоже рад, что ты вернулся, Шура. Без тебя было скучно.
Саша довольно улыбнулся и принялся набирать Влада.
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст