Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

Нам никогда не хватает любви

максиДрама, Ангст / 18+ / Слеш
Геллерт Грин-де-Вальд Криденс Бэрбоун Персиваль Грейвс
5 сент. 2021 г.
5 сент. 2021 г.
15
49.865
1
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
5 сент. 2021 г. 668
 
<right>Give us a little love, give us a little love
We never had enough, we never had enough
Give us a little love, give us a little love
We never had enough, we never had enough

Give us a little love - Fallulah

I lost, I ran
I started once anew
In northern grey, in drizzling rain
In salted slush and bitter hale
But the order as always merciless
It wants to see me fail
So the hunter is now the hunted
Past voices call my name
I renounce my past to live again
A quiet life
A quiet life
A quiet life for me
A quiet life for someone
An acquired life for me

Teho Teardo & Blixa Bargeld - A Quiet Life</right>


Он выглядел моложе своих тридцати девяти лет. Со спины его можно было принять за юношу: худощавый, невысокий, с темными волосами без намека на седину. Лицо тоже не выдавало настоящего возраста. Морщинки, почти незаметные в тусклом свете, походили на следы, прочерченные в воске тонкой иглой, а не на глубокие борозды. Сильнее всего бросалась в глаза складка между бровями. Он часто хмурился, размышляя над чем-то серьезным. При этом его глаза смотрели вниз, будто решение проблемы было и написано на полу, оставалось лишь разобрать мелкий шрифт.

Криденс убавил огонь под кастрюлей: картошка уже сварилась. Он почистил слишком много, привык рассчитывать на двоих. Под солнечным сплетением заворочался острый темный камень. Обскури проснулось, потянулось к его тоске. Внутри все онемело, камень рассыпался шуршащим песком, заметавшимся между ребрами. Мужчина стиснул край мойки, другую руку он прижал к груди, будто его ладонь могла удержать тьму.

«Не смей», — яростно, как он сам от себя не ожидал, подумал Бэрбоун. Обскури притихло. До поры до времени. «Сегодня придется выпить настойку», — мысль не обрадовала: успокоительное зелье походило на толстое ватное одеяло. Оно сковывало движения, огораживало от внешнего мира. Оно плавило острое стекло, в которое превратились его чувства. И если одеяло укрывало маленьких детей от ужасов, обитавших в темноте спальни, то успокоительное защищало Криденса от собственного мрака. Отупение и равнодушие для него означали голодное время для обскури. Пока его боль задавлена химией и магией, тварь не вырвется на волю.

Мысли вернулись к картошке. Бэрбоун выключил плиту, слил воду. Аппетита не было. Желудок стянуло от нервного напряжения. Он собирался сделать пюре, но потом решил не заморачиваться. Из навесного шкафа Криденс достал тарелку, потянулся за второй. Привычка опять подвела, будто гнилой зуб, сломавшийся прямо во время еды. Обскури было тут как тут, оно всегда было. Криденс закусил губу, хотя тьма не собиралась лезть через рот. Она владела его телом, она сама была его телом. Его воля твердила «нет». Нет. Нет. Нет. Нет. Бэрбоун сохранил человеческий облик. Ладони тряслись, как в те времена, когда Мэри Лу каждый день била по ним ремнем. Он всматривался в белое пятно на разделочном столе и не мог сообразить, что это. Оказалось, всего лишь тарелка. Когда он успел ее туда поставить? Память мутилась, зрение — тоже. Он сморгнул и, цепляясь за мебель, а потом за стены, направился в гостиную. Там, в тяжелом дубовом шкафу, стояла шкатулка с зельями. Рука долго искала выключатель, будто сговорившись с темнотой, которая терлась о шею и лицо.

При свете легче не стало. Ощущение чего-то липкого на коже никуда не делось. Криденс убедил себя, что чувствует лишь пот, который стекает со лба. Это лето выдалось на удивление жарким.

Он выпил зелье прямо из горлышка, не разбавив водой приторный удушающий вкус. Два глотка. Желание сделать третий было велико, но тогда он не дойдет до спальни. Криденс поставил бутылочку на место. Прислонился спиной к шкафу. На дверцах мастер вырезал шесть сценок из деревенской жизни. Бэрбоун попытался припомнить их порядок. В какую именно он сейчас уперся затылком, ту, где ярмарка или сбор яблок?

«Надо идти», — повторял он себе. Идти. Зачем? Когда ты один, то без разницы, где именно валяться в отключке. Это никого не обеспокоит. «И хорошо, не нужно делать вид, что все нормально», — Криденс сполз на пол. Сладковатый привкус еще не исчез. Но, с другой стороны, будь он не один, он чувствовал бы себя иначе.
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст