Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст 

From Russia, with love... (Из России, с любовью....)

мидиСемья / 13+ / Джен
Лили Эванс (Поттер)
17 окт. 2021 г.
17 окт. 2021 г.
7
15.389
2
Все главы
Отзывов пока нет
Эта глава
Отзывов пока нет
 
 
17 окт. 2021 г. 3.549
 
Примечания:
Зарисовка-пролог в двух частях, с которых и появилась идея написать фанфик про семью Эванс. Потому что в самой зарисовке - фактически одни диалоги. Сама история про попаданцев начнется... в первой части, и автор на данный момент старается тщательнее разработать биографию главных героев.
     — Стас, совсем офонарел со своим Поттером? — Наталья ругалась со своим мужем. — Ты сколько денег на него уже истратил? Картхолдеры, ежедневники, закладки, книги по фильмам, подарочное издание по Поттеру на языке оригинала, скетчбуки, планшеты для записи. Какая покупка у тебя стала реально самой дорогой, если не считать книг по самой Поттериане?

     — Восемь тысяч рублей примерно, трехмерная карта Хогвартса, Хогсмита и других локаций, плюс Карта Мародеров, — признался Стас. — У нас дети выросли, внуки подрастают на этой саге, нужно же знать, чем они интересуются.

     — Ну то-то, ты комнаты внукам в нашем коттедже оформил в стиле факультетов этого Хогвартса, — фыркнула Наталья, явно недовольная такими тратами.

     — Ну тебе же понравилась наша спальня в стиле факультета Барсуков, — подметил супруг.

     — Зато комната сына и невестки — это факультет Рейвенкло, а для внуков персонально апартаменты гриффиндорцев, зато для внучек раскошелился на слизеринскую обстановку, — вздохнула женщина. — Одно радует, все довольны своими комнатами, хотя устраивать из гостиной и по совместительству столовой Большой зал было обязательно? Может быть, ты и к нашему коттеджу башенки пристроишь?

     — Нет, вот этого не будет, — рассмеялся Стас. — Достаточно и того, что сын просит называть его Орионом, внуков — Сириус и Регулус, а внучек — Беллатриса, Андромеда и Нарцисса, вот уж кто у нас фанат Дома Блэк.

     — Супругу Вальпургой зовет? — спросила Наталья.

     — Нет, это исключительно для тебя, дорогая, впрочем, меня он тоже предпочитает называть Сигнус, — вздохнул Стас. — Супруга у него исключительно Кассиопея. Екатерина у виска крутит: какая из нее супруга главы темного семейства? Это притом, что Сириус и Регулус в свидетельстве о рождении записаны как Сергей и Руслан.

     — Да и девочки нормальные имена имеют — Беатриса, Анастасия и Ольга, умная девушка, — подметила Наталья. — Олег просто помешался на Поттериане, хотя Екатерина ему шикарный ультиматум поставила: еще двое детей, и они получат имена Лея и Люк.

     — Скайуокерами? — хмыкнул мужчина. — Я смотрю, их семейный детский дом растет, все же девочка не сдалась, не опустила руки, когда ее врачи огорошили тем, что у нее бесплодие, — произнес Стас. — Ладно, давай собираться. Их скорый поезд через полтора часа на вокзал прибудет, надо бы встретить. Олег сказал, что мы сразу же с вокзала всей семьей в коттедж поедем, отдохнем, пока еще стоит на дворе август, до школы почти три недели, вот и на речке покупаться да в лес сходить.

***


     Сознание возвращалось медленно. Наталья помассировала виски, пытаясь понять, что произошло, но последние минуты жизни возвращаться явно не хотели.

     Ближе к вечеру ситуация стала проясняться: ее звали Розамунда Эванс, согласно документам, она замужем за Георгом Чарльзом Эвансом, и у них две дочери — Петуния и Лили.

     — Почти семь часов, ужинать пора бы, — раздался мужской голос со знакомыми нотками.

     — Стас? — осторожно спросила она.

     — Ната?! — повторил он.

     — Мы, похоже, с тобой «попаданцы», — горько усмехнулась Наталья. — Еще повезло, что дочерей дома нету.

     — Эвансы? — приподнял бровь Стас, просматривая документы. — Хм, милая, а ведь одна из наших дочерей ведьма, а другая — будущая миссис Дурсль. Мы в Поттериане, если верить этой документации.

     — Я-то домохозяйка, а что насчет тебя? — спросила супруга.

     — Врач-терапевт, как и в прошлой жизни, у меня в эти выходные заканчивается отпуск, и в понедельник надобно будет выходить на работу, — ответил супруг.

     — Секундочку, эта сушеная вобла — наша дочь? — Наталья посмотрела на мужа. — Я прекрасно помню, как Олег комментировал ее отношение что к собственному сыну, что к племяннику. Этого не будет, за Дурсля она у меня замуж не выйдет, подберем ей более адекватного юношу.

     — Ну а то, что Лили в будущем будет матерью Спасителя для Магической Британии, тебя не волнует? — поинтересовался Стас.

     — Посмотрим на ее поведение, когда она из своей школы магии придет, — отрезала Наталья. — Сын вроде бы говорил, что в фаноне бытует мнение, будто их директор балуется ментальными закладками и зельями. Ужин подождет, а вот я, пожалуй, наведаюсь к Снейпам, потолкую с Эйлин, как говорится, между нами, девочками.

     Но идти в гости им не пришлось, так как Эйлин Снейп сама пожаловала к ним.

     — Эйлин? Что случилась? Господи, да проходи ты в дом, не стой на пороге, — неожиданную гостью Наталья провела сразу же в гостиную. — Опять твой благоверный напился по самое не хочу?

     — Вообще-то я к вашему мужу, — неловко произнесла Эйлин. — Дело в том, я знаю со слов сына, что Вы врач, и мне бы хотелось узнать, как в обычном мире можно обратиться к врачам. Первый раз вынуждена это сама делать.

     — Вызвать по телефону, — пожал плечами Стас. — Но у меня один вопрос, Тобиас сквиб или магл? Просто если он все же сквиб, то лучше бы наблюдаться у колдомедика, привычные людям лекарства сквибам и магам редко когда могут помочь.

     — Георг хочет сказать, что мы с мужем были вынуждены еще перед первым курсом Лили вызывать для нее целителя из Мунго, так как у дочери оказалась какая-то магическая аллергия, которая легко устранялась вашими лекарствами, — пояснила Наталья. — Нам тогда Северус помог правильно оформить вызов. От целителя мы и узнали, что являемся с мужем сквибами, а не маглами. Лили и Петуния об этом факте нашей семьи еще не знают. Собирались этим летом признаться. Петуния, как и мы, так же является сквибом.

     — Эвансов никогда не существовало, неприятно в этом сознаваться, но в магическом мире у нашей семьи другая фамилия, и родня нас из-за ущербности вряд ли признает, — переглянувшись с супругой, произнес Стас. — Налаживать с ними отношения сомнительно, что получится. Меня вырастила приемная семья после того, как от меня отказались родители, едва поняли, что письмо из Хогвартса я не получу. Такая же ситуация и у моей супруги, цветочные имена в ее семье — дань памяти магическому роду. Правда, в обычном мире ее семья уже поколения три как живет.

     — Я так понимаю, что ваша супруга принадлежит Роду Розье, а какая фамилия была у ваших родителей? — Эйлин не ожидала откровений со стороны Эвансов.

     — Я сын Игнатиуса Прюэтта и его супруги Лукреции, в девичестве Блэк, — признался Стас. — С семи лет я живу в обычном мире. Меня воспитывал дядя Мариус, но с другими родственниками я не контактировал, да и чаще всего находился в закрытой школе для мальчиков. Так же, как и дядя Мариус, я стал врачом. Целитель из Мунго, когда сообщил нам с женой, что мы сквибы, даже не догадался о том, что мы об этом знаем.

     — Ну а так единственное, о чем не подозревают девочки, это то, что мы создали новый род, Род Асвэн, — подхватила Наталья. — Супруг известен как Мастер Нумерологии, а второе мастерство у него по Древним Рунам. Что же касается меня, то я в первую очередь Мастер Гербологии, хотя как хобби у меня магическая вышивка, которой меня обучила матушка, а ей передала знания ее мать. У них это передается по женской линии. Так что по материнской линии я вообще — русская.

***


     Еще до прихода Эйлин, разбирая документы, Наталья и Стас были шокированы от одного того факта, что попали в тела сквибов. Она принадлежала Роду Розье по линии отца, и волей судьбы, ее мать была русской, которую вывезли из России еще ребенком. Так что Наталья еще и могла похвастаться двойным гражданством, так как являлась обладательницей русского свидетельства о рождении, в котором ее имя родители почему-то записали как Розенбаум Наталья Алексеевна. Это имя она носила еще до своего попадания и брака со Стасом, или Черным Станиславом Михайловичем, как именовали супруга в той же России. Даже просматривая документы Эвансов, они обнаружили советские паспорта, в которых были их имена из прежней жизни.

     — Ну, в случае оговорки с именами есть, в случае чего, отговорка, почему зовем себя иначе, — подметила тогда Наталья. — Ну а доказательством станет то, что ты хорошо знаешь русский язык. Меня-то могла и матушка ему обучить, а что насчет тебя?

     — А я в пику тебе его выучил, чтобы доказать, что ты мне не безразлична, когда увидел тебя с томиком «Евгения Онегина» на языке оригинала.

     — Сойдет. Главное, не «Идиот» Достоевского или «Преступление и наказание». Того же Онегина в руках девушки с русскими корнями более-менее объяснить можно.

***


     Эйлин, услышав фамилию Асвэн, задумчиво посмотрела на Эвансов. Фамилию она уже слышала, вроде бы была статья в Ежедневном Пророке, или заметка о них, но точно вспомнить она не могла.

     — Я родителей последний раз видел в тот день, когда они отдали меня в семью дяди Мариуса, так как они с моей матерью все же были из одного рода, — Стас налил себе в бокал на два пальца коньяка. — Фактически именно его семья стала для меня настоящей. Если у нас родился бы сын, то его, наверное, звали бы Ивар, как одного из моих предков. Судьба же дала нам двух дочерей.

     — Эйлин, так что твой-то благоверный, сквиб или магл? — спросила Наталья.

     — Не знаю, а почему вы об этом спрашиваете? — удивилась гостья.

     — Просто моя матушка любила приговаривать, «либо маг, либо магл, а третьего не дано», — ответила хозяйка дома. — Я ребенком у нее спрашивала, что это значит. Она мне и рассказала, что дитя в связке с маглом может появиться в одном случае — если род стал вырождаться, и всегда такой ребенок будет мужского пола и принадлежать роду матери. Вот только цена за такое дитя высокой оказывается, не каждая ведьма на такой шаг согласится, ибо ценой является ее собственная жизнь. Вот поэтому и спросили, кто твой супруг, Эйлин.

     — Если бы сквибы в семье оставались, магловоспитанных и вовсе бы не было, — подал голос Стас. — Вы сейчас возмущаетесь поведением таких детей, а посмотрели бы, что в обычном мире творится, то поняли бы, возможно. Сейчас молодежь увлеклась хиппи, или как они себя называют — дети цветов.

     — Проще говоря, любители наркотиков, алкоголя, незащищенного секса и всего остального, — фыркнула Наталья. — У них девиз — «Любите, а не воюйте», проще говоря, хм, как бы повежливее сказать….

     — Думаю, я понимаю вашу мысль, — Эйлин, несмотря на слабый характер, действительно могла понять то, что до нее хотели донести. — Извините, а способ выяснить, кто мой супруг, есть?

     — Да самый простой, — ответ женщину поразил, — если ты знаешь, где вход в Косой Переулок со стороны обычного мира, то просто окажись там со своим супругом. Будучи сквибом, он запросто увидит Дырявый Котел, так как магл его гарантированно не заметит.

     — Спасибо, пожалуй, я вначале воспользуюсь вашим советом, — согласилась Эйлин.

     — Вот, я тут несколько книг тебе набросала, по кулинарии, — Наталья протянула ей список. — Рядом с баром книжный магазин, а напротив — небольшое кафе. Можешь в случае чего объяснить мужу, что тебе в Лондон за книгами нужно. Короче, найдешь сама предлог, как его вытащить в столицу.

     Разговор как-то свернулся, и Эйлин попрощалась с хозяевами дома, не забыв дать им Непреложный Обет, так как понимала — они добровольно открыли свою тайну. Уже идя домой, она покачала головой: ее догадка, что подруга сына — реально чистокровная ведьма, только что обрела свое подтверждение. Она задумалась, промелькнуло в мыслях, может, уговорить их на помолвку с одной из дочерей?!

***


     Стас и Наталья смогли свободной грудью вздохнуть лишь после ухода Эйлин.

     — Нет, что ни говори, а вот нужно привыкать нам к именам наших тушек, — произнесла Наталья. — Тебя зовут Георг Эванс, меня же Розамунда Эванс. Давай дальше разбирать наши документы. Кстати, а ведь Молли Уизли — твоя кузина.

     — Угу, — просматривая документы, согласился бывший Стас. — Хорошо еще, нам память от прежних владельцев досталась, хоть неловких ситуаций сможем избежать. Так-с, судя по нашим фотографиям, Лили в Прюэттов уродилась, такая же рыжеволосая, а глаза у нее, похоже, от кого-то по твоей линии достались.

     — Нужно будет в Магический Банк еще заглянуть, — подметила его супруга, — нас там теперь как Асвэнов знают, но было бы совсем хорошо, если бы мы смогли родословную свою уточнить. Эвансы планировали это на днях сделать, покуда их дочерей дома нет. Розье… знакомая фамилия.

     — Эван Розье входит в группировку, возглавляемую местечковым аналогом Гитлера, — заметил Георг, — а Друэлла замужем за Сигнусом Блэком. Эван пошел по стопам отца и должен быть убит в ближайшие годы Грюмом в одной из стычек с аврорами. Если я правильно помню, то Риддл только по фамилии, под которой его записали в приюте, а так он должен был полностью принадлежать тем же Мраксам. Хотя, учитывая, что там обычно в последние поколения между собой женили брата и сестру, то ничего удивительного, что его мать пошла на риск, связавшись с красавчиком-маглом.

     — Это ты откуда знаешь? — спросила Розамунда.

     — Олег как-то рассуждал о том, что было бы, если бы история все же сложилась по-другому и дед признал бы внука, — пояснил Георг. — Ну ладно, мы хотя бы знаем, почему в хрониках нет ни слова о том, что у дяди Молли Уизли о детях вообще не упоминается. Отказались от ребенка только по одной причине — из-за того, что он сквиб. Повезло парню еще в том, что отдали в семью Мариуса Блэка, а не в приют подбросили.

     — Слушай, а история в обычном-то мире тут иным ходом идет, — неожиданно произнесла Наталья. — Это у нас Британией королева правит, а здесь-то на троне король сидит, между делом, твой тезка, сын короля Эдуарда VIII. Местный-то король, в отличие от своего тезки в нашем мире, из-за женщины не отрекался от престола. Женился, дети появились, но самое главное, местный правитель был противником фашистской Германии.

     — Да и война тут закончилась раньше, чем у нас, — согласился Георг. — Интересно получается в отношении хотя бы нашей бывшей родины. Николая Романова с семьей принял при своем дворе после отречения того от престола. Гессенская муха-то за последним правителем Романовых и не была. У русских-то еще со времен правления царицы Софьи запрет брать правящей династии дочерей из иных государств.

     — Это ты о чем сейчас? — спросила супруга.

     — Да вот, оказалось, что мой предшественник, интересовался вовсю корнями своей супруги, — ответил он, — твоя матушка либо тезка, либо реальная княжна Лилия Вяземская, и дочери мы дали имя в память о ней. Княжна Лилия Вяземская, а нет, твоя матушка все же ее тезка, только из магической ветви рода, да и у княжны отца звали Леонидом, а у твоей матери — Борисом. Вот и понятно, в кого наша Лили уродилась. Смотри, в документах фотография Анны Вяземской сорок седьмого года рождения. Дочь-то почти ее внешность взяла, разве что у Анны глаза карие, а у нашей — зелень расцвела.

     — С Лили тогда разобрались, а с Петунией что? — Розамунда внимательно посмотрела на супруга. — Девочка-то наша блондинка, я в своей семье таких припомнить не могу. Да и в твоей вроде бы тоже не было. Или были?

     — Сравни ее с Нарциссой Малфой, урожденной Блэк, и станет понятно, в кого она уродилась, — подметил Георг. — Петуния, что ни говори, но, похоже, унаследовала гены Блэков, а то, что блондинка, мелочь. Может быть, помолвку с Северусом заключить? Петуния вроде бы, несмотря на спящую в ней магию, имеет, судя по всему, предрасположенность к зельеварению и гербологии.

     — Все, проверка для всей семьи в банке, предлогом как раз и станет расположенность к дарам магии, — резко сказала Розамунда. — Петуния дома будет уже завтра, а через день встречать нужно Лили из ее школы. Вот после того, как ее встретим, сразу же в банк и направимся, а иные вопросы будем решать после того, как с этими разберемся.

     — Как говорят в России: утро вечера мудренее. Давай готовиться ко сну, хотя и поужинать нормально так и не смогли, — вздохнул Георг.

     — Салат на скорую руку сварганю, а завтра пирог испеку, пораньше встану и тесто поставлю, — согласилась супруга. — Как раз к приезду Петунии домой и будет готов.

***


     Встав с утра пораньше, миссис Эванс устроила во всем доме генеральную уборку, так как еще в прежней жизни это вошло у нее в привычку делать каждый четверг. В первую очередь, пока дочерей не было дома, после завтрака вместе с мужем поднялись на мансарду, или чердак, смотря с какой стороны посмотреть, где обнаружились коробки, которые были обладателями пятисантиметрового слоя пыли.

     — Судя по слою пыли, здесь давно не было уборки, — нахмурилась хозяйка дома. — Милый, принеси ведро с водой, а старые тряпки, которые после уборки не жаль выкинуть, я здесь присмотрю.

     Супруг молча ушел за тем, за чем послала жена, а она тем временем, аккуратно смахнув с ближайшей коробки пыль, открыла ее, желая узнать, что там лежит. В коробке оказались принадлежности для вязания и коклюшки, спицы и мотки ниток, до которых, к ее удивлению, не добралась моль. Очевидно, это было наследство от ее матери, которое та смогла сохранить. Все это лежало в корзинке, которую Розамунда решительно вытащила из коробки и отложила ближе к лестнице — корзинкой она планировала заняться внизу, дабы тщательно рассмотреть полученное наследство.

     — Отнеси корзинку в гостиную, — попросила она мужа, когда тот вернулся с ведром воды. — Потом посмотрю, что получила в наследство. Старые тряпки в углу лежат, вот ими и буду убирать пыль, заодно, пока я делаю уборку, посмотришь содержимое коробок, что тут стоят.

     — Коробки, смотрю, ты заметила, а вот я успел подметить в дальнем углу два сундука, и явно делал их русский мастер, — произнес Георг, прежде чем унести корзинку для вязания.

     — До сундуков еще добраться нужно, а так ты прав, резьба на них явно русским мастером по дереву сделана, — задумчиво произнесла супруга. — Сундуки-то наверняка не сейчас делали, им, пожалуй, уже века три-четыре будет. Знать бы еще, что в них лежит, или нашу ведьмочку подождать, чтобы проверила их на безопасность?

     — Ждать не будем, еще неизвестно, сколько времени на уборку здесь потратим, — подметил он. — Да, Петуния отзвонилась, сказала, что будет дома к ужину, без своего парня. Мне показалось, что она не хотела о нем говорить.

     — Ну, Лили тоже жаловалась на своего однокурсника, который нормально не дает ей и шагу сделать, — произнесла она. — Нам с тобой еще повезло, что дочку на факультет к воронятам-орлятам распределили, ибо не могу представить, как бы я с ней справилась, будь она гриффиндоркой.

     — М-м, где-то здесь должны быть коробки с ее учебниками за прошлые годы, — ответил он. — Мой предшественник начал переделывать подвал дома и выделил там место под магическую библиотеку, чтобы случайно кто-то не смог обнаружить магические книги.

     — Ты прав, в моей памяти это есть, — кивнула она. — Подвал разделили на три секции, в одной устроили что-то вроде зельеварни, в другой — кабинет-библиотеку, и в третьей…. Георг, там стоит камень-накопитель, который в будущем должен будет стать алтарем рода.

     — Значит, в банк идти все же необходимо, — произнес супруг. — Эвансы должны исчезнуть, хотим мы этого или нет, вместо них появится Род Асвэн. На данный момент все контакты в магическом мире у нас через гоблинов. Следовательно, через них нам нужно подобрать для семьи новый дом, который станет мэнором Рода Асвэн. Возможно, повезет купить поместье, расположенное на мэджик-линиях, тогда у нас появится свой Источник, да и для Камня Рода дополнительная подпитка не помешает.

     — Как мы о себе заявим? — спросил супруга. — Как о молодом Роде Асвэн или же признаемся, что принадлежим к чистокровным семьям?

     — Думаю, что наш поверенный Рогокош подскажет, как нам правильнее будет поступить, — задумался он. — Есть еще один нюанс, о котором мы с тобой забыли — Кодекс Рода, который я до сих пор не написал, хотя неоднократно планировал это сделать. Меня постоянно что-то отвлекало от этого. Стоп, нужно проверить дом на артефакты и всю прочую магическую заразу до приезда Петунии.

     — Ну, за разговором мы разобрали весь чердак, книги перенесли в библиотеку, в ее магическую часть все учебники Лили и другие книги, что она покупала вне списка, — произнесла супруга. — Осталось фактически узнать, что же нам в наследство досталось от русских корней моей семьи.

     Старый сундук, в узоре которого затерялась дата — одна тысяча семьсот семьдесят пятый год — и имя мастера-краснодеревщика — Алексей Петров, по мнению супругов, живи они в той же России, мог спокойно заменить лавку, как и его близнец, что стоял рядом с ним. Подозрение о том, что сундуки хранили в себе приданое невесты, оправдало себя лишь наполовину, так как во втором сундуке хранились магические книги, написанные на старославянском, артефакты, а также мужские и женские украшения, а вот в первом было как раз то самое пресловутое приданое невесты, как они его назвали. Это было льняное постельное белье, расписные сорочки и рубашки, посуда (жостовские подносы, гжель, хохлома), две прялки с борецкой росписью, кружево, игрушки. В том числе обнаружилась церковная утварь, которую изготавливали в Торжке, где, скорее всего, в приданое приобретались и сафьяновые сапожки, и вышитые златой нитью, явно свадебные наряды невесты и жениха.

     — Приданое у твоей матушки богатое, не бесприданница, даже кисея в нем имеется, — разбирая сундук, подметил Георг. — Занавески, скатерти, посуда, да чего только нет, вот только не для этого дома. Думаю, что нам отсюда нужно будет съезжать, а все это займет свое место в новом доме: занавески на окнах, на стол белоснежные скатерти постелить, кровати заправлены будут новым-старым постельным бельем. Нет, Рози, этот дом для твоего приданого не подходит.
Написать отзыв
 
 Размер шрифта  Вид шрифта  Выравнивание  Межстрочный интервал  Ширина линии  Контраст